Эрик Давидыч: Автомобили я воспринимаю как женщин

Известный стритрейсер России – о дорогах, тачках, Пушкарёве и автопробоге

d28f8dc39ee6f7394b7fdbc307c4fab245d61372.jpeg

Известный автоблогер, стритрейсер Эрик Давидыч, который вместе со своей командой отправился в автопробег по России 1 августа, прибыл в финальную точку – Владивосток. Как признался Эрик, побывать во Владивостоке было его давней мечтой, тем более многое он узнал о городе от Игоря Пушкарёва во время своего пребывания с ним в СИЗО.

В эфире радио VBC Эрик Давидыч рассказал об автопробеге, машинах, ужасном состоянии дорог в России, а также признался в любви Игорю Пушкарёву, сообщает РИА VladNews.

-Привет, привет, Владивосток! Как вы там, рулите? Скорее всего, рулите, потому что большая часть, конечно, слушает радио, когда едет в тачке, а уж тем более качает Давидыч. Давидыч и тачки – это одно.

- Расскажите про впечатления о стихии, которая обрушалась на Владивосток в последние дни?

- Мне просто иногда везёт. Я вот, например, зимой думаю, что нужно выбрать какой-то день, чтобы приехать в Иркутск. Мы приехали в Иркутск, а там минус 47 градусов. У нас машина просто говорила «не надо, пожалуйста, не делайте этого».  Мы взяли Гелендваген и начали гоняться по замёрзшему Байкалу, чуть не утопили авто. Мы хотели, чтобы съемка велась со дна Байкала, но при этом от самого дна до льда было не больше 10 метров, нам это не подходило. Нам нужно было, чтобы лёд был чистый, без снега, и толщина льда была от 88 сантиметров до одного метра десяти сантиметров. Если условия не были соблюдены, то мы бы не получили кадры, когда показывается снизу лёд и сверху несется в дрифте Гелендваген, который рвет шипами лёд, оставляя полосы. Чтобы этот кадр сделать, нам нужен был парень-аквалангист, который восемь раз нырял и ставил камеры, возвращался и мы смотрели, какая будет картинка – это было очень сложно. Также нам пришлось слить практически всё топливо с машины, всё вытащить из бардачков, коврики, вещи, всё, что лежит в машине, потому что лёд реально хрустел, так как он ещё не встал до конца. Вот в таких условиях нам приходилось работать. Вдвоем нельзя было подходить к машине, мы понимали, что если она утонет, а она стоит под 20 миллионов, то мы её соответственно уже не вернём, а это не страховой случай. Получается, что мы просто могли потерять эти деньги. Но хотелось сделать крутую картинку, и мы ее сделали.

- А у нас были картинки?

- У вас я однозначно сделал картинку в прямом эфире, когда мы на машинах, конечно, не за такие большие деньги, а за 12-13 миллионов, просто чуть не утонули в районе Спортивной, там было что-то невероятное. Мне целый день все говорили, что нужно ехать именно туда.

Мы с автопробегом приехали посетить детский дом – это у нас пятый детский дом за нашу поездку. Смысл заключается в очень простых вещах – есть ребята, который любят тачки и которые имеют определенное количество денег. Можно, конечно, поехать отдыхать на них, но мы любим тачки, мы садимся за руль и катаемся по всему миру. Мы проехали всю Европу, были в Лондоне, Амстердаме, Франции, Испании, мы гоняли по всей России, мы были в Казахстане. Мы просто получаем удовольствие от того, что мы катаемся и смотрим на мир, но параллельно решили заниматься ещё и добрыми делами. Конечно же, Владивосток и автомобили - это в принципе синонимы.

- Кажется, что у нас настолько автомобильный город, что люди рождаются в автомобилях, особенно пацаны, с рулём в руках…

- Да. Кстати, на встрече с местными ребятами я отметил, что в левой полосе у вас люди настолько тактично себя ведут, что я считаю, что у вас город № 1 по всей России. Ты едешь в левой полосе, едешь чуть быстрее, один раз нужно моргнуть, а иногда просто приблизиться, все тебе без проблем уступают. Вот 99 % - во всех других регионах России такого не будет.

Поведение людей связано с большим количеством факторов на дороге. Согласитесь, что 30 лет назад люди на дорогах вели себя по-другому, психотип был другой, поведенческая особенность была другая, автомобили были другие, их количество было другое. Это всё, а в том числе и экономическая ситуация в регионе, в том числе архитектура самих дорог – всё формирует поведение водителя в той или иной среде.

У вас тут ямы – дорог нет, но почему-то водители себя так внимательно ведут. Может мне просто фортануло?

- Вам фортонуло ещё в том, что сейчас действительно стало много ям, это связано с тайфуном. До него дороги были более-менее сносными, но хоть как-то можно было ездить, сейчас размыто всё, но это даже не от нас зависит, это стихия разрушает, можно углубиться, конечно, в качество дорог…

- Но это отдельная тема, мы ещё к ней вернемся. Я считаю, что приморцам нужно рассказать, что мы, кто мы и откуда.

Почему Smotra.ru и что это такое? Это сайт, это автомобильная сеть, которая родилась много-много лет назад и появилась она на смотровой площадки на Воробьёвых горах около здания МГУ. Smotra – смотровая площадка, там собирается молодежь на тачках, чтобы погоняться, пофотографироваться, пообщаться на тему тюнинга. Это такое культовое место, именно оттуда все это дело зародилось. Когда мы посмотрели первую часть фильма «Форсаж», подумали, почему бы нам тоже не сделать так. На сегодняшний день огромное количество людей являются пользователями сайта и наблюдают за тем, что мы делаем. Я снимаю тест-драйв автомобилей. Конечно, это нельзя назвать тест-драйвом, потому что тест-драйв – это когда ты проходишь по всем техническим особенностям и деталям автомобиля. Я рассказываю про моё взаимоотношение с автомобилем, потому что я к автомобилю отношусь немного по-другому, я люблю очень дерзкие, мощные машины, я их воспринимаю как женщин.

Мы просто рассказываем про жизнь тачек. Есть разные машины, у нас абсолютно разные тексты. Вот, например, Ламборгини – сексуальная, красивая девочка, она приняла моё тело в своё, и мы прошуршали писать историю по дороге. Это свой подход, свой стиль.

- Сколько вы ехали из Москвы до Владивостока?

- Мы выехали 1 августа, у нас была задача посетить три детских дома. Мы месяц в дороге, заехали в пять детских домов. Мы набираем спонсоров, находим самые тяжёлые «точки» в детских домах, находим приемники-распределители, по большей части мы работаем с ДЦП. Например, в Артеме детский дом, где живут ребята с ДЦП, находится в плачевном состоянии, он там с 1976 года, всё разваливается, третий этаж весь в тараканах, грязный, гнилой. Мы там уже провели мероприятие, привезли для детей кучу подарков, они просто счастливы. Теперь мы реализуем вторую часть, которая остается за кадром: им нужно практически 1000 кв. м специального линолеума купить, который гипоаллергенный, противопожарный, нужна также фанера определенная на 1000 кв. м. В среднем одним детский дом обходится нам в полтора миллиона плюс-минус.

- Охотно к вам идут спонсоры?

- Нет. Вот, например, компании, которые торгуют машинами на миллиарды рублей. Мы не работаем с фондами, мы делаем сами. Я говорю всегда: «Вы мне денег не давайте, дайте мне, например, линолеум,  200-250 пар обуви для мальчиков и девочек, дайте футболки, трусы, носки».

Например, мы были в Казани, там 250 детей с ДЦП, 50 из них лежачих. Вы представляете, они жизнь проводят в лежачем состоянии?! Над ними стоит воспитатель, как надзиратель, и смотрит, чтобы никто их них никуда не вылез, не упал. Эти дети долго не живут. Они, как правило, до 14-16 лет если дотягивает, дальше есть следующая ступенька – дожить где-то до 20 лет. Если границу в 25 лет прошёл, то дальше будет жить «до конца», но где-то 85% до этого возраста не доживают. В сознательном состоянии они находятся где-то с 9-10 лет, и вот представьте, что за пять лет их жизни приехали к ним крутые ребята и провели для них мероприятие, они улыбаются, радуются. Так, в Минске мы катали детей на вертолётах, в Артёме тоже хотели покатать, но руководство детского дома объяснило, что это опасно для пилотов, потому что дети по большей части агрессивные, отсталые в развитии и могут напасть на них. Поэтому сейчас будут отобраны дети, которые точно более-менее ровные в психическом плане, у них  будет вертолёт.

- Давайте вернёмся к вопросу, есть ли жизнь между Москвой и Владивостоком?

- Смотрите, у вас сейчас будет Восточный экономический форум, он у вас пятый, как я видел на плакатах. Вот если сейчас меня слышат люди, которые имеют отношение к этому форуму, то я бы хотел вам сказать следующее: я не знаю, с какой целью вы делаете это мероприятие, но я знаю, что после этого мероприятия по всем федеральным каналам рассказывают и показывают всему населению Российской Федерации, что заключили на миллиарды кучу контрактов и вообще всё так чётко, всё всем понравилось. Но какая реализация этих контрактов? Никакущая. В итоге что получили? Потратили кучу денег на перелёты, чтобы вы понимали, мне сейчас приходится ехать в Хабаровск со всей своей группой и оттуда вылетать, потому что билеты эконом-класса стоят 300 тысяч рублей из Владивостока в Москву прямым рейсом. Это что такое? Представляете, сколько сейчас денег будет потрачено на перелеты этих людей сюда, на эти пробки, гостиницы, организацию праздников, на все эти мероприятия?! Я думаю, что будет потрачены миллиарды. Я считаю, что всем этим людям со всем этим мероприятием, со всем этим экономическим форумом не нужно его устраивать, а нужно потратить эти деньги на дороги, вам население скажет "спасибо".

Что население получило от этих форумов? Мосты вы получили от Пушкарёва, который «рвал» себя на части, и это отдельная тема. Дороги, про которые вы говорите - их не существует, федеральная трасса – это позорище всей страны, потому что каждые 20-30 км, а мы проехали 12 тысяч километров, - это венки, трупы, вся федеральная трасса облита кровью населения, живущего в этой стране. Это позор. Вы говорите про экономику, какая может быть экономика, если у вас  дороги нет, если у вас люди не могут взаимодействовать городами. Это убийство, а не дорога, эта дорога не отвечает никаким требованиям, нормам, ничему. И все, кто говорят, что эта дорога нормальная или она более-менее, врут. Это не дорога, это… в эфире нельзя такое слово говорить… Это просто ужас, что там происходит, разорванные колёса, почти 50-60 км просто дороги не существует. Какая экономика? Экономика – это взаимодействие, это как сосуды в организме, а тут от Москвы до Владивостока сплошной тромб.  Если мне кто-то скажет, что он на машине или на мотоцикле собирается ехать из Москвы до Владивостока, я ему скажу, что он конченный идиот и самоубийца, потому что это никому не понятная лотерея.  Я назад не поеду, я сейчас поставлю машины на поезд, и они поедут назад. Я не хочу рисковать жизнью людей.

- Но нужно сказать, что столько венков у нас вдоль дороги не потому что у нас дороги такие плохие, а потому что ещё и люди сами себя не берегут.

- Люди себя не берегут, потому что в большинстве они просто не умеют ездить. Сейчас я постараюсь максимально деликатно донести, чтобы все поняли философию того, что происходит на дорогах общего пользования. Например, когда у вас происходит момент взаимоотношения с мужчиной, вы испытываете определённые ощущения, и вас они не удивляют, вы понимаете, расслабляетесь и получаете удовольствие. Если у мужчины, стоящего за вашей спиной, будут взаимоотношения с другим мужчиной внезапно, они его очень сильно удивят, он испугается, не поймёт, что происходит, у него будет шоковое состояние, которое потом может довести до самоубийства. Теперь переведите эту ситуацию на дороги общего пользования. Человек, который попадает в экстремальные ситуации на дороге, к которому летит колесо в лобовую, которого начинает крутить или разворачивать. Есть люди, которые понимают, что происходит и при этом знают, что нужно делать по пунктам. Люди не умеют ездить, их не учит никто, они попадают в экстремальную ситуацию на дорогах. У вас здесь население такое драйвовое, я вижу, как они ездят по городу, я считаю, что люди здесь действительно хорошо водят, вы просто не видели, как ездят в Твери, в Подмосковье, вы не понимаете, что там происходит.

Есть люди, которые понимают и умеют. Я их делю так: водители и пилоты. Вот пилот понимает физику машины и всё, что с ней происходит. Водитель, как только попадает  в первую экстремальную ситуацию, он теряется – вцепляется в руль, бьёт тормоз и не понимает, что делать. У вас здесь большая часть населения понимает, что когда тебя начинает нести, например, то тормоз держать не нужно, а нужно отпустить аккуратно и повернуть. 99% женщин в Москве просто вцепляется в руль, бьёт тормоз и улетает. Тут вопрос не в том, что люди плохие, а в том, что их просто никто не научил. Мы учим два месяца человека вождению и даем ему орудие убийства в виде автомобиля. Вот он два месяца поучился, сел за руль и поехал, он уже управляет транспортом, который может убить его и других. Возьмите и соберите 100 человек и спросите, кто из них может делать искусственное дыхание, кто может спасти человека, у которого оторвало конечность? Люди, которые ездят на дорогах общего пользования не знают и не умеют. Потому что если вы имеете медицинское образование, начали помогать, а человек погиб, вас посадят или дадут какой-нибудь условный срок. А если вы не имеете медицинского образования и полезли помогать, то вас тоже посадят,  потому что вы не имели права ему помогать, но вы же не могли бездействовать!

- Ваша убежденность, что люди должны себя хорошо  и правильно вести в стрессовой ситуации за рулем понятна, потому что вы стритрейсер, вы знаете, как это делать, но научить других – это же новое мастерство?

- Стритрейсингу учить по-хорошему не нужно, потому что это хулиганство, это нарушение правил дорожного движения. Ребята гоняют у вас, да, я слышал и видел.

Скажу так, я же взрослею, мне уже 38 лет, я просто люблю тачки и не могу от них отлипнуть. Просто когда человеку 20 лет и он не может остановиться, не может себе отказать – это другое. Сейчас я очень коротко хочу пробежаться по-другому моменту. Я за всю свою жизнь встретил всего семь открытых люков на дороге, а проехал я, поверьте, много километров. Пять из них я встретил на дорогах Владивостока. Это треш. Если я плачу налоги в Российской Федерации, а я плачу налоги, то я имею право на хорошую дорогу. Я считаю, что все люди, которые живут во Владивостоке,  достойны большего. Они не должны объезжать ямы, не должны бояться этих вонючих открытых люков. Мне многие говорят, что их открывают из-за ливнёвок, но мне вообще плевать на эти ливнёвки. Мне плевать, как их построили, кто их построил. Есть человек, есть государство – делайте. Вот пусть значит весь этот форум соберётся и идёт делать ливнёвки. Сделайте так, чтобы здесь стыдно не было. Если бы я жил во Владивостоке, мне бы было стыдно за то, что происходит в городе, за ямы, за открытые люки! Мы в каком веке живём? Мы что, в деревне находимся?! Мы с вами во Владивостоке находимся… Как сюда людей приглашать? Позор просто. Я плачу налоги, я хочу ехать по этой дороге и не бояться. Я вчера видел, как женщина ехала на небольшой машинке какой-то и въехала в этот люк, подбежали полицейские, они помогли девушке выехать, спасибо, мужики, молодцы, но это позор. Я просто такого не видел нигде. Нужно весь этот форум говорить о дорогах. Населению нужно культурно говорить об этом.

Я к вам приеду в рамках тест-драйва D3, мы найдем какую-нибудь интересную машину и приедем во Владивосток на неделю. У нас сейчас закончилось мероприятие по детским домам, мы проехались, посмотрели, получили удовольствие в дороге и помогли детишкам, на этом наша миссия этой поездки закончена. Другая поездка будет заключаться в том, что мы должны снять тест-драйв автомобиля, рассказать более конкретно уже про город, где будет история, будут местные достопримечательности.

- С Игорем Сергеевичем Пушкарёвым вы вместе были в СИЗО год, каждый день общались с ним, интересно узнать ваше мнение о нем?

- Когда мы сюда приехали, мы ехали с парнем, я сидел на пассажирском сидении, вёл прямой эфир, а он нас вёз по городу и параллельно рассказывал о нём. Мы едем и тут он говорит: «Я знаю, что ты сидел с Сергеевичем, слушай, ну реально при нём было лучше».

Я его знаю как человека. Знаю одно, что у нас была чистота и порядок в камере, и он говорил: «Слушай, если у нас такая чистота в камере, то что там в городе происходит?!». Он не оставлял ни пылинки, ни соринки, у нас всегда был идеальный порядок, он не просто какой-то там мой знакомый, этот человек мне друг, я его очень сильно уважаю и люблю, я очень переживаю о том, что с ним сейчас происходит, потому что со стороны законодательства происходит полный беспредел.  Абсурдность, которая происходит в судах, уже вышла за рамки. С Игорем мы много разговаривали на эти темы, и пришли к выводу, что для того, чтобы начало всё меняться в стране в лучшую сторону, нужно сделать всего лишь одно действие – должен быть независимый честный суд.

- Вы знали ситуацию с Пушкарёвым до того, как вас определили вместе в камеру, у вас было своё мнение о нем до того, как вы с ним познакомились?

- Знаете, почему я приехал во Владивосток в этом автопробеге? Потому что я просидел с Пушкарёвым вместе год, а потом я ещё год просидел с Лушниковым. Во-первых, меня приучили к рыбе, которую я не особо любил раньше, но благодаря Сергеевичу я теперь знаю, что такое нерка и её вкус. Тем более нерка, которая у вас и которая в Москве – это совершенно две разные рыбы. Я очень многое узнал о городе, я смотрел огромное количество фотографий и чёрно-белых, и у него и книжки были с цветными фотографиями. Конечно, я хотел посмотреть мосты вживую, вживую они круче, чем на фотографиях, они больше, хотя фотографий я много смотрел.  Мне хотелось посмотреть подводную лодку, мне хотелось доехать до какого-нибудь острова и попробовать там свежих морепродуктов. С этим желанием я ехал 12 тысяч километров.

- Получилось?

- Да, это нереально круто. Я теперь гребешок вообще в Москве есть не буду, потому что там гребешок – это фанера какая-то. Нам устроили нереальное мероприятие, я упирался до последнего из-за непогоды, но они настояли. Это было круто, мы покатались под мостами, мы погоняли сначала на лодке, потом на скутере, покатались на надувных креслах. Мы испытали такой кайф. Они сказали так: «Ты не имеешь права уехать из Владивостока и не потрогать вот этой воды».

Я попробовал трепанга. Ой, Сергеевичу точно дадут распечатку этого разговора? Сергеевич, я его жевал, но у меня ничего не получилось (смеётся), он с хрящиками. Он мне-то всё объяснял. Я ребятам говорю, что мне Сергеевич сказал, что трепанг нужно попробовать, они съездили за ним, притащили живой, взял его в руку, а он двигается, надувается.

- Наверное, было бы актуально передать какие-то слова поддержки Игорю Пушкареву от друга?

- Он необычный человек, его пытаются выставить бандитом, но есть такая фраза «они не ведают, что творят». Я не знаю, кто, что там делает по указанию, я туда лезть не собираюсь, но это достойнейший человек, благодаря ему я узнал очень многое о городе, об этой земле, он её реально любит. Это человек, который этот город любит, он для него как родной ребёнок, он не использует его как дешёвую проститутку, он - мужик, он держится, он очень сильный, и я очень горд, что я с ним знаком.

Вы воспринимаете его как мэра, я его воспринимаю как Игоря, это мой друг, мы с ним познакомились в тяжелейших условиях. Если бы это был какой-нибудь 41-й, то мы с ним познакомились бы на войне. Мы встречали вместе Новый год, мы были вдвоем, смотрели на телевизор, чокались и говорили: «Дружище, когда-нибудь вся эта гадость закончится, мы обязательно встретимся во Владике, выпьем винишка, обнимемся и всё будет хорошо».

Он невероятный человек. Те люди, которые с ним это сделали, они даже не понимают, кого потеряли, кого они убрали. Многие говорят всякие гадости, но где они, что они сделали? Они делают только грязь.

Другие материалы рубрики "Интервью"
7d30fda247cb1cdd7ca558cd1d4cf1aab842c956.jpeg

Из Амстердама во Владивосток на велосипеде

Путешественник из Нидерландов – в интервью РИА VladNews

0cc7108423651436ef4aa9e30c35db1474867ac2.jpeg

Антон Долин: Мы, москвичи, люди несчастные

Известный российский кинокритик – в интервью РИА VladNews

051be7a407237eff61cd946b99b7a6e91ed18a57.jpeg

Сергей Янчуков: Мы внесем достойный вклад в развитие Дальнего Востока

Владелец группы компаний «Мангазея» – в интервью РИА VladNews