Хочу писать так, чтобы понимали и дошкольник, и старик

Владивостокский живописец представил горожанам персональную выставку, а перед открытием рассказал нашему корреспонденту о своем понимании искусства.

1396570487_dsc01552.jpg

Владивосток, ИА Приморье24. Во Владивостоке открывается персональная выставка Михаила Фролова «Тени и отражения». Сам художник известен далеко за пределами Владивостока. Он принимал участие в обучении аниматоров питерской студии «Петербург», а также участвовал в выставках за рубежом.

Помимо постоянного участия в художественных выставках, Михаил работал на проектах по оформлению Владивостока и других городов Приморского края.

- Какие вам жанры предпочтительны, и в каких вы уже работали?

- Меня увлекает живопись с натуры, и для написания картин я с недавнего времени выбираю начало весны, когда ещё лежит снег. После института у меня был опыт в абстрактной живописи – это начало 90-х, когда после распада Союза всё было разрешено. В этом жанре у меня есть несколько работ, которые нравятся искусствоведам. Как они говорят, даже если бы я не сделал ничего, кроме этих работ, я бы всё равно свою жизнь оправдал. Но я это воспринимаю утрированно и достаточно скептически отношусь ко всему этому. Это не моё.

Мне нравится работать с натурой на пленере. Природа будто бросает мне вызов. Природу видят все – бурю, рассветы, облака, море, деревья… И когда человек приходит на выставку, он может сказать, что с рассветом что-то не так. Или подойдёт какой-нибудь профессиональный моряк, который скажет, что такого моря не бывает. В этом и вызов – взять эту часть природы и успеть за четыре часа изобразить, потому что если затянешь – состояние природы меняется.

- Написание картины для вас - это какой-то подмеченный живописный участок природы, или больше идет из воображения?

- Обычно как: ты куда-нибудь вырываешься и начинаешь писать на месте. При этом первые произведения обычно не получаются, потому что ты не видишь ни цвета, ни композиции. Мне, например, нужно сделать штук десять работ, чтобы что-то начало получаться. Для этого я начинаю всматриваться, вживаться. После этого восстанавливаешь своё видение, зрение, узнаёшь новые пластические ходы, сюжеты. Задача художника ведь не просто выделить или обозначить нечто. А показать важное, создать концентрированный художественный образ через какую-нибудь осину, берёзку. У меня на понимание конкретного места уходит где-то месяц, но зато последние картины получаются такими, что за них не стыдно.

Например, картина «Весенний джаз»: солнце светит на забор, под которым лежит снег. В этот момент тень и свет ложатся на снег так, будто это клавиши. Я долго присматривался к этому месту, и увидел рояль, где также присутствует ритм тёплого солнца, настроение, и всё это становится музыкой. И вот что такое музыка: вроде семь нот, а сколько создано произведений? Так и тут - несколько цветов, которые смешиваешь, и получается всегда новое.

- В картинах приморских художников зачастую преобладает море. Неужели жизнь рядом с морем так воздействует на художника, и как оно отображается в вашем творчестве?

- Я родился здесь, и море сидит у меня внутри. Даже когда ты его не видишь, ты понимаешь, что оно где-то рядом. К тому же, все наши пленэры проходили на побережьях, деревушках возле моря, на островах. Но лично мне море интересно не само по себе. Ведь это берег, какие-нибудь мысы. У меня море присутствует, но не как у того же Айвазовского – волна, корабль. Оно, может, и есть где-то на дальнем плане, но задачи другие.

В последнее время я от этого стараюсь уйти. Сейчас мне нравится ездить в поселковую глубинку, к рекам – в сторону Кировки, и вообще в те края. Там получаются камерные вещи, и к тому же хочется отойти от того стереотипа, который у меня выработался за многие годы. Сейчас мне просто нравится там находиться. Видеть, как люди вспахивают огороды, копают картошку. Или, например, какой-нибудь забор – а за ним хрюкающие свиньи. Мне доставляло истинное удовольствие стоять рядом с ними, вдыхать осенний аромат увядающей листвы, когда идёт сбор плодов, наблюдать за желтеющей травой. Может, это генетическая память, потому что все мои предки были крестьянами – растили хлеб.

- Что обычно преобладает в вашем творчестве: настроение или смысл?

- Быть каким-нибудь риториком или дидактиком, чтобы заранее закладывать идею или делиться с людьми настроем – этого нет. Внутри каждого художника есть потребность, которая складывается из образования, темперамента, места рождения и прочего. Не знаю, как выбираются сюжеты, но когда приезжаешь – происходит это не сразу. Постепенно ты начинаешь видеть, и именно в этом самый интересный момент, когда каждый художник выбирает нечто своё. Например, я буду что-то описывать через корягу, другой просто выйдет в поле и начнёт рисовать ромашки да васильки.

- В вашей новой выставке есть то, чего не было раньше?

- В первую очередь я никого не хочу чем-то поразить и шокировать. В первую очередь я отошёл от гигантских пространств в своих картинах – мне это  уже не интересно. Хотелось бы создать то, что понятно и пятилетнему ребёнку, и 85-летнему старику. Ведь те же работы Рембрандта понятны всем, и разве это не прекрасно? Я тоже выбрал такую концепцию, когда вход открыт для каждого.

- Последнее время во Владивостоке изобразительный формат шагнул со студийных холстов на городские пространства. Начали появляться росписи на подпорных стенах, зданиях, участились культурные акции. Как вам такие изменения?

- Радует, что они начались. Есть, конечно, к этому всему ряд вопросов, но мне нравится, что где-то это  преподнесено с юмором, где-то с теплотой и добротой, где-то, может быть, не очень профессионально – эдакий полу-панк. Радует, что художники находят диалог с администрацией города. Ведь всё это делается ради нас, чтобы нам было нормально в этой среде жить.

В прошлом году у нас состоялся диалог с главой администрации города, он приглашал нас на встречу в галерее «Арка», выслушал наши идеи. Он сказал нам, чтобы мы дальше вносили свои предложения по улучшению эстетического облика города, чтобы мы создавали яркую культурную среду. В перестроечные годы этого не было вовсе, и такие процессы радуют.

- А сами горожане стали проявлять больше интереса к живописи, ходить чаще на выставки?

- У нас город интеллектуальный, очень европейский – много университетов, люди очень грамотные, эрудированные, много культурных объектов. И, конечно, люди, ходят на выставки. Помимо этого, есть и определённый круг людей, которые посещают их постоянно, интересуются изобразительным искусством.

- Бывает так, что смотришь на фотографию или картину того же Золотого моста, и понимаешь, что он уже запечатлён во всех возможных ракурсах, изображён во многих стилях, и потихоньку это начинает приедаться. Что в таких случаях предпринимают художники - ищут новые объекты?

- На самом деле это неисчерпаемо. Ту же Триумфальную арку в Париже или Эйфелеву башню всегда будут писать. Я, конечно, очень люблю Владивосток, но редко его изображаю, потому что он уже «в печёнках». С другой стороны, его можно рисовать бесконечно, смотря как подойти к этому. Пусть художники рисуют с сопок Золотой Рог хоть миллион раз, но у всех у них будет свой залив.

Сам люблю часть города возле кинотеатра «Океан». В городе лучше места для меня просто нет. Там старенькие домишки, и ещё кинотеатр очень красиво вписан в сопку, и вообще это просто фантастическое место. Та же Семёновская, где у меня мастерская. Я считаю её своей улицей.

- Приморский союз художников пополняется новыми дарованиями, или поток иссяк?

- Молодые художники приходят, и вообще я считаю, что сейчас молодёжь очень хорошая. Они много где бывают за рубежом, в то время как нам раньше было сложно выбраться «за кордон». К тому же в 90-х многие бросали искусство, уходили в бизнес – время такое было. Сейчас же многие приходят обучаться живописи, недавно мне вот друг на обучение свою дочь отдал. Также приходят и люди постарше – это спасает их от бытовой рутины, да и им самим это нравится.

- А в вашем круге художников есть взаимодействие? Часто ли видитесь, общаетесь между собой?

- Мы конечно ходим друг к другу на выставки, вернисажи. Порой художники объединяются на основе какой-нибудь темы или идеи. Происходит и такое, что вместе создают ассоциации, и несколько человек проводят выставки. У меня у самого есть люди, близкие мне по духу, которые тем же занимаются, что и я, и мы часто общаемся. Но у нас нет такого, чтобы весь союз был постоянно вместе. И это на самом деле хорошо, потому что не должна теряться наша самобытность и индивидуальность.

Выставка откроется сегодня, 4 апреля, в 17:00 в Приморском отделении «Союза художников России» (Владивосток, Алеутская, 14-а) и продлится до 25 апреля.

Все новости
Другие материалы рубрики "Интервью"
58657350.jpg

Замдиректора «Луч-Энергии» подвел итоги первой части первенства ФНЛ

В зимний период, по словам специалиста, команду ждут традиционные сборы

10811009-861851.jpg

Трагедия, изменившая и объединившая мир

1 декабря в прокат выйдет фильм-катастрофа Сарика Андерсяна «Землетрясение»

tkra.JPG

Монтаж главной новогодней ёлки начался во Владивостоке

28-метровая конструкция, украшенная шарами и гирляндами, предстанет во всей красе уже к середине декабря