Эксперты: на смену "Дальнему Востоку" должна прийти "Тихоокеанская Россия"

Своеобразный ребрендинг колоссальной территории должен по-новому ставить ее задачи и позиционировать в Азиатско-Тихоокеанском регионе, считают ученые ДВО РАН.

1354431617_vladivostok_bay.jpg

Владивосток, ИА Приморье24. Термин "Дальний Восток" изжил себя и не соответствует ни сегодняшней, ни тем более завтрашней роли восточных регионов России. Уместно говорить не о Дальнем Востоке, а о Тихоокеанской России, считают ученые Дальневосточного отделения РАН.

«В самом названии "Дальний Восток" содержится относительность, связанная с европоцентризмом. Вместе с тем на территории ДВФО нарастает тяготение территорий к Тихому океану, — считает академик Петр Бакланов, директор Тихоокеанского института географии ДВО РАН. — Оно проявляется, например, в ориентации транспортных магистралей. Кроме того, усиливается тяготение всех территорий к ресурсам океана — кроме традиционных рыбных это нефтегазовые ресурсы, которые мы добываем на шельфе Сахалина, и другие (начинается разведочное бурение на шельфах Камчатки, на Арктическом шельфе, на шельфе Магаданской области, есть хорошие оценки наличия газогидратов, фосфорных ресурсов, титаново-магниевых россыпей на дне моря). Даже в Якутии Нерюнгринская ГРЭС работает больше на восточные районы, а судостроительные предприятия, которые сейчас возрождаются в Благовещенске и Хабаровске, ориентируются на строительство судов типа "река-море".

Есть и мировая тенденция сдвига населения к берегам океана. Нельзя забывать о 200-мильной зоне, все ресурсы в которой принадлежат России, — на Дальнем Востоке площадь этой акватории равна 5 млн кв. км. Дальневосточный регион нужно рассматривать как территориально-акваториальный».

По мнению Бакланова, термин "Тихоокеанская Россия" куда лучше отражает эту морскую специфику региона, нежели "Дальний Восток".

Однако дело не только в названии, но и в смене вектора азиатской политики.

«Пока влияние России в АТР достаточно слабое, мы рискуем остаться в изоляции или на периферии мирового процесса развития, — указывает ведущий научный сотрудник Тихоокеанского института географии ДВО РАН, кандидат экономических наук Юрий Авдеев. — До недавнего времени в регионе преобладало военное присутствие России. Сегодня в радиусе 1000 км вокруг Владивостока живут 300 млн человек (вокруг Москвы — только 60 млн), создается валового продукта больше чем на 6,6 трлн долларов, это в три раза больше всей России — только это показывает, как мы смотримся снаружи.

Тихоокеанская Россия должна строиться поверх административных границ — это нечто большее, чем потенциал конкретной территории. Нужна целая сеть университетов, готовящих специалистов в области социальных наук и социальной инженерии. Задача в том, чтобы готовить кадры из соседних стран, причем не столько на английском, сколько на русском языке, чтобы потом этот потенциал мог быть использован здесь, на нашей территории.

Ключевыми сферами деятельности с точки зрения нашего присутствия в регионе должны стать освоение Тихого океана, освоение космического пространства и культура. За счет собственного потенциала российский Дальний Восток не в состоянии решить ни задач заселения и освоения территории, ни задач сколько-нибудь эффективного взаимодействия со странами АТР. Необходима целостная политика государства по формированию восточного вектора геоэкономического, социального и геополитического взаимодействия со странами АТР. Чрезвычайно важен протекционизм в отношении российского бизнеса, ориентированного на рынки азиатских стран».

«Обе головы российского орла по-прежнему смотрят на Запад. Сам термин "Дальний Восток" — это вериги. Вопрос напрямую связан с политикой центра по отношению к региону, и термин "Тихоокеанская Россия" имеет принципиальное значение с психологической точки зрения, — считает доктор исторических наук Виктор Ларин, директор Института истории, археологии и этнографии (ИИАЭ) ДВО РАН. — Никто не собирается вести разговор о переименовании — пусть остается Дальневосточный федеральный округ. Вопрос в том, чтобы внедрять в сознание политической и бизнес-элиты, всего населения восприятие этой территории как просто части России, а не какой-то "дальней" или забытой Богом. Хотя насколько это сегодня возможно — вопрос…».

Другой вопрос — насколько воззрения ученых-дальневосточников (или «тихоокеанцев») поддержит Москва.

Кандидат исторических наук (ИИАЭ) Анатолий Савченко указывает, что термин «Тихоокеанская Россия» с удовольствием подхвачен региональными, но не московскими политиками:

«Региональная элита отчаянно пытается преодолеть свою периферийность. Налицо конкуренция за внимание центра и стремление увеличить свою долю в централизованно распределяемых ресурсах. С позиции центра мы — один из многих регионов, которые тоже борются за внимание, и нам надо еще доказать, почему мы не менее важны, чем Кавказ или Сибирь…».

Юрий Авдеев добавляет, что пока налицо противоположные по сравнению с идеологией Тихоокеанской России процессы: «Население убегает, капиталы уходят, иностранный капитал сюда не идет — где же она, эта наша Тихоокеанская Россия?».

Хотя ученые не намерены официально поднимать вопрос о формальном переименовании Дальнего Востока в Тихоокеанскую Россию, у них есть ряд конкретных предложений. Одно из них озвучил Юрий Авдеев: «В статусе муниципального образования Владивосток не в состоянии выполнять свои функции. Он должен стать городом федерального подчинения, третьей столицей России. Когда спорят о том, какой город — Владивосток или Хабаровск — настоящая столица Дальнего Востока, я всегда говорю: спорить не о чем, у этих городов разные функции. Хабаровск — действительно столица ДВФО, а Владивосток — центр, соединяющий Россию, Европу с Азией».

Другие материалы рубрики "Общество"
image872.jpg

В выходные в Приморье максимальная температура дойдет до +12°C

Во Владивостоке ожидается погода без осадков

1200px-Brad_Delp.jpg

Участник группы Boston скончался во время концерта

Причина смерти Сайба Хашиана пока неизвестна

Clipboard01.jpg

Знаменитый Семен больше не хочет быть достопримечательностью Владивостока

На протяжении нескольких лет Семён появлялся на центральных улицах города - его не пугали ни холода, ни дожди, ни палящая жара