Свободный порт – исторический шанс Владивостока

Цифры по большому свободному порту Владивосток мы в данный момент актуализируем. По предварительным оценкам, мы получим прирост налоговых поступлений на уровне 500 млрд рублей за 15 лет.

1428481655_pushkarev.png

Проект Свободного порта Владивостока обретает первые очертания: Минвостокразвития отчиталось о том, что в разрабатываемый ведомством законопроект по максимуму интегрированы все предложения «с мест». Корреспондент EastRussia встретился с главой Владивостока Игорем Пушкарёвым, чтобы узнать ожидания и чаяния столицы Приморья от нового статуса.

– Игорь Сергеевич, Владивосток в 2012 году пережил серьезный импульс, связанный с проведением здесь cаммита АТЭС. Чем, по-вашему, отличается Владивосток до 2012 года и после?

– Это другой город, он кардинально преобразился внешне. Появились уникальные мосты – через бухту Золотой рог, на остров Русский и низководный «Де Фриз – Седанка», 120 км новых дорог, развязки, современный университет, аэропорт, очистные сооружения, новые набережные и скверы, в городе стало в 15 раз больше фонарей освещения – их число выросло с 3 тыс. до 45 тыс.! Поменялась практически каждая сфера городского хозяйства, появился новый муниципальный общественный транспорт, отремонтировано почти 2 тыс. многоквартирных домов.

– А люди?– Пока шла большая стройка, было много слухов, что не достроят, бросят, уйдут. Люди были уставшие от того, что грязь, пыль, пробки... А потом увидели, что все сделано, что город другой, и посмотрели на Владивосток по-иному, и еще больше его полюбили, пережив вместе с городом все тяготы большой стройки. У нас уникальная история: горожане чувствуют себя причастными к этим грандиозным изменениям, видят, что действительно вершится история города, что он обретает новые символы, которые будут с ним после этого навсегда. 

Архитектура влияет на ментальность. Как почти невозможно теперь представить город без мостов, так и людям сложно вернуться к тому, что было «до». Мы уже стали другими.

– Владивосток – портовый город. Люди регулярно бывают за границей, в первую очередь – в Азии. Вы чувствуете влияние Азии, соответствующие потребности горожан?

– Владивосток всегда был особенным и живым, мы привыкли равняться на лучшее, что видим у соседей. Нам не надо второго сорта, нам надо либо так же, либо лучше. Токио, Пекин, Сеул, Сан-Франциско – это те города, с которыми сравнивают свой город жители города. А вместе с саммитом АТЭС мы ощутили себя настоящим мировым центром.

– Вы иногда озвучиваете тезис о том, что главный потенциал Владивостока – то, что он находится в сердце густонаселенного азиатского района.

– В радиусе 1 тыс. км от Владивостока живет порядка 400 млн человек. Для сравнения, в аналогичном радиусе от Москвы – менее 100 млн. Это колоссальный рынок сбыта, с нашими ресурсами мы обязаны использовать это географическое преимущество. Чего стоит, например, туризм – интерес колоссальный. Ведь мы самый близкий европейский город ко многим странам азиатского региона.

– А в чем, по-вашему, заключается «европейскость» Владивостока?

– Архитектура, люди, менталитет – все. Мы даже стараемся для общественного муниципального транспорта, например, брать европейские автобусы. Это специально делается – для нас это в определенном смысле стандарт.

– Каков сейчас турпоток у Владивостока?– В 2007 году у нас было 50 тыс. туристов, потом мы выросли в 5 раз – до 250 тыс. туристов. Но потенциал у нас – 2–3 млн человек за год. А если пойдет развитие свободного порта – там и 10 млн можно будет достичь.– Говоря о свободном порте, вы имеете в виду безвизовый въезд?– Да, сегодня это серьезное ограничение для приезжающих. Мало того, что надо получить визу, необходимо зарегистрироваться, проживать там, где зарегистрировался, в той же гостинице и так далее. Есть конкретный пример – ввели безвизовый режим с Южной Кореей, поток туристов туда увеличился сразу. Раньше примерно одинаковое количество рейсов было на Пекин, Токио и Сеул. А сейчас на Корею в 2-3 раза чаще летают самолеты, чем в другие столицы.

Самый свободный порт Владивосток

– Вы когда первый раз услышали фразу «свободный порт Владивосток» – в момент послания президента Федеральному собранию или все-таки что-то знали заранее?

– До послания. Но я не был уверен, что это в итоге прозвучит.

– Первое ваше поручение, которое вы дали после того, как президент произнес фразу «свободный порт»?

– Я сразу отправил смс помощникам: готовьте информацию о том, что такое «свободный порт», более подробно, в том числе с точки зрения исторических прецедентов. Уже на следующий день мы имели на руках аналитику, начали формировать наше видение свободного порта. Запустили расчеты, которые показали бы экономический эффект от введения данного статуса во Владивостоке. Практически сразу к нам поступил запрос от Минвостокразвития – как бы мы хотели, чтобы выглядел законопроект о свободном порте. Мы направили свои предложения, все они были учтены.

– Какой же эффект вы смогли просчитать?

– Утроение ВРП Приморского края за 10 лет. Это прирост на 34% в масштабах всего федерального округа. Но это мы считали только Владивосток с непосредственно прилегающими территориями.

– То есть это эффект от введения режима свободного порта только в городе, без учета еще 10 муниципальных образований, отраженных в более поздних версиях законопроекта?– Да, именно так. Цифры по большому свободному порту Владивосток мы в данный момент актуализируем. По предварительным оценкам, мы получим прирост налоговых поступлений на уровне 500 млрд рублей за 15 лет.– Город выдержит такой рост экономики? Пробки, транспортные проблемы, экология – не получится ли обратного эффекта?

– Мы понимаем, как решить эти проблемы. У нас есть проекты по объездной дороге вдоль Амурского залива (ВКАД), достаточно проработанные и просчитанные. Есть другие инфраструктурные решения. Режим свободного порта позволит нам более интенсивно привлекать к вложениям в инфраструктуру частных инвесторов, по схеме государственно-частного партнерства.

– В числе прочих поправок в законопроект о свободном порте вы продвигаете обоснование считать искусственно намытые территории частью свободного порта. Есть планы по созданию подобного рода искусственных территорий?

– Да, это важно. У нас много планов на строительство на воде – например, те же марины для яхтинга. Много желающих построить марины, но все делают это сейчас таким пиратским способом, потому что оформить и получить разрешение практически невозможно, такая процедура. Поэтому, если мы эту поправку внесем, это будет легализация для таких инвестиций.

Кроме того, мы понимаем: при строительстве в городе возникает много изъятого грунта. Есть планы по отсыпке новых территорий со стороны Амурского залива, там, где мелководье. Больше всех в мире отвоевывает территории и отсыпает Республика Корея. Мы намерены воспользоваться этим опытом.

– В соответствии с законопроектом свободный порт будет регулироваться наблюдательным советом. Набсовет получит широкие полномочия, его возглавит вице-премьер правительства России, и все решения набсовета будут обязательны для исполнения региональными и муниципальными органами власти. Не получается ли здесь ручное управление?

– Закон довольно рамочный, все случаи индивидуальные и частные. Должен быть механизм, который сможет гибко и оперативно принимать решения. Именно таким мне представляется наблюдательный совет. При этом без прямого подчинения федеральному правительству такая масштабная идея не будет работать – я изначально говорил, в идеале, чтобы полпред возглавил эту структуру. Так в проекте закона сейчас и есть.

– Идея с высокими штрафами за нарушения вам импонирует?– Да.

– А персональная ответственность муниципальных и региональных чиновников за неисполнение решений набсовета?

– Да, отлично. Только так и надо.

Флаги и гости

– Переходим к самому интересному. Что свободный порт даст жителям? Он даст работу?– Если быть точным – повышение уровня жизни. Автоматически каждый станет богаче, у кого есть здесь квадратный метр квартиры, земли, предприятие, бизнес – все это сразу будет стоить дороже. И возможностей у людей, которые здесь будут жить, появится намного больше.– Единый налог свободного порта – хорошая штука?

– Он упрощает систему, делает ее прозрачной и понятной. Платишь социальные отчисления – 7,6% (вместо 30%), работник платит НДФЛ 13%, и дальше

– 10% от разницы между доходами и расходами. Это вообще один-два бухгалтера будут делать на предприятии. Легко проверяется, легко считается, все понятно.

Мне некоторые коллеги-иностранцы не раз говорили, что одно из основных препятствий для зарубежных инвесторов, когда они приходят в Россию, – это наш Трудовой кодекс. Мало того, что у наших граждан каждый третий день в году – выходной, так еще и социальные отчисления вместе с НДФЛ – это почти 50% от фонда заработной платы.

– На обсуждениях, кстати, звучала мысль понизить подоходный налог.– Есть такая мысль, но тяжело будет ее провести, потому что это основной доход, который нам бюджет формирует. Муниципалитет получает сейчас 21% подоходного налога от собранного подоходного налога, от 13%. Я думаю, что если снизить его, то можно больше выиграть – население подтянется. Но здесь надо считать. Чтобы принять и отстоять эту позицию, конечно, надо все доказывать серьезно, с цифрами. Мы сейчас считаем, как это сделать.

– Вы выступили с идеей относительно того, чтобы в рамках свободного порта во Владивостоке могли развернуться ведущие международные клиники.

– Да, это мы считаем очень важным. Сегодня большой поток людей и денег уходит за границу – по многим сложным случаям наши сограждане предпочитают обращаться в корейские или сингапурские клиники. Это характерно для всего АТР, только по Приморью количество обратившихся в 2014 году за медицинскими услугами в Южную Корею превысило 7 тыс. человек.

Если мы позволим подобным качественным и ультрасовременным технологиям прийти во Владивосток, мы не только в два раза снизим стоимость этих услуг (на цену перелета и проживания в Корее). Мы сможем дать нашему населению выбор: лечиться по страховому полису по нашим стандартам или за совсем другие деньги, но по южнокорейским или другим стандартам. Поскольку окончательное решение, где получать медицинские услуги, все равно остается за гражданином, мы считаем, что подобным решением мы не нанесем вреда отечественной медицине, Наоборот, мы создадим условия для обмена технологиями, для повышения квалификации наших врачей. А людям даем возможность сэкономить. Не надо будет в Корею лететь, клиника будет здесь.

– А как вы объясните преимущества корейской медицины, в чем они заключаются? Это более современные технологии?– Современные технологии, современные регламенты, более понятные и простые. Там можно пригласить в клинику любого оперирующего профессора, доктора, который приедет и прооперирует. А у нас этого нельзя, может работать только тот, кто сертифицирован здесь, в этой клинике. Врачи у нас хорошие, но система управления негибкая.У нас реаниматолог отвечает за то, чтобы больной не умер во время операции, а то, какие последствия у него будут завтра или через месяц, он ответственности не несет. У нас медсестра не заинтересована, чтобы больного выходить, а там заинтересована. А 50% успеха операции зависит от послеоперационного ухода, и только 50% – от удачно проведенной операции. Они, вся бригада, от хирурга до медсестры, нацелены на конечный результат.– В чем заинтересованность в этой ситуации корейской стороны?– Такая же, как и у всех остальных иностранных резидентов свободного порта – они будут зарабатывать деньги.
Другие материалы рубрики "Интервью"
58657350.jpg

Замдиректора «Луч-Энергии» подвел итоги первой части первенства ФНЛ

В зимний период, по словам специалиста, команду ждут традиционные сборы

10811009-861851.jpg

Трагедия, изменившая и объединившая мир

1 декабря в прокат выйдет фильм-катастрофа Сарика Андерсяна «Землетрясение»

tkra.JPG

Монтаж главной новогодней ёлки начался во Владивостоке

28-метровая конструкция, украшенная шарами и гирляндами, предстанет во всей красе уже к середине декабря