"Проект: Панацея": ужасы нашего городка

Фильм ужасов сняли во Владивостоке, премию за него получили в Москве, а смотреть его в кинотеатрах будет вся страна. Как это получилось? А вот как!

kb1328760058423174_287189378010616_100001586689516_864436_876354525_n.jpg
Снятый во Владивостоке фильм ужасов "Проект: Панацея" получил в Москве российскую кинопремию "Капля" в номинации "Лучший отечественный хоррор". О том, как это вообще стало возможно, о зомби, которые на самом деле не зомби, и о особенностях национального, то есть владивостокского фильмопроизводства, ИА "Приморье24" беседует с режиссером проекта Георгием Саенко и продюсером Денисом Вродливец.- Как и когда стартовал "премиеносный" проект "Панацея"?- Проект стартовал в августе 2010 года, когда мне в голову пришла идея снять фильм про зомби. Причем сперва мы хотели снять трейлер – имиджевый ролик всего с одним актером, спасающимся от ожившего мертвеца. И вот из этого трейлера родился полноценный фильм!- Как у Роберта Родригеса?- Не совсем: Родригес хоть и снял "Планету страха" и "От заката до рассвета", но в первую очередь он выпускает боевики, крепкие такие фильмы категории B-movie. А у нас изначально был прицел на фильм ужасов. Ролик мы отсняли, приехали домой, отсмотрели его – и поняли, что показывать это нельзя никому. Ни при каких условиях. Свет отвратительный, зомби бегал в кадре отвратительно и смешно. Отснятый тогда материал мы даже монтировать не стали. Дня через три мы решили начать съемки заново - позвали знакомых акробатов, предложили им участвовать в сцене, где девушка отстреливается от трех зомби. Сперва наши загримированные "бродячие мертвецы" напоминали размалеванных гостей ночного клуба, но после перегримировки они уже стали куда страшнее. - То есть "Панацея" - первый в новейшем российском кино "зомби-муви"?- Вообще я не люблю, когда его называют zombie-movie. По сценарию у нас не зомби, а зараженные, в голову им стрелять не принципиально, бегают они быстро – все клише жанра нарушены. Это очень опасные, мутировавшие, но все-таки живые существа. Их можно убить, и наши герои это успешно демонстрируют.- То есть для фильма заранее не было написано даже сценария?- Первые дни процесс съемок происходил так - утром пишется сцена, вечером снимается сет, на его основе появляется полноценный сториборд, прорабатывается грим, трюки продумываются. Потом мы вошли в ритм, и до конца съемок все делали "по уму".- Как долго шла работа в таком напряженном графике?- Месяц плотной съемки, а последняя массовка была снята через 9 месяцев после начала – как ребенка вынашивали.- И что было самым сложным? Условно говоря, "токсикоз" был за эти девять месяцев?- Проблема самая главная была в том, что мы не были готовы ментально и морально. Технически мы уже многое знали, это все-таки далеко не первый мой фильм. Но когда точка невозврата пройдена, откатывать назад уже поздно. Фильм "шлифовали" на ходу – сразу было видно, что нужно переделывать, дорабатывать, брак бросался в глаза сразу.- Но сейчас вы по итогам довольны своей работой?- Главной задачей было не походить на самодельные фильмы ужасов, которых мы посмотрели очень много. Приятно, конечно, было в Москве, когда никто не верил, что это было снято во Владивостоке меньше чем за 10 тысяч долларов – все думали, что бюджет у нас минимум 100 тысяч. Да и здесь, когда режиссер и оператор Крессантис на мастер-классе спросил, какими фильтрами мы пользовались при съемке и услышал, что мы снимали на обычный Canon в обычном свете, он долго жал руку и повторял, что совершенно случайным образом мы добились таких оттенков, ради которых операторы вообще-то идут на сложнейшие ухищрения.- Когда сперва работаешь на интересе, он во многом заменяет финансовые рычаги. А когда человек становится профессионалом, он хочет получать деньги за то, что любителем делал бесплатно. И это совершенно нормально, так и должно быть.- Если даже самый талантливый человек приходит сниматься с улицы, ему не за что платить гонорары. Начать с того, что он всегда смотрит в камеру – это сто процентов. А мало кто знает, что даже в порно актеров первым делом учат не смотреть в камеру, так очень много дублей запарывается просто-напросто. Потом приходит опыт, и то, на что в начале съемок уходило часа четыре, под конец делалось за 20 минут.- То есть когда начинающие владивостокские режиссеры жалуются, что негде взять денег, они, мягко говоря, не видят главной проблемы, "леса за деревьями"?- Ключевая проблема – это отсутствие опыта. Об этом в один голос говорят все продюсеры, которые вкладывают свои деньги в киносъемку. Во ВГИКе учиться-то особо и нечему – школа уже не та. Главное – практика. Если во время съемок ты не видишь своего материала "со стороны", после съемок ты непременно захочешь его переснять. Мы пришли к тому, что препродакшен – если не 50, то 30% всей работы точно. Он колоссальные деньги экономит.- При правильном планировании приходит понимание того, куда будет потрачена каждая копейка.- Ну а выезжать на съемку без сториборда – просто бездарно потратить впустую съемочный день. А те, кто жалуется на отсутствие денег, обычно даже не пробовали их достать. Нет денег – иди в банк, бери кредит, устраивайся на работу, отдавай кредит, бери новый. Рассказывать о том, какой ты гениальный, но непонятый, будешь дома за ужином – маме и папе. Только вот в чем дело – весь тот "арт-хаус", который так любят снимать во Владивостоке сейчас, не возьмут ни в один кинотеатр. Его даже на DVD не возьмут. Он в Москве не нужен абсолютно никому, это такой продукт "для внутреннего пользования". А мне не интересно снимать на полку, я хочу, чтобы мои фильмы показывали. Местные режиссеры – будто поголовно фон Триеры, и у каждого будто "Догвилль" за плечами. И все ссорятся между собой, что-то доказывают. Мне не интересно гадить людям на головы, а тот, кому интересно, пусть идет на kino-govno.com, где средний возраст развития пользователя – 15 лет, даже если ему уже пятьдесят. Там и по афише фильма могут рецензию написать.- "Панацею" будут показывать?- Скажем так, в Москве были достигнуты устные договоренности с продюсерами, которые сказали - ребята, если вы сделаете фильм так, как обещали, - мы его будем крутить, нам это интересно. "Панацея" выйдет в любом случае, но нам бы хотелось, чтобы он пошел к широкому зрителю, мы очень много сил вложили в него.- Как долго еще предстоит работать?- Сейчас осталось трудиться еще полгода. По неопытности мы допускали такие ошибки, которые сейчас не допустили бы ни за что. На форумах, на ютубе, у родителей, друзей, участников съемочной бригады только один вопрос - когда?! Но мы же не сидим сложа руки, а работаем над ним каждый день с утра до вечера. Мало фильм отснять – мы убедились, что это в лучшем случае половина работы. И техническая доработка занимает огромное количество ресурсов.- А кто сейчас трудится над фильмом?- Сейчас над ним в буквальном смысле слова работает вся Россия – от Владивостока до Калининграда. Команда разногородняя, это группа по разработке спецэффектов, композитор, звукорежиссер, художник.- Премию тоже будете делить "на всех"? Расскажи о ней побольше.- Премия "Капля" вручается во второй раз, но число номинаций за год выросло вдвое. Хоррор – это один из немногих чистых жанров, который можно собрать на фестивале. По сути, это вот ужасы и эротика еще – но фестивали эротического кино очень специфическая тусовка, да и снимать хорроры интереснее и сложнее – нужен грим, спецэффекты. В эротике ты увидел запоминающуюся сцену – и сразу захотел повторить ее с подругой, а сцены из фильмов ужасов никто в здравом уме повторять не захочет. Это тоже нужно помнить. Премия, конечно, дело накладное для организаторов - нужно приглашать звезд, водить их по клубам и ресторанам, оплачивать гостиницы. Нам, кстати, отель не оплачивали, но мы и так сумели недорого пожить в Москве, не так это невероятно, как принято думать.- А пресловутое московское снобство?- Никакого снобизма мы не заметили! Отличные парни организовали премию, отличные люди среди номинантов. В первый же вечер мы познакомились с иностранцами, ходили на мастер-классы, и всегда отношение было точно таким же, как и к остальным. Смешно, конечно, было слышать фразы вроде "бюджет у нас скромный – всего 10 миллионов рублей", при рассказах о технической базе возникала легкая зависть – все эти краны, рельсы, но. Если припрет, всегда можно найти местных кулибиных, которые тебе сварят стойки для камеры из "подручных материалов".- Уже есть понимание того, чем займетесь после "Панацеи"?- У нас уже сейчас в производстве два проекта. Один – рабочее название "Антиномия" – с молодой и очень талантливой девушкой, Светланой Николаевой, "звездочкой", можно сказать, в главной роли, это качественно иная съемка. Надо отметить, что после "Панацеи" многие двери, закрытые наглухо, начинают приоткрываться, к нам теперь присматриваются те, кто раньше не хотел замечать. У нас сформировался рабочий костяк из тех, кто готов работать и вкладывать свои средства во всех смыслах слова.- Раз зашел разговор про девушек...- Сразу могу сказать - всем, кто хочет делать кино, про личную жизнь можно забыть всерьез и надолго. Через две недели начинаешь психовать, а через два месяца тебя уже не узнать - заросший, задерганный, но в душе – абсолютно счастливый.Беседовал Вилитари Филатов
Все новости
Другие материалы рубрики "Интервью"
58657350.jpg

Замдиректора «Луч-Энергии» подвел итоги первой части первенства ФНЛ

В зимний период, по словам специалиста, команду ждут традиционные сборы

10811009-861851.jpg

Трагедия, изменившая и объединившая мир

1 декабря в прокат выйдет фильм-катастрофа Сарика Андерсяна «Землетрясение»

tkra.JPG

Монтаж главной новогодней ёлки начался во Владивостоке

28-метровая конструкция, украшенная шарами и гирляндами, предстанет во всей красе уже к середине декабря