Бывший наркоман: Я променял любовь на героин

Леонид Лазутин избавился от зависимости в лечебном исправительном учреждении

83bdc83f5fd790e1e0c31107a32e5c8660e43ad3.jpeg

Бывший героиновый наркоман Леонид Лазутин отбывает наказание за преступление в лечебном исправительном учреждении №23 в Уссурийске. Как отметил мужчина, он избавился от зависимости около 11 лет назад благодаря психологам колонии. Леонид уже строит планы на счастливую жизнь на свободе, где нет наркотиков. Корреспондент РИА VladNews побывал в ЛИУ-23, где встретился с бывшим наркоманом и узнал, насколько тяжело было избавиться от зависимости.

- Леонид, когда вы впервые попробовали наркотики и где?

- Это было практически 20 лет назад, тогда мне было 26 лет. Тогда я отдыхал в сауне в Уссурийске в компании друзей, там я и попробовал впервые героин.

- Можете описать своё состояние?

- Это было очень странное ощущение. Стало сразу легко и хорошо. Это была какая-то эйфория. На следующий день ничего не было, просто началась обычная жизнь. Но спустя неделю наркотик вновь появился в моей жизни, потом я начал употреблять по чуть-чуть каждый день, а потом получилось так, что без этого уже никуда.

- Когда вы поняли, что у вас появилась зависимость?

- Спустя два года. До этого я тешил себя надеждами, что смогу бросить в любой момент.  Я употреблял героин два года, когда решил остановиться, снял номер в гостинице, а остановиться не смог. Мне было очень плохо физически, промучался ночь, а на следующий день понял, что пришла беда.

- Что такое ломка? Что человек испытывает в этот момент?

- Это состояние уже помню плохо. Самое страшное – это то, что нет сна. Ломка костей проходит за дня два. Страшно, что не можешь уснуть неделю. В клинике я не мог уснуть две недели, хорошо, что в колонии наркотики взять негде.

- Какие проблемы начались в жизни?

- Проблемы начались страшные. Теряешь друзей, семью, всё уходит на второй план, потому что есть только ты и героин.  

- Где брали деньги?

- Сначала хватало своего заработка, а потом пришлось воровать. Первый свой срок я получил как раз за кражу. Когда вышел на свободу, то подумал, что зачем красть и воровать, буду продавать – это проще, да и доступ к наркотикам постоянный. Так и получил второй срок.

- Пытались завязать самостоятельно?

- Неоднократно. Я ездил в различные клиники, но ничего не помогло. Только благодаря ЛИУ №23, нашим психологам и администрации, у нас нет доступа к наркотикам. Я уже не колюсь 11 лет.

- Как выглядела реабилитация в центрах?

- Это просто была медицинская помощь, которая оказывалась на протяжении пяти дней, и всё.  Спустя эти дни я вновь возвращался к наркотикам. В центрах нам выписывали различные препараты, чтобы избавиться от бессонницы, эти лекарства необходимо пить и дома. На этом лечение заканчивается. Никаких тренингов не проводилось, психолог не работал. 

- Знали ли родные и близкие, что вы употребляете наркотики?

- Сначала, конечно, никто не знал, а потом сказал сам… Сказал, что мне не по пути ни с семьёй, ни с друзьями.

- Семья пыталась помочь?

- Да, конечно, пытались, только толку от этого не было. От меня никто не отворачивался, это был мой самостоятельный выбор. У меня была женщина, которую я любил, и она меня любила, пыталась мне помочь.  Были друзья, с которыми меня связывал спорт, они также не могли отвернуться от меня. Но я променял их на героин.

- Тогда почему вы решили избавиться от наркозависимости,?

- У меня жизнь прошла как-то незаметно. В этом заведении нет доступа к наркотикам, в отличие от других лагерей.

- Не боитесь, что, выйдя из лагеря, вернётесь в эту среду?

- Срок у меня заканчивается через 3 года 11 месяцев. Я не боюсь. Я это уже пережил, нельзя сказать, что ззабыл, про это нельзя забывать, но к прошлой жизни больше не вернусь.

- Как проходило лечение в колонии?

- Когда я приехал, сразу же начали работать психологи. Проходили различные тренинги - индивидуально и в группе, мы разбирали различные ситуации, просматривали картинки, которые каждый видит по-своему, потом анализировали это. По выходным воспитатели нам читают лекции о вреде курения, наркозависимости, терроризме.

- Что для вас стало самым тяжёлым в период реабилитации?

- Тяжело не было, наоборот, было чётко. Как будто жить заново начинаешь. Всё тяжелое уже пережито. Когда я был один это был крах. Это будто ты висишь над пропастью, один шаг - и тебя нет.

- Леонид, есть ли у вас в планах помогать людям, которые зависимы от наркотиков?

- Если я увижу наркотики у друзей или знакомых, то, конечно, попытаюсь вытащить их, опыт у меня, можно сказать, хороший.

- Есть ли планы какие-то на свободе?

- Жить дальше буду, прекрасно и счастливо, насколько это возможно. Колоться не буду – это точно. Работать буду. На свободе меня ждут семья и друзья.

- Сейчас вы смотрите на мир другими глазами, вспоминая прошлую жизнь, что видите?

- Эти дни просто отсутствуют. Жизнь проходила от укола до укола. Вот вы укололись - вроде бы всё прекрасно, но потом опять нужно идти и искать дозу. Есть только вы и героин, больше ничего нет.

Другие материалы рубрики "Интервью"
85b6cf458a38b48eede4850b9c10064d128afa8f.jpeg

Майкл Мэдсен: Скромное обаяние «американского ублюдка»

Голливудская звезда - в интервью на РИА VladNews

b1d680762ffd72528608499e4ba35a0c48e1d280.jpeg

Орхан Курал: Раньше в России было душевнее

Путешественник, посетивший 193 страны мира, – в интервью РИА VladNews

1633a797b5ff2301325d7b5708e9b0ae7b1caf64.jpeg

Бургер вместо каравая: Какой он – современный подход к праздникам?

Поющий ведущий и организатор праздников – в интервью РИА VladNews