Руфер Сергей: ««Посидеть на крыше» стало интерпретацией «посидеть на лавочке»

Руфинг привлекает адреналином не только от высоты, но и от ощущения, что тебя могут увидеть, поймать, и даже наказать за то, что ты находишься там, где тебя быть не должно.

1430697020_04.jpg

Владивосток, ИА Приморье24. Иногда процесс проникновения на охраняемые объекты бывает намного интереснее, чем сам вид с крыши. Руфер Сергей рассказал о том, почему владивостокцам не место на крышах, как попасть на пилон моста и где «Питер во Владивостоке».

- В городе осталось только 4 объекта (среди самых высоких и интересно расположенных), на которых мы еще не были. Сейчас мы часто ходим на старые крыши, чтобы просто побыть с друзьями, девушками. «Посидеть на крыше» стало интерпретацией «посидеть на лавочке». Лично мне просто не хочется ходить по земле. Мы тихо приходим, фотографируем и так же тихо уходим. Кстати, фотография иногда бывает доказательством. Я могу показать ее и сказать: «Я здесь был, смотрите, как здесь классно, какой тут вид». Но я и просто люблю фотографировать. Руфинг помог мне официально попасть на пилон моста. Но легально на него лезть мне не понравилось, не то ощущение. Процесс нелегального проникновения тоже очень важен.

Об опасности

Безопасность в руфинге превыше всего. Увидеть интересную крышу и сразу на нее залезть очень редко получается. С нами бывали случаи, к счастью не на большой высоте, когда мы лезли по стенке, и из нее вываливался кирпич. Человек еле-еле удерживался. Это, конечно, не относится к элитным жилым комплексам, где с этим все хорошо. Но старые дома часто оказываются в предаварийном состоянии. Надо все учитывать и все осматривать.

У самих крыш есть свои особенности. Если мы идем на двускатную крышу, которая чаще всего металлическая, просто необходимо надеть кроссовки с резиновой подошвой. Зимой эти крыши очень опасны, и, независимо от того, какая на нас обувь, на ней скользко. К тому же большинство таких крыш ничем не огорожено, что делает их максимально опасными. Был случай зимой, когда мы полезли в снегопад на двускатную металлическую крышу и покатились. Тогда мы чуть не умерли, так что никогда так не делайте.

Бывают дома, где пожарные лестницы после ремонта кровли не закрепляют обратно. Так однажды на восьмом этаже лестница вместе со мной отошла сантиметров на тридцать от стены. Я думал, что это все, конец. Потом я еще несколько раз попадал на такие же лестницы и так же сильно пугался. Сейчас у нас уже есть особая техника, как залезть на такую лестницу, чтоб она не ходила ходуном. Так что это уже тоже не проблема.

Худым людям везет, потому что они могут пролазить в решетки. Причем иногда мы проникаем в такие места, о которых никогда бы даже не подумали, что сможем. В такую решетку я однажды пролазил. Друг держал мои ноги, потому что, если бы они повисли, я бы просто застрял.

Не всегда можно идти одному, иногда может понадобиться помощь. На проверенные крыши, на которых я был уже миллион раз, могу пойти один. Я в себе уверен, потому что знаю, куда бежать в случае чего.

Об охране

Если нас ловит охранник, можно дать ему денег, чтобы он не вызывал полицию, и спокойно уйти. Иногда это не работает, и приходится разбираться с начальником охраны, который решает, что с нами делать дальше. Он может понять нас и простить, а может вызвать ГБР.

Если мы проникаем в здание муниципального значения, то попадаем под административную ответственность. А в обычном жилом доме, в крайнем случае, могут поругать его жильцы. Но никогда нельзя наверняка сказать, чем закончится наш очередной поход.

О людях

Мы придерживаемся правила не водить на крыши местных жителей, потому что люди мусорят везде и крыши не исключение. Когда-то была открыта прекрасная крыша ЖК «Армада» на Некрасовской. Она была легкодоступна, и туда ходил весь город. Когда мы последний раз посещали эту крышу до ее полного закрытия, там валялась куча мусора, бутылок, склянок, и все было изрисовано. В итоге ее закрыли, чего и следовало ожидать.

Сейчас мы берем с собой только друзей, людей, в которых мы уверены. Человек должен быть морально готов к тому, что может быть страшно, и придерживаться режима руфинга «стэлс», когда нужно быть тихим, аккуратным и незаметным.

Через социальные сети нас находят люди, приезжающие из других городов. Мы всегда соглашаемся провести на крыши как руферов, так и тех, кто просто хочет увидеть Владивосток с необычной стороны.

О кранах

Сейчас мы лазим по башенным кранам. Это намного интереснее, чем просто стоять на краю крыши. Если есть кран, мы полезем на него, потому что он выше.

Не всегда на кран нужно лезть с самого низу, на предпоследних этажах обычно есть мостик к нему. Но однажды мы полезли на кран старого образца, где на стрелу можно было попасть только через кабину. Она была закрыта, и нам пришлось облазить ее снаружи. Было и сложно, и страшно, когда ты смотришь вниз, под тобой больше ста метров, и ты понимаешь, что если упадешь, ничего хорошего не будет.

И еще о крышах

В Санкт- Петербурге, например, архитектура позволяет залезть на крышу в одной часть города, а спуститься в другой. Этим питерские крыши и известны. У нас же залез на одну крышу, посидел на ней и ушел.

Не знаю, чем наши крыши особенные, потому что я не был на крышах других городов, кроме Находки, но там точно так же все. У нас крыши даже самых низких домов могут оказаться высокими благодаря тому, что расположены на сопках. Еще есть одна крыша, которая называется «Питер во Владивостоке». Это система крыш, соединенных между собой, можно погрузиться в небольшой Санкт-Петербург.

Другие материалы рубрики "Интервью"
58657350.jpg

Замдиректора «Луч-Энергии» подвел итоги первой части первенства ФНЛ

В зимний период, по словам специалиста, команду ждут традиционные сборы

10811009-861851.jpg

Трагедия, изменившая и объединившая мир

1 декабря в прокат выйдет фильм-катастрофа Сарика Андерсяна «Землетрясение»

tkra.JPG

Монтаж главной новогодней ёлки начался во Владивостоке

28-метровая конструкция, украшенная шарами и гирляндами, предстанет во всей красе уже к середине декабря