Девушка из Владивостока поехала хостес в Южную Корею и «загремела» в тюрьму

«К нам относились, как будто мы проститутки или наркобароны»

27371aa9ac1ec5d4d91dabd8531e60f9de8af0f2.jpeg

Работа в Южной Корее уже давно стала для приморцев обычным делом. Популярность такой трудовой деятельности обусловлена высокой заработной платой и близостью к родному региону. Мужчины ездят работать на заводы, в поля, а девушки, как правило, в ночные клубы на вакансии хостес. Однако ключевой момент этой, казалось бы, прибыльной истории, – то, что работают все нелегально и в любой момент к «гастарбайтерам» может нагрянуть служба миграционного контроля.

Девушка из Владивостока, приехавшая в Южную Корею на заработки в ночной клуб, рассказала в интервью РИА VladNews, что из себя представляет работа хостес и как она оказалась в корейской тюрьме.

- Света, как ты нашла работу в Южной Корее? Какие условия предлагали?

- Моя подруга там работает уже второй год. Последний год она проработала в ночном клубе в городе Пхохан и об этом заведении очень хорошо отзывалась. Она связалась с директором клуба по поводу моего трудоустройства. Он купил мне билеты за свой счет, и я прилетела в Корею.  В аэропорту меня встретил водитель и привёз в апартаменты. Это была квартира в трехэтажном домике: три комнаты, кухня, балкон. В квартире я жила с еще пятью девочками.

- А какую зарплату тебе обещали?

- Около 60 тысяч рублей в месяц. Планировалось, что я пробуду там два месяца.  Жилье было бесплатное, в клубе нас кормили, было очень комфортно, да и работодатели относились к нам отлично.

- Что входило в твои рабочие обязанности?

- Когда в клуб приходили гости, в основном корейцы, мы располагались в комнатах с караоке. Сначала они заказывали что-то выпить, закуски, потом выбирали девушек, с которыми хотят отдыхать. В наши обязанности входило петь с ними песни, ухаживать за ними – наливать пиво, убирать за ними. Они немного «свинюшки», могут рыгнуть или бросить что-то на пол. Песни любят английские или корейские, русские не особо, только Аллу Пугачёву.

- Как корейцы относятся к русским девушкам?

- Хорошо, корейцы любят русских женщин. Постоянно расспрашивают о чем-нибудь. Когда я говорила, что приехала из Владивостока, они просили показать фотографии, рассказать, как там живётся. Им всегда было интересно общаться с нами. Разговаривали мы на английском. 

- Много девушек из Приморья работают в Корее на таких вакансиях?

- В клубе, где я работала, из девяти четыре были из Приморья, другие из Камчатки, Украины, Крыма, Омска.

- Как произошла «облава» на ваше заведение?

- Директор клуба предупреждал, что могут быть проверки. В тот день мы пришли на работу, и из комнат, где мы обычно работали, нас переместили в другую часть заведения, которая была под кодовым замком. Персонал говорил, что это ради нашей безопасности, так как ожидалась та самая проверка.

Но, как оказалось, это не сработало, потому что один из гостей забыл закрыть дверь. «Облава» произошла как раз, когда мы работали с гостями. В караоке-комнату забежали четыре человека с криками «migration» и начали хватать нас за руки. Корейские мужчины говорили, что мы их друзья и вместе с ними пришли отдыхать, но стражам порядка было всё равно. Они сразу надели на нас наручники, как будто мы злостные преступники. Я шла и не понимала, что происходит, как такое могло произойти.

Другие девушки потом рассказали, что к ним сотрудники миграционной службы внедрились под видом гостей. Расспрашивали, откуда приехали, знают ли, что работают нелегально... Девушки смеялись и ничего не подозревали, а потом на них тоже надели наручники.

Когда всех собрали вместе, у нас забрали паспорта, рылись в сумках, у одной девушки украли зарплату, которую она получила в тот день. Хорошо, что нам дали хотя бы переодеться. Нас вывели из здания и посадили в маленькие автобусы, привезли в другое место и пересадили в большой автобус, весь в решётках, как в американских фильмах. Потом подвезли девушек из других клубов, они были в вечерних платьях, туфлях, им даже не дали переодеться. Все плакали…

Потом долго ехали на этом «басе» и приехали в какое-то место типа СИЗО.

- Опиши, пожалуйста, это СИЗО. Где вас держали?

- Сначала у нас забрали все вещи, кроме денег, и выдали зелёную робу, похожую на спортивный костюм. Потом поместили в комнату площадью около 30 квадратных метров, где было 30 человек, из них 20 девушек из Таиланда. Они громко и без умолку говорили, от их говора постоянно болела голова.

В камере нам дали одеяло, подушку, пластиковый стакан, зубную щетку. Кроватей там не было, спали на одеялах, хорошо, что везде был тёплый пол, также за перегородкой находился туалет и душ, который очень плохо работал.

- Давали родственникам позвонить? Долго ли вы там пробыли?

- За решеткой был телефонный аппарат, по которому можно было позвонить, купив карточку за 10 000 вон (около 600 рублей), её хватало примерно на полтора часа. Хорошо, что у одной девушки деньги были, мы смогли позвонить родственникам и сказать, что находимся в корейской тюрьме.

В этой комнате мы «проплакали» двое суток. Нас постоянно вызывали подписывать какие-то документы, делали фотографии, снимали отпечатки пальцев.

На второй день к нам приехал менеджер нашего клуба, успокоил, сказал, что сожалеет о случившемся. И пообещал, что, когда нас определят в тюрьму, дирекция клуба купит нам билеты обратно в Россию.

И вот на третьи сутки всех задержанных снова повели в тот автобус и привезли в большую тюрьму, сфотографировали, «обшманали» и распределили по камерам. Со мной были еще три россиянки и 20 таек.

- Тюрьма отличалась от СИЗО?

- Комната, где нас держали, в этот раз была чуть-чуть побольше. В ней находились два душа, два туалета за перегородкой и два стола, за которыми мы обедали.

Отношение к нам было, как будто мы проститутки или наркобароны. Вообще в корейской тюрьме к русским отношение ужасное, к тайкам лучше относились.

Два раза в неделю в тюрьме проходили с тележкой и продавали различные «вкусняшки», карточки на таксофон. Если у тебя были деньги, то ты был почти «в шоколаде». Бесплатно нам выдали туалетную бумагу, мыло, зубную щетку, пасту.

Кормили так себе. На завтрак было варёное яйцо, булочка и невкусное соевое молоко. На обед давали какой-нибудь суп из корешков, который так вонял, что есть уже не хотелось, рис, капусту типа кимчи, но опять же отвратительную, как будто она протухла, и тофу. Тайки ели всё «за обе щеки», а мы в основном рис.

- Как ты всё же попала домой? Спустя сколько дней после этого инцидента?

- В определенные дни приходили менеджеры и спрашивали – купили ли вам авиабилеты домой, если нет, они предлагали, чтобы мы дали им банковскую карточку, они снимут деньги и купят сами. В тюрьме мы просидели шесть дней, потом улетели домой. Нам повезло с директором, он нам и билеты домой купил, и заработную плату заплатил за те две недели, что я работала. Других девочек просто «кинули». Некоторые из них сидели в тюрьме уже больше двух месяцев, потому что никто им не мог купить билет. А корейцам все равно – нет денег, значит, сиди в тюрьме.

Другие материалы рубрики "Интервью"
139caf73d001e17b921104b995d18f64f1e5eaa7.jpeg

Сергей Лукьяненко: Научная фантастика попала в засаду

Известный фантаст рассказал о своём видении будущего и высказал мнение о развитии технологий (фото)

c039ca04759c827743ab0fe312ff8cd57836c63d.jpeg

Художник из Хабаровска: Твои глаза повсюду

Молодой и талантливый Евгений – в интервью РИА VladNews

8ff1e3f8a2fffc2bd42392f5a09687d5e508580a.jpeg

«Дышать»: Энергия, облаченная в танец

Хореограф-постановщик Татьяна Домовидова - в интервью РИА VladNews