Жительница Приморья намерена разобраться с местным полицейским произволом

Мать погибшего в ДТП парня пять лет добивается от приморских полицейских справедливости

a52b00dbbfd1dec0846ca08ba44d0c3ba9191b94.jpeg

Эта история уже поросла мхом. И все, кто к ней причастен, наверняка забыли о трагедии, случившейся вечером 3 декабря 2012 года на 669 километре автотрассы Хабаровск – Владивосток, на объездном участке города Уссурийска. В тот день здесь погиб житель Уссурийска Самойленко Юрий Сергеевич 1985 года рождения. Его сбил микроавтобус Nissan NV 200 Vanet, которым предположительно управлял Павлов Олег Анатольевич, что следует из протокола осмотра места происшествия, из постановления о передаче сообщения о преступлении по подследственности, объяснений данного водителя и очевидца, которые попали в распоряжение редакции «Владивосток», сообщает РИА VladNews.

«По версии следствия, потерпевший скончался до прибытия «скорой», то есть виновник аварии, скрывшись с места ДТП, не оставлял его в беспомощном состоянии».

Прошло пять с половиной лет, но следствие так и не установило виновного в ДТП, в котором погиб Юрий Сергеевич. Никто не привлечен к ответственности. И виновник аварии как ни в чем не бывало колесит по дорогам Приморья. Сегодня «В» вспоминает это происшествие в надежде на то, что следственные органы и прокуратура наконец-то доведут это дело до логического конца. 

 В тот роковой вечер Юрий задержался на работе. Его коллеги давно разъехались, и ему пришлось добираться домой в Уссурийск самостоятельно. Своего автотранспорта у него не было, он надеялся на попутные машины, благо до города недалеко, всего 7 километров. Мужчина вышел на дорогу около 21 часа. Но вернуться домой ему было не суждено... 

Как следует из материалов дела, житель Владивостока в этот вечер возвращался из Шмаковки на микроавтобусе «Ниссан-Ванет», принадлежавшем его гражданской жене. Шел мелкий снег, видимость была плохая, асфальтовое покрытие дорожного полотна в свете фар блестело от влаги. Как следует из первичного объяснения водителя, он двигался на автомашине при ближнем свете фар со скоростью 80 км в час, что явно недопустимо при таких дорожных и метеорологических условиях. 

Позже водитель «Ниссана» дважды будет уточнять свои показания, в конце концов «снизив» скорость до безопасных 60 км в час. Необходимо добавить, что, по данным Госавтоинспекции, этот водитель неоднократно был оштрафован именно за превышение скорости, в том числе в 2014 году, в период разбирательства по ДТП с участием Юрия Самойленко. Поэтому назвать его законопослушным язык не поворачивается. 

В своем объяснении от 7 декабря 2012 года он пишет, что в районе 669 километра гострассы А-370 «Уссури» на мосту почувствовал толчок и решил, что сбил какое-то животное. Но он не стал останавливаться, поскольку «фары светили ровно». Хотя любой здравомыслящий водитель в данной ситуации непременно остановился бы, чтобы проверить, все ли нормально с его авто. 

Сотрудники Госавтоинспекции нашли на месте происшествия зеркало заднего вида, обломки правой фары с подфарником, а под мостом – правую часть бампера. Как она там оказалась, непонятно, то ли отлетела от удара, то ли ее выбросили, чтобы скрыть улики совершенного преступления. 

Полицию и «скорую» вызвал водитель фуры, следовавший за микроавтобусом. Он видел, как остановился «Ниссан-Ванет» за мостом и, постояв несколько секунд, поехал дальше. 

Когда прибыли медики, Юрий уже не дышал. Микроавтобус протащил его по мосту несколько метров. В результате сильного удара мужчина получил множественные травмы, несовместимые с жизнью. Водитель микроавтобуса с места ДТП скрылся, он был объявлен в розыск, и вскоре беглеца вычислили. На тот момент водитель еще не успел отремонтировать «Ниссан», видимо, он был уверен, что его не найдут. И если найдут, то не скоро. 

Белые пятна в расследовании ДТП с летальным исходом появились еще на стадии доследственной проверки, которую проводил старший следователь следственного отдела ОМВД России по городу Уссурийску старший лейтенант юстиции Олег Ким. Когда были установлены водитель и микроавтобус, на котором Павлов совершил наезд, следователь не задержал и не изъял «Ниссан» в качестве вещественного доказательства, как предписывает Уголовно-процессуальный кодекс РФ (УПК РФ). Он вернул разбитую машину хозяйке, позволив ее отремонтировать, что привело к невосполнимой утрате доказательств. 

Кроме того, следователь всячески затягивал возбуждение уголовного дела, придумывая для этого различные поводы, причины и юридические обоснования для придания своей волоките якобы законного вида. 

Забегая вперед, скажем, что в марте 2017 года заместитель уссурийского городского прокурора советник юстиции Харченко признает, что волокита, допущенная органами предварительного следствия, безусловно, нашла свое подтверждение. 

По большому счету, вся доследственная проверка свелась лишь к опросу водителя «Ниссана» и его сожительницы, истинной хозяйки автомобиля. Именно их противоречивыми показаниями и домыслами руководствовался следователь, оформляя протоколы дополнительных осмотров места происшествия в январе и в марте 2013 года. А также при оформлении постановлений о назначении автотехнических экспертиз, где исходные данные излагал водитель, естественно, трактуя их в свою пользу. 

Необходимо отметить, что дополнительные осмотры проводились вопреки требованиям закона, то есть в условиях и обстановке, не соответствующих тем, при которых произошло ДТП. При этом протоколы дополнительных осмотров места происшествия от 31 января 2013 года и 9 марта 2013 года были недостоверны. Тому свидетельство – экспертное заключение № 224/ ЭН-15 от 10 сентября 2015 года. 

Кроме того, при очередном осмотре места происшествия уже в ноябре 2015 года старший следователь Ким почему-то указал в протоколе совсем не то место, где произошло ДТП. Зачем он затягивал доследственную проверку и мутил воду при формировании доказательной базы, одному богу известно. Мать Юрия Самойленко, признанная потерпевшей, потерявшая единственного сына, полагает, что следствие намеренно уводило водителя «Ниссана» от правосудия. 

После неоднократных жалоб потерпевшей в прокуратуру на очередной отказ следствия возбудить уголовное дело в отношении водителя, убившего Самойленко, старшего следователя Олега Кима отстранили от расследования. В отношении него проводились служебная проверка УМВД России по ПК и доследственная проверка следственным отделом СК России по городу Уссурийску, которые не принесли результатов. Заместитель начальника краевого УМВД Илья Шамратов и начальник отдела СКР по городу Уссурийску Григорий Михеев не нашли криминала в действиях старшего следователя Кима, а изменения, внесенные им в документы следствия, списали на ошибки. Сегодня полковник Шамратов находится под следствием по обвинению в должностных преступлениях и дожидается своей участи в СИЗО-1. А господин Михеев уволился из Следственного комитета в спешном порядке после коррупционного скандала. 

В конце сентября 2015 года после трех лет волокиты уголовное дело наконец-то было возбуждено, но не в отношении водителя, совершившего смертельный наезд на пешехода, а только по факту ДТП. 

Производство по данному уголовному делу было поручено следователю старшему лейтенанту юстиции Кугуку, непосредственному подчиненному уже капитана юстиции Олега Кима. 

С целью установления истины, а также для получения новых данных вновь назначенный следователь в марте 2016 года провел следственный эксперимент на месте трагедии. Но то ли в силу своей неопытности, то ли желая быстрее поставить точку в расследовании, то ли по иной причине сделал он это с грубыми нарушениями норм УПК РФ и соответствующих методик. К примеру, не было установлено соответствие осветительных приборов автомашины, задействованной в следственном эксперименте, осветительным приборам «Ниссана». Водитель-статист по своим физическим параметрам, прежде всего в росте, явно уступал подозреваемому водителю, что значительно снижало его обзорность из кабины. Статист, изображавший пешехода, также по росту и телосложению не соответствовал физическим данным Самойленко. Кроме того, следственный эксперимент проводился в условиях и обстановке, разнящихся с условиями совершения смертельного ДТП. То есть в другое время года, время суток и в других погодных условиях, что является нарушением норм уголовно-процессуального закона. 

Вопреки требованиям УПК РФ следователь Кугук сам бегал с рулеткой и замерял расстояния, необходимые для составления очередной схемы ДТП. Хотя это должны делать лица, участвующие в эксперименте, а он лишь наблюдать за ними и контролировать их действия. Поэтому объективность и достоверность этих измерений вызывают большие сомнения. Отсюда вывод: доказательства, полученные с нарушением требований УПК РФ, являются недопустимыми. Они не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств происшествия. 

Этими азбучными истинами, изложенными в ст. 74 УПК РФ, обязаны руководствоваться все следователи в своей работе. Но только, похоже, не следователь Кугук. Он зафиксировал недопустимые доказательства в протоколе следственного эксперимента, и на их основе было состряпано, иначе и не назовешь, заключение автотехнической экспертизы № 5-121/122 от 28 апреля 2016 года. 

При этом ни капитан юстиции Ким, ни его подчиненный следователь Кугук при назначении автотранспортной экспертизы почему-то не использовали исходные данные, зафиксированные в самом первом протоколе осмотра места происшествия, составленном 3 декабря 2012 года. Хотя первоисточник максимально точно отражал обстановку и дорожные условия в момент ДТП с летальным исходом. Об этом важном документе следствие «забыло». Потому что отрабатывало свою версию случившегося. Согласно которой добропорядочный водитель «Ниссана», двигаясь в темное время суток при ограниченной видимости из-за снегопада, якобы не имел технической возможности избежать наезда на пешехода, находившегося на проезжей части дороги. Сами понимаете, автомобиль – не лошадь с телегой, его невозможно моментально остановить, да еще на скользкой дороге. Отсюда вывод: погибший сам виноват. 

Возможно, так оно и было. Если бы не одно очень важное «но»: в момент наезда Юрий Самойленко находился не на проезжей части моста, а на его обочине, что подтверждает фото, приложенное к протоколу осмотра места происшествия от 3 декабря 2012 года. Старший лейтенант юстиции Кугук, будучи в этот день на месте происшествия, составляя первичную схему ДТП, «забыл» указать ее размеры, хотя дорожная разметка на мосту нанесена отчетливо. Впоследствии данные его замеров легли в основу исследования автотехнической экспертизы. Но, как мы уже рассказывали, уголовное дело в отношении водителя-лихача за совершенное ДТП с летальным исходом и за оставление человека в опасности так и не было возбуждено. Его даже не наказали за бегство с места ДТП, которое он совершил. 

Кстати, адвокатом у него была Юлия Лысенко, имевшая опыт работы в расследовании ДТП. В настоящее время она служит в следственном отделе УМВД России по городу Владивостоку. 

После смены следователя в деле о гибели Юрия Самойленко глобальных перемен и подвижек в сторону установления истины не произошло. Как говорится, от перемены мест слагаемых сумма не изменилась. Зато прибавились сомнительные данные в схемах ДТП и протоколах осмотра места происшествия, составленных сотрудниками следственного отдела ОМВД России по городу Уссурийску. Более того, следователь Кугук дважды прекращал ведение уголовного дела ввиду неустановленного лица, подлежащего к привлечению в качестве обвиняемого, хотя виновник наезда на Юрия Самойленко был установлен сразу же после совершения ДТП. И дважды это дело возобновлялось по требованию прокуратуры, но не в отношении водителя «Ниссана», а в отношении неустановленного лица. Эта игра в пинг-понг закончилась в июне 2017 года, когда уголовное дело было окончательно прекращено за отсутствием состава преступления в действиях почему-то... подозреваемого водителя, а не некоего неустановленного лица. 

Этот бесчеловечный вердикт не устроил мать погибшего парня. В поисках истины она попала на прием к начальнику Управления Генпрокуратуры России в ДФО государственному советнику юстиции 2-го класса Любови Деминой. На тот момент потерпевшую постигло еще одно горе: после безуспешных попыток добиться честного расследования гибели сына от инфаркта скончался отец Юрия Самойленко. 

Ознакомившись с документами, госпожа Демина вызвала на ковер начальника УМВД России по ПК генерал-майора Николая Афанасьева. Он пообещал взять расследование под личный контроль. И не обманул. 

В марте 2018 года Любовь Самойленко действительно получила письмо за подписью начальника следственного управления УМВД России по ПК Оксаны Головащенко, в котором черным по белому было написано, что уголовное дело в отношении водителя «Ниссана» прекращено на законном основании, поскольку у него не было технической возможности предотвратить наезд на пешехода. И привлекать его за оставление человека в опасности тоже нет оснований. Так как потерпевший скончался до прибытия «скорой», то, выходит, никто его не оставлял в беспомощном состоянии. Как говорят циничные следователи: «Нет тела – нет дела». 

О том, что данный водитель скрылся с места совершения ДТП и давал на следствии противоречивые показания, а сотрудники следствия ОМВД по городу Уссурийску подгоняли цифры в дополнительных протоколах под его слова, в послании Оксаны Николаевны нет ни слова. Наверное, полковнику полиции Головащенко не все известно о работе ее подчиненных. 

Что касается Любови Самойленко, то она готовится к поездке в Москву, чтобы там, по ее словам, найти защиту от полицейского беспредела в Приморье. Ответ из краевого УМВД по ПК ее не устроил.

Сергей Кожин, газета "Владивосток"

Другие материалы рубрики "Происшествия"
92c661f6421c0e8d7d0b68976a70e8eab7bbeca4.jpeg

Во Владивостоке сотрудницу почты осудили за частые кражи

Ущерб предприятия составил более 125 тысяч рублей

4ea3c6fec6d01c0ccf7bf97a2a075057e9c1cbb6.jpeg

Во Владивостоке «верёвочники» угрожали журналистам

На просьбу показать документы, мужчины стали оскорблять корреспондента и угрожать оператору

95242be35978842dbababe481376da2357b3b7fc.jpeg

Элитный внедорожник пострадал в ДТП из-за глупости девушки за рулём

Виновница ДТП исчезла в неизвестном направлении