Главврач психбольницы Владивостока: Смирительных рубашек у нас нет

Максим Артамонов – о лечении душевно больных, боязни врачей и новой больнице

cce04045cdfb75681c36a6d48a594c8a9aa9686d.jpeg

Психическим расстройствам в наше время подвержены не только взрослые, но и дети. По данным Всемирной организации здравоохранения, каждый четвертый-пятый житель Земли страдает тем или иным психическим расстройством, а каждый второй имеет шанс им заболеть в течение жизни. Психические расстройства являются факторами риска развития сахарного диабета, сердечно-сосудистых, онкологических и других опасных хронических неинфекционных заболеваний, а также получения непреднамеренных и преднамеренных травм.

Главный врач психиатрической больницы Владивостока Максим Артамонов в интервью РИА VladNews рассказал о методах лечения душевнобольных, боязни психотерапевтов и строительстве новой больницы.

- Максим Николаевич, расскажите, почему вы связали свою жизнь с психиатрией?

- Когда я окончил медицинский институт, я выбрал специальность психиатрия, закончил клиническую ординатуру, потом работал врачом,  заведовал отделением, главным врачом детской психиатрической больницы. Через какое-то время, поработав в системе организации здравоохранния, вернулся в психиатрическую службу, где занимаюсь организацией медицинской помощи больным, которые страдают душевными заболеваниями. Это работа, которая нужна обществу.

- Откуда берутся психические заболевания?

- Если бы мы знали, откуда берутся душевные болезни, то мы могли бы их предупреждать. К великому сожалению, мы можем лишь предполагать, что явилось причиной того или иного заболевания. У человека на фоне полного здоровья могут начаться отклонения, которые начнут замечать окружающие или сам больной. Такой человек нуждается в помощи специалистов, которые смогут скорректировать его состояние и помочь ему. На самом деле, есть расстройства, которые имеют определенную стартовую ступень – это может быть травма головного мозга, острая инфекционная атака, что-то, что привело к нарушению функционирования головного мозга. Поэтому никто точно не может сказать, почему люди болеют душевными расстройствами. У нас научились их лечить, но наука до сих пор не может ответить на некоторые вопросы.

- В последнее время людей с психическими расстройствами стало больше или об этом просто стали чаще говорить?

- Расстройство, как и любое заболевание, имеет тенденцию к росту, то есть условия жизни в обществе достаточно напряжённые – человеку становится всё труднее жить в этом обществе. В результате у человека начинается определённое расстройство – невротическое, с которым он и сам способен справится, а бывают и более серьёзные расстройства, когда человеку необходима помощь. Также есть расстройства, которые лечат терапевты, невропатологи. Если бы больные сразу же попадали к врачам-психиатрам, то эффективность лечения была бы намного выше. Что касается психиатрии, то мы можем вылечить, наверное, лишь третью часть от всех заболевших. Но для того, чтобы это произошло, они должны обращаться к специалистам на ранних стадиях заболевания, потому что если человек обратился, когда ему уже совсем плохо, начинаются уже необратимые последствия, и мы можем только улучшить состояние и попытаться вернуть человека в семью, на работу, в социум. На самом деле, есть такое хорошее выражение: «Больного нужно лечить столько, сколько он болеет», то есть, если человек пять лет ходит и страдает, то вылечить его за месяц-два уже практически нереально. Мы стараемся поменять отношение в обществе. Важно, чтобы родственники заболевших понимали, что это заболевание, которое можно вылечить, но для этого необходимо не бояться  психиатров. У нас многие считают, что попасть к психиатру – это что-то ужасное, хотя есть и более страшные болезни.

- А как побороть эту боязнь психиатров?

- Люди боятся всего, чего не понимают – это заложено на уровне инстинкта. Психиатрия – достаточно закрытая область медицины. Если о терапевтических заболеваниях люди хоть что-то знают и даже пытаются временами заниматься самолечением, то психиатрию они вообще не знают. Многие думают, что здесь больных закрывают, закалывают, превращают в овощ – эти байки не имеют ничего общего с нынешней психиатрией. Нынешняя психиатрия достаточно жёстко регламентирована законодательством, и для того, чтобы попасть в больницу, необходимо согласие на лечение. Человек должен сам написать заявление о том, что он готов и хочет пройти лечение. Мы даже осматривать пациента не можем без его согласия. Законом определены случаи, когда мы можем проводить медицинские манипуляции без согласия пациента: если он в силу своего психического состояния не отдаёт отчёт своим действиям, представляет угрозу для себя и окружающих. На проведение всех манипуляций мы получаем решение суда. Здесь никто никого не держит. Если человек себя чувствует лучше и изъявляет желание покинуть лечебное учреждение, он получает рекомендации по дальнейшему лечению и покидает больницу. У нас даже в решётках на окнах в принципе нет необходимости. Они стоят для тяжелобольных, чтобы они не смогли что-нибудь с собой сделать.  Когда я работал в детской психиатрической больнице, то решётки были только на одном окне в палате, куда поступали острые больные.

- Что касается страхов: у многих, наверное, до сих пор психиатрия ассоциируется со смирительной рубашкой, привязыванием к кровати…

- Ни одной смирительной рубашки в больнице нет, их показывают только в кино. Если больной поступает возбуждённый и требуется фиксация, чтобы он не нанёс никаких повреждений себе и окружающим, то есть специальные приспособления, которые помогут его зафиксировать. Но это делается только в интересах самого больного, потому что некоторые в состоянии психоза могут нанести себе повреждения. 

- В Интернете много объявлений об оказании психиатрической помощи, как выбрать хорошего врача?

- Не нужно путать врачей психиатров с теми, кто сидит в Интернете. У нас много врачей психотерапевтов, которые работают сами на себя и в различных частных клиниках, некоторые из них имеют лицензию, а некоторые нет. У нас государственное учреждение, мы оказываем медицинскую помощь в соответствии со стандартами, утверждёнными Министерством здравоохранения. У нас есть стационар на 500 коек во Владивостоке и на 120 коек в Находке, также у нас есть диспансер, где оказывается амбулаторно-медицинская помощь, работает большой штат психологов, которые занимаются консультированием. Те, у кого есть диплом врача-психотерапевта и ведут частный приём, имеют на это право.

- Можно ли сказать, что в больших городах люди болеют чаще?

- Это статистика, которая зависит от обращаемости. Нельзя твёрдо сказать, что в городе больных больше, а в деревне – меньше. Просто в городе больше обращаются к специалистам, зачастую в деревнях даже не к кому обратиться за помощью. Психические заболевания не выбирают, где живёт человек.

- А что касается женщин и мужчин, кто больше из них подвержен таким заболеваниям?

- Всё зависит от обращаемости. На самом деле, все болеют одинаково, заболевание не распределяется по половому признаку. У женщин больше нарушений в эмоциональной сфере, у мужчин – в интеллектуальной.

- Расскажите, как проходит лечение? Пациентам назначают какие-то лекарства или работа проходит при помощи тренингов?

- Лечение у нас проводится чётко в соответствии со стандартами, то есть по каждому заболеванию прописаны методы лечения - обследования, медикаменты, методики. В основном пациенты получают медикаментозное лечение. Также есть психологическая коррекция. Когда пациенту становится легче, то его выписывают, он возвращается в семью и находится под наблюдением диспансерного врача. В стационаре находятся пациенты с острыми патологиями, их в основном лечат медикаментами.

- Бывают случаи, когда пациенты возвращаются к вам снова после выписки?

- Конечно, бывают. Дело в том, что при многих расстройствах, когда мы выписываем пациента, он нуждается в амбулаторном лечении, но многие перестают принимать лекарства, воспринимают это как обычную соматическую болезнь. Поэтому спустя какое-то время расстройство может вернуться, и необходимо новое лечение. Большое значение имеет также участие родственников в судьбе пациента. Если они будут помогать близкому человеку справляться с этим недугом, смогут убедить его, чтобы он принимал таблетки, то, возможно, психиатр больше никогда не потребуется. Это как лечить гипертонию. У нас практически половина населения земного шара страдает от повышенного давления, а хорошая подобранная терапия в стационаре - одна таблетка в день - и пациенты себя хорошо чувствуют. Но как только они прекращают принимать медикаменты, то давление сразу же начинает подниматься. Здесь то же самое: одна-две таблетки в день в качестве поддерживающей терапии, и человек может больше никогда не обратиться за помощью к психиатру.

- Были ли в больнице какие-то несчастные случаи?

- Обычно несчастные случаи с пациентами происходят вне стен лечебного учреждения. Поэтому на законодательном уровне принято разрешение о недобровольной госпитализации при наличии явной угрозы себе или окружающим, «скорая» сразу же таких пациентов везёт к нам. Затем мы получаем санкцию суда на дальнейшее лечение.

- Какова средняя продолжительность нахождения пациентов в больнице?

- Два-три месяца.

- Что такое панические атаки и чем они опасны?

- Это заболевание невротического уровня, которое лечится амбулаторно, необязательно обращаться в стационар. Оно ничем не опасно, руки и ноги не отнимаются, голова продолжает думать, но человека периодически накрывают такие «волны», которые называют паническими атаками. Это всё корректируется специалистами.

- А есть ли у психических заболеваний какие-то сезонные обострения?

- Нет. Лет 20-30 назад, когда был маленький спектр препаратов, и время их действия было небольшое, больного лечили, и спустя три-четыре месяца он опять возвращался. Сейчас препараты очень хорошие, и ремиссия может длиться годами. Поэтому мы уже не говорим о сезонности, а говорим о периодах, когда человек перестает принимать лекарства. Тогда наступает момент, когда нужно более серьёзное лечение.

- Что может помочь сохранить психическое здоровье?

- Я думаю, что не нужно сильно на этом зацикливаться. Сейчас очень популярен здоровый образ жизни, это помогает.

- Во Владивостоке несколько лет назад начиналось строительство новой психиатрической больницы,  потом объект был заморожен. Что сейчас происходит с этим проектом?

- Да, новая больница начинала строиться ещё в 2012 году в районе Второй Речки, но стройка была заморожена, потому что кончились деньги. Однако нынешний губернатор Олег Кожемяко принял решение о продолжении строительства.  В настоящее время решается вопрос о финансировании, и думаю, что уже к следующему году стройка возобновится. Будет красивая больница на 550 коек, будут хорошие условия для пациентов.

Другие материалы рубрики "Интервью"
caf43b1b10e54019c01c80fb042cc4645ae7c4c0.jpeg

Луис Кришок: Моя работа - сделать мир чуть лучше

Новый Генкосул США во Владивостоке рассказал о себе в эксклюзивном интервью РИА VladNews

b87f8e4c275979f97b30ebef4917534819de14dd.jpeg

Трэвел-блогер из Владивостока: У меня нет цели кого-то переплюнуть

Юля Грушина - о том, как путешествовать по миру экономично, интересно и с пользой

95ce41e6be5355ce2d7240a5e03dae73fe179fd9.jpeg

Астрофотограф: Во Вселенной обязательно найдут миры с разумными существами

Антон Комлев – в интервью РИА VladNews