"Строим театр оперы и балета за 4 млрд, а в городе два фагота и один гобой"

Петер Шварц - о своих "кровных" связях с Владивостоком, об оркестровой яме и проекте VladOperа, который живет уже 8 лет .

1338790831_peter-1.jpg

Петер, что тебя связывает  с Владивостоком

- Моя бабушка родилась в России, ее отец, мой прадед, был офицером царской армии и служил на Дальнем Востоке, а бабушка прожила во Владивостоке с 1912 по 1925 год. Об этом лет за двадцать до своей смерти она написала в книге о своей жизни.

Мой дед муж бабушки Юли получил образование в "Кунст и Альберс" в Гамбурге и был направлен во Владивосток, где работал в магазине фирмы, будущем Владивостокском ГУМе.  Он тоже написал свою маленькую биографию, поэтому у меня и с его стороны была  информация.

Под впечатлением их мемуаров я захотел увидеть собственными глазами, где жила моя бабушка. Я начал изучать русский язык и в 95 году впервые приехал в Россию в Санкт-Петербург. Через  два года я приехал во Владивостоке, куда стал приезжать почти каждый год. С 2003 до 2005 года я жил здесь постоянно, вначале преподавая немецкий язык от культурного фонда Robert Bosch Stiftung .

А как родился проект оперных постановок во Владивостоке?

- В рамках программы Bosch Foundation мы устраивали в городе небольшие выставки,  в 2004-5 году в Академии искусств, провели семинар о современной опере в Германии, вскоре при Академии появился "Клуб любителей Штутгартской оперы". Однажды меня спросили, мог бы я пригласить во Владивосток Штутгартскую оперу? Я ответил, – конечно, нет. Это дорого, это далеко, это нереально. Потом подумал: конечно, весь спектакль привезти не получится, но одного-то певца и пару певиц я смогу привезти.

Это было летом 2004 года, а через год мы провели "Дни Штутгартской оперы во Владивостоке". Приехали  две певицы, режиссер и дирижер. Мы провели несколько концертов в Пушкинском театре и  Лютеранской церкви,  выставку о Штутгартской опере, мастер-класс с молодыми вокалистами. Как-то, само собой, созрела идея поставить во Владивостоке спектакль. Здесь для этого есть все, оркестр, оркестровая яма.

Оркестровая яма?

- Многие даже не знали, что наша филармония раньше была полноценным оперным театром. Когда в 1975 году театр переехал в новое здание на Петра Великого, яму забили и театр стал работать как концертная площадка. Мы два года уговаривали руководство филармонии – давайте откроем, давайте попробуем, и они, наконец, согласились.  Потом уговаривали местный оркестр играть в этой яме. "Чтобы мы в эту яму залезли и там играли? – возмущались они -  Вы нас не уважаете" !  Как объяснить, что во всем мире музыканты играют в яме, и так уже триста лет.

И не страшно было браться за такой сложный проект,  привезти коллектив,  организовать, можно сказать, с нуля мероприятие, уникальнейшее для  Владивостока?

- Я был немножко наивный, я думал, ну, хорошо, раз все этого хотят, немножко помогу, и все получится. (Смеется).  Я тогда еще не знал, что в жизни мало, просто хотеть – надо уметь  хотеть. Т.е., чтобы желание осуществилось, надо вложить в него свою энергию, время, силы, энтузиазм, самодисциплину. Сегодня я это знаю.

То есть трудности тебя  не испугали

- После "флейты" стало понятно, если проделана такая большая работа, нельзя останавливаться. Тогда мы решили через два года поставить во Владивостоке "Фигаро".  Опять столкнулись с финансовыми проблемами,  опять нам помогли в последний момент, и в октябре 2011-го мы показали "Свадьбу Фигаро", и вот, на следующий год  покажем наш третий проект -  "Дон Жуан".

Сейчас во Владивостоке строится театр оперы и балета, как ты считаешь, он будет востребован?

- Чтобы ваш оперный театр работал, как оперный театр, нужна постоянная труппа, техники, осветители, звуковики, очень много специалистов, это  огромные деньги.  Я как-то подсчитал, что денег, истраченных на его постройку, хватило бы, чтобы вести наш проект сто лет!

Мы раз в год собираем специалистов, которые здесь есть, добавляем, которых здесь нет из других городов, и стараемся показать интересный спектакль. Вот такой формат для Владивостока очень правильный.

 

Если бы я был главным, то принял простое решение – филармония  для оперных проектов очень достойная площадка. Там только надо поднять башню над сценой метров на пять, чтобы декорации убирались полностью и  зрителю были не видны. За небольшие деньги это можно сделать, обновить технику и получить полноценный театр в формате Владивостока.

Все обсуждают, какие в новом театре будут кресла - красные или синие. А какие полторы тысячи зрителей будут  ходить каждый день на оперный спектакль? Конечно,  можно пригласить звезд, эстрадных, это тоже хорошо, но это же, не все. Там огромная оркестровая яма, а в городе два фагота и один гобой, кто будет заполнять эту оркестровую яму.  Я не вижу здесь, кто это может быть.

У нас во Владивостоке один гобой?

- Да. Поэтому он играет везде и не может быть на всех наших репетициях, это печально, но это наша реальность.  Хочешь играть во Владивостоке симфоническую музыку, знай, что здесь есть только один гобой, который не всегда может быть. То же самое с фаготом, был один на "Волшебной флейте", на "Фигаро"  было два. Но в "Доне Жуане" нужны уже четыре фагота и четыре гобоя!

В Германии оперная сфера планируется за два-три года, во Владивостоке трудно планировать процесс даже на две репетиции, мизерные зарплаты музыкантов вынуждают их подрабатывать где-то на стороне.  Например, мы думали, что у нас будет большой хор, но хористы могли репетировать только вечером, днем у них другая работа, а оркестр - только днем и провести общую репетицию практически невозможно.

А костюмы, декорации, вообще, художественное оформление спектакля  делаются здесь?

- Мы хотим развивать оперное искусство – здесь, поэтому наш художник по костюмам приезжает сюда. В этот раз тоже будет немец - Ян Майер.  В следующем году он будет ставить спектакль в Зальцбурге и после Зальцбурга сразу приедет  во Владивосток

И как проект будет развиваться в дальнейшем,  уже есть планы, кроме следующего года.

- Моя мечта развивать проект до такого уровня,  чтобы  суметь провести здесь международный фестиваль театрально-оперного искусства, каждый год ставить один новый спектакль,  потом пригласить один спектакль на гастроли и восстановить один спектакль прошлого или позапрошлого года,  и все это показать в течение месяца здесь во Владивостоке.  

С нашим проектом мы поняли, что надо создавать структуру, внутри которой проект можно развивать. В Германии мы создали некоммерческое объединение, которое занимается укреплением связей с Дальним Востоком. В Штутгарте есть  "Общество друзей", которо нам помогает очень сильно. Может когда-нибудь и во Владивостоке появится такое общество и, однажды, нам встретится человек, который будет иметь  финансовые возможности, чтобы поддержать проект. Недавно мы нашли такого человека, он дал хорошую сумму, на которую мы  можем двигаться дальше и готовить проект "Дон Жуан".

Человека нашли в Германии?

- Да, в Германии…. Всегда – в Германии (смеется). А я в течение этого года должен выяснить, какие есть возможности во Владивостоке, чтобы обеспечить будущее проекту. Это тяжелый эксперимент, но безумно интересный.

Другие материалы рубрики "Интервью"
58657350.jpg

Замдиректора «Луч-Энергии» подвел итоги первой части первенства ФНЛ

В зимний период, по словам специалиста, команду ждут традиционные сборы

10811009-861851.jpg

Трагедия, изменившая и объединившая мир

1 декабря в прокат выйдет фильм-катастрофа Сарика Андерсяна «Землетрясение»

tkra.JPG

Монтаж главной новогодней ёлки начался во Владивостоке

28-метровая конструкция, украшенная шарами и гирляндами, предстанет во всей красе уже к середине декабря