Серийные самоубийцы

Не смотрите до обеда «адаптированные» сериалы…. И после обеда тоже не смотрите. 

1455806804_000222.jpg

Владивосток, ИА Приморье24. «Первый канал» удивляет нас сериалом «Лютер» (ах да, простите, «Клим»). «Россия» ободряет нас сериалом «Культ». СТС восхищает нас сериалом «Кости». Вот он я, рашен, сам себе страшен.

Чтобы оценить горькую иронию сказанного выше, достаточно посмотреть не то, что эпизод – даже выбранные навскидку пять минут из любого – подчеркиваю, любого! – «адаптированного» Россией сериала. Счёт им идет уже на десятки, а скоро перевалит и на сотни. Телекритики садятся на сильнодействующие антидепрессанты; расплачивающиеся за свою наивность зрители пребывают в прострации: «а что это было?!» Но всё напрасно: продюсеры снова и снова выкупают права на кастра… точнее, адаптацию американских и европейских телехитов. И вот уже снимают наш ответ «Игре престолов» (300 лет дома Романовых, куда там Вестеросу!), и вот уже заранее становится как-то не по себе. Как-то тоскливо и жутко, будто в детстве перед заставкой телекомпании «ВиД».

Парадокс российского телевидения в том, что над адаптацией «западных» сериалов работают сплошь профессионалы, но на выходе мы имеем невразумительное убожище. Чтобы было понятнее: каждый сериал – это команда под сотню человек. Продюсеры, режиссеры, актеры.  Осветители, гримеры, операторы, сценаристы. Буфетчики, водители, охранники, массовка. И каждый из них по отдельности знает свое дело на отлично. Так почему же в итоге мы видим на экране такое г… грандиозное ничто?

Еще понятнее: Владимир Машков («Родина»), Константин Лавроненко («Клим»), Владимир Епифанцев («Побег»), Михаил Пореченков («Доктор Тырса») – превосходные актёры. Павел Прилучный («Закрытая школа»), Юрий Чурсин («Побег») и даже Аристарх Венес («Отбросы») – надежда российского кино. Но в «родных» российских сериалах они играют достойно (одна «Ликвидация» чего стоит), а в «адаптациях» - хоть стой, хоть падай. Дай ответ! Не дает ответа…

Между тем, ответ есть, и он не нов. «Крадут-с», как говаривал предтеча русской истории Карамзин. Это ведь в идеологически чуждой Америке пилотный сезон снимают ради рейтингов, которые привлекут рекламодателей и окупят продолжение, а потому создатели и выкладываются на 110%. В России пилотный сезон снимают ради распила бюджета этого же пилотного сезона. Поэтому, условно говоря, 40% мешка с деньгами уходит на гонорары привлекающим зрителя звездам (которые знают, что подвига на съемочной площадке от них никто не ждёт, а потому и не потеют), 40% пилят продюсеры со своей гоп-компанией, а на оставшиеся 20% «снимается кино». Соответствующей кондиции и консистенции. И вот мы уже наблюдаем напомаженного Константина Крюкова, который для роли лидера сектантов в «Культе» (оригинал – «The Cult», зачем изобретать велосипед?!) прочитал целую книгу и пришёл – вы не поверите! – к выводу, что секты – «это бизнес, и чаще всего нечестный». Занавес, театр закрывается, можно расходиться по домам.

Ответа на извечный вопрос «что делать?!» этот крик души не требует, но заканчивать без него как-то неловко. Помните «Собачье сердце», профессора Преображенского? Правильно: «И — боже вас сохрани — не читайте до обеда советских газет». Дополним профессора: и не смотрите «адаптированных» сериалов. Целее будете.

Другие материалы рубрики "Интервью"
10811009-861851.jpg

Трагедия, изменившая и объединившая мир

1 декабря в прокат выйдет фильм-катастрофа Сарика Андерсяна «Землетрясение»

tkra.JPG

Монтаж главной новогодней ёлки начался во Владивостоке

28-метровая конструкция, украшенная шарами и гирляндами, предстанет во всей красе уже к середине декабря

cb4a2dfd503b54dc7a90e90186ab4a39.jpg

"Наши двери всегда открыты для талантливых специалистов", - Coca-Cola HBC Россия

HR-специалист компании рассказала ИА Приморье24 о ситуации на приморском рынке труда