Римма Тис: Я не могла жить как рабыня

Жена консула США по культуре во Владивостоке – в интервью РИА VladNews

7bd0b809c8f5cfe2eaed83bc63ad0836283846ae.jpeg

Консулы сами по себе довольно таинственные личности, про которых знают не все. А про их семьи и вовсе почти ничего не известно. Обычно с ними знакомы только «сливки» общества. Корреспондент РИА VladNews пообщался с супругой консула США по вопросам культуры, печати и образования во Владивостоке Дэррена Тиса Риммой и узнал о жизни семьи дипломатической миссии, об интересах армянской американки, проживающей в российском городе и о том, что же она думает об отношениях между Россией и Америкой.

- Римма, вы жена консула, и ваша жизнь покрыта тайной. В городе о вас почти ничего не знают. Расскажите немного о себе…

- Спасибо, что пригласили меня. Я первый раз даю такое интервью. Это нормально, что не все знают про меня в городе. Быть женой консула - это не значит быть публичной фигурой.

Что интересного я могу про себя рассказать? Я армянка, родилась в Армении и жила там бо́льшую часть жизни. Но потом я вышла замуж и переехала в Америку. Армянка-американка, которая живёт в России, и у которой есть корни и в Грузии, и в Италии. Это такой интересный микс.

В образовании тоже очень интересный микс. Основное образование у меня - филология армянского языка и литературы, и я окончила магистратуру по этому же направлению, но никогда не работала по своей профессии. Я работала координатором по закупкам товаров. При этом я десять лет танцевала, и когда уже оканчивала школу, мне предложили профессионально танцевать в одной студии. Я должна была выбрать между танцами и институтом, и я выбрала филологию.

- А какие это были танцы?

- В основном это были армянские народные танцы, но я также танцевала русские народные, украинские, иногда – латиноамериканские. Ещё я год занималась балетом, любительски. Этим было очень интересно заниматься, но пальцам было очень некомфортно. Да и мы должны были сохранять диету, а я люблю покушать, поэтому – нет, спасибо (смеётся).

Ещё про образование. У меня есть диплом радиоведущей, но, как и с филологией, я никогда не работала радиоведущей.

Когда мне было 14 лет, я получила свою первую работу как журналист. Я писала статьи для местного журнала, он назывался, по-моему, «Менуа». Это имя одного из армянских королей. Это была первая работа, я получала там копейки, но то, что тебе 14, и ты можешь работать и получать деньги, а потом говорить родителям: «вот смотрите, у меня есть деньги на шоколадку», здорово.

- О чём вы писали?

- Было два разных журнала, детский и взрослый. И вот в детский я писала очень много интервью с армянскими артистами, про их детей, их жизнь. Самое важное интервью у меня было с одним художником из Армении, у него есть фильм про Марка Шагала. Он приходит, такой весь известный, интересный, и тут сидит маленькая 14-летняя девочка, одетая как Дима Билан (я была его фанаткой в эти годы) с сумкой «Dima Bilan is the best». И этот художник так смотрел на меня удивлённо: кто ты и почему ты здесь? (Смеётся.)

Фото: Вероника Стахеева

- Но сейчас вам нельзя работать, так как вы супруга дипломата. Чем вы занимаетесь?

- Вы правы, нам нельзя работать здесь и в некоторых других странах мира. Но это не значит, что мы просто сидим дома и ничего не делаем. Мы можем быть волонтёрами, мы можем делать почти всё, но бесплатно. На данный момент, во-первых, я мать двоих маленьких детей, это уже для меня интересная работа.

Ещё у меня были школьники из Армении, которые живут во Владивостоке. Я преподавала им английский, помогла этим ребятам подготовиться к ЕГЭ. Бесплатно. А ещё, поскольку я люблю йогу, каждое воскресенье у меня дома проходят занятия для наших друзей. Им тоже интересна йога, они приходят к нам, и мы вместе занимаемся. Тоже бесплатно.

Мы с мужем очень много ходим на выставки. И по поводу того, что не все знают про меня в городе: есть люди, которые знают (смеётся). Это местные художники, люди искусства. А так я не хочу, чтобы меня видели на улице и кричали «это она, это она!», это не для меня, спасибо (смеётся).

- Тяжело быть женой дипломата? Все эти ограничения, переезды…

- Это не всегда легко. Например, когда мы поженились, Дэррен работал в Афганистане, он должен был вернуться туда, а семья не могла поехать. Поэтому я год жила с его родителями в Америке. Это был как обмен традициями, они всему научили меня: как быть настоящей американкой, как готовить, водить машину, и всему, что нужно для жизни в Америке. Первый год были языковые проблемы, раньше родители Дэррена никогда не жили с иностранкой, у нас разные традиции и менталитет. Было очень сложно.

Теперь мы живём вместе, но муж много работает, часто ездит в командировки. Каждый раз, когда он уезжает, сын спрашивает: «А где папа? А когда он вернётся?» Я объясняю, что он в командировке и скоро вернётся… А иногда на работе что-то случается, он приходит домой и продолжает работать. Физически он дома, но ментально нет.

И на данный момент мы живём с мыслью о переезде. Мы переезжаем каждые два года из одной страны в другую, и сложно собирать вещи, упаковать их, подписывать, где что лежит, отправлять… Это всё трудно, конечно, но мы пока – как это? – живы, здоровы, молоды, и пока можем жить такой жизнью.

- Вы сейчас сказали о минусах вашего положения. А плюсы?

- Тебе не надоедает твоя жизнь, всегда есть чему удивляться, у тебя интересная жизнь, ты путешествуешь. Например, когда я ещё жила в Армении, я бывала только в Грузии. После того, как я вышла замуж, я уже посетила 18 стран. Это открывает возможности, людей, можно увидеть не только новые страны, но и культуру, традиции, попробовать новую еду.

И когда я ещё жила в Армении, никогда бы не подумала, что я когда-нибудь буду работать в посольстве США. На нашем следующем посту в Душанбе в Таджикистане у меня уже есть работа. Я буду работать в посольстве, и это здорово! Это тоже плюс, когда у тебя жизнь кардинально меняется. Вот ты была простой девушкой, а сейчас ты уже работаешь в посольстве. Класс!

- Кем вы будете работать?

- Давайте пока не будем об этом, не хочу сглазить.

- Наверное, не самый лёгкий вопрос, но что вы думаете об отношениях между США и Россией?

- Я – женщина, и у меня своё индивидуальное отношение к этому. И поскольку я уже три года мать, то про всё в жизни я думаю как мать. И про отношения стран также. Я хочу, чтобы они жили в мире: сотрудничали, решали общие проблемы. Политические вопросы решаются на высоком уровне, мне про это вообще сложно что-то говорить. Мы должны разговаривать про отношения между обычными людьми, между американцами и русскими, а у них в этой сфере всё нормально, поверьте. Когда мы в Америке встречаем русских, то слышим, что им в Штатах нравится: и страна, и язык, и люди…

То же самое и здесь, в России. Мы только что с дочкой вернулись из Сеула, на рейсе с нами был американец. Он приехал в первый раз в Россию, во Владивосток. Он говорит: «мне очень интересно побывать здесь». Жители наших стран хорошо относятся друг к другу! Политика и отношения между простыми людьми иногда очень сильно отличаются.

Однажды, лет пять назад, когда я летала из Тбилиси в Румынию, я встретила на рейсе турка и азербайджанца. Когда мы достали паспорта, то начали смеяться, потому что мы – великая тройка. Политические отношения между армянами, турками и азербайджанцами не самые гладкие. И вот мы сидим втроём и говорим обо всём... Это неправда, когда говорят, что жители другой страны твои кровные враги. Очень часто это политическая игра. У меня есть друзья турки… То же самое происходит между Америкой и Россией.

- Поговорим о другом. Что для вас главное в жизни?

- На данный момент – семья, и чтобы дети были здоровыми.

А вообще я думаю, что ты должен остаться в жизни мотивированным и всегда стремиться к самосовершенствованию, чтобы ты стать лучшей версией самого себя. Также очень важно быть уверенным в себе. У нас с мужем дома есть такой принцип: если один человек может что-то делать, другой тоже может. Надо верить в себя и думать, что, если есть цель, и ты работаешь над этим, то ты достигнешь её.

Важно быть доброй к самой себе, детям, людям, ко всем. И уважать людей. Мы живём в 21 веке, но многие люди не знают, что значит уважение и доброта. Они как-то проспали этот урок.

- А есть ли у вас в жизни большая мечта?

- Не буду называть определённые места, но я очень хотела бы работать в организациях, которые помогают людям, мигрантам, людям из стран, в которых война. Особенно я хочу помогать женщинам. Моя мечта – работать в организации, где у меня был бы голос, возможность что-то изменить. Это big dream.

- Можно ли сказать, что выступаете за феминизм? Современный феминизм порой доходит до абсурда в каких-то моментах…

- Когда я была маленькой, в Армении не было феминизма. Папа был главным, он решал всё. Он решал, куда нам ехать, что надеть, с кем дружить… Если папа сказал, значит это правильно. Но когда ты, девочка, подрастаешь, ты хочешь, чтобы тебя тоже слушали. Я что, не человек? Человек. У меня есть те же права, я дышу тем же воздухом, которым дышат другие люди – девочки, мальчики, папы и мамы.

Когда я подросла ещё, я начала видеть и кое-что ещё. Я узнала, что есть страны, где женщины могут работать, быть политиками, водить машину… Представляете, в Армении раньше не могло быть женщины-водителя! Женщина должна быть только матерью и женой. Есть такая фраза: «Женщина, твоё место на кухне». Терпеть её не могу! Никто так не должен говорить! Из-за этого я, может быть, и решила выйти замуж за иностранца. Возможно, я рассуждала, как подросток, но я решила: я не хочу жить как рабыня, я хочу добиться в этой жизни всего, чего смогу добиться как обычный человек.

А ведь многие, слава Богу, не все, но многие семьи в Армении живут всё в тех же реалиях. На улице 21 век, а они до сих пор: «У мужа спрошу, если он пустит, то я приду». Что? Как? Почему?! Почему твой паспорт у твоего мужа? Кто сказал, что это правильно? Это ненормально. Это даже не про феминизм, а про права свободного человека. Или как у нас в Америке – среди законодателей большинство мужчин, и они сидят и решают, разрешить ли женщинам делать аборты! С какой стати? Да кто вы такие, чтобы такое решать? Мой принцип: моё тело – мои права. Я думаю, каждая мать должна передать дочери не только знания о своём теле, но и философию отношений между мужчиной и женщиной.

Я очень много вещей в этом смысле для себя узнала, когда уже переехала в Америку. У них, конечно, тоже немало перекосов в разные стороны. Страна-то большая, масса иммигрантов со всего света… Но главная установка – не надо ставить мужчину на пьедестал и говорить: он мой бог, я буду делать всё, что он скажет. Я сама по инерции продолжала думать, что муж – это всё. Как Дэррен говорил, так я и делала. Но я очень благодарна ему, что он буквально открыл во мне «феминистку», если вам так угодно это называть. Дэррен очень тактично научил меня, что я могу и должна быть независимой, должна принимать решения, отвечать за свои поступки и слова.

Фотограф: Сергей Кирьянов

- А что вы думаете про такие моменты, например, когда девушки против, чтобы за них платили в кафе, открывали им дверь и прочие мелочи?

- Это уже немного перебор. Но я не люблю, когда мой муж несёт мою сумку. У меня есть руки, ноги, я здорова, я могу это делать.

- Сумку или дамскую сумочку?

- Сумочку.

- А если вы выходите из супермаркета с большими пакетами?

- Я могу понести большие пакеты, если у мужа болит, например, спина. Но я не люблю, когда мужчина несёт женскую сумочку. Если ты здорова, ты должна делать это сама. Но я до сих пор люблю, когда мой муж открывает дверь машины для меня, я обожаю это. Или, если мы идём в ресторан, а он подвигает мне стул. Эти мелочи не про феминизм, а про ухаживания и знаки внимания. То же самое, когда люди при встрече пожимают руки. А некоторые мужчины до сих пор целуют ручку женщине. Это мило, ты не можешь сказать: «нет, я феминистка, ты не можешь этого делать!» А с ресторанами в Америке так: если тебя кто-то приглашает, значит, этот человек должен платить за тебя. Это этикет.

- Там и женщина мужчину может пригласить?

- Да, и заплатить может. Когда ты приглашаешь – ты платишь.

- Римма, вы говорите на русском языке лучше своего супруга. Какие ещё языки вы знаете или учите сейчас?

- Спасибо, что вы думаете, что я хорошо говорю на русском (смеётся). Знаете, мой муж очень хорошо знает русский язык, терминологию. Я же больше бытовой. Потому что я выросла, слушая русскую музыку и смотря русские фильмы. В школе мы учили русский язык со второго класса, у нас было пять уроков русской литературы и русского языка в неделю (теперь, по-моему, в армянских школах такие занятия проходят всего два или три дня в неделю). Так что это в моей крови. В Армении есть свой язык, но мы до сих пор используем много русских слов, как во всех странах бывшего Советского Союза.

А по поводу других языков: я знаю свой родной армянский, английский, уже второй родной язык. Кстати, у меня есть диплом, я учительница английского языка.

Есть мечта у меня: выучить итальянский, потому что мои корни оттуда. Я сама учусь. Мы хотели найти учителя или итальянца, чтобы мне помогли, но так и не нашли во Владивостоке. Также я знаю немного испанский, потому что жила там месяц. Знаю немного грузинский, у меня корни и оттуда, много родственников в Грузии, там тоже жила долгое время.

Кроме итальянского я хочу выучить корейский. А сейчас я учу японскую азбуку (смеётся). У меня есть друзья из Японии, они ко мне на йогу ходят. Моя подруга предложила научить меня японскому, и я согласилась.

- А на каком языке вы думаете?

- Сейчас уже на английском. Когда я только переехала в Америку, я думала на армянском, где-то – на русском.

- Наверно, языки иногда путаются?

- Да, такое бывает, особенно когда я дома с няней. Я могу сказать ей что-то на армянском, она удивляется. Я делаю это не специально.

- Чем еще увлекаетесь кроме йоги и языков?

- Вот эти два хобби самые любимые. Ещё я люблю играть в теннис. Во Владивостоке пока что не играла, очень трудно найти корт, где я могу поиграть. Я нашла в одном месте, но там длинные очереди. Но в Америке играю дважды в неделю с Дэрреном и его родителями. Они очень хорошие теннисисты.

Люблю читать. Очень. Но в последние три года это случается очень редко из-за детей, потому что как только ты сядешь с книжкой, уже бежит дочка или сын …

- А сколько детям?

- Три с половиной года будет сыну, а дочке полтора. Пока с ними ты не можешь просто посидеть и почитать… У нас есть няни, но они приходят, чтобы я смогла заниматься домашним хозяйством. Или на йогу сходить. Или иногда, чтобы мы с мужем смогли сходить на выставку, концерт или в ресторан. А позвать няню, чтобы просто почитать, это как-то странно. В выходные есть мои два часа. В это время я делаю всё, что хочу, а Дэррен присматривает за детьми. Потом у него есть два часа. Мы называем это «папин/мамин час».

А сейчас я читаю в основном про йогу, потому что в июне буду ходить в школу йоги.

- Если говорить о литературе вообще, есть у вас любимая книга или автор?

- Это может звучать немного ненормально, но я люблю Франца Кафку. Я его обожаю. Самое любимое произведение это «Превращение». Я влюбилась в эту историю с первого раза, как прочитала. Даже диплом про это писала. Мне так интересна связь романа с его жизнью, герой Грегор Замза – это Кафка. В книге описана его жизнь. Было интересно читать его письма к отцу, его дневник. Знаете, у всех проблемы в жизни есть, у меня тоже, но мне никогда в голову не приходила идея написать про себя и свои проблемы вот так, как он про таракана. Для меня это вау!

Ещё я люблю историю про Дориана Грея Оскара Уайлда. Еще «Великий Гэтсби», по-моему, это все любят…

- Нет, я не люблю. Вот рассказы у Фицджеральда люблю, а романы как-то не очень.

- А «Загадочная история Бенджамина Баттона»?

- К сожалению, не читала. И не смотрела…

- Там, по-моему, играет Бред Питт… Кстати, я всегда говорю, что читать книгу намного интереснее, чем смотреть фильм. Потому что режиссёры всегда или добавляют, или убирают слишком много. Это плохо.

Ещё люблю «Гарри Поттера». Но я читала, а потом смотрела фильм.

- А на каком языке вы читали эти книги?

- Фицджеральда читала на армянском, Кафку – на английском, потому что не знаю немецкого. «Гарри Поттера» на русском, потому что когда вышли книги, в Армении был только русский перевод. У нас был журнал, и в нём каждую неделю публиковали новую главу.

- Сейчас будете читать с детьми его на английском, это просто небо и земля!

- Да, я представляю. Я последние две книги читала на английском.

- А кино вы любите?

- Любимых фильмов много. Давайте, раз мы в России, я буду говорить о русских фильмах. Мой самый любимый - «Иван Васильевич меняет профессию». Я знаю этот фильм наизусть, смотрела его много раз, знаю все песни, все реплики. Я знаю всю советскую фильмографию. Дома у нас есть диски с советскими фильмами, которые я подарила мужу, и мы иногда смотрим их. Мы уже столько раз видели «Кавказскую пленницу». Муж тоже любит эти фильмы. А ещё я очень люблю современный фильм «Горько». Он такой смешной и лёгкий.

А американские фильмы… Я не люблю ужастики, я их вообще не смотрю, не люблю, когда некомфортно. В последние два-три года много смотрю документальных фильмов про знаменитых людей. Ещё по вечерам, когда мы с мужем хотим посмотреть что-то лёгкое, мы смотрим шоу, например, «Офис» или «Parks and Recreation». Ещё я люблю Тима Бёртона и все его фильмы. Они «creepy», там есть что-то жутковатое, но в тоже время красивое. Как Джонни Депп изображает вампира, люди могут летать… Очень красиво! Ещё я люблю мюзиклы, влюблена в «Мамма Mia!»

- У вас есть домашние животные?

- Нет, с переездами это трудно, нужно много документов. Когда я жила в Армении, у нас было пять собак. Я очень люблю собак, но сейчас мы не можем завести собаку. Сыну я сказала: «Когда тебе будет 18, и ты сможешь сам заботиться о ней, у тебя будет собака». А пока, наверно, можно завести лишь аквариум с рыбками.

- Не могу не спросить: Римма, вам нравится Владивосток?

- Очень (улыбается). Два года назад в июне мы с мужем в первый раз приехали сюда. В день, когда мы прилетели во Владивосток, был густой туман. Мы ничего не видели по дороге из аэропорта до дома и думали, что мы в облаках. А примерно в 3:30 утра мы проснулись, туман уже ушёл, и я позвала Дэррена. Из нашего окна видно мост через Золотой Рог. Представьте, ночь, отражаются огни, так классно. Мы даже видео сняли. Это был первый раз, когда мы познакомились с Владивостоком. И это было великолепно!

Потом я во Владивостоке попробовала очень много новых вещей: еда, места… Например, я никогда в жизни не была на маяке, а здесь во Владивостоке ты можешь ходить к нему по этой маленькой тропинке, а с обеих сторон вода... Здесь я полюбила морепродукты.

И ещё я никогда в жизни не видела столько кораблей, их очень много. Мы с мужем ходили на парад в День военно-морского флота, это было что-то новое для меня. Такое я видела только по телевизору, но вживую это очень классно!

- Вы уже не первый раз говорите про еду. Расскажите, как вы относитесь к русской кухне?

- Я люблю борщ! Недавно его готовила. Русская кухня родная для меня, я выросла на ней. Я люблю оливье, очень. Люблю пельмени, блины. Я их готовлю, мой сын обожает их.

- Именно русские блины или американские панкейки?

- Мы делаем и то, и другое. Иногда, когда нет времени готовить, мы можем купить готовые блины в супермаркете.

- А дома вы всегда готовите сами, или у вас есть повар?

- Нет (улыбается), готовим сами. Я люблю готовить, но делаю это не каждый день, потому что нет времени. Получается раза три в неделю, и в выходные уж точно. Муж тоже любит готовить, у него есть коронные блюда. Это мексиканская кухня, он готовит самые вкусные тако, ещё у него получаются хороший салат из тунца и спагетти. А всё остальное готовлю я.

- А какое у вас коронное блюдо?

- Лазанья. Она у нас каждую неделю (смеётся).

- С какими русскими традициями вы во Владивостоке познакомились?

- В этом году я первый раз окунулась в прорубь на Крещение. Было очень холодно.

- Ныряли без подготовки?

- Без. Все окунались, и у всех такие лица такие спокойные были, фотографии классные, а у меня... (изображает, как, примерно, выглядела во время ныряния и смеётся). Было так холодно! И я помню, что вышла с мыслью: «я сделала это!». Я рада, что попробовала, но не знаю, смогу ли повторить.

Ещё в прошлом году во время Масленицы мы были на площади, где сожгли чучело. Мы ходили семьёй на эти гуляния, нашему сыну понравилось, как чучело вспыхнуло. Каждый год мы отмечаем Пасху, а в этом году мы даже Новый год отмечали, как русские.

- До этого не праздновали ни разу?

- Дома, в Армении. А в Америке 25 декабря Рождество, которое для нас, как Новый год для России. Этот день мы отмечаем, а Новый год – просто Новый год. Это больше для молодых людей, они идут в бары или клубы танцевать.

- Какой подарок вы бы хотели получить?

- У меня уже был идеальный подарок – поездка в Прагу. Мой муж внезапно подарил мне билеты. Это была мечта, потому что Кафка из Праги.

- А еще какие страны или города нравятся?

- Я хочу хотя бы год пожить в Италии. Ближе к западной части, чтобы было тепло. Я люблю Позитано, Амальфи, я бы жила в Чинкве-Терре. Это как Пятигорск (улыбается), я всем так объясняю: там пять маленьких сёл, и они стоят на пяти холмах. Туристы туда почти не ходят, им не интересно, а я уже дважды там была, и каждый раз открываю что-то новое.

Дарья Наумец

Другие материалы рубрики "Интервью"
139caf73d001e17b921104b995d18f64f1e5eaa7.jpeg

Сергей Лукьяненко: Научная фантастика попала в засаду

Известный фантаст рассказал о своём видении будущего и высказал мнение о развитии технологий (фото)

c039ca04759c827743ab0fe312ff8cd57836c63d.jpeg

Художник из Хабаровска: Твои глаза повсюду

Молодой и талантливый Евгений – в интервью РИА VladNews

8ff1e3f8a2fffc2bd42392f5a09687d5e508580a.jpeg

«Дышать»: Энергия, облаченная в танец

Хореограф-постановщик Татьяна Домовидова - в интервью РИА VladNews