Скандал с просроченными лекарствами во Владивостоке

Врачи "тысячекоечной" уверены - их больницу пытаются подставить.

1333356366_img_0520.jpg

Сообщение прокуратуры Приморского края от 30 марта о том, что "тысячекоечная" больница Владивостока лечит своих пациентов просроченными лекарствами, растиражированное информационными сайтами, телеканалами и газетами повергло в шок весь медицинский персонал. 

"Я себе даже представить не могла, что нас могут обвинить в таком, - говорит старшая медицинская сестра краевого государственного бюджетного учреждения "Владивостокская клиническая больница №2" Наталья Дмитриевна Лада, которая работает в "тысячекойке" уже 34 года.

"У нас только что завершилась комплексная проверка Приморского территориального фонда обязательного медицинского страхования, - свидетельствует заместитель руководителя аптеки "тысячекойки" Виктория Амбарцумовна Еремеева, - были проверены абсолютно все лекарственные препараты, и ни у одного из них срок годности в ближайшее время не истекает."  Все медики уверены, что "тысячекоечную" больницу кто-то пытается подставить. 

Ближе к вечеру 7 марта в процедурный кабинет ревматологического отделения вошли незнакомые люди, представились сотрудниками прокуратуры, прямо прошли к шкафчику, открыли его и тут же достали упаковки с лекарствами, которые до этого медсестры здесь не видели. 

Какими лекарствами? В пресс-релизе прокуратуры написано: обнаружено 38 флаконов Цетафаксим Эльфа EX-8006 и 30 ампул папаверина гидрохлорид, срок которых истек в ноябре 2011 года. 

У медиков возникает множество недоуменных вопросов. Откуда взялись эти препараты  в "тысячекоечной" больнице, которая закупает лекарственных препаратов в среднем на 20 миллионов рублей ежемесячно, а в год на 240 миллионов? А просроченный папаверин в любой аптеке стоит что-то около 30 рублей за упаковку. При этом в больничной аптеке этого препарата совершенно качественного – вполне достаточно.

Как могли лечить здесь некую пациентку просроченным препаратом Цетафаксим Эльфа, которого вообще на свете нет? Может, имелся  в виду  прокурорскими работниками антибиотик ЦЕФОТАКСИМ ЭЛЬФА? Но его ни по каким учетам в списке лекарств, закупаемых тысячекоечной больницей, не значится. 

" Мы не закупаем этот препарат уже более двух лет, потому что, используем более новые и эффективные антибиотики такого типа, - утверждает зам главного врача по хирургии Станислав Никулин. – Сами подумайте, откуда он мог взяться в процедурной, если его никому не назначают, и его в нашей больничной аптеке нет с 2010 года?"

"Я удивляюсь всем этим нестыковкам, - рассказывает главный врач  КГБУ "ВКБ № 2" Даниил Яровенко. - Думал, может, грешным делом наши медсестры приторговывают потихоньку лекарствами? Провел полное служебное расследование, начиная от нашей аптеки, которая получает все лекарственные препараты, поступающие в больницу. Опросил медсестер, включая тех, кто уже не работает у нас. Ну,  никто у нас препаратов этой серии и этой группы в больницу не приносил и не торговал ими! Еще один факт. У нас буквально на днях была история, когда на столе в ординаторской врачи внезапно обнаружили несколько ампул сильнодействующего препарата, который обязан храниться по особо строгому режиму. Мы вызвали полицию Советского района, когда это обнаружили, провели внутреннюю проверку и выяснили, что в больницу лекарства этой серии никогда не поступали."

"Список всех закупаемых лекарственных средств находится на сайте больницы, его могут посмотреть все. Он составляется коллегиально группой опытных специалистов. Клинические фармакологи, к примеру, определяют, какие именно препараты следует покупать с точки зрения оптимальных схем лечения. Провизоры определяют эти же самые препараты по товарной стоимости, может ли их больница себе позволить. Ведь хороших лекарств много, но среди них есть очень дорогие и по тарифам, определенным Приморским территориальным фондом обязательного медицинского страхования (ТФОМС), их больница приобрести не может. Но есть случаи, особенно в реанимации, когда выходит гораздо дешевле и быстрее лечить больного именно дорогим препаратом, который снижает риск возникновения осложнений. В медицине самое дорогое - это лечить осложнения. А самое дешевое лечение выходит тогда, когда пациент быстро излечивается. За неделю или немногим больше. Я издал осенью прошлого года приказ о создании такого отдела, который и стал анализировать медико-экономическую целесообразность закупаемых лекарственных препаратов. 

"За те же самые деньги мы стали приобретать для больницы значительно большее количество высокоэффективных лекарственных препаратов, с помощью которых смогли более качественно лечить наших пациентов, укладываясь в установленные нормативы по срокам лечения. А от дешевых, но неэффективных отказались. Кроме того, мы полностью исключили такую ситуацию, когда все деньги, выделяемые на закупку лекарств на год, вдруг почему-то заканчивались к июлю.     

Одна проблема только есть - ТФОМС в последнее время задерживает перечисление денег, которые идут  на покупку лекарств, на зарплату врачам и на питание больных. На сегодня фонд и страховые медицинские организации должны нашей больнице уже почти 70 миллионов рублей."

Вопрос: Даниил Евгеньевич, скажите честно, а вы могли своим этим нововведением помешать каким-нибудь сложившимся в Приморье коррупционным схемам? Ведь 20 миллионов рублей в месяц только на лекарства, которые могут быть и дорогими и дешевыми - это очень немаленькие деньги…

"Наверное, мог. Но у меня нет ни фактов, ни доказательств, я - врач, а не следователь. Думаю, что следственные органы должны во всем разобраться, если они всерьез заинтересованы в том, чтобы выяснить, как закупаются и расходуются лекарства в тысячекоечной больнице."

Все новости
Другие материалы рубрики "В Приморье"