Участники шоу «ПЕСНИ» на ТНТ: Мы всё время находились в состоянии шока

Рэпперы Джей Мар, PLC, Родион Толочкин - в интервью на РИА VladNews

47060a0f1212d2f14d8536d2af83e71aaaa19001.jpeg

В июне на канале ТНТ завершился первый сезон музыкального шоу «ПЕСНИ». В течение нескольких месяцев талантливые исполнители жили под прицелом камер и готовились к еженедельным отчетным концертам. Продюсерами шоу стали Максим Фадеев и ТИМАТИ. Сразу после окончания проекта финалисты отправились в длительный тур по городам России и добрались с концертом до Владивостока. В прямом эфире радио VBC участники шоу рассказали о том, как создавать музыку в замкнутом пространстве, взаимоотношениях на проекте, чем они отличаются от «фабрикантов», и как изменилась их жизнь после возвращения в реальность, сообщает РИА VladNews. 

- Кто-нибудь из вас бывал ранее во Владивостоке?

Джей Мар: Я родом из Южно-Сахалинска, Владивосток для меня нечто особенное! Здесь живет много моих друзей, сахалинцев, для меня всегда волнительно выступать перед ними, это большая ответственность.

PLC: Я никогда не был во Владивостоке, но слышал, что он прекрасен. Сейчас, увидев его своими глазами, полностью согласен с этим мнением.

- Могли ли вы представить еще пол года назад, что скоро будете известны на всю страну?

PLC: Представляли, конечно же, почему нет? Тем более мы ставили перед собой такую задачу.

- Существует ли дружба на проекте?

Джей Мар: Конечно, существует, иногда правда с подколами (смеется). Если серьезно, то у нас в коллективе очень дружные отношения, серьезных конфликтов на проекте не было, все проходило на позитивной волне. На каждом отчетном концерте перед тем, как объявляли человека, который выбывает, все участники в команде брались за руки. В это слабо верится, но такие ситуации происходили не по сценарию. Думаю, что это своего рода фишка канала ТНТ и того, что они хотели сделать из этого шоу – создать событие. Настоящие событие может быть только искренним и дружным. Организаторы хотели сохранить все элементы естественными, и им это удалось. Все, что видели зрители, было по-настоящему, мы действительно переживали те эмоции, которые показывали. Конкуренции, как таковой вообще, не было, и это единение осталось до сих пор, перешло в гастрольный тур. Мы также поддерживаем отношения со съемочной командой.

- Тяжело было в психологическом плане находиться в замкнутом пространстве несколько месяцев? Случались ссоры на проекте?

PLC: Это был колоссальный эксперимент, в первую очередь в социальном отношении. Когда ты попадаешь в закрытое пространство с ограниченной информацией, то ведешь себя в таком состоянии совсем по-другому. Все твои эмоции выбиваются наружу, особенно в стрессовых ситуациях, которые возникали постоянно. Это были семь недель недосыпа и стресса, сопровождавшиеся творческим процессом. Мы все время находились в состоянии шока, но скорее приятного, с эффектом «вау».

Джей Мар: Случались разные ситуации, лично я мог сорваться из-за недосыпа, иногда мы спали всего по два часа, в связи с чем голос звучал плохо, и это нервировало. У меня были серьезные песни по тональности, диапазону, разноманерности исполнения, и готовить их приходилось в режиме нон-стоп - каждую неделю требовалось выдавать новую композицию. Стресс забирал много сил, и порой сложно было выучить каких-то четыре строчки, они все время крутились в голове, но не запоминались.

Родион Толочкин: В целом, было нелегко, иногда вечером из памяти стиралось начало дня, но мы получили бесценный опыт. У меня на проекте складывались непростые отношения с Максимом Свободой, но до серьезных конфликтов не доходило, сейчас мы с ним хорошо общаемся.

- Какие чувства вы испытывали, когда другие участники покидали шоу?

Джей Мар: Любая ситуация на шоу воспринималась гораздо болезненнее, чем в жизни. Мы все жили этим проектом, и исключение любого участника ощущалось как уход члена семьи. Было такое чувство, как будто ты никогда в жизни его больше не увидишь.

- Формат реалити-шоу был запущен в нашей стране с 2002 года, тогда состоялась первая «Фабрика звезд». В чем принципиальное отличие между вами и первыми «фабрикантами»?

Родион Толочкин: Я думаю особых отличий нет, музыка не поменялась, поменялось лишь состояние, которое передает человек в момент исполнения.

PLC: Не соглашусь, у нас песни круче (смеется). Наша музыка отличается прежде всего своей идеологией. То, что делалось на «фабриках», было коммерческим проектом с коммерческими певцами. Название говорит само за себя. Мы в свою очередь сами писали песни, и были сформированными артистами еще до того, как пришли на шоу. На проекте мы больше учились в условиях замкнутого пространства создавать музыку и показывать ее. Основная задача заключалась в демонстрации самого процесса изготовления музыки. Ну и к тому же подача шоу совершенно отличается от «Фабрики звезд».

- Как поменялась ваша жизнь после участия в рейтинговом телепроекте?

Родион Толочкин: Когда я вышел из башни на улицу, сначала даже растерялся, вокруг столько незнакомых людей. Некоторые подходили и просили сфотографироваться с ними. Это очень странные ощущения, когда ты живешь в изоляции и не знаешь, что происходит вокруг. Мы реально не были в курсе последних новостей, событий, сколько у нас подписчиков в социальных сетях. На проекте нельзя было пользоваться мобильными телефонами, мы были полностью отрезаны от родственников. За два месяца позвонить домой разрешили всего один раз, и то дали только пять минут на разговор.

PLC: После окончания шоу нас стали больше узнавать на улице, в магазинах - везде. И знаете, иногда это совсем не здорово, когда ты, к примеру, спешишь куда-то или опаздываешь на самолет, а люди тормозят тебя и просят сделать совместное фото на память (смеется). Во время нашего гастрольного тура мы приехали в Новосибирск, перед концертом было свободное время, и я зашел в торговый центр за покупками. Каждый второй посетитель просил с ним сфотографироваться, невозможно было добраться до нужного магазина.

- Чувствуете ли вы зависть со стороны менее удачливых коллег?

Джей Мар: Нет, на самом деле мы стараемся поддерживать ребят, которые не попали в гастрольный график концертов, находимся с ними на связи, они все продолжают заниматься музыкой.

- Какие у вас планы на ближайшее будущее?

PLC: Я думаю, что выражу наше общее мнение, если скажу, что в планах много работать, все в наших руках. Мы все – независимые артисты, как только закончится этот тур, начнется подготовка нового материала в студии, а затем снова в тур.

 - Знаете ли вы средний возраст вашей публики?

Джей Мар: На самом деле у нас очень широкий возрастной диапазон аудитории, на концертах бывают и подростки, и люди в возрасте 25-40 лет, и даже те, кому за 50. В Улан-Удэ Родиону местная бабушка передавала цветы (смеется).

PLC: Статистика Instagram говорит, что 45% моей аудитории составляют подписчики в возрасте 18-24 лет, 34% - 25-34 лет, и только 12% - до 18 лет.  

- Помните ли вы своего самого яркого фаната/фанатку?

Родион Толочкин: У меня это мама, она всегда требует отчет о проделанной работе (смеется).

Джей Мар: Так сразу сложно вспомнить, есть люди, которых не назовешь фанатами, но они с нами за одну идею, поняли нас и примкнули к нашему движению. Вообще бывают забавные случаи, когда ты просто идешь по городу, и к тебе неожиданно подбегает незнакомая девочка, запрыгивает на шею и с восторгом показывает, что как раз сейчас слушает на телефоне твою песню. При этом не просит сфотографироваться с ней, ничего не спрашивает, просто бежит дальше. И начинаешь воспринимать это уже как норму.

- Не боитесь, что слава однажды закончится, и вы выйдете в тираж?  

PLC: Я воспринимаю участие в проекте просто как некий бонус, музыка – это основное, что мы делаем в жизни, и мы будем продолжать работать, а если популярность уйдет, значит, так нужно.

Джей Мар: Известность, которая пришла к нам после шоу – это лишь еще одна ступень на пути к цели. Если ты хочешь создавать музыку, ничто не сможет тебя остановить.

Дарья Харина

Другие материалы рубрики "Интервью"
3464f6766b3e7408091eba3edad45056912f7a00.jpeg

Известный КВНщик Приморья: В Москве не хватает ощущения моря

Гарри Гупаленко о шутках, вдохновении и жизни в столице

6ed3134b9b1df03b788e1f1120796a3587ed47cf.jpeg

Евгений Гришковец: Во Владивостоке я пережил самое страшное своё лето

Известный драматург и киноактёр в интервью РИА VladNews

b016b1b61f7c3198454c9881b3f83adcfc9d036f.jpeg

NOT A SINGLE BREAK!: Для рок-артиста деньги - не главное

Представители независимого гитарного рока – в интервью на РИА VladNews