"АиФ" начинает сбор средств для помощи тяжелобольного полуторагодовалого Давида Байгот

У полуторагодовалого Давида Байгот - детский церебральный паралич тяжёлой формы и эпилепсия.

1340248862_dsc_0391.jpg

«Главное, чтобы жил!»

Даже после тяжёлых процедур на лице Давида - улыбка

Когда общаешься с людьми, попавшими в беду, стараешься быть деликатным, подбирать слова сочувствия и поддержки. Но при разговоре с героиней этого материала - Яной БАЙГОТ - я ни разу не ощутила чувства неловкости.

От молодой женщины исходит столько теплоты и жизнелюбия, что сложно представить - у её полуторагодовалого сына Давида - детский церебральный паралич тяжёлой формы и эпилепсия.

Первое, о чём заговорила Яна при встрече со мной, - это о проблемах детей с онкологическими заболеваниями и другими серьёзными недугами. Она посетовала на то, что для лечения и реабилитации «особых» малышей в нашем крае, увы, условий практически нет. Проблему Яна знает не понаслышке: сама много лет является волонтёром в детском онкогематологическом центре. О своей же беде старается говорить как можно меньше.

«Вам это только кажется...»

- Мой сынок Давид родился на месяц недоношенным, но состояние у него было стабильное, жизни ничего не угрожало, - начала рассказ Яна. - Врачи, правда, потом обнаружили у малыша пневмонию. Но домой нас выписывали здоровыми.

Первые тревоги появились, когда ребёнку исполнилось полгода. Яна начала замечать, что её малыш развивается не так, как другие дети. Доктора успокаивали: мол, у  недоношенных деток такое бывает, они растут чуть медленнее, чем их сверстники.

Но обмануть материнское сердце невозможно, нехорошие предчувствия Яну не покидали. С малышом они наблюдались у невролога, делали специальный массаж, занимались, чтобы «нагнать» развитие. И всё же несчастье стороной не обошло. В 7 месяцев Яна решила показать Давида врачам одного центра, о котором в Приморье очень хорошо отзывались.

- На первом же приёме доктора сказали мне, что ребёнок - инвалид, - вспоминает женщина. - На мои вопросы, как быть, ответили: ну поплачьте, так случается иногда. Живут же люди и в колясках...

Яна долго не могла поверить в то, что с её Давидом что-то не так.

- Врачи наговорили мне много страшных вещей. Например, что ребёнок глухой. Но малыш ведь реагирует, отзывается, когда к нему обращаются. Как он может не слышать?

Однако специалисты на все возражения матери говорили одно: «Вам это всё только кажется. На самом деле, он не развивается». Дальше было ещё запутаннее. «Неравнодушные» врачи пообещали, что скоро у Давида «поедут» глазки и мама убедится в том, что её сын - инвалид. К счастью, этого не произошло. С фотографии, которую показывает мне Яна, смотрит улыбчивый и на вид абсолютно здоровый малыш с живыми карими глазами.

Ребёнка сгубило... лечение

Но медицинская карточка этого малыша  - намного толще, чем у некоторых пенсионеров. Давид за свои полтора года пережил такие обследования, о которых многие из нас даже и не слышали. Но и после всех процедур врачи не смогли дать точный ответ, что же всё-таки с ребёнком.

- После посещения того центра мы обращались ещё ко многим специалистам, пытались добиться достоверного диагноза, обследовались в стационаре, - продолжает Яна. - Всё тщетно: одни врачи говорили, что с Давидом всё в порядке, а прежние диагнозы - не правильные. Другие убеждали меня в том, что ребёнок останется инвалидом. Мы бесконечно лечились, всеми доступными методами. Но улучшения так и не наступало.

Выход был один: ехать в столицу или обращаться к зарубежным специалистам. Выбор Яны пал на клиники Кореи или Сингапура. Но и там, как ни странно, женщина не нашла поддержки. Врачи отказывались брать на лечение малыша без точного диагноза. И только доктора одного из госпиталей Германии согласились помочь. После обследования там стало ясно: владивостокские врачи чуть не загубили Давида.

- В Германии нам сказали, что лечение, назначенное Давиду в России, было ему противопоказано, - делится Яна. - Благодаря такой «терапии» у ребёнка развились патологии в головном мозгу. Немецкие врачи пришли к выводу, что у Давида детский церебральный паралич тяжёлой формы и эпилепсия.

Поможем!

Сейчас жизнь Яны и её мужа полностью сосредоточена на Давиде. В состоянии ребёнка могут в любой момент возникнуть осложнения. Но немецкие медики дали семье Байгот надежду: после лечения в Германии Давид может выздороветь. И хотя прогнозы пока делать рано, Яна верит: рано или поздно сын начнёт ходить и говорить.

- Давид - очень жизнерадостный ребёнок, - рассказывает Яна. - Даже после самых болезненных процедур он улыбается и радуется каждой мелочи. Вы бы видели его улыбку, когда он наблюдает за другими детьми!

Яна никого не винит в случившемся, не любит, когда её начинают жалеть... Главное для женщины сейчас - чтобы ребёнок был рядом с ней.

- Я смирилась с мыслью, что Давид может навсегда остаться в инвалидной коляске. Меня это не пугает, лишь бы жил, -  говорит Яна. - Главное, чтобы он развивался и понимал, что рядом с ним - его мама, папа, старшая сестра, которые никогда его не оставят.

На лечение ребёнка Яна с мужем уже потратили больше миллиона рублей. Но это далеко не всё: у Давида впереди - ещё один курс, который стоит три миллиона. Помимо этого, нужно купить специальную коляску (ее примерная стоимость - 200 тысяч руб.) и другое дорогостоящее оборудование.

Разве мы не поможем?

Екатерина ПОВАЛКИНА

«АиФ» начинает сбор средств на лечение Давида Байгота.

Номер карты для перечисления средств через Сбербанк России:

4276850033776706 (Алексей Витальевич Л.)

Контакты мамы Яна Байгот:

тел. в Германии (сейчас мама с сыном находятся в клинике) +4 917 446 04 529.     

YanaBaygot@gmail.com

Куратор - Луценко Инна. Моб. тел. +7 908 449 40 64.     

e-mail: dvregioni@yandex.ru

ICQ 342-356-273

Другие материалы рубрики "В Приморье"

Приморские наркополицейские к 25-летию службы изъяли 1,5 тонны наркотиков

Сегодня подразделения по контролю за оборотом наркотиков системы МВД России отмечают 25 лет со дня образования службы