Я могу жить только по своим правилам

Игорь Матвеев за короткое время стал одной из узнаваемых персон края. Уже несколько месяцев гарнизонный военный суд Владивостока ведет слушания по делу "скандального" майора.

f1314242440IMG1301.jpg
Пока точка в деле майора Матвеева не поставлена - 12 августа решение вынесено не было. Предполагать сейчас, к какому выводу придет суд, невозможно – слишком много аргументов и с той, и с другой стороны. Да, понятие "честь мундира" никуда не исчезло. Впрочем, Игорь Матвеев готов к любому решению суда. Что заставило его выступить против системы и как он видит себе свою дальнейшую жизнь – об этом он рассказал корреспонденту ИА "Приморье24". - Игорь Владимирович, что заставило Вас пойти против системы?- Я с 17 лет ношу погоны – сначала был курсантом, потом надел офицерские… Мне просто обидно, что недобросовестные люди прикрываются армией и проворачивают свои махинации под видом службы. - Серьезные махинации?- А вы себе ситуацию представляете только по тому видеобращению? Собачьи консервы - это только верхушка айсберга. Там еще много чего было. Ну, начнем с того, что когда пришел полковник Султанбеков на должность командующего бригады, у нас резко увеличилось количество сокрытия преступлений. То есть, военнослужащие травмируются при одних обстоятельствах, а в документах пишут совсем другие. Расследования проводятся не совсем добросовестно. У меня была в бригаде должность - "начальник службы безопасности воинской службы". То есть, на мне лежала обязанность сохранения жизни и здоровья военнослужащих. Естественно, я не мог пройти мимо таких фактов. Начал свое расследование. И оказалось, что на этом дело не заканчивается…- А было что-то еще?- Конечно. Потом оказалось, что по территории части в Чугуевке ездит такси. Я сначала не поверил – это просто запрещено. Однако мне привели доказательства: номера машин, фотографии, видеозаписи. А, чтобы вы знали,  это часть выполняет обязанности по охране важного государственного объекта. Если, не дай Бог, произойдет террористический акт, там не только от части и Чугуевки ничего не останется, на 100 километров вокруг образуется одна большая воронка. Вдобавок к этому мне рассказали, что именно в этой части солдат странно кормят… Мы же сначала даже не подозревали, что это собачий корм. Просто было обращение по поводу продуктов с истекшим сроком годности. Так вот, я с этими фактами обратился к командованию. Мне сказали, чтобы я не обращал внимание на подобные вещи. Это, мол, все несерьезно, информатор не совсем адекватный человек и его уже решили отправить в отставку. Словом, понимания я не встретил. - Это все нарушения, которые вы выявили в части?- Через несколько дней ко мне приехал мой, ну скажем так, информатор из Чугуевки - заместитель командира части по тылу майор Богомолов. Он сообщил еще данные. И вот тут-то началось самое интересное – сейчас на территории части идет стройка. Только поймите правильно – я не против стройки, я за нее, так как это будет необходимый  для части объект. Но все должно идти согласно установленному порядку. Если на строительстве военного объекта работают иностранные граждане, то должны быть проверены сотрудниками ФСБ, что они не предоставляют опасности, что они не шпионы, что ли… а здесь просто обыкновенные гастробайтеры. Причем, из какой страны они – даже это неизвестно. По-русски они говорили плохо, документов, удостоверяющих личность, предоставить не могли. И вот 13 апреля мы устроили своего рода "облаву" на работников. Я отдал приказ их сфотографировать – ибо никак иначе доказать само их наличие было бы невозможно. - А вы не обращались к командованию со всеми этими данными?- Не один раз. Однако меня выслушивали, головами кивали и на этом все заканчивалось. Тогда я принял решение обратиться к главнокомандующему внутренних войск генералу Рогожкину и в органы главной военной прокуратуры. Вот после этого все и началось. А видеообращение появилось после того, как проверка, приехавшая в часть, подтвердила все факты, но некоторое предпочла замолчать. Как будто, вот таких нарушений не было. Естественно, меня уволили из армии и начали активную компанию по выставлению Игоря Матвееева таким… не совсем адекватным и непорядочным человеком.  Ну, мне все эти механизмы хорошо знакомы.- Вы уже попадали в такие ситуации?- Да. Первый раз в 2003 году – в Хабаровске. Тогда я был в должности офицера отдела боевой подготовки округа. Там я совместно с комитетом солдатских матерей выявил "продажу" солдат на работы. Я тогда этому воспрепятствовал. И схема начала работать – уголовное дело, СИЗО, компания в прессе. Тогда мне помог комиссар Евросоюза по правам человека. Он вмешался в ситуацию и меня освободили. Более того, перевели на вышестоящую должность. Я согласился, чтобы не бросать тень на армию и продолжать борьбу за чистоту рядов внутри структуры. В 2007 году я вновь вышел на коррумпированные структуры внутри армии. Написал рапорт, потребовал проверки. И все началось заново. Но тогда я провел большую пресс-конференцию в Хабаровске. После чего меня отправили в Чечню. - А там удалось обойтись без расследований?- Нет. В Грозном я через полгода понял, что есть очень серьезные нарушения. Оказалось, что военный комендант Грозного превышает свои полномочия. Мы смогли доказать, что он принял в армию для прохождения службы по контракту 15 человек. Это такие "мертвые души". Документы есть, а людей нет. А деньги за них получает комендант. В итоге, деньги вернулись обратно, а комендант был снят с должности и уволен из армии. За ним отправились еще 5 полковников. Но самым большим достижением на тот момент я считаю, что мы поймали помощника командира по правовой работе капитана Сухорукова за вымогательство денег у одного из лейтенантов части. Капитан был осужден на 2 года лишения свободы. А я пошел по уже знакомому кругу. Правда, на этот раз мне пришлось выплатить штраф. Но все же я не считаю, что совершил преступление. И вот после этого меня и направили во Владивосток для прохождения службы. Правда, с условием, что год моего имени не должно быть слышно. Год я выдержал. - А вы не боитесь?- Уже нет. Не убили в Чечне, не убьют и здесь. Да и потом… Если со мной что-нибудь случиться, то это послужит доказательством того, что эти люди все же виновны. Как бы они ни старались оправдаться. - Игорь Владимирович, а вам еще не надоело идти против течения?- Знаете, мне психологи задавали такой вопрос. Намекали на то, что мне надо адаптироваться в социуме. Простите, а как? Если все воруют, я тоже должен идти воровать? Я так не могу. Они мне приводят пример – представь, ты сел в лодку. 10 человек гребут в одну сторону, а ты в другую. Это же не выход? Конечно, не выход. Но как по-другому? Я не вижу иного пути. Я буду жить по своим правилам. Сейчас все понимают, что заднюю скорость я не включу. Мне терять нечего и я пойду до конца. Этот суд я выиграю.- Хорошо, а что будет дальше?- Я восстановлюсь на службе и буду дальше отдавать свой долг Родине.- А новые иски от майора Матвеева будут? - Да, я уже его подготовил. О незаконном увольнении. Буду отстаивать свое доброе имя. - Игорь Владимирович, а вы верите, что что-то измениться?- Верю. Конечно, я верю в то, что это пока временные явления и что все это – не система, а только пиявки, которые присосались к ее телу. Я очень сильно увлекаюсь юриспруденцией. Так вот, как нам объясняли в университете, Россия – очень молодая страна. И чтобы наши законы начали действовать, должно пройти 50 лет. Я верю в то, что мы идем к правовому обществу. А правовое государство – это государство, в котором господствует право. А право это возведенное в закон воля народа.
Другие материалы рубрики "Интервью"
58657350.jpg

Замдиректора «Луч-Энергии» подвел итоги первой части первенства ФНЛ

В зимний период, по словам специалиста, команду ждут традиционные сборы

10811009-861851.jpg

Трагедия, изменившая и объединившая мир

1 декабря в прокат выйдет фильм-катастрофа Сарика Андерсяна «Землетрясение»

tkra.JPG

Монтаж главной новогодней ёлки начался во Владивостоке

28-метровая конструкция, украшенная шарами и гирляндами, предстанет во всей красе уже к середине декабря