Китайский режиссер желает снять во Владивостоке свою версию "Преступления и наказания"

Китайский режиссер, чья картина вошла в конкурс "Меридианов Тихого", признался, что хочет снимать кино во Владивостоке.

1348708653_83d811e8-c90f-4d50-998b-e073b0012f20.jpg

Владивосток, ИА Приморье24.  Картину «Море людей» китайского режиссера Цай Шанцзюнь, представлять которую на кинофорум приехал сам режиссер, и фильм “La Sirga” колумбийского режиссера Уильяма Вега, показали в четвертый день работы "Меридианов Тихого". Вместо создателя последней во Владивосток прибыл его помощник Сантьяго Лозано.

Отвечает Сантьяго Лозано:

— Насколько атмосфера, показанная в вашем фильме, соответствует колумбийским реалиям?

— Это метафора вооруженного конфликта, который происходит в Колумбии. Его особенность в том, что все ощущают напряженность, но чего-то конкретного никто не видит. И все же каким-то странным образом жизнь продолжается.

— Картина показывает жизнь героини в промежутке между военными конфликтами, то есть очередной так или иначе наступит. Так имеет ли смысл для Алисии начинать новую жизнь или же ей все-таки практичнее подготовиться к неизбежному?

— Действительно, ситуация такова, что, когда военный конфликт заканчивается в одном месте, он начинается в другом. То есть все идет по спирали. И мое личное мнение — для Алисии было бы лучше начать собственную жизнь, по-новому развиваться. Но, с другой стороны, попытка начать жизнь заново обязывает ее привыкнуть к тем условиям, в которых она сейчас существует. И в некотором роде в лице героини мы видим ситуацию, в которой находится страна в целом. После каждого военного конфликта Колумбия пытается восстановиться. И это единственный возможный вариант — начинать все заново, но принимать во внимание текущие условия.

— Главная героиня страдает лунатизмом, по ночам она выходит на пляж и начинает копать землю. У меня возникли ассоциации с героиней Габриэля Гарсиа Маркеса, которая ела землю. Это какая-то неосознанная попытка решить конфликт отсутствия семьи и каких-то устойчивых ориентиров, попытка вернуться, обрести какие-то корни?

— Мы хотели показать, как военный конфликт отразился на личности персонажа. Проблема, которая была в детстве, вернулась после психологической травмы. Режиссер в фильме пытался вынести происходящее за пределы конфликта и немного сосредоточиться на персонажах, на их жизни.

Отвечает Шанцзюнь Цай:

— Вы упомянули, что правительство Китая борется с шахтами и закрывает их. Где проходили съемки эпизодов, в каких шахтах и как вы их нашли?

— На самом деле мы искали их достаточно долго, в пределах одного месяца. В итоге нашли подходящую в Шаньси. Там на самом деле несколько сотен таких шахт — как государственных, так и частных, легальных и нелегальных, больших и маленьких; все они в основном закрыты. Сначала нам не хотели давать разрешение на съемку, но в итоге мы смогли договориться с помощью друзей. Для съемок эти шахты пришлось привести в рабочий вид, потому что добыча в них не ведется уже давно. И к концу съемочного дня, когда мы поднимались на поверхность, я сам выглядел как шахтер.

— Известно, что ваш фильм основан на реальных событиях. Как вы узнали об этой истории и почему решили сделать на ее основе картину?

— Действительно, история, которая лежит в основе фильма, реальна, но несколько адаптирована. Однажды я увидел в интернете информационное сообщение, датированное 2008 годом. История произошла в жизни обычного китайца, жителя села. Казалось бы, не имеющий никаких особых талантов человек смог закончить такое важное дело. Я подумал, что это очень необычно и что события имеют очень тесную связь с тем, что происходит в Китае в настоящее время.

— Фильм был очень хорошо принят и зрителями, и профессионалами. Чем вы можете объяснить такой успех и в чем, по-вашему, заключается секрет хорошего фильма?

— На самом деле я молодой режиссер. «Море людей» — это всего лишь вторая моя полнометражная картина. И я воспринимаю все награды, которые завоевали мои работы, как поддержку начинающих режиссеров. Вообще, на мой взгляд, важно не это, а смог ли фильм донести до публики высказывание режиссера, затронуть души людей. Я изучал сценаристику, театральное дело, и это меня научило одной очень важной вещи. Когда создаешь какое-либо произведение, важно, чтобы оно было в резонансе с тем, что у тебя на душе. Для хорошего фильма необходимо, чтобы автор находился в ладу с собой.

— Не хотели бы вы снять кино во Владивостоке?

— На самом деле я приехал в город с двумя целями. Во-первых, поучаствовать в кинофестивале. А во-вторых, я собираюсь работать над новой лентой и часть ее снять во Владивостоке. Это будет история города, который находится на границе между Китаем и Россией. Что-то вроде переложения романа Достоевского «Преступление и наказание».

— Ваш театральный и телевизионный опыт как-то помогал вам на съемочной площадке? Все-таки снимать кино и ставить спектакли — это разные вещи.

— На самом деле режиссуру я постигал самостоятельно. Смотрел фильмы, огромное количество фильмов, изучал сценарии, разговаривал с режиссерами. И мне еще предстоит многому научиться.

— То есть вы собираетесь поступить в какое-либо профессиональное учебное заведение?

— Нет, в университет не хочу, буду продолжать совершенствоваться самостоятельно.

Другие материалы рубрики "Общество"

В соцсети «ВКонтакте» введут платную подписку на музыку

Месяц подписки обойдется в 149 рублей

e77b0997475fcd536c76d903b173d039.jpg

Губернатор Приморского края: «Решение о строительстве этих гостиниц я не принимал»

Владимир Миклушевский отчитался об итогах работы за 2016 год

Три российских банка лишились лицензии

Причиной решения регулятора во всех случаях стали нарушения законодательства