Сила есть – ума навалом

Сила - в мускулах, считает тяжелоатлет Михаил Кокляев, семикратный чемпион России. Но если сила попадает "не в те руки", то быстро исчезает. Сколько силы – столько должно быть и интеллекта.

b1313464426dsc0982qpr.jpg

В чем разница между тяжелой атлетикой и силовым экстримом, как самый сильный человек России оказался во Владивостоке и кто сильнее его? Михаил Кокляев рассказал ИА «Приморье 24» о себе и своих достижениях.

Для справки:

Михаил Кокляев родился 17 декабря 1978 года в Челябинске. Занимается тяжёлой атлетикой с 13 лет. Норматив мастера спорта выполнил в 16 лет, а к 20 годам стал мастером спорта международного класса. Действующий семикратный чемпион России. С 2005 года занимается силовым экстримом. Самый сильный человек России, 2-е место на Arnold Strongman Classic, 3-е место на World Strongest Man – 2010, 3-е место на StrongMan Champions League – 2010. Михаил женат, воспитывает сына и дочь. Хочет стать олимпийским чемпионом.

Арнольд Шварценеггер на соревнованиях Arnold Strongman Classic-2011 был настолько удивлен Михаилом, что послал через Twitter сообщение Президенту России: «Ваш русский стронгмен только что поднял 111 кг два раза!» и дал ссылку на сделанное им самим фото. На что Медведев ответил: «Да, русские мужчины вообще такие сильные».

- Михаил, вы занимаетесь тяжелой атлетикой с 13 лет, почему выбрали именно этот вид спорта?

- Как всегда, стадное чувство сработало. Все пошли, и я пошел. Занимался карате и боксом, но после Советского Союза секция бокса развалилась. В том зале, где мы били по груше и отжимались на кулаках, сделали видеосалон. Там я впервые увидел легенду бодибилдинга, кумира всех силачей – Арнольда Шварценеггера. С тех пор появилась мечта – стать как он. Мечта и привела меня в тяжелую атлетику. Сейчас я семикратный чемпион страны, рекордсмен страны, участник Чемпионатов мира и Европы, мастер спорта международного класса. Все взятые места с первого по третье, не ниже.

- С 2005 года вы занимаетесь силовым экстримом, чем он отличается от тяжелой атлетики?

- Тяжелая атлетика – это искусство, а силовой экстрим – это тяжелая работа. Говорят, что всегда можно смотреть на огонь, воду и как человек работает. Думаю, в этом секрет такой популярности силового экстрима. От мала до велика – все смотрят его с интересом. Это не монотонные подъемы, как в тяжелой атлетике и пауэрлифтинге, это разные упражнения и непредвиденные ситуации. Ребята в силовом экстриме более харизматичны, ведь они работают «на камеру».

- Получается, что атлетику вы оставили?

- Один приморский бизнесмен, спортивный меценат спросил – почему я не хочу заняться тяжелой атлетикой. Я ответил: «Потому что тяжелая атлетика не приносит мне таких доходов, чтобы стать олимпийским чемпионом». Он говорит: «Сколько тебе надо для полного счастья?». Я ему назвал сумму. Он ответил: «Не вопрос, занимайся атлетикой,  я буду тебе помогать». И с этого года я начал заниматься непосредственно тяжелой атлетикой. 28 мая выиграл чемпионат ДВФО в Арсеньеве, установил рекорды Приморского края и Дальнего Востока в «рывке» - 195 кг, и в упражнении «толчок двумя руками» - 241 кг. Я снял рекорды, которые стояли 25 лет.

- Откуда такая сила - богатырская?

- Сила… От опыта, знаний, тренерской любви, тренерского внимания. Моя сила – еще и в тех людях, которые возникали в моей жизни. Их можно сосчитать на пальцах одной руки. Они сделали так, что я остался в спорте и развил вот эту физическую силу. Нельзя сказать, что сила только от тренировок и условий. Нельзя сказать, что это только наследственность. Тут и мама с папой, спасибо им, и тренировки, и условия. Родители – это самые главные не виновники, а участники моих спортивных достижений.

- Где вы собираетесь выступить в ближайшее время?

- Мои следующие соревнования – это кубок России в декабре. Он будет проходить в Санкт-Петербурге. Надеюсь на победу.

- Михаил, а есть ли какая-то «планка», к которой вы стремитесь? Или уже все достигнуто – рекорды поставлены, медали завоеваны, силы в избытке?

- Мне кажется, что я еще ничего такого серьезного не сделал, только на половине пути. Я еще не поймал ту звездную болезнь, которая, по идее, должна быть. Когда люди мне говорят: «Михаил, да вот ВЫ…», а я этого ВЫ не чувствую, я какой был 20 лет назад, такой и сейчас. Вижу внимание людей, но это не значит, что я все сделал. Меня некоторые «легендой» называют. Я всегда отвечаю так: «Легенда – это то, что было в прошлом, а я – это настоящее. Я сейчас живу, тренируюсь, расту». Хотелось бы еще Олимпийские игры выиграть. Или хотя бы войти в тройку лучших. Стать самым сильным человеком планеты и выиграть турнир Арнольд-классик.

- Как поддерживаете себя в форме?

- Сейчас травмировался. Доктор запретил даже подходить к «железу» две недели. Поэтому сейчас общаюсь с людьми, отдыхаю, сплю, читаю книги, занимаюсь организационными вопросами. Здоровый – тренируюсь по 9 раз в неделю. Когда вхожу в форму, то по 5 тренировок получается. Система моей подготовки давно изучена. Открываешь свои старые планы и, как по нотам, начинаешь тренироваться. Пройдут две недели реабилитации, поступит сигнал, что отдых окончен – пора идти в зал. Это моя работа. У меня семья – сын, дочь, жена. Детей нужно кормить и развивать, жена не может нуждаться, поэтому я должен идти в зал.

- Спорт – это травмы. Как вы сохраняете здоровье?

- Профилактики делаю, конечно. Раз в полгода лечу зубы. Анализы общие сдаем и гормональный фон смотрим. Состояние позвоночника и суставов проверяю. Клиника одна, ничего хорошего в ней нет. Я всегда людям говорю так: «Да, у меня болит все, но поверьте, я себя гораздо лучше чувствую внутри, вот такой весь больной, нежели некоторые здоровые люди. И выгляжу лучше, чем многие здоровые люди, с этими болячками и травмами. Наслаждаюсь жизнью каждый день, каждую минуту». Наша «субкультура» – это богатырство.

- Профессионально заниматься спортом всю жизнь – невозможно. Как долго можно оставаться в тяжелой атлетике и силовом экстриме?

- В тяжелой атлетике стареет быстрее психика. У нас соревнования были в июле, следующие только в ноябре-декабре. Представляете, сколько нужно тренироваться, чтобы быть в форме. Сколько нужно времени ждать, затаив дыхание – пахать, пахать и пахать. Психологически очень тяжело ждать главного дня. Человек морально устает быстрее, чем исчерпываются его анатомические и физиологические ресурсы. Поэтому, уже годам к 40 люди «завязывают». У нас в России осталось всего 2 самых зрелых спортсмена – Эдуард Тюкин – бронзовый призер Олимпийских игр в Афинах, и я. Те, кому по 32-33 года.

- После того, как оставите спорт, чем планируете заниматься?

- Буду тренировать людей. Буду бесплатно обучать детей тяжелой атлетике, так как это бесплатный вид спорта. И, так сказать, «толстяков – худить, худяков – толстить» за определенную сумму. Я профессионал, я знаю, как это делать.

- Хотели ли бы, чтобы сын пошел по вашим стопам и стал тяжелоатлетом?

- У меня все идет по плану относительно моего сына. Я занимаюсь тяжелым спортом, не щадя себя, потому что я себя не люблю. Но я люблю своих близких и хочу, чтобы у них все было хорошо. Не желал бы я, конечно, сыну своему такого, что порой чувствую и прохожу я. Конечно, он уже к этому идет… До 9 лет я его просто не брал в зал. Он видел только по телевизору, как папа тягает железки и привозит кубки и медали домой. Он только сейчас начал понимать, чем занимается его отец, просит взять его с собой в зал. Мой тренер теперь его тоже тренирует. Он начал заниматься, но пока только ОФП. Иногда он хватается за штангу, но я ему говорю, что пока еще рано. Ему биометрические данные не позволят быть штангистом, он должен быть даже выше меня. А я ростом – 192 см, у жены родственники тоже все высокие. Хотелось бы сделать из него пловца. Я уже разговаривал с тренерами, он плавает 2 раза в неделю, поэтому если желание проявит, то будет круче, чем Майкл Фэлпс. У Фэлпса 14 олимпийских медалей, а мы будем делать 15.

- Михаил, а как вы оказались во Владивостоке?

- Это классная история. Я мог тут и вообще не оказаться. В прошлом году меня пригласили на соревнования «Pacific Strong» – первый турнир, который был профессионально оформлен тут. Позвали в апреле-мае, в это время я проходил тренировку в высокогорье, в Крыму. Когда мне нужно было вылетать во Владивосток, аэропорт был забит людьми. Я в форме, натренированный, мне жарко… Рейс отменили. Я стою в очереди, чтобы поменять билет, а женщина на кассе сообщает, что еще 2 человека примет и пойдет на обед. А тоже хочу есть… Звоню человеку, который организовывал мою поездку во Владивосток и говорю, чтобы тот все отменил. Он мне перезванивает минут через 10 и говорит: «Миха, там реклама по всему городу - на щитах, на растяжках, по радио и телевизору. Все ждут твоего приезда». В итоге я дождался очереди и билет поменял.

- Не пожалели, что приехали? Город нравится?

- Не пожалел, влюблен просто в этот город. Смотрю вдаль, и уже нравится это море, порт, грандиозная стройка с этими мостами. Не верится, что это у нас в России.

- А люди наши нравятся?

- По большому счету, все нормально. Народ портовый, у меня жена из такого же города, я к такому люду привык. В портах люди всегда красивые, потому что это перекресток культур, наций и менталитетов. К тому же, порты всегда были «хлебными» местами. Жаль только, что Приморье скудновато на тяжелоатлетов, хотя здесь хорошая школа. Обидно, что многие еще и перестают заниматься по финансовым причинам, но я попытаюсь их вернуть. Только надо нам объединить все силовые виды спорта, тогда должно будет появиться какое-то финансирование.

- То есть, вы готовы остаться здесь и помочь с развитием спорта?

- Обязан. Недавно ушел из жизни один из лучших тренеров, который в свое дело вкладывал всю душу. Дети его любили, взрослые уважали, но, к сожалению, его больше нет. Половину опыта, знаний и любви Владивосток потерял с его уходом. Теперь это моя задача уже как приморца: не оставить атлетику без правильных рук и правильного подхода.

- Часто говорят, что «сила в мускулах», а как считаете вы?

- Непременно в мускулах. Помните фильм «Охота на пиранью»? Там кто-то изобрел какое-то сверхсильное оружие, и прозвучала такая фраза: «А что будет, если это оружие окажется не в тех руках?» Так и сила. Она порой бывает не в тех руках. А когда она попадает не в те руки, то быстро исчезает. То есть, сколько есть силы – столько должно быть и интеллекта.

- Значит, с поговоркой «сила есть – ума не надо» вы не согласны?

- Сейчас уже другая поговорка есть: «Сила есть – ума навалом». Так должно быть.

- Люди называют вас самым сильным, а вы сами кого считаете самым сильным?

- Да, я вхожу в тройку самых сильных людей планеты. Но сейчас со мной, травмированным, кто угодно может посоперничать. Кого я считаю сильным? Саша Клюшев, Саша Лысенко, Володя Колесниченко – крепкие ребята в силовом экстриме. В тяжелой атлетике – Чингиз Могушков, Руслан Албегов, Женя Чигишев, Дима Лапиков. Те, с кем приходится работать. Но я не считаю, что они сильнее меня. Вот год закончится, тогда мы посмотрим кто сильнее. Денис Цыпленков – самые сильные руки планеты. Вот он на руках меня сильнее. Если бы мы боролись, он бы мне руки оторвал.

- А со Шварценеггером хотели бы силой помериться?

- А что с ним мериться? Он же не штангист, не пауэрлифтер. С молодым?.. Да он сам бы не пошел. Он сказал бы: «Я бодибилдер». А бодибилдинг – это соревнования по позированию, по демонстрации красоты тела. Поэтому у нас тут пути расходятся, мы все занимаемся «железом», но у каждого своя цель. Даже если бы Шварценеггер был в своей лучшей форме, а я в худшей, то я бы все равно победил. Но к Арнольду я отношусь с уважением, молодец он, все-таки, молодец.

Все новости
Другие материалы рубрики "Интервью"
58657350.jpg

Замдиректора «Луч-Энергии» подвел итоги первой части первенства ФНЛ

В зимний период, по словам специалиста, команду ждут традиционные сборы

10811009-861851.jpg

Трагедия, изменившая и объединившая мир

1 декабря в прокат выйдет фильм-катастрофа Сарика Андерсяна «Землетрясение»

tkra.JPG

Монтаж главной новогодней ёлки начался во Владивостоке

28-метровая конструкция, украшенная шарами и гирляндами, предстанет во всей красе уже к середине декабря