После переезда в Россию дети мигрантов забывают родину и язык

Дети трудовых мигрантов из Центральной Азии не хотят сохранять свою этническую самоидентификацию: говорить на родном языке, придерживаться своих культурных традиций. Они пытаются дистанцироваться от своих соплеменников и стать полностью «местными». 

1441933224_1f1ca3.jpg

Владивосток, ИА Приморье24. Этому способствует как российская школа, так и сами родители, выяснила старший преподаватель департамента социологии Санкт-Петербургской школы социальных и гуманитарных наук НИУ ВШЭ Раиса Акифьева в ходе исследования, результаты которого были опубликованы в статье «Дети и родители в контексте миграции: не/согласованные траектории» в журнале «Этнографическое обозрение».

Долгое время считалось, что наилучшая стратегия для мигранта в другой стране – ассимиляция: они должны избавиться от своих культурных особенностей, ценностей, убеждений, религии, этнической идентичности, родного языка и стать неотличимой частью большинства. В то же время международная практика показала – не обязательно отказываться от своей национальной принадлежности в пользу принимающего сообщества, чтобы чувствовать себя комфортно. Достаточно уважать его культуру, знать язык и не нарушать законы новой страны проживания. Иными словами, прибывшие мигранты имеют право выбора: могут полностью или частично ассимилироваться или же стать бикультурными.

Старший преподаватель департамента социологии Санкт-Петербургской школы социальных и гуманитарных наук НИУ ВШЭ Раиса Акифьева провела глубинные интервью с семьями трудовых мигрантов из Центральной Азии, проживающими в Санкт-Петербурге и посещающими волонтерские курсы русского языка (13 человек с детьми школьного возраста из Узбекистана, Таджикистана и Киргизии), чтобы понять, как ассимилируются дети и родители.

Как выяснила Акифьева, первое поколение мигрантов ассимилироваться не спешит, они в кругу близких говорят на родном языке и придерживаются своих культурных обычай, убеждений и ценностей. Их цель – адаптироваться к новым условиям жизни, но не ассимилироваться. Старшее поколение мигрантов приезжает на заработки, и может с легкостью поменять место дислокации, если условия работы где-то окажутся лучше. Поэтому становится русскими им ни к чему. Однако их дети, которые посещают или посещали российскую школу, в отличие от своих родителей, пытаются дистанцироваться от сообщества родителей, отказываются от идентификации с ним и не хотят говорить на родном языке. «Тогда как  мигранты первого поколения скорее склонны отождествлять себя с мигрантами, независимо от того, из каких стран они приехали, чем с местными жителями, дети могут, напротив, отказываться от этнической идентификаций с сообществом родителей, а также отказываться взаимодействовать с его представителями», - подчеркивает автор исследования. 

Родители поощряют формирование культурных ориентаций на принимающие сообщества, но не с целью аккультурации или ассимиляции, а с целью приобретения важных навыков, которые могут пригодиться им в будущем, не зависимо от того, в какой стране они будут жить и работать, - отмечает Акифьева. Однако дети все понимают иначе. В итоге они дистанцируются от своих соплеменников и забывают родной язык.

Российская школа, в свою очередь, совсем не практикует бикультурное воспитание и не нацелена на поддержание этнических практик и формирование билингвизма.
Другие материалы рубрики "Общество"

Два взрыва в Стамбуле убили 15 человек

Предположительно, целью террористов был полицейский автобус

Порнозвезду в дипломаты: американцы просят Трампа назначить посла в Саудовскую Аравию

Девушка хорошо себя показала в объединении людей, подчеркнул автор петиции

Украинский лже-патриарх за взятку пообещал пранкерам открыть "Евровидение-2017" в Софийском соборе

Псевдо-мэр Киева позвонил Филарету Денисенко и предложил открыть "Евровидение" вместе с Кончитой Вурст