Водка, доллары и Новый год

Не секрет, что артисты, работающие в театрах, в эти дни всеобщих корпоративов зарабатывают куда больше, чем за год на своей основной работе. Это называется на актерском сленге - новогодний чес.

lb1322030976z_b8140eb3.jpg
В бытность моей учебы на театральном факультете, да и позже, случалось, я работал в роли Деда Мороза, на всевозможных мероприятиях. Причем, как в предпраздничные дни, так и в саму новогоднюю ночь. Практика совершенно бытовая, для актеров, КВНщиков, массовиков затейников, и прочих скоморохов. Для актеров театральных - особенно. Ни для кого не секрет что артисты, работающие в театрах (за сущие копейки), в эти дни всеобщих корпоративов зарабатывают куда больше, чем за год на своей основной работе. На что опосля живут весь год. Это называется на актерском сленге - новогодний чес. Ну, вот и я, как уже было сказано, предавался подобному разврату. Со временем мне это жутко надоело, потому как я осознал, что Дедом Морозом, Снегурочкой, Карлсоном или Бэтменом нужно родиться и, что немаловажно - вовремя умереть. Не говоря уж о том, что после 30 годков заниматься подобным идиотизмом довольно нелепо. Ну не лежит у меня душа к тому, чтобы прыгать вокруг пьяных теток, пузатых мужиков, свихнувшихся от офисной работы менеджеров и прочих деградантов, изображая доброго дедушку - в плюшевой бороде и синтепоновых рукавицах. Какие бы коврижки за это ни сулили. Вломы, и баста. Единственный вид подобной работы, какой я признаю и поныне, это веселить маленьких детишек на новогодних утренниках. Дети - это святое. Но во времена пьяной юности и студенческой молодости, если ты учишься на театральном факультете, такого рода заморочки просто необходимы. Это закаляет морально, учит работать со зрителем без "четвертой стены", формирует в будущем актере смелость перед толпой, да и просто развлекает, попутно предоставляя возможность элементарно нашкулять на вино и пиво. Одним словом, студент, который не работал Дедом Морозом или Снегурочкой, не прошел "школу капитанов" (это ту школу, где, согласно Федору Чистякову, лидеру знаменитой группы "НОЛЬ", учат водку пить из стаканов). А пройти эту школу обязан каждый театрал. Убежден. И убежден твердо. Как правило, подобные новогодние представления разворачиваются в барах, клубах, ресторанах, кафе и прочих увеселительных заведениях. Зачастую в местах злачных и находящихся черт знает где. Вспоминая о своем актерском дебюте на поприще новогодних торжеств, меня до сих пор разбирает смех. Случилось это в ночь с 1999-го на 2000-й год, в неком кафе-баре "Х". Работали мы вчетвером. Я, Юля С., Андрей (младший брат Юли, школьник), и еще одна девушка Маша, в роли Бабы-Яги. Программа у нас была разбита на несколько блоков: до боя курантов и после. Кафе "Х" было устроено таким образом, что гости тусовались в разных залах, и нам приходилось заходить в каждый зал и проигрывать одни и те же сценки заново. Три маленьких зала и один большой. Сперва шли мы со Снегурочкой, морозили свою программу и переходили в следующий зал, а за нами по пятам двигались "колядки-малядки" в исполнении Зайца и Бабы-Яги. А по сценарию, который, естественно, писали мы с Юлей, мой герой, Дед Мороз, старый безумный дед-алкаш, с табуреткой на спине и граненым стаканом, надетым на посох, обязан был пить со всеми гостями на брудершафт. Причем, тост следовал за тостом. И наливали веселые гости "дедушке", естественно, в этот самый граненый стакан. С горочкой. Ну, думал я, дело молодое, справлюсь. Не впервой пить из ковша. Первые два часа работы я справлялся весьма мужественно. Половина напитков утекала в бороду, и борода через пару часов впитала столько спирта, что резинки, которые ее держали на привязи, стали вытягиваться под естественным весом намокшего капрона. Борода походила на уставшую мочалку. Или на половую тряпку. Что делают с половой тряпкой? Ее выжимают. Вот и я отворачивался в уголок, и выжимал бороду. После чего пил снова, и снова выжимал бороду. И так по кругу. Пил, выжимал, пил, выжимал. Но все же, сколько бы алкоголя ни поглощала моя борода, мой рот умудрялся поглотить больше. Подходил я к делу ответственно, по Станиславскому, даже не думая обманывать зрителей. Короче говоря, минут за 10 до боя курантов, уже практически не стоя на ногах, я послал всех к чертовой матери, и, объявив что "иду писать", покинул сцену. Мне нужно было как-то оклематься. Прийти в себя и подготовиться ко второму блоку программы, в котором пить предстояло в два раза чаще. На сцене остались Снегурочка, Баба-Яга и школьник Андрей в роли Зайца-гармониста. С ними, собственно, гости и прослушали поздравление президента. Я же пошел спать в гримерку. В тот момент, когда я уже почти что сгруппировался среди картонных коробок, бутылок, и тюков с каким то хозяйственным хламом, я вдруг вспомнил, что до сих пор еще не получил от директора наши деньги. Я взял договор подряда, который предусмотрительно составил лично, и отправился в директорский кабинет за зарплатой. Директор охотно отдал мне 300 долларов, улыбнулся, похлопал меня по плечу, и сказал, что мы отлично работаем. Я пропустил его комплементы мимо ушей, и пояснил, что 300 долларов это только половина, а мне нужны остальные. Директор почему-то удивился и ответил, что это и есть остальные, а аванс он мне якобы лично в руки отдал час назад. Я озадачился, почесал мокрую бороду, вернулся в гримерку и проверил свои карманы. Денег не было. Я проверил карманы своих друзей. В карманах друзей долларов также не наблюдалось. Более того, в договоре подряда приход аванса не значился, и наших подписей в графе "подписи сторон" не стояло. Я вернулся к директору в кабинет и начал орать. Кто меня хорошо знает, тот знает, как я умею орать. Образовался скандал. Чуть до драки не дошло. Я обещал, что если в течение пяти минут я не увижу свои кровные, то я подожгу кафе, и всем придет полный пи.ц. И, клянусь, я не шутил. Спички у меня были, злость тоже. Я не терплю, когда меня кидают. Сбежались люди, вызвали охрану. Охрана через пару минут общения со мной встала на мою сторону и потребовала от директора, чтобы он расплатился. Все козыри были на моей стороне. Свидетелей, видевших, что я брал деньги у директора, не оказалось, росписи сторон в договоре отсутствовали, и что самое важное, факт передачи денег в моей памяти запечатлен не был. А значит, денег я не брал. Юридически я был прав. Но меня явно хотели обдурить. Директор топал ногами, округлял глаза, жестикулировал, возмущенно доказывая, что деньги он мне отдал в руки, все до цента. Насчет договора подряда, напечатанного на бумаге, он утверждал, будто я пришел к нему за авансом без какого-либо договора. И что эту бумажку он видит вообще в первый раз. Директор уверял моих коллег, что я негодяй, и всех их удумал провести. То есть, кинуть. Юля смотрела на меня растерянно, но по ее выражению глаз я понимал, что она знает что-то большее. Оставлять это безобразие в подобном положении я не имел права, и поэтому решительно заявил, что концерт окончен, и второй части шоу-программы не будет. На том и порешили. Видимо администрация заведения поняла, что это наиболее благополучный для них исход. Все артисты отправились в гримерку переодеваться, а я задержался на пару минут в фойе возле елки, выкурить сигаретку, и подумать, как отомстить за обман. Внезапно появился директор, и сказал что я мерзавец, аферист и ловкач. Я ему ответил то же самое и пригрозил расправой. После я зашел в гримерку, где сидели растерянные сказочные персонажи, и громко выражаясь в адрес сего заведения, уверил друзей, что наши деньги мы обязательно получим. Каким образом я не знал, но верил в это однозначно. Сняв тулуп, бороду и парик, я сел на табуретку и врезал водки. Уходить без денег мне не улыбалось. Я закурил, встал и пошел в туалет. И вот тут начинается самое интересное. Когда я вышел из уборной, ко мне подошла взволнованная Юля и заговорщицким шепотом попросила ввести ее в курс дальнейшего плана. Какого плана - я не понимал. Я не понимал, о чем она толкует, и почему говорит шепотом. Юля оглянулась, и так же шепотом сказала, что надо быстрее смываться, пока все не открылось. Я реально не понимал, о чем она. Куда "смываться", и что "не открылось". Тогда Юля мне рассказала следующее.Через час, после того как мы начали программу, обошли три маленьких зала и готовились перейти в зал большой, я сходил к директору, и принес из его кабинета 300 баксов. В это время Баба-Яга и Заяц зажигали на сцене, и то, что я принес деньги, то есть аванс, никто, кроме нас с Юлей не знал. Я подмигнул Юле, поставил ногу на кадку с пальмой, задрал штанину, и положил купюры в носок. После чего приложил палец к губам, и произнес - "Тсс!..". Далее я достал из кармана штанов бутылку водки, выпил, поправил бороду и отправился в большой зал, на сцену. Ничего не понимая, Юля отправилась следом за мной. Ну а дальше, через час, началось то, что собственно и привело к вышеописанному скандалу. Вот какую забавную историю про меня самого мне поведала Снегурочка. Я смотрел на Юлю, Юля смотрела на меня. Я ей не верил. Если я положил деньги в носок, сказал я, они должны в носке и оставаться, ибо с тех пор ни носки, ни башмаки я не снимал. Я задрал штанину левой ноги, и заглянул в носок. Там было пусто. Я задрал штанину правой ноги, оттянул носок, и обнаружил там деньги. Пересчитал. Триста долларов. Минуту мы молчали. После я начал смеяться. Мне было смешно. Не оттого, что нашлись деньги. Нет. Этот факт сам по себе не мог не радовать. Но. Смеялся я потому что не понимал, как подобная фигня вообще могла случиться. И случиться со мной. С адекватным взрослым человеком. Целый пласт времени был стерт из моей памяти. Я стоял в коридоре ресторана, голый по пояс, еще в гриме, и хохотал. Я понял, насколько бывает убедительным человек, когда он сам искренне верит в свою правоту. А Юля, Юля, девушка, которая знала меня как свои пять пальцев, восприняла эту нелепость как некий хитроумный план по финансовому разводу ресторана. А плана-то никакого не было. Было просто много водки, веселые гости, безумный сценарий и глубокий стакан. Вот и все, что было. Я был всего лишь пьян. Пьян в стельку. Но так как я был на работе, и расслабляться не имел права, я одурел по-особенному. Алкоголь, так или иначе, сделал свое дело. Он расслабил не тело, а разум. Алкоголь расплавил мозг, превратив Деда Мороза в террориста. Я тупо забыл, что мне отдали аванс. Я забыл, что спрятал деньги в носок. Я чувствовал себя идиотом.  В последующем было еще немало подобных "новых годов", где случились не менее удивительные истории, но эта запомнилась особенно. И мне до сих пор немного стыдно перед директором той уютной забегаловки, который, как выяснилось, оказался честным и порядочным человеком. А это в случае с коммерсами вариант редкий. Но и он совершил оплошность, поверив незнакомым людям на слово. Что же касается моей Снегурочки, то она еще долго, несколько лет, искренне была убеждена, что я находился в здравом уме и трезвой памяти, и расчетливо планировал развести директора. Юле всегда нравились аферисты. Когда же она поняла, что это не так, и я не обманываю честных людей, мы расстались навсегда. А доллары... Доллары мы, естественно, директору не отдали. В те годы я с трудом соглашался признавать свои ошибки. Валюту мы распилили среди артистов. Как и полагается. Каждый получил свою строго оговоренную долю. Продолжать программу мы тоже не стали. Зачем? Гости уже получили заряд сказочной энергии, и водили хороводы без посторонней помощи. Мы выкурили по сигаретке, заказали такси и уехали к Юле домой, есть салаты и пить шампанское. Начиналось новое тысячелетие.
Все новости
Другие материалы рубрики "Интервью"
58657350.jpg

Замдиректора «Луч-Энергии» подвел итоги первой части первенства ФНЛ

В зимний период, по словам специалиста, команду ждут традиционные сборы

10811009-861851.jpg

Трагедия, изменившая и объединившая мир

1 декабря в прокат выйдет фильм-катастрофа Сарика Андерсяна «Землетрясение»

tkra.JPG

Монтаж главной новогодней ёлки начался во Владивостоке

28-метровая конструкция, украшенная шарами и гирляндами, предстанет во всей красе уже к середине декабря