"Меланхолия" - конец света от Ларса фон Триера

Свадебная вечеринка оборачивается катастрофой вселенского масштаба: обнаруживается, что на Землю надвигается планета под названием Меланхолия. Кинообозреватель ИА "Приморья24" - о новом фильме с участием Кирстен Данст.

b1310529126.jpg

"Меланхолия"Режиссер - Ларс фон ТриерВ ролях: Кирстен Данст, Шарлотта ГенсбурСюжет: Свадебная вечеринка оборачивается катастрофой вселенского масштаба - обнаруживается, что на Землю надвигается планета под названием Меланхолия. С каждым часом она все ближе, и шансов на выживание у человечества все меньше.Заявив о том, что "Меланхолия" будет избавлена от хэппи-эндов, а также предварительно оперевшись в ходе каннской пресс-конференции на пресловутый неонацизм, датский провокатор Ларс фон Триер сделал беспроигрышную ставку на привлечение зрительского интереса к очередному витку своей творческой депрессии. Кинематограф датчанина всегда оставлял за собой чувство выжженной земли. Делая порой громкие заявления, открывая и закрывая новые кинематографические формы, Триер последовательно двигался в глухую стену, пробить которую можно только отринув привычные условности, в очередной раз переделав сложившуюся картину мира. "Меланхолия" хорошо резонирует с соперником по каннскому конкурсу "Древо жизни" Терренса Малика на уровне надежда-безнадега, сознание-бессознательность, Бог-сатана. Впрочем, последнего у Триера давно нет, а поиски Бога датчанин прекратил еще в "Рассекая волны", оставив одного из своих учителей Дрейера на обочине.Новая лента Триера подчеркнуто дисгармонична. Прибегая к помощи ранее несвойственной ему дихотомии, датчанин делит картину на две неравные части. Если первый кусок целлюлоида представляет собой лишь слабую проекцию кучки перемешанных блесток, во многом былого показательного шика - лукавая и одноразовая Догма, патентованные режиссерские фобии, преклонение перед Тарковским и фашистским великолепием декаданса, то вторая - минималистически выстроенная тихая истерика. Триер, кажется, сжигает все мосты, в прямом смысле спалив на экране плоды во многом жизнеутверждающего творчества Брейгеля, возводя в абсолют мрачноватого Дюрера и смысловоразмытый супрематизм. Даже квест с угадыванием Меланхолии не так увлекателен, как поиск Антихриста.На губах героини Данст, притягивающей к себе апокалипсис, поигрывает загадочная улыбка, словно копирующая гримасу знаменитой леонардовской Джоконды. Жюстин точно знает, чем закончатся ее метания. Как натуре, приближенной к Сатурну, ей ведомы процессы, скрытые от большинства людей - будь то количество бобов в свадебной лотерее, или факт совпадения орбит двух планет. Еда у нее со вкусом пепла, а в глазах отражается бездна. Хаксли как-то заметил, что с ходом времени меланхолия из болезни постепенно превратилась в утонченную эмоцию, способствовавшую развитию и процветанию литературного декаданса XIX века. У Триера же происходит регресс - убыстренная, словно кассета на перемотке, ре-эволюция и деградирование этой эмоции до полного разрушения сознания отдельного индивида. Если балом правит депрессия, то окружающий мир исчезнет быстрее, чем в него вторгнется огромный незваный гость из космоса. За окнами звучит Вагнер, с небес покровительственно смотрят Тарковский и Висконти, эстетичная с привкусом большого немецкого стиля статика смерти превращается в глянец, гламур, затем в гротеск, отрицание и собственно конец всего.Возможно, не так уж и шутил Триер, открыто заигрывая с запретными темами и сочувствуя дьяволу. Благо истребление у датчанина не выборочное, а тотальное. Триер, похоже, решил провести массовый сеанс психоанализа, проверяя реакцию каждого зрителя на грядущее ударом молоточка своего подсознания. В своей гигантомании режиссер беспощаден и одновременно одинок, как эгоистичный ребенок, свертывающий в рулон целую вселенную по собственной прихоти. Личный апокалипсис Триера, скорее всего, разочарует массового зрителя, привыкшего получать вторые шансы в размашистых голливудских фильмах-катастрофах. Конец одинаков в любом случае, но для некоторых выхода из ловушки собственного разума нет, а бушующий за окнами синий океан меланхолии всего лишь фальшфейер, кем-то заботливо зажженный. И он безобиден для тех, кто уже давно и принципиально не ищет нить Ариадны из обволакивающего плена печали.Режиссер показательно последователен в своем намерении уничтожить былого себя - дав рацио насладиться мнимой победой в "Антихристе", в "Меланхолии" режиссер вовсе беспощаден к извечному дуализму, изгоняя из мира сначала разум, а затем вырезая сердце. Да и, собственно, старая борьба здесь идет лишь по инерции, запуская последний аккорд перед глобальным занавесом. Все умерли, и на этот раз кажется, что, слава Богу. Черный экран. Титры. Конец?

Другие материалы рубрики "В Приморье"
18c39ff5b440fced5a5d3493dcb0dad0.JPG

Во Владивостоке состоялся турнир города по тхэквондо

Соревнования проводятся по правилам керуги (спарринги), принятыми Всемирной федерацией тхэквондо

Телефонное мошенничество - о популярных способах рассказали приморские полицейские

Потерпевшие переводят деньги правонарушителям, раскрывают данные своих банковских карт, вносят "задатки" на счета мошенников