"Аргументы и факты - Приморье": Сергей Пушкарёв: «Важна не только буква закона, но и его дух»

С 1 января в России действует закон, касающийся мигрантов ближнего зарубежья. Отныне представители бывших братских союзных республик, желающие работать в нашей стране, должны сдать три экзамена: по русскому языку, истории и основам законодательства РФ.

1425370653_6076-6-v_ramkah_eaes_trudovye__ru.jpg

Владивосток, ИА Приморье24. Но незнание падежей - не самое страшное для въезжающих.По официальной информации, количество трудовых мигрантов, въезжающих на территорию края, остаётся прежним в пределах статистической погрешности. Возможно, январь - не слишком показателен, больше сюрпризов преподнесут цифры за квартал. Ситуацию в материале Елены Жуковой комментирует Сергей Пушкарёв, председатель комиссии по проблемам миграции и межнациональных отношений Общественной палаты Приморского края.

Специальный патент, позволяющий полноценно трудиться в России, влетает гастарбайтерам в копеечку. И это притом, что они должны оформить предусмотренный законодательством пакет документов в немыслимо короткие сроки. С одной стороны, это грозит увеличением числа незаконных мигрантов. С другой, работающие иностранцы могут навсегда покинуть насиженные места. Сможем ли мы своими силами потянуть лямку нелёгкого труда? 

- Сергей Григорьевич, одна из примет наступившего кризиса - опустевшие в Приморье китайские рынки, закрытые магазины, рестораны. А что говорит официальная статистика?

- Статистика это пока не подтверждает. По официальной информации, количество трудовых мигрантов, въезжающих на территорию края, остаётся прежним в пределах статистической погрешности. Возможно, январь - не слишком показателен, больше сюрпризов преподнесут цифры за квартал. Но вот ситуация с получением патентов уже сегодня резко изменилась. К примеру, в прошлом году патенты получили в январе 1173 человек, в январе 2015 г. - всего 33. Причин здесь несколько. С одной стороны - длительное оформление в Москве сертификатов о сдаче комплексного экзамена. С другой, как ни странно, стремление мигрантов получить разрешение на временное проживание (РВП). Его рассматривают как альтернативу патенту и вот почему: официальная стоимость патента (установлена в филиале ФГУП «Паспортно-визовый сервис») равна 87,5 тыс. руб. в год, тогда как за РВП там же нужно платить 93,0 т. руб. и оно выдается на три года. И в том и в другом примере в стоимость услуги входит сдача комплексного экзамена, которая оценивается в 15 тыс. руб., тогда как во всех уполномоченных вузах она равна 4,9 тыс. руб. Установленная же действующими нормативами стоимость госуслуги по выдаче патента колеблется в пределах 50,0 т. руб. в год. Таким образом, боясь быть обобранным как липка, мигрант выбирает меньшее из зол. Отсюда и возникает предположение о возможном оттоке мигрантов из края.

- Если предположить, что нас всё-таки ждёт массовый отток законных мигрантов, каковыми будут последствия?

- Если уедут граждане ближнего зарубежья, то опустеют отрасли, где они прочно закрепились в последнее время, и где мы, благодаря своей беспечности, ликвидировали институт собственных кадров. К примеру, в нашем доме уже несколько лет работают два узбекских парня: шустрые, ловкие, трезвые. Мы забыли, что такое горы мусора, бомжи в подвале, пожары в мусоропроводе. Уйдут узбеки - кто будет мести, очищать дороги от снега? Ещё в Советском Союзе мы изжили сильнейшую касту дворников, которые были настоящими хозяевами дворов. В Приморье элементарно не хватает рабочих рук - токарей, фрезеровщиков, судоремонтников, строителей. А что творится в сельском хозяйстве? Въезд иностранных овощеводов сократили практически до нуля. Но у нас некому сеять, пахать и урожай собирать! Некоторые умники из федеральных структур нам подсказывают: пусть, мол, из города едут в деревню. Но ведь не едут! Не та социально- экономическая ситуация! Считаю, что проблема импортозамещения касается и трудовых ресурсов. Не только за счёт мигрантов, но и самим нужно выкручиваться, возрождать систему профтехобразования, повышать престиж рабочих профессий. Иначе мы и в этом направлении станем зависимыми от зарубежья, а по некоторым приметам уже и стали.

- Три тысячи украинских беженцев, принятых Приморьем, в какой-то мере решили проблему?

- Я сам этнический украинец, мой прадед приехал сюда в 1900 г. Ему дали сто десятин земли, в считанные годы на них выросло богатое хозяйство. Ждал с нетерпением, когда же поедут наши братья с Украины. Но сегодня меня постигло некое разочарование. Во-первых, беженцев изначально неправильно информировали в местах отправки, пообещав большие «подъёмные», льготы, квартиры. Но мы не в состоянии обеспечить им условия, которые сами не имеем. До сих пор некоторые беженцы занимают выжидательную позицию. Пахать на полях не желают, хотят жить в городе, работать в торговле, получать высокую зарплату. Конечно, мы всячески поддерживаем всех беженцев, ведь они стали заложниками братоубийственной войны, решаем их проблемы, разрабатываем социальные программы. Но ждать милостей только от государства - не лучшая позиция. Нужно действовать самим, ведь работы в крае много.

- Получается, что без гастарбайтеров нам не обойтись?

- Интенсивное развитие края - не миф. Это подтверждается и практическими делами. Для выполнения намеченных программ нам необходимы дополнительные трудовые ресурсы. Недавно у меня состоялась встреча с бизнесменами из Республики Корея. Они предлагают крупный инвестиционный проект, в его реализации предполагается задействовать не менее 5 тыс. человек из дальнего и ближнего зарубежья. Но эти люди должны быть использованы только для строительства и ввода проекта в эксплуатацию. В дальнейшем здесь предполагается задействовать местный трудовой потенциал. Вот такая практика должна быть правилом.

- Кто же откажется от дешёвой рабочей силы?

- Более того, у нас многие работодатели использует иностранцев без всякого оформления, не решая их социальных проблем. Вышел закон, наказывающий хозяев так называемых «резиновых» квартир, но человеческих жилищных условий для гастарбайтеров у нас так и не придумали. Я как-то выступил с идеей строительства легковозводимых общежитий для иностранных работников, обслуживающих жилищно-коммунальное и дорожное хозяйство. Владивостока, но безуспешно. А в итоге люди обитают в антисанитарных условиях, приезжают с семьями, рожают здесь детей. Потом дети подрастут и потребуют своего положения в обществе. Это может привести к тем негативным последствиям, о которых мы уже наслышаны.

- И как быть, если законы не идут на пользу - ни своим, ни приезжим?

- Дело в том, что наши чиновники порой интерпретируют законодательство на свой лад. К примеру, по закону, чтобы оформить разрешение на работу, китайский работник вначале должен купить турпутёвку и пройти в Приморье медицинское освидетельствование. Потом вернуться на родину и приехать ещё раз уже по приглашению. Бред! В Хабаровском крае все по-другому. Китайский работник въезжает по приглашению, проходит медосмотр, получает разрешение на работу и приступает к ней. Всё в норме и по закону. О какой миграционной привлекательности края при такой правоприменительной практике можно говорить? Но страна-то у нас одна и законы миграционные одни! Мне нравится выражение бывшего спикера Госдумы Бориса Грызлова о том, что важна не только буква закона, но и его дух. Последнего и в помине нет.

Другие материалы рубрики "В Приморье"
1479393442_parki.jpg

Лесопарковый защитный пояс создадут во Владивостоке

Создание лесопаркового пояса вокруг Владивостока будет способствовать улучшению экологической обстановки

15.jpg

За год было выделено более 3,3 триллионов рублей на развитие крупных проектов Приморья

До окончания 2019 года 280 инвестпроектов станут новыми обрабатывающими предприятиями

9757855ed292e5f69fc7a49c571a6581.jpg

Центр поддержки корейских инвесторов открылся во Владивостоке

Он создан в марках меморандума, подписанного в ходе III Восточного экономического форума