«Дубовая» Конвенция СИТЕС отнимает у русского леса зарубежные рынки сбыта?

Внесение монгольского дуба и манчурского ясеня в список более жесткого контроля над легальностью лесозаготовок превратило дальневосточный лес в «санкционный продукт».

1447134782_6cjy-lnq_xuvhxfzpdl73a.jpg

Политика, экономика и экология зачастую переплетаются так тесно в реалиях российского Дальнего Востока, что трудно разобраться: где активность «зеленых» имеет отечественное происхождение, а где – не совсем. Со времен Остапа Ибрагимовича Бендера тезис про «заграница нам поможет» остается по-прежнему актуальным. И, похоже, что пытается эта самая «заграница» и сегодня влиять на экономику целого дальневосточного региона: если не прямо, то, как минимум, опосредовано. Об этом пишет ИА Приморский репортер.

Последний пример: в начале 2014 года, по инициативе Минприроды России, Секретариат Конвенции о международной торговле видами, находящимися под угрозой уничтожения (СИТЕС), включил дуб монгольский и ясень маньчжурский в III Приложение Конвенции.

Правда, Минприроды России действовал не сам по себе – российские государственные органы вообще резких движений не любят. Решению о включении дуба и ясеня в список «строгого контроля» предшествовала длительная, протяженностью в несколько лет, идеологическая обработка общественности и российских чиновников со стороны представительства WWF (Всемирного фонда дикой природы) в Российской Федерации.

Идеологическое влияние было довольно мощным и сопровождалось грамотной пиар-кампанией. Живописные картинки СМИ о вымирающей российской тайге и не менее вымирающем амурском тигре в итоге сделали свое дело: Минприроды дрогнуло и согласилось стать закоперщиком идеи о включении дуба и ясеня в III Приложение Конвенции СИТЕС. Вот она – сила общественников и средств массовой информации, которые за «зеленые гранты» и иную поддержку рассказывают об экологии в России. Российской пропаганде и не снилось столь масштабное влияние на умы, но об – немного позже.

Для тех, кто не понял, объясним: теперь весь лес, добытый в России, получает соответствующие сертификаты, то есть, официальные бумаги. И без этих бумаг (сертификатов СИТЕС) невозможно доказать, что лес добыт законно. И главное – где именно добыт.

И, если из российского леса, допустим, в Китае, делают какую-либо продукцию, эта продукция все равно должна иметь сопроводительные документы «от СИТЕС» о стране-производителе.

Чтобы требовательный зарубежный покупатель, находящийся под влиянием «зеленых», мог пользоваться стулом, столом или паркетом со спокойной совестью: лес для изделия добыт законно. Внесение дуба монгольского и ясеня маньчжурского в список СИТЕС вызвало восторженные чувства WWF в России.

По мнению сотрудников WWF, раньше бесконтрольная вырубка дуба и ясеня приводила к тому, что кабаны оставались в лесу без корма. А именно кабаны являются кормовой базой для исчезающего амурского тигра. Теперь же, когда нужно доказывать законность происхождение леса, незаконных рубок станет меньше и, соответственно, амурскому тигру лучше. В общем, троекратное «ура» «строгому учету», «цивилизованному рынку» и «экологическому образу мышления».

Вот, что писали в российских СМИ по этому поводу еще год-полтора назад. «Таким образом, появился новый важный инструмент для прекращения экспорта древесины, незаконно заготовленной в ключевых местообитаниях амурского тигра, — комментирует руководитель лесной программы Амурского филиал WWF Евгений Лепешкин. – Теперь древесина дуба монгольского и ясеня маньчжурского, как и изделия из нее, могут быть экспортированы только после предоставления в Административный орган Конвенции СИТЕС – Росприроднадзор — документального подтверждения легальности ее происхождения. Это дает уполномоченным органам возможность пресечения оборота незаконно заготовленной древесины до момента ее вывоза за пределы РФ».

Дьявол, как известно, всегда кроется в деталях. Детали же таковы, что уже через полгода выяснилось: даже тем, кто добывает лес законно, теперь стало гораздо труднее доказать законность происхождения своих лесоматериалов. А если нельзя «обогнуть» список СИТЕС – лес за границу не уходит. На внутреннем рынке столько леса просто не нужно.

Поэтому даже у совершенно легальных и «белых» российских лесозаготовителей (чаще всего – дальневосточных) стали появляться проблемы со сбытом. Но зато WWF доволен.

Нужно отметить вот еще что: проблемы доказательства легальности сбыта – это полбеды. Настоящей бедой оказались антироссийские санкции, под которые стала попадать практически любая продукция из российского сырья. Скажем так: из российского леса китайцы научились делать паркет экстра-класса. И этот паркет охотно закупали строительные компании из США. Всем выгодно: мы – лес в Китай, Китай в США – паркет из этого леса, американцы получают экологичный и долговечный продукт.

Одно «но» — с 2014 года весь китайский паркет, изготовленный из российского леса, стал получать сопроводительную документацию о том, что данный продукт, согласно III Приложению Конвенции СИТЕС, произведен из сырья по всем правилам. Естественно, что в документации указана страна-производитель. И надо, как совпало, что именно в 2014 году.

В рамках антироссийских санкций за «Крымнаш» российскую продукцию массово перестали закупать в США. И китайский паркет, как продукт из российского сырья, мгновенно вылетел из американского оборота. А поскольку природа, как известно, не терпит пустоты, а свято место пусто не бывает, то поставщиками КНР в части лесоматериалов очень быстро стали близкие к США страны-лесозаготовители. Такие, как Канада и Австралия.

Оно и понятно: нет ни в Канаде, ни в Австралии ни вымирающего амурского тигра, ни деградирующих от бескормицы кабанов. Нет там, наверное, и незаконных рубок. И активистов WWF в Канаде и в Австралии, наверное, поменьше, чем в России. Зато есть теперь шикарный и выстроенный за последние два десятка лет россиянами рынок сбыта. Не нужно никаких маркетинговых стратегий – только заполняй образовавшуюся в силу антироссийских санкций «брешь» своей древесиной.

В общем, российский вклад в экономику Канады и Австралии получился поистине неоценимым. Они там – санкции, а мы им взамен – рынок сбыта. А запретительные меры на вырубку дуба и ясеня в рамках СИТЕС, запущенные в России с легкой руки экологов WWF, продолжают работать против России: экология же, вроде как, вне политики. И, вроде бы, вне «санкционных войн». Ну очень неудачно по времени Россия оказалась включенной в «списки строгого контроля» СИТЕС. Экологам хорошо, а России – не очень.

Жаль вот только мужиков из отдаленных сел и поселков таежной приморской глубинки. У которых для прокорма семей остались только три вида деятельности: охота, рыбалка да лесозаготовки. Когда в деревнях и поселках не осталось никакого производства, мужики, покуда есть силы, работают на заготовках леса: кто на трелевщике, кто с топором или пилой, а кто на пилораме или за баранкой лесовоза.

Тяжелый физический труд и только один кормилец – лес. В хороший сезон на годы вперед можно заработать. Так и живут: от вахты до вахты. Про эту работу не снимают сериалов. Этих дальнереченских, анучинских, кировских и тернейских мужиков не показывают по телевизору, не романтизируют. А зря – топор, пила, энцефалитка, кирзачи – чем не герои нашего времени? Об этих таежных суровых парнях все забыли. Как забыли об их отцах.

Да и дети этих мужиков тоже будут кормиться лесом. Живут так четверть века – и еще столько же, наверное, жить будут. С одной оговоркой – если лес некому будет продавать, то эти «последние романтики» лесозаготовок тоже вымрут, как класс, как социальное явление. Потому что никому не нужен будет российский лес из III Приложения Конвенции СИТЕС: мы же сами, добровольно, под влиянием «страшилок» экологов с «иностранными корнями» отдаем российские рынки сбыта иностранным компаниям. Дуб жалко. Ясень жалко. Кабанов жалко. Тигров жалко. А собственную лесную отрасль, в которой только в Приморье занято 50 тысяч человек – не жалко.

Возможно, список СИТЕС действительно вытеснит «нелегалов» из приморской тайги. Но гораздо быстрее он вытесняет Россию с мировых рынков поставки сырья. И это – в период кризиса. Неужели экологией правит политика и экономика в интересах той «заграницы», которая «нам поможет»? Или это просто так кажется?

И возникает закономерный вопрос — так на кого же работает WWF в России? Неужели за всей этой хитро-мудрой «лесной» комбинацией со списком СИТЕС и заботой о монгольском дубе и маньчжурском ясене кроется интерес амурского тигра? Или же роль «амурского тигра» играют поставщики леса из Канады и Австралии, заново открывшие для себя такой масштабный рынок сбыта, как Китай?
Все новости
Другие материалы рубрики "Общество"