Семён Слепаков о путешествии по ДВ: Такого сильного похмелья у нас не было никогда

Знаменитый комик дал оценку приморскому алкогольному напитку

Снимок.JPG

Владивосток, ИА Приморье24. Бывший участник команды КВН «Сборная Пятигорска» Семён Слепаков поделился опытом путешествия по Дальнему Востоку. В частности сценарист, музыкант и продюсер рассказал о дегустации местных напитков.

События, описываемые комиком, касаются 2004 года, когда он гастролировал вместе с командой по Дальнему Востоку и давал концерт в Благовещенске. Во время проводов один из высоких чинов подарил участникам две бутылки уссурийского бальзама и рекомендовал добавлять по одной десертной ложке в чай.

«Вагона-ресторана в поезде не было. Больших остановок тоже. А выпить очень хотелось. Поэтому мы с Костиковым (мужчина на фотографии) употребили две бутылки уссурийского бальзама и, поболтав по душам, легли спать. На следующее утро я проснулся от того, что в моей голове гномы в шипованных бутсах играли в футбол на минном поле. Руки и ноги не слушались. Кишечник работал в автономном режиме, не синхронизируясь с мозгом. Выдохи и вдохи давались тяжело и нерегулярно. На соседней полке стонал Костиков. Он испытывал то же, что и я. Такого сильного похмелья у нас не было никогда, а в похмелье мы разбирались неплохо», - написал в социальной сети Инстаграм Семён.

В тот же день они дали ещё один концерт, который, по словам артиста, оказался самым сложным в его жизни. После этого он отправился в гостиницу и лег спать, с надеждой, что утром ему станет легче. Однако, тяжесть на проходила.

«Утром я проснулся и почувствовал, что гномий чемпионат продолжается. Все прочие симптомы тоже сохранились. За завтраком я встретил грустного Костикова - его тоже не отпустило. На следующее утро история повторилась. Бодун не исчезал и даже не делался меньше. В какой-то момент мне стало казаться, что теперь так будет всегда - уссурийский бальзам проник в мой ДНК, и я буду мучиться похмельем до конца жизни, причем, что обидно, опьянения перед этим не будет. Эта мысль меня напугала», - с тяжестью вспомнил комик.

Впоследствии Семён Слепаков поклялся, если его отпустит, он больше никогда не будет пить, исправится и будет другим человеком.

«Похмелье длилось четыре дня. Когда оно прошло, мир показался нам бесконечно чудесным, даже несмотря на то, что в тот момент мы находились в Магадане. Таким чудесным, что нам немедленно захотелось водки, что и отражено на фотоснимке», - подытожил Семён.

 

 

#уссурийскийбальзам #магадан Это произошло в 2004-ом году. Наша команда гастролировала по Дальнему Востоку. Пили много. После концерта в Благовещенске на поезд нас сажал, кажется, заместитель мэра города. Помню, он писал с платформы и кричал: «Мне всё можно!» На прощание он вручил нам две бутылки уссурийского бальзама (сорокапятиградусная настойка из двадцати пяти трав) и велел добавлять в чай по одной десертной ложке. Вагона-ресторана в поезде не было. Больших остановок тоже. А выпить очень хотелось. Поэтому мы с Костиковым (мужчина на фотографии) употребили две бутылки уссурийского бальзама и, поболтав по душам, легли спать. На следующее утро я проснулся от того, что в моей голове гномы в шипованных бутсах играли в футбол на минном поле. Руки и ноги не слушались. Кишечник работал в автономном режиме, не синхронизируясь с мозгом. Выдохи и вдохи давались тяжело и нерегулярно. На соседней полке стонал Костиков. Он испытывал то же, что и я. Такого сильного похмелья у нас не было никогда, а в похмелье мы разбирались неплохо. Уссурийский бальзам оказался очень злой штуковиной. Закончив самый сложный концерт в моей жизни, я немедленно поехал в гостиницу и лег спать, потому что знал, что на следующее утро бодун всегда проходит. Утром я проснулся и почувствовал, что гномий чемпионат продолжается. Все прочие симптомы тоже сохранились. За завтраком я встретил грустного Костикова - его тоже не отпустило. На следующее утро история повторилась. Бодун не исчезал и даже не делался меньше. В какой-то момент мне стало казаться, что теперь так будет всегда - уссурийский бальзам проник в мой ДНК, и я буду мучиться похмельем до конца жизни, причем, что обидно, опьянения перед этим не будет. Эта мысль меня напугала. Я поклялся, что если меня отпустит, я больше никогда не буду пить. И что вообще исправлюсь и стану другим. Похмелье длилось четыре дня. Когда оно прошло, мир показался нам бесконечно чудесным, даже несмотря на то, что в тот момент мы находились в Магадане. Таким чудесным, что нам немедленно захотелось водки, что и отражено на фотоснимке.

Публикация от Семен Слепаков (@slepakovsemyon)

Другие материалы рубрики "В Приморье"
1.jpg

Что делает государство для бизнеса в Приморье?

Депутат Евгений Костюков принял участие в конференции предпринимателей «Бизнес у моря»

ф.jpg

В Приморье осталось менее двух недель до завершения второго этапа конкурса 400 дворов

От жителей требуется лишь обсудить со своими соседями, какой из трех проектов необходим в их дворе

Clipboard02.jpg

Приморью нужен руководитель с сильным характером – Юлия Толмачева

Срок действительно небольшой, на политические игры времени нет