Я не ставлю эксперименты над зрителями

Празднования юбилея старейшего театра Приморского края подходят к концу. Но на этом жизнь театра им. Горького не закончится. О том, что ждет зрителей и чем гордится его художественный руководитель, Ефим Звеняцкий рассказал в интервью нашему корреспонденту.

1351303431_img_5476.jpg

Владивосток, ИА Приморье24. Празднования юбилея старейшего театра Приморского края подходят к концу. Но на этом жизнь театра им. Горького не закончится. О том, что ждет зрителей и чем гордится его художественный руководитель, Ефим Звеняцкий рассказал в интервью нашему корреспонденту.

- Ефим Семенович, красивая праздничная неделя  завершается. Но сам юбилейный сезон нет. Чего ждать зрителям?

- Спектаклей, конечно. Они у нас были, есть и будут. Я не хочу говорить о готовящихся премьерах подробно, так как наша радость в том, что мы сохранили театр. И зрители по-прежнему ходят к нам, мы им интересны. Подчеркну, это очень-очень большая радость. А спектакли…. Они у нас рождаются, рождаются регулярно. И при этом соразмеряются с настроением, которое присутствует у артистов, у худрука театра и у улицы, к потребностям которой мы должны прислушиваться. Конечно, мы сейчас находимся в автономном плавании и должны активно зарабатывать деньги. Но, по определению, номер один в нашем театре – это классические наименования.

- Классика – очень объемное понятие. Что же в него входит?

- Безусловно, Шекспир. Сирано де Бержерак, которого я хочу начинать репетировать. Сегодня – это Синк… Это пьеса, давно идущая на российской сцене. В СССР она была запрещена в свое время – посчитали черной комедией - «Молодой удалец – гордость Запада». Его репетирует у нас Дмитрий Астрахан, очень известный режиссер. Это Виктор Мережко, новая пьеса «А ты кто такой?», которую он мне передал. И я сейчас ее репетирую. И это Мишель Формо «Двери хлопают». Вот видите, я вам много назвал наименований. Но вот чтобы выпускать такие спектакли, надо иметь на что. Поэтому будем зарабатывать.

- Театр им. Горького действительно ассоциируется, в первую очередь, именно с классическим репертуаром и с такими… классическими постановками. А есть у вас место для эксперимента?

- Я не ставлю опыты в театре! Для этого есть другие площадки, другие театры. Вот там молодые режиссеры могут экспериментировать. Пробовать себя.  Я могу улыбнутся, поддержать или не поддержать. Но опыты в театре – повторюсь еще раз – мне не интересны.  Новые трактовки, новые решения, конечно, необходимы. Но крепость театра – это драматургия. И если я называю Шекспира или Толстого, или Достоевского, или Володина, или Вампилова – то надо очень-очень серьезно чтить их драматургию. Да, решения спектаклей могут быть новыми. Это необходимость, которую диктует время. Но во главе всего должна стоять драматургия и язык автора. Я в своем театре удивляю только подлинной, глубинной драматургией и прекрасными артистами, с которыми работаю много лет.

- Ефим Семенович, не могу  не спросить – а с какой регулярностью именно вы ставите спектакли? Ведь премьер много…

- Да, премьер много. Это необходимость и ее диктует наше автономное плавание. Сам я ставлю один спектакль в сезон. Но... Вот, кстати, о экспериментах. У меня очередной режиссуры, но каждый сезон мы приглашаем много новых режиссеров.  Из Москвы вот приезжают.  Приезжает Дмитрий Астрахан, повторяюсь. Приезжает Михеева – будет ставить либо Селенджера «Над пропастью во ржи». Либо мы сейчас ее переманиваем на другие наименования. Вот в конце прошлого сезоны у нас случился великолепный, великолепный «Один день из жизни г. Мордасова» Вадима Данцигера. Кстати, мои актеры уговаривают его еще на один спектакль. Будем надеяться, это случится. И вот это принцип театра. Мы приглашаем три-четыре режиссера. Они трогают актеров моих, ищут вместе. И вот в этом наш эксперимент. Ведь бывает удача, бывает – неудача. Очень бы хотелось бы, чтобы все выигрывали спектакли, но ведь это не запрограммируешь. Но встреча  с  новой режиссурой для меня это самый большой эксперимент.

- В прошлом сезоне много говорилось о постановке «Белой Гвардии» Константином Хабенским…

- Вот. Это наша очень серьезная остановка. Это длится уже второй год. Но у таких актеров время расписано. И я не могу диктовать, не могу заставлять, могу только просить сохранить наши договоренности. По слухам, Константин Хабенский вообще взял творческий отпуск во МХАТе. Это связано с тем, что он очень занят на съемках. Так что пока ситуация не в нашу пользу. Даже открытие школы, которую он предполагал здесь – «Школы Константина Хабенского». Вы знаете, уже 10 школ открыто по России. Наш последний разговор был: «Ну вот далеко, далеко!». По-прежнему очень жду, очень надеюсь. «Белую Гвардию» я связываю только с Хабенским.  Я сам или другой режиссер – нет необходимости в постановке. Но  то,  как Константин рассказал про постановку, как он ее видит – это интересно.

 - Ефим Семенович, вы уже не первый год сотрудничаете с американскими театрами. Это тоже эксперимент?

- Это интересное  взаимодействие. Мы уже играли «Гамлета» с американцами, играли «Шум за сценой» с американцами.  Я уже у них ставил «Ревизора», «Иванова», «Биндюжник и король». Ой, да мы много, что делали вместе. Мы никогда не уступали американцам. Я сейчас говорю о театре. Ведь язык театра – это такой язык эсперанто. У нас есть только сцена, у нас есть артисты. И те артисты, которые к нам приедут – наши друзья. А с друзьями всегда легко и интересно работать. И вообще, мы все любим  театр. Нам нечего делить. Но нам есть, чем гордится. Так что приходите к нам, любите театр. Ходите в театр. Живите театром. Это наша радость, наша гордость. Наша жизнь. 

Все новости
Другие материалы рубрики "Интервью"
58657350.jpg

Замдиректора «Луч-Энергии» подвел итоги первой части первенства ФНЛ

В зимний период, по словам специалиста, команду ждут традиционные сборы

10811009-861851.jpg

Трагедия, изменившая и объединившая мир

1 декабря в прокат выйдет фильм-катастрофа Сарика Андерсяна «Землетрясение»

tkra.JPG

Монтаж главной новогодней ёлки начался во Владивостоке

28-метровая конструкция, украшенная шарами и гирляндами, предстанет во всей красе уже к середине декабря