Адвокат Игорь Поляков: «Путь Гребнева: от созидателя в преступники государства, от героя в изгои общества!»

Первая сделка купли-продажи акций ЗАО «ТМК» состоялась в 2013 г., но обещанных новых заказов не последовало

Владивосток, ИА Приморье24. Данная статья не содержит сенсационный материал, а имеет целью довести профессиональную точку зрения для людей, кому не безразлична судьба моего подзащитного — Гребнева Виктора Григорьевича – бывшего генерального директора ЗАО «Тихоокеанская мостостроительная компания» (далее — ЗАО «ТМК»). В течение всего периода предварительного расследования (2015–2016 гг.) ко мне постоянно обращались люди, долгие годы работающие с этим человеком – легендой Приморского края, высказывающие теплые слова благодарности о нем, искренне желающие принять участие, оказать ему посильную помощь, и просто интересующиеся его судьбой в этот сложный для него и его семьи период жизни.

Они, не сговариваясь друг с другом, порой желая оставаться инкогнито, регулярно приходили ко мне в офис, звонили на сотовый телефон, отправляли письма на электронную почту, каждый старался предложить какую-нибудь помощь от себя. Я искренне благодарил всех этих неравнодушных людей за участие и посильное содействие, но понимал, что никакую эффективную помощь они оказать не смогут, так как не в их силах достучаться до тех московских кабинетов, в которых было принято решение начать травлю  Виктора Гребнева, выставив его в качестве «громоотвода», чтобы отвлечь внимание и отвести подозрение от тех псевдопредпринимателей, которые за годы грандиозного строительства объектов Саммита АТЭС в Приморском крае и Космодрома «Восточный» «отработали»  себе «миллионы миллионов денег», зачастую, не достроив или, вообще, бросив строительные площадки.

Люди спрашивали, а главное, все хотели узнать от меня как адвоката Гребнева В.Г., в чем же его обвиняют и кому это надо!? Их вопросы — вполне объяснимы, так как центральные и местные СМИ, интернет-сайты публиковали противоречивые статьи и давали свои, порой поверхностные оценки возбужденного уголовного дела, безапелляционно высказывались о (не)виновности Гребнева В.Г., делая субъективные прогнозы и перспективы. Порой приходилось читать возмутительные статьи с кричащими названиями о раскрытых «многоэтажных хищениях господина» Гребнева В.Г., о его матерых злоупотреблениях, которые, наконец-то, были обнаружены «всевидящим оком» следствия. Такие ядовитые статьи вызывали брезгливость, но возражать этим журналюткам (как их называл известный актер Филатов Л.А.) ни я, ни Гребнев В.Г. не могли, так как с нас сразу же была отобрана подписка о неразглашении данных предварительного расследования. То есть — сиди, слушай, читай, но молчи, не вступай в полемику, не спорь ни с кем, даже если на тебя выливают ушаты помоев. В этой связи могло сложиться ошибочное предположение, что раз Гребнев В.Г. молчит, не требует опровержений, и не призывает клеветников «к барьеру», то, возможно, они правду пишут. Однако это не так. И вот теперь, после начала судебного разбирательства, у меня появилась возможность коротко рассказать об этом деле и об этом уважаемом мною человеке! Этого от меня требует: во-первых, профессиональный долг — донести до широкого круга читателей, по каким статьям Уголовного кодекса РФ предъявлено обвинение моему подзащитному и насколько оно законно и обоснованно; во-вторых, сохраняющийся огромный интерес за ходом расследования не только со стороны трудового коллектива ЗАО «ТМК», но и со стороны людей, хотя и не знакомых лично с Гребневым В.Г., но работающих в сфере экономики и прекрасно понимающих, что обвинение Гребнева — показательное для многих предпринимателей края и для бизнеса России в целом!

Чтобы лучше разобраться в сущности обвинения Гребнева В.Г., необходимо коротко остановиться на хронологическом повествовании событий, предшествующих возбуждению уголовных дел в 2015 г. и непосредственно касающихся хозяйственной деятельности ЗАО «ТМК».

Итак, ЗАО «ТМК» – одна из крупнейших на Дальнем Востоке рейтинговых строительных компаний, которая была образована еще в 50-х годы ХХ века и была задействована на всех стройках регионального и федерального значения. В СССР она называлось «Мостопоезд 468». Колоссальный опыт работы, около 1500 человек штатного трудового коллектива, профильных специалистов, филиалы по краю и т.п. Разумеется, она было привлечено для строительства объектов Саммита АТЭС в 2008 г. – 2012 г. К слову говоря, все объекты (около 50) были построены качественно, сданы в оговоренные сроки, эксплуатируются успешно, включая достопримечательность г. Владивостока – «Золотой мост» через бухту Золотой Рог. Следом, по договору субподряда ЗАО «ТМК» приступило к возведению ряда капитальных объектов на Космодроме «Восточный».

В 2008 – 2013 гг. компания была на пике своей профессиональной популярности. Естественно, что интерес к ней начали проявлять известные в российском бизнесе персоны, которые начали по-отечески ее «опекать», навязчиво предлагать свою влиятельную помощь в наделении ее новыми федеральными контрактами в обмен на получение пакета акций. Как-то в деловой беседе Гребневу В.Г. было сказано: «Ты пойми, Виктор Григорьевич, ты построил большую машину (ЗАО «ТМК»), которая успешно функционирует, но топлива (контрактов), чтобы ее заправлять, у тебя нет и не может быть. Но оно есть у нас. И мы его дадим, когда станем акционерами!»

Действительно, выйдя на такой масштабный уровень бизнеса, расширив штат сотрудников, увеличив оборотные активы за счет привлеченных (кредитных) средств и еще по ряду объективных экономических показателей, компания уже нуждалась в новых подрядных договорах. Становились настойчивее предложения «покровителей» о выкупе контрольного пакета акций ЗАО «ТМК» по символической (номинальной) цене за одну акцию в обмен на новые государственные заказы и содействие Администрации Президента и прочих федеральных структур.  Еще и Розенберг В.В., будучи одним из со-собственников ЗАО «ТМК», настаивал на продаже своих акций.

Первая сделка купли-продажи акций ЗАО «ТМК» состоялась в 2013 г., но обещанных новых заказов не последовало в связи с чем, договоры купли-продажи с новыми акционерами были расторгнуты. Такое же фиаско потерпели последующие попытки продать в 2013 г. акции другим «благодетелям». Складывалась неприятная ситуация. Если Гребнев В.Г. заботился о процветании предприятия, бережно сохранял его активы, пестовал трудовой коллектив, то покупатели акций почему-то больше интересовались не будущим ЗАО «ТМК», а рыночной стоимостью его активов, и кому их можно быстро продать. Последняя сделка в 2014 г. была фатальной. Гребнев В.Г. продал контрольный пакет акций ЗАО «ТМК» за символическую плату московским дельцам, которые уверили его в скором предоставлении долгожданных контрактов. Но вместо этого начали реализовывать свой зловещий план – банкротство предприятия, вывод денежных средств на подставные компании по фиктивным сделкам, распродажа имущества, сокращение (увольнение) трудового коллектива. Это оказались не производственники, а банальные «хищники», задача которых была в короткий срок разорвать предприятие по отработанной в 1990-х годах схеме. Гребнев В.Г. стал помехой в реализации задуманного, отказался визировать сомнительные бумаги, поэтому 08.09.2014 г. был отстранен от управления компанией (снят с должности генерального директора).

Не желая пассивно наблюдать за таким драматическим развитием событий, Гребнев В.Г. обратился с заявлением в УФСБ РФ по ПК с просьбой пресечь этот беспредел и разобраться в незаконности действий новых собственников. Не вдаваясь в подробности скажу, что в итоге было возбуждено два уголовных дела в отношении новоиспеченного директора и одного из учредителей, которые были заключены под стражу и понесли заслуженное наказание в виде лишения свободы — по обвинению в мошенничестве по ст.159 ч.4 УК РФ.

В оправдание (смягчение) своих преступных действий они изложили версию событий, из которой следовало, что ЗАО «ТМК» якобы было убыточной компанией и, что Гребнев В.Г. их бессовестно обманул и они, по сути, — потерпевшие. Тактика жертвы и подготовленная сомнительная экспертиза не позволила им избежать заслуженного обвинительного наказания. Но все-таки люди они оказались непростые, и завертелось уголовное дело против самого Гребнева В.Г. К удивлению, оно тут же оказалось на контроле у Генеральной прокуратуры РФ. Складывается впечатление, что уголовное дело Гребнева В.Г. возбудили как бы в «противовес» уголовным делам против московских магнатов.

В период предварительного расследования обвинение неоднократно перепредъявлялось, уточнялось, дополнялось разными статьями УК РФ. В окончательной редакции обвинение можно разделить на два эпизода: по ст.160 УК РФ (растрата) и ст.196 УК РФ (преднамеренное банкротство).

Теперь перейдем к анализу обвинения – этому усердному полуторагодичному труду следственной бригады УМВД РФ по ПК с марта 2015 г. по сентябрь 2016 г.

ОБВИНЕНИЕ  ПО СТ.160 УК РФ (РАСТРАТА).

В постановлении о привлечение в качестве обвиняемого сказано: «Гребнев В.Г. совершил преступление, предусмотренное ст.160 ч.4 УК РФ – растрату, то есть хищение чужого имущества, вверенного виновному, совершенное лицом с использованием служебного положения, в особо крупном размере».

То есть Гребнев В.Г. в личных целях растратил денежные средства, поступившие от ФГУП «Дальспецстроя» на расчетный счет ЗАО «ТМК» в период с апреля по июнь 2013 г. Эти деньги в сумме 407489528,77 руб. похищены непосредственно с расчетного счета ЗАО «ТМК». В результате его корыстных действий ЗАО «ТМК» (обратите внимание — не ФГУП «Дальспецстрой») признано потерпевшим от этого преступления и гражданским истцом, предъявившим к нему иск с требованием вернуть эти похищенные деньги до копейки.

Теперь давайте разберемся, при каких обстоятельствах произошло в такой короткий срок (всего за два месяца) это астрономическое хищение и какие конкретно «преступные действия» совершил обвиняемый Гребнев В.Г., будучи генеральным директором ЗАО «ТМК».

Грандиозная стройка космодрома «Восточный» начиналась традиционно, то есть отсутствовала сметная документация, отсутствовало положительное заключение экспертов, отсутствовало еще многое другое, включая договор субподряда между ФГУП «Дальспецстрой» (генподрядчиком) и ЗАО «ТМК» (субподрядчиком). На строительную площадку рабочие бригады ЗАО «ТМК» прибыли практически сразу после того, как руководство в лице Хризмана Ю.Л. и Гребнева В.Г. пожали руки и договорились о строительстве. Спешка была вызвана объективной причиной, а именно — короткими сроками, данными заказчиком на возведение этого «исполина  XXI века». Так как времени уже не хватало, то решили строить, как в годы первых советских пятилеток ХХ века, —  ударными темпами, без тормозящих работу бюрократических проволочек и нудных бумажных согласований. Все понимали, что есть генеральный план – построить быстро, качественно и сдать в срок. Гарантами выступали первые лица страны. Было получено их одобрение и благословение. А раз есть политическая воля, то надо строить, а документы оформлять по ходу работы.

Ввиду того, что строительство началось с августа 2012 г., то с первого дня ЗАО «ТМК» начало нести финансовые расходы, тратя собственные денежные средства. Так как свободных денежных средств не хватало, то на первоначальный этап строительства привлекли кредитные деньги ОАО «ТрансКредитБанк» в сумме 50 млн руб.

Безусловно, стали поступать и авансовые платежи от ФГУП «Дальспецстрой», но с определенными задержками и не в том объеме, как того требовали фактические расходы, которые ежедневно несло ЗАО «ТМК».

Еще все осложнялось тем, что были даны негласные указания кем-то из влиятельных чиновников федерального уровня: не принимать у ЗАО «ТМК» выполненные работы; не подписывать первичные документы (акты выполненных работ, справки КС-3); затягивать приемку фактически выполненных участков работ и, как следствие, — не выплачивать деньги субподрядчику. Вы когда-нибудь задумывались: почему большинство субподрядчиков, которые привлекаются к федеральным стройкам в дальнейшем или банкротятся, или уходят с рынка государственных контрактов, и больше никогда не участвуют в тендерах? Разумеется, я не беру фирмы – посредники («прокладки»), которые постоянно участвуют в конкурсах, всегда выигрывают их и, получив очередной миллиардный контракт, сразу перепродают его реальным строительным компаниям, снимая свою прибыль («отступные»).

Причина простая. Субподрядчики должны на первоначальном этапе возводить капитальные объекты за свой счет (кредитными или собственными деньгами), а потом уже представляют выполненные работы заказчику или генеральному подрядчику, которые после комиссионного принятия этих подрядных работ перечислят деньги. Вот тут и … собака чуть-чуть порылась. У вас никогда не примут выполненные работы и никогда не подпишут акты выполненных работ. Если вы крупная компания, то будете месяцами и годами просить и добиваться постепенного подписания документов и заработанных денег. Если компания мелкая, то она обречена обанкротиться и, соответственно, долг перед ней как бы будет забыт заказчиком. По этому принципу живут все крупные стройки. Вся Россия строится, по сути, на рабском (бесплатном) труде. Например, сотни субподрядчиков не получили денег на стройках Саммита АТЭС в 2008-2012 гг. У кого были штатные юристы и волевой настрой, отсуживали свои кровно заработанные деньги; у кого не было сил и смелости — бросали стройку и уходили ни с чем. Безусловно, генподрядчик или заказчик приведет Вам много доводов, почему нельзя принять ваши работы сейчас. От себя отмечу: если я, как заказчик, допустим, ремонта в однокомнатной квартире, не захочу принять работы у подрядчика, я ему укажу массу недоделок и производственного брака, которые меня смущают, попросту «придерусь». А теперь представьте огромный комплекс федерального значения. Вы думаете, при наличии негласной команды не принимать работы у подрядчика — не найдутся сотни «недоделок»?! Конечно, найдутся. И сложится парадоксальная ситуация: построенные объекты будут успешно эксплуатироваться, а работы формально не будут по ним приняты и оплачены.

Так происходит сейчас и с ЗАО «ТМК», у которой ФГУП «Дальспецстрой» до сих пор нехотя принимает работы за 2013 — 2014 гг. при всем том, что банковские кредиты ежедневно обрастали процентами в 2013 – 2015 гг. Взятый кредит в ОАО «ТрансКредитБанк», безусловно, должен был гаситься в срок и по графику, во избежание штрафных санкций. Поэтому с апреля по июнь 2013 г., деньги, которые поступали ЗАО «ТМК» от ФГУП «Дальспецстрой», частично шли на погашение кредита, взятого на нужды предприятия. При этом строительные работы на Космодроме «Восточный» не приостанавливались.

Именно за это добросовестное гашение кредита и выполнение взятых на себя по кредитному договору обязательств, спустя несколько лет (в 2015 г.) ЗАО «ТМК» было признано потерпевшим по уголовному делу, возбужденному в отношении Гребнева В.Г.

Из предъявленного обвинения читаем: «Гребнев В.Г…. действуя умышленно из корыстных побуждений, принял решение о гашении задолженности перед ОАО «ТрансКредитБанк» за счет денежных средств поступивших из ФГУП «Дальспецстрой».

Возникает закономерный вопрос: как может ЗАО «ТМК», в интересах которого был частично погашен кредит, стать потерпевшим по уголовному делу и требовать теперь уже лично с Гребнева В.Г. вернуть в ЗАО «ТМК» деньги ОАО «ТрансКредитБанка»?

Давайте разобьем данный вопрос на ряд взаимосвязанных вопросов, на которые Вы ответьте, пожалуйста, сами:

1) Гребневу В.Г., как генеральному директору ЗАО «ТМК», нужно было своевременно возвращать, взятый у ОАО «ТрансКредитБанка» кредит или его не надо было возвращать, обрекая предприятие сначала на безусловные штрафные банковские проценты, а потом на судебные тяжбы с взысканием с ЗАО «ТМК» судебных расходов?

2) Может ли ЗАО «ТМК» быть потерпевшим и гражданским истцом по уголовному делу и требовать с Гребнева В.Г. 407489528,77 руб., в свое время взятых у ОАО «ТрансКредитБанка» и возвращённых ему обратно по кредитному договору?

3) Можно ли действия Гребнева В.Г. по своевременному гашению банковского кредита считать воровством денег ЗАО «ТМК» в личных целях?

Я полагаю, читатель без труда ответил на поставленные вопросы.

В ходе предварительного расследования рассматривался вариант (проект) обвинения Гребнева В.Г. еще и в «нецелевом использовании федеральных бюджетных средств, принадлежащих Российской Федерации в лице Федерального космического агентства».  Но следствие было вынуждено отказаться от этого тупикового обвинения, ограничившись только констатацией в процессуальных документах «нецелевого» использования, поступивших от ФГУП «Дальспецстрой» денег. В этой части обвинение оказалось непроходным потому что, во-первых, ЗАО «ТМК» не являлось генеральным подрядчиком, как ФГУП «Дальспецстрой», работающий с бюджетными деньгами, а выступало только одним из субподрядчиков, который получал внебюджетные деньги, перечисленные на свой обычный расчетный счет. В 2012-2013 г. создание специальных лицевых счетов в Управлении Федерального казначейства по ПК для получения денег по государственным контрактам законодательством не предусматривалось. Во-вторых, допрошенные работники ФГУП «Дальспецстрой» подтвердили, что ЗАО «ТМК» — не бюджетополучатель денег, и поэтому использование денег на производственные нужды ЗАО «ТМК» не является хищением, если подрядные работы выполняются по графику. А строительные работы ЗАО «ТМК» производило даже с опережением графика. В-третьих, если Гребнев В.Г. похитил эти деньги, как бюджетные, тогда необходимо было признавать государство, в лице Федерального космического агентства (Роскосмос), и (или) ФГУП «Дальспецстрой» потерпевшим и гражданским истцом по факту нецелевого использования бюджетных денежных средств.

Повторюсь, что поступающие в ЗАО «ТМК» в качестве авансов деньги не являлись бюджетными для коммерческого предприятия. Помимо прочего, ФГУП «Дальспецстрой» не захотел участвовать в следственном гонении на Гребнева В.Г. и отказался признавать себя потерпевшим. Но в таком громком деле нужен потерпевший, без него никак. Остается ЗАО «ТМК».

Разумеется, был приглашен (пусть для читателя это останется тайной, куда именно: в УФСБ РФ по ПК, или в УМВД РФ по ПК, или в прокуратуру Приморского края) для доброжелательного разговора представитель конкурсного управляющего ЗАО «ТМК», который, по итогам длительной беседы, стал убежденным обвинителем Гребнева В.Г., подписав все необходимые процессуальные бумаги и выступив от имени ЗАО «ТМК» потерпевшим и гражданским истцом на сумму 407489528,77 руб. Очень жаль, что этот новоиспеченный обличитель «злодеяния» Гребнева В.Г. не сумел отстоять, в первую очередь, свою гражданскую позицию, и запросто стал обвинителем Гребнева В.Г., требуя от него деньги, которые, будучи заемными, никогда ЗАО «ТМК», по сути, не принадлежали.

Вернемся к «хищению» Гребнева В.Г. Кому нужно это нелепое обвинение, в своей очевидности противоречащее основам российского уголовного права? Кажется, у Солженицына А.И. написано про репрессивную правоохранительную систему тех лет: «Кому нужны подобные обвинения? Они нужны дуракам, готовым выслужиться по начальству». Получается, спустя полвека, можно с грустью повторить фразу классика и сказать, что подобное обвинение Гребнева В.Г. нужно тем, кто хочет доложить нашему Президенту об очередном выявленном масштабном преступлении. Понятно, что с малых уголовных дел не возьмешь столько привилегий (наград, званий, должностей), сколько с одного крупного уголовного дела по обвинению известного строителя якобы в хищении 407489528,77 руб. у ЗАО «ТМК», совершенного путем добросовестного возврата банковского кредита. При этом возникает патовая ситуация: если бы Гребнев В.Г. отказался возвращать кредит банку, тогда не было бы обвинения по ст. 160 ч. 4 УК РФ (растрата), но было бы обвинение по ст. 159 ч. 4 УК РФ (мошенничество).

Чтобы прийти к этому заведомо незаконному (юридически) и нелепому (логически) выводу, работала следственная группа полтора года! Их работу постоянно проверяли надзирающие прокуроры, признавая ее правильной, регулярно рассматривались жалобы адвоката с последующим отказом в их удовлетворении, вплоть до Генеральной прокуратуры РФ и, в конце концов, все признали работу следствия законной и нетерпеливо отправили уголовное дело в суд.

Вдумайтесь! Что может в сегодняшней России с любым из нас сделать чей-то федеральный «контроль», даже если при этом преследуются чьи-то сомнительные интересы? Вы обречены на уголовное осуждение как на публичное аутодафе в эпоху средневековой испанской инквизиции, где не только отсутствовал принцип «презумпции невиновности», но и невозможно было осудить самого инквизитора, как неподвластного закону. Так теперь неподвластны Закону и высокопоставленные чиновники правоохранительных ведомств, которые фактически руководили расследованием настоящего уголовного дела и отдавали противозаконные приказы заниматься следственному аппарату этим псевдохищением.

И получается, что спасения Гребневу В.Г. нет! Доказательства, явно оправдывающие Гребнева В.Г. и представленные адвокатом, — неинтересны, их не замечают. Но парадокс в том, что даже доказательства обвинения при их анализе показывают очевидную невиновность Гребнева В.Г.

Впереди долгие месяцы судебных разбирательств. Не знаю, хватит ли у Гребнева В.Г. здоровья добиться и дождаться оправдания по этому эпизоду, хотя он настроен решительно!

ОБВИНЕНИЕ ПО  СТ.196 УК РФ (ПРЕДНАМЕРЕННОЕ БАНКРОТСТВО).

В постановлении о привлечение в качестве обвиняемого сказано: «Гребнев В.Г. совершил преступление, предусмотренное ст.196 УК РФ – преднамеренное банкротство, то есть совершение руководителем юридического лица действий, заведомо влекущих неспособность юридического лица в полном объеме удовлетворить требованиям кредиторов по денежным обязательствам и исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если эти действия причинили крупный ущерб».

Иначе говоря, Гребнев  В.Г. задумал обанкротить собственное предприятие, в связи с чем, с 01.01.2012 г. по 31.12.2014 г. начал заключать договоры, осознавая, что одни из них изначально невыгодные (убыточные), а другие — заведомо неисполнимые для ЗАО «ТМК».

Свое решение следствие мотивировало, выбрав и проанализировав ряд договоров из сотен других договоров, заключенных Гребневым В.Г. за много лет (только за период 2008-2014 гг. им было подписано более 600 необходимых и выгодных гражданско-правовых договоров). Подобная выборочность уже претит принципу уголовного процесса, где говорится об объективности и всесторонности собирания и исследования доказательств. При этом, абсолютно проигнорирован ряд объективных факторов, повлиявших на финансовое состояние ЗАО «ТМК» и субъективно не зависевших от воли и желания Гребнева В.Г. Это, безусловно, исключает его преступный умысел, направленный на преднамеренное банкротство собственной компании.

Для удобства восприятия укажем — по пунктам — те сделки, которым следствие дало обвинительную оценку.

А) Договоры дарения квартир и жилого дома, которые были по указанию Гребнева В.Г. переданы нескольким профильным специалистам.

Сразу отмечу, что проведенная следствием финансово-аналитической экспертиза, с легкостью доказала, что каждая из этих сделок с очевидностью убыточна для ЗАО «ТМК» и Гребнев В.Г., бесспорно, — преступник. В ее выводах отмечено, что произошло «уменьшение чистых активов и состояние ЗАО «ТМК» незначительно ухудшилось».

Конечно, произошло выбытие активов, мы и не спорим, но каковы причины, побудившие его в 2013 г. безвозмездно передать в собственность отдельным работникам ЗАО «ТМК» обещанные квартиры, и можно ли его считать преступником после этого или нет, судите сами. Судите его сами!

Когда были заключены государственные контракты в 2008 г. на строительство объектов Саммита АТЭС, включая эпохальную стройку Золотого моста через бухту Золотой Рог в г. Владивостоке, то потребовалась максимальная мобилизация трудового коллектива, включающая привлечение профильных специалистов и высокопрофессиональных менеджеров (управленцев) на особо важные строительные участки. Предстоящая стройка была серьезная и ответственная, сопряжена с повышенным производственным риском, реализацией инновационных идей, уникальностью проекта и т.п. Особенно это касалось воздвижения Золотого моста, где по разным причинам отказались (не решились) от участия в конкурсе все потенциальные претенденты на генеральный подряд, включая всемирно известные японские, французскую, китайскую, корейскую строительные компании.

Когда контракт был получен ЗАО «ТМК», то Гребнев В.Г. — как человек ответственный – понимал, что он не будет идти по пути некоторых подрядчиков России, получающих бюджетные деньги, их разбазаривающих и бросающих стройки. Гребнев – это другое, это имя, это строительный бренд Дальнего Востока. Трудовой коллектив в несколько тысяч человек есть, но отдельно требовались узкопрофильные специалисты. Они были привлечены из разных городов страны, трудовые договоры подписаны, условия оговорены. При профотборе учитывался только опыт работы и квалификация. Требование было одно для всех: «Работайте на результат. Проявите максимум профессионализма и ответственности, т.к. стройка идет в авральном режиме, в зоне повышенного риска – в городской черте!».

И люди не подвели! Ежедневно работали и жертвовали собой (переживали, подрывали здоровье), некоторые вдали от семей — 5 лет. Итог был впечатляющий. Все объекты качественно построены и сданы на радость городу. Золотой мост предстал в собственной красе. Особо отличившиеся работники (8 человек): руководители, специалисты получили обычные (не новые и не элитные) квартиры. Одному — передан жилой дом с земельным участком в Приморском крае. Все договоры дарения составлены в строгом соответствии с законом, прошли государственную регистрацию. Допрошенные по уголовному делу свидетели настаивали, что это справедливо и заслуженно.

Напрашивается вопрос: разве эти строители не заработали за 5 лет авральных работ премии в виде квартиры? Заработали.

Вы, кто принимал в Генеральной Прокуратуре РФ решение обвинить за это Гребнева В.Г., опомнитесь! Что сделали Вы для России, кроме полученных званий и чинов персонально для себя и умопомрачительных капиталов для своих родных и близких? У Вас просто не осталось ни грамма совести, только неограниченная власть!

Но вернемся к «преступнику» Гребневу В.Г.  Мне непонятно, почему он не имел право подарить эти несколько квартир людям, их заработавшим? Получается, что надо было обмануть этих строителей и — тогда не было бы к нему вопросов, но так как Гребнев В.Г. поступил порядочно – значит, преступник, который желал обанкротить компанию.

Я так Гребневу В.Г. и сказал: «Вы живете по советским правилам, и остались «в дураках»!» Наверное, сегодня нужно жить по понятиям российским: здесь украл, там не доплатил — и всегда будешь в тренде. А Вы взяли и построили городу мосты, раздали особо отличившимся производственникам денежные премии или квартиры, и остались, как старуха, у разбитого корыта. С клеймом «преступника».

Б) Кредитный договор и сопутствующие ему договоры поручительства, заключенные Гребневым В.Г. с ОАО АКБ «Приморье», вексель №000078, принятый от ЗАО «РАСКО», и вексель, выданный ООО «Востоктраст» №000081, по мнению следствия, заключены в 2013 г. с целью обанкротить компанию в 2015 г.

При этом не учтено, что указанные договоры заключены генеральным директором Гребневым В.Г. в 2013 г. отчасти вынуждено, в связи с безапелляционным желанием одного из крупных акционеров ЗАО «ТМК» — Розенбергом В.В. (владел 50% акциями ЗАО «ТМК» через собственную компанию ЗАО «Илан») — срочно продать свой пакет акций в целях погашения кредита в размере 288515068 руб., ранее взятого другим своим предприятием — ЗАО «РАСКО» у ОАО АКБ «Приморье» для строительство комплекса «Хаятт» на м. Бурный в г. Владивостоке. В противном случае, Розенберг В.В. настаивал на продаже имущества ЗАО «ТМК» в размере своей доли или банкротстве предприятия. При этом, Розенберг В.В. непосредственно сам принимал решение по этому вопросу, не спрашивая согласия генерального директора Гребнева В.Г., а только информируя последнего о принятом решении.

Ввиду того, что банкротство предприятия было неприемлемо для Гребнева В.Г., то он перевел на ЗАО «ТМК» кредитные обязательства ЗАО «РАСКО». При этом ЗАО «ТМК» получило ряд гарантий (обеспечений) от Розенберга В.В., а именно:

Во-первых, ЗАО «РАСКО» выписало ЗАО «ТМК» вексель, согласно которому ЗАО «ТМК» могло потребовать от ЗАО «РАСКО» эти деньги обратно, или компенсировать долг имуществом ЗАО «РАСКО», которого было в достаточном количестве, или компенсировать дебиторской задолженностью, которая образовалась перед ЗАО «РАСКО» у ОАО «Наш дом Приморье» на сумму 1 млрд  руб. и находилась на рассмотрении в Арбитражном суде Приморского края;

Во-вторых, ЗАО «РАСКО» выступало субподрядчиком по договору подряда на строительство  автомобильной дороги б. Патрокл — мостовой переход через б. Золотой Рог в г. Владивостоке на сумму 891587579 руб. и ЗАО «ТМК» как генподрядчик могло приостановить выплаты фактически выполненные работы;

В-третьих, ЗАО «РАСКО» выступало подрядчиком по договору на строительство здания по ул.Луцкого г. Владивостока для ЗАО «ТМК» на сумму 1528286025 руб., которое могло списать долг зачетом встречных обязательств.

В-четвертых, Розенберг В.В. отказывался от своего пакета акций (50%) и был выведении из состава акционеров ЗАО «ТМК».

В любом случае, указанные сделки не являлись для предприятия крупными, т.к. количество активов ЗАО «ТМК» намного их превосходило. Заключались сделки по инициативе Розенберга В.В. Тем более, не мотивировались умыслом Гребнева В.Г. обанкротить компанию. При этом надо учесть: разработкой и согласованием вышеуказанных договоров между ЗАО «РАСКО» и ЗАО «ТМК» занимался исключительно акционер Розенберг В.В.

Обращаю внимание читателя на ряд факторов, которые, безусловно, подорвали финансовое состояние предприятия, и ставить их в вину Гребневу В.Г. никак нельзя.

Во-первых, перед ЗАО «ТМК» образовалась гигантская дебиторская задолженность в результате неисполнения договорных обязательств в период 2012-2014 гг. коммерческими компаниями. На 31.08.2014 г. дебиторская задолженность составила 1486035816 руб.

Отдельной дебиторской задолженностью выступали долги перед ЗАО «ТМК», оставшиеся после федеральных строек у департамента дорожного хозяйства Администрации Приморского края в размере 715444083 руб.  и ФГУП «ГУ Спецстрой по территории ДВФО при ФАСС» по космодрому «Восточный» в размере 924205523 руб.

В совокупности, общий долг перед ЗАО «ТМК» составлял более 3125685222 рублей!

Также отрицательно повлияло на финансовое состояние авантюрное отстранение Гребнева В.Г. в 2014 г. от управления компанией и совершение разорительных действий новым директором (об этом писалось ранее). Новое руководство компании практически не заключило договора, потому что в них не нуждалось и ставило перед собой другие задачи. Ущерб от хищений, причиненный предприятию за 2014-2015 гг. составил 108979230 руб. В настоящее время ущерб не возмещен. Претензии предъявили Гребневу В.Г.(!?).

При этом совершенно непонятно, зачем Гребневу В.Г., желающему банкротить предприятие заключать договор поручительства к кредитному договору с ОАО «Сбербанк», отвечая перед банком солидарно всем своим имуществом. Очевидно, что при наличии умысла Гребнева В.Г. на длительное банкротство собственного предприятия (с 01.01.2012г. по 01.01.2015 г.) исключалось добровольное возложение Гребневым В.Г. на себя обязательств и ответственности по договорам, исполнения которых уже заранее им не предполагалось.

Об отсутствии умысла Гребнева В.Г. на преднамеренное банкротство свидетельствует наличие у него собственного имущества, которое не было сокрыто (реализовано) и сохранялось все время в собственности, хотя подготовка и совершение преступления по ст.196 УК РФ с 2012 г. по 2015г. (!) предполагает, сокрытие (реализацию) своего имущества во избежание последующего судебного ареста.

Следствием не установлены факты перевода на подставные счета подконтрольных фирм и обналичивания Гребневым В.Г. денежных средств; отсутствуют непроизводственные расходы (траты) Гребневым В.Г. или иными лицами по его указанию;  отсутствуют свидетельские показания о желании Гребнева В.Г. на протяжении нескольких лет (с 2012г. по 2014г.) банкротить ЗАО «ТМК»; отсутствуют заключенные рискованные сделки; отсутствуют действия, направленные на разорение предприятия; отсутствуют судимости у Гребнева В.Г. по экономическим преступлениям и многое другое, на что обращалось мое внимание в ходе предварительного расследования, но — бесполезно.

Одной из причин ухудшения финансовых показателей ЗАО «ТМК» к 2015 г. явилась невозможность получить новые федеральные контракты, что объективно снижало экономические показатели (динамику коэффициентов ликвидности) и не была связана с субъективным фактором и виновностью Гребнева В.Г.

Теперь вернемся к другим сделкам, которые, по мнению, следствия, были преступными.

В) Договоры аренды спецтехники и дополнительные соглашения к ним, заключенные с ЗАО «Стройтехнология».

Из постановления о привлечении в качестве обвиняемого от 25.08.2016 г. следует, что Гребнев В.Г. «умышленно принял к учету на невыгодных для общества условиях явно не соответствующих экономической целесообразности, нормам и обычаям делового оборота, в ущерб возглавляемой им организации и кредиторов, которые стали причиной увеличения неплатежеспособности должника… заведомо невыгодные договора аренды движимого и недвижимого имущества».

В обоснование указанного вывода формально требовалось экспертное заключение, и поэтому следствие обратилось в лояльную для себя фирму, предварительно заручившись (я так полагаю) «поддержкой» и «пониманием». В итоге, экспертный документ полностью соответствовал обвинительным желаниям и обосновывал позицию следствия о том, что все договора аренды заключены во вред арендатору ЗАО «ТМК» по специально завышенным расценкам, выгодным арендодателю ЗАО «Стройтехнология».

Однако написанные многостраничные непонятные формулы, сделанные зловещие выводы, приобщенные сравнительные таблицы и фотографии вызывали у меня профессиональные сомнения — при том, что Гребнев В.Г. сам был удивлен таким выводам и в устной беседе со мной категорически опроверг какие-либо злоупотребления со своей стороны.

Пришлось обратиться в другую экспертную организацию оценщиков для перепроверки этой экспертизы. Результат не стал себя долго ждать. Оказалось, что для необходимого обвинительного результата нужно было просто-напросто применить теоретические формулы, ориентируясь на другую технику, что недопустимо. Говоря понятным языком, если ученому-математику поставить задачу теоретически доказать, что два умножить на два равно не четыре (как в школьной таблице умножения), а пять или три, то он вам это докажет. Главное — заранее согласовать с ним какой должен быть вывод: в сторону увеличения (пять) или занижения (три). УМВД РФ по ПК при контроле Генеральной прокуратуры РФ нужно было доказать выводы в сторону завышения арендных платежей. Послушные эксперты подготовили такое теоретическое заключение с оторванными от реальностью выводами, в которых попросту была проигнорирована уникальность взятой в аренду дорогостоящей спецтехники и круглосуточный график ее работы (эксплуатация на полный износ). Последнее объяснялось сжатыми сроками строительства объектов Саммита АТЭС.

Речь идет, в частности, об автокране «LIEBHEER», кране самоходном на гусеничном ходу «Kobelko CKE2500-2», кране стреловом с гидравлическим приводом «LIEBHEER-Верк Эхинген», спецтехнике «TATRA 815 UDS 114A» и т.д. Разумеется, за такую дорогостоящую технику максимальной тоннажности арендная ставка была высокой, т.к. зависела от повышенной ежедневной нормо-часов работы техники, обосновывалась нарядами-книжками крановщиков, актами выполненных работ, количеством суточных смен, табелями рабочего времени, каждая единица техники имела счетчик индивидуального учета фактически отработанного времени. При этом отсутствовала средняя ставка арендных платежей в Приморье на подобную спецтехнику по причине отсутствие вообще аналогичной спецтехники в Приморье на тот момент.

И опять вывод следствия в том, что Гребнев В.Г. заключал договоры аренды для банкротства ЗАО «ТМК». Хотя для всех очевидно, что менее мощная спецтехника с более дешевой арендной ставкой не выполнила бы поставленные производственные задачи, а аналогичной спецтехники, но с дешевой арендной ставкой, ни у кого не было.

Г) Заключение Гребневым В.Г. гражданско-правовых договоров с рядом коммерческих компаний и неисполнение в дальнейшем по ним обязательств.

Здесь обращу внимание читателя только на то, что никакого умысла у Гребнева В.Г. не исполнять договора с этими фирмами, конечно, не было. Компаний, с которыми работало ЗАО «ТМК», было очень много, и гражданско-правовые договоры заключались на длительный срок и добросовестно исполнялись в период с 2008 г. по 2014 г. Ввиду того, что после 2014г. осложнилось финансовое состояние предприятия и образовалась миллиардная задолженность ряда предприятий и организаций (должников) перед ЗАО «ТМК», то, соответственно, возникли трудности с расчетами перед некоторыми фирмами и у самого ЗАО «ТМК». Ситуацию еще усугубило бездарное и преступное (если верить последовавшим приговорам) руководство самим ЗАО «ТМК» после увольнения Гребнева В.Г. в 2014 г. В любом случае, ставить ему в вину это нельзя. Для этого существует гражданская ответственность и арбитражные споры между коммерческими компаниями.

Но и здесь следствие считает, что неплатежи вызваны коварным умыслом Гребнева В.Г.: обанкротить компанию – ст.196 УК РФ.

Получается, что из сотен выгодных сделок для предприятия Гребнев В.Г. одновременно заключал преступные сделки, направленные на банкротство. Какая-то странная непоследовательность в его действиях и уж тем более несоразмерный доселе и невиданный для судебной практики период времени необходимый для банкротства: в несколько лет — с 2012 по 2015 год. Ну, захотелось обанкротить компанию, так и сделай в короткий срок, за несколько месяцев. Более непонятно: зачем тогда ему было бороться за нее все последние годы и возлагать добровольно на себя обязательства поручительства по кредитным договорам?!

Эта уголовная статья, преднамеренное банкротство, вменена неспроста. Сами по себе в отдельности, вышеизложенные в пунктах «А», «Б», «В», «Г», сделки законны, и выдвинуть обвинение отдельно по каждой из них не получится. Поэтому их как бы сплели крючковатой рукой между собой, связав в один преступный орнамент, обрамленный единым преступным умыслом исполнителя, который и охватывает ст.196 УК РФ. Если обвинить Гребнева В.Г. в злоупотреблении полномочиями (ст.201 УК РФ), или мошенничестве (ст.159 УК РФ), то доказывать это и описывать нужно в ином ключе, и невиновность Гребнева В.Г. будет еще более очевидной. Тогда решили обвинить по ст.196 УК РФ, менее понятной, но более туманной.

Теперь подытожим обвинения по ст.160 и ст.196 УК РФ. Оба они заведомо незаконные. Но так как по основному уголовному делу по ст.196 УК РФ имелись явные доказательственные бреши, то нужно было искусственно усилить обвинение ст.160 УК РФ (растрата). Это обычная практика следственных органов. Если основное обвинение слабое и нет уверенности, что оно устоит в суде, то приобщают к материалам уголовного дела еще какое-нибудь уголовное дело. Соединенные уголовные дела, как два немощных калеки, придерживают другу друга. Раздутое, теперь уже одно, уголовное дело затрудняет возможность разобраться в предъявленном обвинении, ввиду его объемности и сводит практически на нет вероятность вынесения оправдательного приговора, т.к., по сложившейся судебной практике, вынесение оправдательных приговоров по многотомным уголовным делам, равняется нулю. Таким образом, следствие подстраховывается опробованным за многие годы старым методом искусственного отягчения обвинения по принципу: количество – томов дела обязательно перерастет в качество – обвинительный приговор.

Я Вас уверяю, что абсолютно все (оперативники, следователи, прокурорские работники, руководящий состав этих правоохранительных структур) всё понимают, что обвинение -незаконно, но помочь Гребневу В.Г. в Приморье не могут. Потому, что в России в настоящее время любого человека можно привлечь к уголовной ответственности, даже при отсутствии доказательств обвинения, особенно, — если за этим стоит «прокурорский контроль».

Добиться правды в таком обреченном уголовном деле практически невозможно — до тех пор, пока Президенту РФ не будет объективно доложено о позорной травле, устроенной  Генеральной прокуратурой РФ известного всем жителям Приморья Человека, осуществившего вековую мечту Владивостока и создавшего новую достопримечательность города – Золотой мост.

Все новости
Другие материалы рубрики "Общество"

Порнозвезду в дипломаты: американцы просят Трампа назначить посла в Саудовскую Аравию

Девушка хорошо себя показала в объединении людей, подчеркнул автор петиции

Украинский лже-патриарх за взятку пообещал пранкерам открыть "Евровидение-2017" в Софийском соборе

Псевдо-мэр Киева позвонил Филарету Денисенко и предложил открыть "Евровидение" вместе с Кончитой Вурст