Остров невезения в океане есть

Первой премьерой Юрия Гончарова в должности худрука Театра молодежи стала постановка «Остров Рикоту» по пьесе уфимского драматурга Натальи Мошиной. Корр. ИА Приморье24 посетил премьеру и делится впечатлениями о постановке, главные герои которой уверены, что никакой Москвы на свете не было и нет.

1426562268_dsc09414.jpg

Владивосток, ИА Приморье24. Несколько месяцев назад на должность художественного руководителя театра молодёжи назначили Юрия Гончарова, больше известного в нашем городе как радиоведущий Марти. Его первой премьерой в новой должности стала постановка «Остров Рикоту» по пьесе уфимского драматурга Натальи Мошиной.

Впервые спектакль по этой пьесе был представлен зрителям на фестивале современной драматургии «Любимовка» в 2007 году. И с тех пор он был поставлен не только в городах центральной России, но и в Хакасии, на Алтае и даже на Сахалине. И вот, наконец, «Остров Рикоту» добрался до Владивостока. К слову, это не первая постановка по Мошиной во Владивостоке – в театре ТОФ вот уже который сезон идёт спектакль «К звёздам».

Коротко о сюжете: московский тележурналист Игорь приезжает на дальневосточный остров Рикоту, чтобы сделать очерк о жизни местного населения. Обитатели острова – рыбообработчики вызывают у Игоря недоумение: они заявляют герою, что никакой Москвы не существует, Россия всего лишь вымысел, а единственный реальный мир — это и есть их остров. Не до шуток журналисту становится, когда баркас, который должен был вернуть его на большую землю, таинственным образом разбивается в шторм. Выясняется, что островитяне – секта, поклоняющаяся культу «Матери Моря». А сам Игорь должен стать мужем главной жрицы для продолжения жизни на острове.

Нужно отдать должное работе звукорежиссёров и осветителей: ветер свистит и завывает, море шумит, занавес и водоросли таинственно переливаются – всё это создаёт невероятную, гнетущую атмосферу того, что вот-вот что-то произойдёт. Языческий танец жриц «Матери Моря» и сцена убийства «этого рыжего» только добавляют постановке зрелищности и… вопросов. И эти вопросы касаются исключительно логической наполненности спектакля.

Вопрос первый. В первой сцене – убийство парня, который жил на острове до Игоря, мы видим около шести мужчин. Что, все они старые и немощные? Почему «морской владычице» Ане нужен именно кто-то приезжий? Свои не нравятся?

Вопрос второй. Зачем понадобилось вводить в сценарий героиню Марии Зизенковой, недоразвитую Тату (в пьесе её нет)? Персонаж не выполняет никаких значимых действий. Только ходит и мычит. Добавить комичности? Ну ладно, ок, пусть будет.

Вопрос третий. Проблема, заявленная в театральной аннотации, звучит так: «Когда человеку предлагают абсолютную свободу, - готов ли он ее принять? Чем-то пожертвовать – ради нее? Начать все сначала? Должен ли быть осознанным выбор? И что тогда делать с прошлым, с той жизнью, о которой предстоит забыть?» Какую такую свободу предлагают герою Олега Демчука, журналисту Игорю? Где эта трансформация образа? Момент «ломки» личности показан совершенно невнятно. Вместо «потери себя» мы видим только нелепую истерию парня, который боится опоздать на работу. И уже в следующей сцене забывший себя мужик с отупелым видом нянчит ребёнка. Внезапно.

Вопрос четвёртый: зачем понадобилось так глупо менять концовку? В оригинальном тексте забывший своё прошлое Игорь остаётся на острове свежевать тюленей и покорно исполнять прихоти Анечки. В версии Юрия Гончарова бедная-несчастная московская невеста прилетает его искать, находит, они смотрят друг другу в глаза, и тут он всё вспоминает. Фишка в том, что прилетает Настенька спустя 1,5 года. До этого она его искала. Долго и упорно. И это ничего, что командировка рабочая была и все знали, где он и на каком острове. Не могла найти, и всё тут. Этот остров загадочный, наверное, тот самый – из сериала Lost, что координаты меняет.

По словам автора пьесы Натальи Мошиной, ее история о том, «каково жить в очень-очень маленьком городе, который очень-очень далек от центра страны». В одном из интервью она рассказала, что самая главная проблема её произведения – это то, что люди перестали ощущать страну как свою. И чтобы обозначить эту проблему, нужно довести её до абсурда. Грубо говоря: «Ты там был? Красную площадь видел? Нет. Значит, её и нет вовсе».

И я могу констатировать, что в постановке театра молодёжи авторский замысел не был реализован. Мы получили красивую мистическую историю. То ли о магии, то ли о любви. Загадку ради загадки, но никак не продукт, который может заставить задуматься о том, своё ли место мы занимаем в этом мире.

Все новости
Другие материалы рубрики "Интервью"
58657350.jpg

Замдиректора «Луч-Энергии» подвел итоги первой части первенства ФНЛ

В зимний период, по словам специалиста, команду ждут традиционные сборы

10811009-861851.jpg

Трагедия, изменившая и объединившая мир

1 декабря в прокат выйдет фильм-катастрофа Сарика Андерсяна «Землетрясение»

tkra.JPG

Монтаж главной новогодней ёлки начался во Владивостоке

28-метровая конструкция, украшенная шарами и гирляндами, предстанет во всей красе уже к середине декабря