ЗАО «ТМК» в «точке невозврата»: как «топили» Виктора Гребнева и его предприятие

Начиная свое расследование, как же успешное предприятие оказалось в положение «нищенки» и «сироты», журналисты «Приморского репортёра» даже не предполагали – насколько глубинный конфликт происходил внутри самого ЗАО «ТМК».

1461571166_grebnev.jpg

Владивосток, ИА Приморье24. Сомнительное уголовное дело в отношении главного строителя Золотого моста во Владивостоке и ещё более сомнительные обстоятельства банкротства Виктора Гребнева как физического лица наводят на мысль, что всё это кому-то очень нужно.

Наступившее, по факту, банкротство ЗАО «Тихоокеанская мостостроительная компания» (ЗАО «ТМК»), имеет четырехлетнюю «предысторию», о чём «Приморский репортер» рассказал в публикации «Банкротство Виктора Гребнева: мосты для всех, а долги – одному?» от 31 марта 2016 г.

Однако, начиная свое расследование, как же успешное предприятие, построившее Золотой мост, «де-фризовскую» дорогу и часть объектов космодрома в Амурской области, оказалось в положение «нищенки» и «сироты», журналисты «Приморского репортёра» даже не предполагали – насколько глубинный конфликт происходил (и, похоже, продолжается) внутри самого ЗАО «ТМК».

«Новые» руководители и новые скандалы вокруг «ТМК»

Для начала – две новости, которые имеют самое непосредственное отношение к ЗАО «ТМК».

Первая – официальный пресс-релиз СУ СКР по Приморскому краю, относительно нового руководства ЗАО «ТМК». Итак.

«Следственными органами Следственного комитета Российской Федерации по Приморскому краю завершено расследование двух уголовных дел в отношении руководства закрытого акционерного общества «Тихоокеанская мостостроительная компания» (ЗАО «ТМК»). Председатель совета директоров Сергей Юдин обвиняется в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 33, ч. 4 ст. 159 УК РФ (организация мошенничества), генеральный директор того же предприятия Игорь Нестеренко обвиняется в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество). По версии следствия, с 8 сентября 2014 по 19 апреля 2015 года Юдин организовал совершение Нестеренко хищение путем обмана денежных средств, принадлежащих ЗАО «ТМК», в сумме почти 104,5 миллионов рублей. Фигуранты выводили средства в «фирмы-однодневки». Похищенными деньгами обвиняемые распорядились по своему усмотрению. В результате кропотливой работы следователей собраны все необходимые доказательства по делу, подтверждающие вину обвиняемых  в совершении инкриминируемых им деяниям.

Уголовное дело с утвержденным обвинительным заключением направлено в суд для рассмотрения по существу. Оба фигуранта признали свою вину и уголовные дела будут рассмотрены в суде в особом порядке.

В ходе расследования уголовного дела, в целях обеспечения возмещения причиненного совершенными преступлениями ущерба на имущество обвиняемых наложен арест. У Нестеренко арестовано имущество почти на 60 миллионов рублей (квартира, земельный участок автомобиль), у Юдина – почти на 100 миллионов рублей (жилой дом, автомобиль и дорогостоящие наручные часы). Преступление выявлено сотрудниками Управления федеральной службы безопасности Российской Федерации по Приморскому краю».

А теперь – комментарий за пределом официальных сообщений следователей. Учитывая, что арестованное имущество у фигурантов находится в залогах, а похищенные средства уже наверняка израсходованы, вернуть  похищенные деньги, например, на погашение долгов по зарплате тысяче бывших работников ЗАО «ТМК», не представляется возможным.

Вторая новость – недавний административный арест Антона Тюришева, сотрудника ЗАО «ТМК», одного из тех активистов, который в свое время дозвонился до Владимира Путина и рассказал о ситуации с невыплатой зарплаты строителям космодрома «Восточный». Именно звонок Тюришева и стал тем катализатором, который ускорил реакцию властей на ситуацию с ЗАО «ТМК» и привел к тому, что нынешние руководители этой компании – господа Нестеренко и Юдин, по итогу оказались под следствием. Так вот накануне очередной «прямой линии» с Владимиром Путиным, запланированной на апрель 2016 года, Антон Тюришев вдруг оказывается в УМВД по Уссурийску.  Сначала, по его словам, для «профилактической беседы», затем – по подозрению в совершении преступления (это не подтвердилось, поскольку кому-то из полицейских показалось, что он похож на фоторобот разыскиваемого преступника) и тут же – за мелкое хулиганство, которое выразилось, по мнению полиции, в нарушении спокойствия граждан и публичной брани. Мировой судья по рапорту сотрудников УМВД по Уссурийску быстренько решил арестовать Тюришева на пять суток. Из всего этого произрастает очевидное: нынешнее руководство «ТМК», которое пришло на смену Гребневу, скорее всего, будет признано виновным за свои действия по уводу денег и имущества, но кому-то все равно не хочется, что там, в Москве, «наверху», знали истинную ситуацию  с мостостроителями, ибо кто-то уже предрешил – во всем должен быть виновен Виктор Гребнев. 

Классика «рейдерской атаки»?

Вообще, историю с тем, как было «утоплено» крупное и устойчивое предприятие — ЗАО «ТМК», уже, наверное, можно считать «классикой рейдерской атаки». Почему? Потому что эта операция является настоящей «многоходовкой».

Для начала вернемся в 2012 год, когда ЗАО «ТМК» достраивало Золотой и низководный мосты. В том году прозвучал первый для компании «тревожный звоночек». Эйфория от сданных в срок объектов прошла, но новые, большие, ранее обещанные заказы не  поступали. Контракт, выигранный мостовиками, чей профессионализм и возможности на тот момент не подлежали сомнению, вдруг отменяют по жалобе некой «недовольной стороны» сотрудниками УФАС по Приморскому краю. На всякий случай, этот контракт – мост через реку Мельгуновка. Проект долгосрочный и дорогостоящий. Получить его – значит, гарантированно работать по госконтракту несколько лет. Но не случилось.

Оставались еще два вероятных контракта, которые помогли бы предприятию избежать сокращений команды профессионалов – работа в рамках субподряда на космодроме «Восточный» в Амурской области и Нарвинский тоннель в Хасанском районе. Правда, с Нарвинским тоннелем тоже случилась накладка – как выяснилось, проектно-изыскательские работы (ПИРы), проведенные по заказу департамента дорожного хозяйства Приморского края, содержали геодезические просчеты: изначально грунтам, через которые должны были прокладывать тоннель, присвоили меньшую категорию, нежели та, которая была на самом деле. Вскрылась ошибка уже в ходе строительства. ПИРы пришлось делать заново, что привело к некоторой затяжке времени и изменению стоимости работ в сторону ее увеличения. В общем, вместо обычной работы пришлось еще и корректировать недоработки проектировщиков и заказчиков. Но эти контракты были уже не такими «мощными», как предыдущие.

Оставалась у «ТМК» и еще одна работа, скорее, тянущая лишь на «подработку» — техобслуживание Золотого моста: этот контракт работал до 31 декабря 2015 г.

Конечно, основной упор в работе ЗАО «ТМК» делался на участие в строительстве космодрома «Восточный». Объект это важный, государственный, имеющий серьезное финансирование и важное значение для страны. Это сегодня, спустя четыре года, выясняется, что на протяжении последних пяти лет хищение средств со строек «Восточного» было постоянным занятием тогдашнего руководства стройки космодрома. До сих пор за расхищение государственных денег и срыв сроков работ хабаровско-амурско-московские начальники оказываются в СИЗО: одни брали по 30-40 миллионов рублей, у других и масштабы хищений были другими – доходило до миллиардных сумм. Но тогда Виктор Гребнев не мог такого предположить: согласно договорам субподряда, ЗАО «ТМК» заходило на два объекта суммарной стоимостью более 1 млрд. рублей, выполняло работы и получало деньги. В теории. На практике за многое из того, что было построено с участие ЗАО «ТМК», под разными предлогами генеральный подрядчик не рассчитался и до сих пор. И это усугубило и без того непростое финансовое положение ЗАО «ТМК».  Хотя ЗАО «ТМК» не просто начал строить объекты (и построил их), а еще и за свой счет доставил из Приморья в Амурскую область тяжелую технику, вагончики, оборудование и людей.

Весной 2014 года стало понятно: чтобы сохранить на предприятии уникальный коллектив в прежнем объеме, Виктору Гребневу нужно продать часть акций предприятия тем, кто пообещал  обеспечить ЗАО «ТМК» заказами. Летом 2014 года во Владивосток приехала команда москвичей, которые и купили значительную часть акций. Сделка летом 2014 года выглядела так: у Игоря Нестеренко – 25% акций, у Александра Мысина – 25% акций, у Валентина Славина – 25% акций и у Виктора Гребнева – 25% акций. При этом, несмотря на смену акционеров, Виктор Гребнев должен был сохранить за собой пост генерального директора ЗАО «ТМК» еще на пять лет.

Важный момент: по документам, которые были подписаны летом 2014 года, никто из акционеров не имел право продать свой пакет акций без согласия других акционеров — то есть, без того же Виктора Гребнева поменять список акционеров было нельзя. Но, как всегда, если нельзя, но очень хочется, то можно: к 2015 году новые акционеры ЗАО «ТМК» сделали первый «финт»: акционеры Мысин и Славин вдруг подарили свои акции неким гражданам с фамилиями Ромах и Фролов. При этом, если Мысин и Славин были москвичами, то Ромах и Фролов оказались жителями отдаленных районов центральной полосы России. То, что они не были профессиональными строителями, похоже, никого не смутило. Да и вообще, род их занятий был не совсем понятен, но это уже детали. Самое главное – фактически, используя пробел в законодательстве, предприятие было выведено из-под контроля Гребнева: да, акции нельзя продать без согласия других акционеров, а вот подарить – можно. Это пожалуйста. Как говорится, с точки зрения закона тут более-менее чисто – поди-ка оспорь в суде такую сделку. Но вот с этической точки зрения такой «финт» с акциями выглядит некрасиво.

Но еще более некрасивая ситуация происходит дальше: 8 сентября 2014 года Совет акционеров убирает Виктора Гребнева с должности генерального директора. Хотя к тому моменту формально ничего не предвещало замены руководства. Из Москвы начал приезжать новый менеджмент, в том числе, финансовый директор, которые уже владели полной информацией: кто должен мостостроителям, и кому должны они сами. При этом новых контрактов, о которых много говорили новые акционеры, нет. Все живут только старыми запасами ЗАО «ТМК».

Немного позже происходит еще одно знаковое событие – Игорь Нестеренко, будучи новым директором ЗАО «ТМК», пишет  заявление во Фрунзенский СО СУ СКР о том, что Виктор Гребнев, будучи гендиректором, довел предприятие до банкротства и, вопреки интересам предприятия, приобретал ненужное имущество. Именно на основании этого заявление потом будет возбуждено уголовное дело в отношении Гребнева. Мало того, именно из-за этого дела Виктор Гребнев до сих находится дома, в Уссурийске, на домашнем аресте. При этом сам Нестеренко, как вы читали выше, уже сознался в том, что выводил деньги и имущество ЗАО «ТМК» — не правда ли, это говорит о многом?

Параллельно со всем этим, на свет божий появляется еще одно предприятие – ООО «ТМК-Инжиниринг». Однако, счета у них разные и предназначение – разное. Виктор Гребнев, например, уже никакого отношения к ООО «ТМК-Инжиниринг» не имеет, хотя формально остается одним из ведущих акционеров ЗАО «ТМК».

Внятного обоснования тому, чтобы ООО «ТМК-Инжиниринг» появилось на свет – нет и до сих пор. Зачем учреждать новое юридическое лицо со схожими функциями, если у «старого» не решены финансовые проблемы – непонятно. Возможно, это сделано для того, чтобы деньги, предназначенные для «настоящего» «ТМК», ушли в «одноименный» «ТМК-Инжиниринг». По крайней мере, есть один такой факт: в декабре 2014 года на счета ООО «ТМК-Инжиниринг» были перечислены 55 млн. рублей со стороны одного из заказчиков. Да вот беда: заказчики-то изначально договаривались с ЗАО «ТМК». А никаких договоров цессии (то есть, переуступки долговых обязательств) между двумя этими структурами не было.

Но и это – еще не все в «цепи совпадений». К ноябрю 2014 года Виктор Гребнев, несмотря на утрату позиций в ЗАО «ТМК», оставался действующим депутатом Законодательного Собрания – возбудить в отношении  него уголовное дело было весьма проблематичной процедурой. И тут в ноябре 2014 года он получает весьма заманчивое предложение – стать директором департамента промышленности и транспорта Приморского края. Это, однозначно, повышение. Особенно, после того, как он полностью утратил контроль над своей компанией. Поэтому, передав свои 25% в доверительное управление своему сыну Степану, Виктор Гребнев в феврале 2015 года начинает работу в краевой администрации. И тут – еще одно совпадение. Примерно в это же самое время один из исполняющих обязанности гендиректора ЗАО «ТМК» Леонов В.Г. ходатайствует в Арбитражный суд Приморского края о том, чтобы Приморский край пока не выплачивал бы более 700 миллионов рублей за Золотой мост – к тому моменту решение суда об этом уже вступило в законную силу. Вопрос: предприятию, которое «задыхалось» от недостатка финансов, вдруг стали «не нужны» 700 млн. рублей? Как и чем можно объяснить такие менеджерские решения?

В декабре 2014 года в ЗАО «ТМК» начались первые невыплаты зарплаты. Не иначе, как эффективность нового менеджмента компании достигла пика. В апреле 2015 года сотрудники ЗАО «ТМК» стали писать открытые письма Владимиру Путину, как гаранту Конституции. В апреле 2015 года именно Виктор Гребнев, как представитель администрации Приморского края, в Уссурийске попытался как-то успокоить людей, сидевших без работы и без зарплаты, и вселить в них надежду. Но Гребнев уже опаздывал – и в этом не было никакой его вины: доведенное буквально за несколько месяц «до ручки» предприятие уже не могло само справляться с бременем навалившихся проблем – и на нем с марта 2015 года была введена процедура внешнего наблюдения. Правда, некоторое время исполнительным органом все еще оставался тогдашний гендиректор Игорь Нестеренко. Дальше – больше: 24 марта 2015 года первый зам Нестеренко – А.В. Ткачев, подписал приказ о сокращении 168 сотрудников ЗАО «ТМК». При этом, как потом выяснилось, у самого Ткачева не было документов, которые, по Трудовому Кодексу РФ, вообще подтверждали бы его полномочия – сам он не являлся сотрудником компании (!)

А в середине апреля 2015 года – новая напасть. В отношении Виктора Гребнева все-таки возбуждают уголовное дело по ст. 201 УК РФ (злоупотребление полномочиями): получается, что «камень», брошенный Игорем Нестеренко, «долетел» все-таки до Гребнева. Под давлением этих обстоятельств Виктору Гребневу приходится покинуть пост директора департамента в «белом доме»: теперь он уже не гендиректор ЗАО «ТМК», не краевой депутат и не директор департамента. На все принадлежащее ему имущество следователи накладывают арест. Можно ли в России за один день стать нищим? Можно. Пример Виктора Гребнева – прямое тому доказательство.

Приморская зарплата – 6 тысяч рублей в час

Единственное, что мешало окончательно «утопить» ЗАО «ТМК» — находящийся на свободе Виктор Гребнев. Пока он мог встречаться с людьми и перемещаться по краю – для кого-то, судя по всему, он представлял реальную опасность в силу своего авторитета. Повод «убрать» Виктора Гребнева нашелся быстро. Владимир Косолапов, осуществлявший наблюдение за финансово неблагополучным ЗАО «ТМК», выдал Виктору Гребневу доверенность, которая позволяла тому, как одному из акционеров компании, получать доступ хоть к каким-то средствам и хоть к какому-то имуществу. Повод для тревоги был: на территории космодрома «Восточный» имущество ЗАО «ТМК» (тяжелая техника, строительные городки и т.п.) вдруг без спросу оказалось в чужих руках – ушлые люди из Хабаровска быстро объявили его «своим». И, похоже, что московским руководителям ЗАО «ТМК» было не до имущества на космодроме. Однако настоящее возмущение работников ЗАО «ТМК» вызвали другие действия по распоряжению имуществом. База «ТМК» на улице Нефтеветка во Владивостоке (та самая, которая находится под Некрасовским путепроводом, в районе нефтебазы) вдруг стала подвергаться «набегам» неких «печенегов» — странные люди со странными документами со скандалами пытались вывозить оттуда дорогостоящую технику и даже стали задавать вопросы о том, а не «отжать» ли им землю базы!

Желая разобраться в том, кто  и на что претендует, а главное – на каких основаниях, Виктор Гребнев получил эту доверенность. И тут же, не успев ею воспользоваться, оказался на домашнем аресте. Теперь, в принципе, любой, кто понаглее, наверное, может смело высказать претензии к имуществу ЗАО «ТМК» — к вящей радости «комбинаторов» всех мастей, с 2014 года было выдано столько доверенностей на исполнение полномочий и распоряжение имуществом, что теперь совершенно непонятно, в каком случае «царь ненастоящий». К тому же, Гребнев – на домашнем аресте, Нестеренко и Юдин – в СИЗО, предприятие находится в стадии банкротства. Как говорится, дербань – не хочу. Зато приморские «законники» все сделали по закону: руководство компании, бывшее и настоящее, «выключили» из управления. Когда все имущество ЗАО «ТМК» растащат – спросить будет, скорее всего, и  не с кого. Следователи же не имущество охраняют, а виновность доказывают! А то, что кто-то под шумок растаскивает краны, грузовики, бульдозеры, строительные городки, амуницию и другие активы – так это не к следствию вопрос. 

К тому же, сам Виктор Гребнев – не просто «выключен» из участия в работе ЗАО «ТМК». Помимо домашнего ареста, который, кстати, налагает на запрет на общение со СМИ, у него еще имеется подписка о неразглашении материалов дела. То есть, Виктора Гребнева не только оставили, фактически, без штанов – его еще и со всех сторон оклеветали, назвали «расхитителем», «плохим менеджером» и т.п., а возразить на это он не имеет права. Откроешь рот – и в следующий раз будешь «вещать» свои откровения о «рейдерстве» уже сокамерникам в СИЗО. Нет, но согласитесь, гениально придумано!  А тут еще и арбитражные судьи еще пытаются признать его банкротом как физическое лицо. Гребнева уже не просто растоптали. Его такими действиями сегодня просто уничтожают – морально и физически. Работать он не может, имущества у него нет, всем он должен, а в СМИ его продолжают «поливать грязью».  И никто не задается вопросом – а на что он вообще живет и сколько это будет длиться?

КАКАЯ-ТО

На фоне этого форменным издевательством над работниками ЗАО «ТМК», некоторые из которых ждут своей зарплаты год и более, выглядят выплаты  одному из «управляющих» (теперь уже бывших) – Дмитрию Лизунову из Томска. Поскольку основным кредитором ЗАО «ТМК» является ФГУП ГУСС «Дальспецстрой» при Спецстрое России — именно он и назначает конкурсного управляющего. В распоряжении редакции «Примрепа» есть копия приложения к договору между «Дальспецстроем» и юркомпанией из Томска во главе с господином Лизуновым, в котором расписаны гонорары. Так вот, сам Лизунов согласно этому договору, получает за свою работу по управлению ЗАО «ТМК» получает 6000 рублей в час (!) Не знаем, как в Томске, а по меркам Приморья это просто «голливудский гонорар». За 8 часов работы можно получить 48 тысяч рублей, за пять дней – более 200 тысяч, а за месяц – почти миллион! Воистину, великих специалистов привлек «Дальспецстрой»! Интересно, обратят ли свое внимание на эти «голливудские гонорары» сотрудники СУ СКР, прокуратуры Приморского края и УФСБ ПК? Ведь это что же получается: для рабочих зарплаты нет, выплат в бюджеты разного уровня денег тоже нет, а привозным топ-менеджерам – есть? Почти миллион рублей в месяц? А не жирно ли в период кризиса? При этом, проработав несколько месяцев, Лизунов отказался от этой работы. Не захотел или не справился – кто теперь ответит? Но ЗАО «ТМК» продолжает «тонуть». Видимо, даже миллионные гонорары не спасают ситуацию. Похоже, что такой строительный гигант, как ЗАО «ТМК», прошел «точку невозврата». Сам прошел или «сильно помогли» — вот в чем вопрос… А может, компетентные органы Дальнего Востока все-таки обратят внимание на то, что проблемы ЗАО «ТМК» созданы искусственно и задумаются над тем – а, может, это все-таки рейдерство?

Все новости
Другие материалы рубрики "Общество"

ПАО «ДЭК» может полностью ограничить подачу электроэнергии ОАО «Амурметалл» из-за долгов

Долг "Амурметалла" перед энергетиками составляет свыше 300 миллионов рублей

Microsoft купит LinkedIn, согласившись дать конкурентам доступ к своим программным продуктам

Конкурирующие с Microsoft соцсети получат прямой программный доступ к Outlook и смогут синхронизироваться с почтовой программой