Коста-Рика. Путевые заметки #2

Юрий Шарапов – выпускник Литературного института имени Горького - писатель, фотограф, путешественник, удачливый бизнесмен. Живет в Коста-Рике и много путешествует по миру. Иногда наведывается во Владивосток, где черпает вдохновение в своем дальневосточном охотничьем угодье.  Продолжение. Начало Юрий Шарапов – выпускник Литературного института имени Горького - писатель, фотограф, путешественник, удачливый бизнесмен. Живет в Коста-Рике и много путешествует по миру. Иногда наведывается во Владивосток, где черпает вдохновение в своем дальневосточном охотничьем угодье. Продолжение. Начало

f021c15012fe.jpg

Прошу прощения за задержку с выпуском очередных «заметок». Пестрая все-таки штука жизнь. Вспоминал о Севере, пытался передать словами, как вибрирует под порывами ветра палатка и клочья тумана ползут из-за перевала, застилая непроницаемой пеленой все вокруг, а рассказ, между тем, про тропики, про экзотическую рыбалку на удивительную рыбу тарпона. И вот - устроил себе приключение, уехал на неделю в Гонконг. Пишу сейчас эти строчки, наблюдая с 15 этажа гостиницы Чайна-Таун. Никакой дикой природы поблизости нет, воробьи и те в диковинку. Рыба исключительно в аквариумах, снулая и обреченная, или разделанная, разрезанная вдоль и поперек, подготовленная для жарки и парки по хитрым китайским рецептам.

Повсюду небоскребы, небоскребы, а я маленький такой (sorry за цитаты из Вилли Токарева). Напротив моего номера, на крыше высотного здания типа домик, построенный из каких-то строительных отходов. Прикольно жизнь устроена у китайцев: внизу народ, озабоченный глобальными предметами носится, а тут белье на веревочках болтается, корыто стоит, хорошо хоть куры не бегают.

С утра наблюдал за пожилым китайцем: сидел в позе лотоса у края крыши и через ограждение смотрел на эти каменные джунгли. Типа медитирует. Торгует, наверное, с рассвета до заката в лавке сушеными лягушачьими лапками, делает свой маленький бизнес, раз в неделю посидит вот так пару часов - и счастлив. И вдруг, что за наваждение, я прочитал на расстоянии, о чем думает сейчас этот китаец: «Эх, бросить бы всю эту хрень к чертовой матери, да на рыбалку…».

Однако, кажется, уже свое, не китайское. Удивительная все-таки вещь рыбалка. Вот прервал ты обыденное течение бытия, поменял процесс, и вместо того, чтобы калькулировать себестоимость продукта или просчитывать финансовые риски взял в руки спиннинг... Или донку, к примеру, забросил - с хорошим жирным выползком, да на самый слив. Муху искусственную выбрал подходящую и полез в воду махать удилищем, хариусов со струи выманивать. Простые упражнения, а стоит их воспроизвести, и жизнь волшебным образом меняется. Был ты в одном состоянии, и вдруг - вышел из прежнего бытия и переместился в какое-то совсем иное пространство. Где абсолютно счастлив. Просто так, без всяких внешних причин. И не обязательно поймать выдающийся трофей (хотя этого, естественно, хочется).  Это ощущение запоминается, и потом, когда дела и некогда, хочется иногда остановить мгновение и (хотя бы на секунду) вернуться туда, где тебе так хорошо. Туда, где твой праздник всегда с тобой.

Чтобы вот так хариуса снять, когда он за мушкой прыгает, сильно надо постараться. Для тех, кто понимает - выдержка 1/500...

Ладно. Извините, отвлекся. Мы в Коста-Рике и едем ловить тарпона. Подходящая снасть имеется, а как ловить разберемся на месте. Как приговаривал батька Махно, отправляясь в очередной набег: "С нами Бог, и тыща пулеметов!..". Вместо пулеметов, правда, блесны, и их явно недостаточно. Но, хочется надеяться, есть среди них одна, та самая, что понравится рыбе, зацепить которую мечтает каждый рыболов.

Загрузив в "Прадо" багаж (тут главное - хлопая дверью, не прищемить вершинку удилища. Снастей, угробленных таким образом, гораздо больше, чем сломанных рыбами), мы отправляемся в путь.  "Гуанакаста - Тойота кантри" висят щиты вдоль дороги. Чистая правда: чтобы поменять масло в своем "Фольксваген Туарег" мой сосед ездит аж в Сан-Хосе, за 400 километров. Только в столице доступен этот несложный сервис. Мне же до станции техобслуживания ехать максимум час...

За окном мелькают выжженные солнцем холмы и поля с зарослями сахарного тростника. Если есть любители ядовитых змей - им сюда. Никарагуанцы,  что за 2 доллара в час машут мачете, заготавливая этот тростник, гибнут от их укусов регулярно.

Лениво помахивая хвостами, бродят коровы. Они тут совсем не похожи на привычных нам буренок и напоминают скорее буйволов. У быков выпирает на спине горб, да такой, что издали кажется, будто на животное напялили рюкзак. Как-то я поинтересовался у местных жителей, зачем нужен этот странный вырост? На меня посмотрели удивленно: быки (не все, конечно, а самые лучшие) на различных фиестах - народных празднествах (кои случаются здесь едва ли не чаще, чем в России всякие вновь изобретенные первопрестольные) участвуют в "булл файтингах", то бишь местной корриде. Горб необходим для того, чтобы пикадоры втыкали в него свои бандерильи - остренькие такие дротики, с помощью которых бедное животное доводят до состояния необузданной ярости.

Испания, короче. Даю историческую справку: индейцев, коренных жителей Центральной Америки здесь практически нет (только не подумайте, что их тут истребили злые колонизаторы, их изначально было не густо). Население в основном состоит из испанских крестьян, прибывших сюда "за счастьем" (Коста-Рика по-испански и значит - счастливый берег). Отсутствие авантюрных черт характера (всякие конкистадоры здесь не задерживались, а устремлялись в поисках Эльдорадо в Перу и Эквадор, где благополучно и сгинули) сформировало уклад жизни: с 1826 года не случилось на этой земле ни одной революции. Народ ведет себя расслабленно, и по поводу отсутствия "Мерседесов" и вилл сильно не заморачивается. Психология костариканца прекрасно передана в анекдоте (хотя подозреваю, что сочинитель этого анекдота о существовании такой страны, как Коста-Рика даже не подозревал). 

"Приехал миллионер на берег моря отдохнуть. Видит, на берегу мужик сидит, сигару курит, на солнце жмурится.

-Чем занимаешься? - спрашивает у него миллионер. -Не видишь, что ли? - удивляется мужик. -Рыбу ловлю. - И сколько поймал? - На ужин хватит. - А ты лучше не сиди, а пойди в банк, возьми кредит и купи лодку. - Зачем? - Выйдешь в море, поймаешь много рыбы. Продашь, купишь еще одну лодку. Потом еще. Через десять лет станешь богатым. Будешь сидеть на берегу и курить сигару. - А я чем занимаюсь? И шел бы ты, куда подальше со своими советами..."

Может, конечно, и утрирую, но... как здесь вести бизнес не представляю. Вечная "маньяна" (буквально - завтра, а по сути - после дождичка в четверг), никто никуда без особой необходимости не торопится. Живут себе в свое удовольствие и все поголовно улыбаются. Ментально, как я уже упоминал, нам близки, да и проблемы схожи: изрядный процент мужского населения страдает от алкоголизма. Овощей и фруктов (да и сахарного тростника, зря они его что ли так остервенело рубят?) - гнать не перегнать, конечный продукт всякой химией не буторят (за сие ручаюсь, лично тестировал: ром четыре доллара за литровую бутыль - вонюч и на вкус не слишком сладок, но изжога после него не мучает) - почему бы и не пить?

Руководствуясь указаниями карты, сворачиваем на какую-то местную дорогу, что, петляя, убегает в сторону гор, к границе с Никарагуа. Где-то уже совсем близко находится национальный парк "Кано Негро" и течет река Рио Фрио, в которой обитает замечательная рыба тарпон. Пока все складывается удачно. День в разгаре. По обочинам то и дело попадаются велосипедисты. Они да и, пожалуй, коровы - самый опасный на местных роудах компонент дорожного движения. Про коров - понятно, они если и готовы кому-то уступить, то только быку, а велосипедисты - так сказать национальная особенность. Ездят они тут, как в голову взбредет, но при этом все поголовно мачо. Обогнать какую-нибудь тетю, которая, отклячив слоновью задницу, рулит с утра пораньше по своим делам - та еще проблема. Посигналишь, а она или вовсе тебя проигнорирует, или начнет вилять, норовя свернуть прямо под колеса. В зависимости от ситуации, приходится или резко тормозить, или вылетать на встречную полосу. Хотя после России нас ничем не испугать. Пережили мы войну и блокаду, а уж изобилие и тем более как-нибудь перетерпим. Местность меняется, пейзаж за окном явно зеленеет. На побережье все желто, а тут - покрытые розовыми цветочками деревья, изумрудные лужайки, окаймленные колосящейся травой. Не зря этот район обозначен на карте как Wet Land - мокрые земли. 

Вот мы и доехали. Гостиница вроде пристойная, чисто и, хочется надеяться, безопасно, хоть и без особых изысков. Сервис в деревенском стиле. Бар - деревянная стойка с иконостасом различных бутылок, ресторан напоминает общественную столовую в профсоюзном санатории средней руки. Домики: стол-кровать-кондишка. Искушение комфортом тут не грозит, но жить можно.  Экзотический колорит также присутствует – в душе по стенам ползают огромные черные многоножки. Ничего не поделаешь, джунгли.

Проводник ждет нас к двум часам. Мы прибыли раньше. Чтобы скоротать время, решаем провести регонсценировку местности.

Поражает изобилие птиц. Белые цапли важно вышагивают вдоль берега, далеко обходя затаившихся на отмели крокодилов.

Черные, голенастые "сороки" с красными лапами суетятся в прибрежной траве, изредка с пронзительными криками перелетая с места на место.

Около мостков, среди лепешек коровьего навоза, изваянием застыл серый, с хохолком на голове изящный журавлик – будто тушью нарисованная картинка из какой-нибудь японской гравюры. Огромный, размером с галку, зимородок, свесив голову, внимательно наблюдает за тем, что происходит в воде. И вот - внезапно срывается вниз и почти отвесно падает. Секунда – и, зажав в клюве трепещущуюся серебряную рыбку, «кингфишер» взмывает вверх и несется куда-то прочь. 

Все здесь совершенно необычно. Даже баклан (коего наш брат рыболов на дух не переносит: и рыбу, гад, жрет в немереных количествах, и сама птица какая-то… неприятная) и тот не чиновник, а франт. Вместо привычного черного одеяния, вырядился в коричневую манишку с белой окантовкой и пестрый, с радужным отливом, костюм.  Прямо речной павлин какой-то.

Развлекаю местное население, фотографирую все это великолепие. К туристам, обвешанным фотоаппаратурой, здесь давно привыкли, но объективы с полметра длинной и толщиной с водопроводную трубу все-таки экзотика. Не экзотика крокодилы и разные птички, этих сколько хочешь, снимай не хочу.

На берегу несколько лодок. Присматриваюсь к капитанам. Один вроде наш, похож на того мужика, который на фото тарпона с Романом «под мышки» держит.  Они беседуют о чем-то своем, а ты – не подойдешь и не спросишь, кто тут есть кто. По-испански сэр, не гутарит, блин.

Посему, когда час спустя «тот самый мужик» появился возле гостиницы, пожурил себя еще раз за лень и неспособность к изучению иностранной мовы. Знал бы испанские слова, уже, наверное, спиннинг забрасывал. 

Повеселил предварительно Том. Чисто по экспромту получилась у него следующая "шутка юмора". Пристал он к гостиничному персоналу  (благо все они по английцки бегло) с вопросами, как нам найти синьора Бонапарта. Девочки в ресепшн таращат глаза - нету тут такого. Как нету? Да вообще нету. Не живет в деревне Кано Негро никакой синьор Бонапарт, и никогда его здесь не было. Уже даже паника возникла (ехали себе, ехали, и вот, пожалуйста), Сесилии собрались звонить, уточнять, с кем это она разговаривала, как сообразил я поправить Тома, что не Бонапарта надо спрашивать, а Наполеона.

- Синьоре Наполеоне? О да, пожалуйста, - то, что Бонапарт и Наполеон для остальных обитателей планеты как бы одно и то же лицо, они тут "не склеивают". - Синьоре Наполеоне все знают,  уважаемый человек в местной общине. Да вон он идет... Наполеон, но не Бонапарт. Такое тоже бывает...

Наполеон быстро осматривает снаряжение (у Тома из принадлежностей для рыбной ловли только очки) и остается доволен. Позже он  признался: часто у клиентов, заказавших тур полностью отсутствует представление о том, какую рыбу они собираются ловить. Соответственно и эквипмент - количеством поболе, ценой подешевле. Сражаться с тарпоном, имея плохие удочки, бесполезно. И вот, когда все лески оборваны и удилища сломаны, приходится или прекращать рыбалку (и терять, соответственно, часть вознаграждения),  или доставать из загашника свое снаряжение. Оно у Наполеона, кстати, на уровне. И блесен достаточно, и поводков. Потом, когда буду рассказывать на что и как здесь принято ловить тарпона, покажу все подробно. Но, понятное дело, всяко приятнее, когда клиенты используют свое: и ответственности меньше, и убытков в хозяйстве не наблюдается.

Быстро перетаскиваем вещи в лодку, и - в путь. За тарпоном!

Как выглядят местные рыболовные угодья - пейзаж в деталях. Речка, как я уже писал - почти переплюйка, во всяком случае, спиннингом ее можно перебросить без проблем. Берега покрыты разнообразной тропической зеленью. Где трава вдоль обрыва, где стена высоких деревьев, где "обыкновенные" джунгли, где в качестве экзотических деталей полощут корни в воде огромные, толщиной в три обхвата, "дубы-колдуны". И сквозь всю эту растительную вакханалию струится поток мутной, пропитанной глинистой взвесью воды.

Да, камушки на дне тут не поразглядываешь. Жизнь, однако, в этом грязном потоке кипит, и что там только не плавает. Изредка высовывая на поверхность маленькие, напоминающие змеиные головы,  скользят круглые, похожие на разрезанные пополам футбольные мячи, коричневые черепахи.

Качаются на ветках деревьев игуаны. Но особенно многочисленны кайманы. Меня все подмывает спросить у нашего проводника, есть ли здесь настоящие крокодилы, те самые, которые вырастают под пять метров и считаются, наряду с австралийскими морскими, самыми опасными в мире, но пока воздерживаюсь. Не хочу портить себе первые впечатления. Видел я уже этих настоящих крокодилов. В озере Никарагуа, куда впадает Рио Негро, их, кстати, полно.

Кайман (теоретически) считается для человека неопасным, но, судя по рассказам нашего проводника, собачек, поросят и прочую неосторожную живность, осмелившуюся приблизиться к воде, хавает за милую душу. Судя по зубам, которые демонстрируют отдельные представители этой разновидности местной фауны, в вольготных позах отдыхающие на отмелях (чем дальше мы уходим вверх по реке, тем их становится больше), собачки для них не предел, подвернись подходящий случай, скушают и чего-то посущественней. Во всяком случае, купаться в Рио Негро не тянет. И совать руку в воду тоже..

Очень скоро мои первые впечатления о кайманах и их рационе существенно расширятся. Но пока свидание с дикой природой происходит достаточно невинно, разве что время от времени какой-нибудь чересчур впечатлительный кайман, до определенного момента не обращавший внимание на проходящую мимо лодку, вдруг ни с того ни с сего подбегает к обрыву и бросается в воду. Шлепок, туча брызг, и - ...ничего. Никаких следов дальнейшего присутствия. Будто и не рухнула только что в воду 100 килограммовая серая торпеда. Исчез кайман под водой, сомкнулись над ним речные струи, и пропал он бесследно, растворился в пучине. Лишь пузырьки,  булькающие время от времени, подсказывают, что никуда он не делся, а затаился на дне и ждет, когда мы проплывем мимо.

Рыбы в этих непрозрачных водах плещется немерено. Местами река напоминает даже не рыбный суп, а скорее рыбную кашу. Птиц тоже полно, повсеместно попадаются все те же зимородки, бакланы и по отмелям привычные белые цапли.

Вижу, как на плесе всплывает и бьет хвостом какая-то крупная рыба. Судя по всплеску килограмм на 5-7, не меньше.

- Тарпон? - спрашиваю у Наполеона.- Гаспар, - машет он рукой. - Гард фиш. Тарпон дальше - и показывает куда-то за поворот.

Наше с ним общение - тот еще анекдот. По-английски Наполеон говорит плохо, ибо выучил его, чтобы как-то общаться с клиентами. Про свои способности в иностранных языках я уже сказал. Посему, когда надо объясниться, мы дополняем скудные запасы "международных" слов испанским и русским. Получается гремучая смесь, смысл которой даже нам самим понятен только частично.

Том, слушая нас, ржет. В испанском его  Сесилия поднатаскала, так что если надо выяснить что-то важное, он ситуацию худо-бедно  разруливает. Чем дальше мы плывем по реке, тем больше мне здесь все нравится. Начиная с катера. Он хоть и изрядно обшарпан, но скроен удобно. Как раз такой и нужен для рыбной ловли. Корма широкая, нос плоский, бери спиннинг и бросай куда хочешь, хоть вниз по течению, хоть вверх.   В бортах просверлены держатели для удилищ. Есть отсек, куда поступает забортная вода - для наживки. На корме двадцатипятисильная "Ямаха". Да и проводник свое дело, похоже, знает, не выбирает наугад, куда причалить, а везет нас на вполне определенное место, где, хочется надеяться, обитает тот самый тарпон.

Повторюсь еще раз общим местом: как в этой узенькой речушке может поместиться рыба, размером в два метра, у меня в сознании пока не умещается. Но что она здесь есть - несомненно, в этом перестаешь сомневаться, едва взглянув на прищуренный, сосредоточенно рыскающий от берега к берегу взгляд нашего капитана. - Вот тут я утром видел 4 тарпонов, - показывает он на глинистый обрыв, под которым крутится мутный водоворот с шапкой белой пены. - Они охотились на мелкую рыбу. Но сейчас, после обеда они, скорее всего, ушли в другое место.

Сказав это, он тут же сворачивает к прибрежным кустам. Там, привязанная кормой к коряге, качается на волнах маленькая лодчонка. В ней двое местных, склонившись над водой, ловят "на дрюкалку" (коротенькие палки с привязанным к ним леской, грузилом и крючком) какую-то рыбку.

- Райнбоу басс, - объясняет Наполеон свои действия. - Лайв бейт. Наживка.

Райнбоу басс оказался пятнистой, коричневой рыбешкой грамм примерно на пятьдесят-сто. За тысячу колоний (примерно два американских доллара) рыболовы достают из сетки и переправляют в наш садок несколько рыбок.

Вот это правильно. Ситуация чем дальше, тем нравится мне больше и больше. Ибо в других обстоятельствах и на другой реке, ловя опять же совсем иную рыбу, я сам бы действовал точно так же.

Позволю себе еще одно отступление. Опережая события, все-таки замечу - из всех пойманных или виденных когда-либо рыб (а их было, и самых разных), тарпон по всем обстоятельствам своего поведения  напоминает другого короля серьезного речного "фишинга" - сибирского тайменя.

Не секрет, что у любого рыболова, когда он слышит слово "таймень" замирает сердце. Увы, я исключение. Как-то так сложилось, что с этим обитателем речных глубин я знаком почти с раннего детства. Первого тайменя я поймал то ли в пятом, то ли в шестом классе, еще до того, как научился ловить на поплавочную удочку хариусов. Произошло это на горной речке Терсу, в горной Шории (Кузбасс, Кемеровская область). Научил меня этой рыбалке отец, за что я ему всегда был искренне благодарен.

Пойман этот первый таймень был, естественно, на живца. То ли пескариками, то ли бычками-подкаменщиками мы его тогда соблазнили. До сих пор, кстати, считаю пескаря самой лучшей наживкой на любую хищную рыбу, живущую в холодной проточной воде. Боек, живуч и на крючке хорошо держится - губа, даром что усатая, из сплошных хрящей состоит.

Впоследствии, в период многочисленных путешествий по Сихотэ-Алиню и прочей горно-таежной местности я тайменей ловил постоянно, но в основном на спиннинг. Это, конечно, гораздо азартнее, чем тащить его "вглухую". Ведь, идя сплавом по реке, ты не рассчитываешь свою снасть исключительно на тайменя. В основном попадается  ленок весом 2-3 кг, соответственно, и удилище с катушкой легкого, максимум среднего класса, иначе, сделав сотню забросов, отмашешь начисто руку. То есть спиннинг выбираешь, конечно, надежный, но не "танк". И, когда на 9-сантиметровую блесенку (вы уже догадались, какой фирмы? Как там говорил отец мирового автомобилестроения Генри Форд, автомобиль может быть любого цвета, при условии, что он черный) вешается вдруг двадцатикилограммовое бревно... 

Тут, конечно, сразу песня и самые разные фантазии, адреналин из всех пор организма хлещет. Руки трясутся, губы прыгают, ор на всю речку и так далее. Но при всем при том, поимка собственно тайменя для меня никогда особой проблемы не представляла. Однако, знаю множество людей, которым эту рыбу не удавалась зацепить ни разу. Ни при каких обстоятельствах. Хоть и старались изо всех сил - бороздили блеснами речку, заплывали или залетали черт знает куда, короче, делали все, лишь бы осуществить мечту. Вот приспичило им поймать именно тайменя. Только и исключительно его. Ленки и прочие хариусы не интересуют в принципе!

Приезжал ко мне на Бикин даже чемпион США по флай фишингу (кстати - мармон. Это не национальность, а вероисповедование. Чай и кофе - ни-ни, "тяжелые" напитки вообще не предлагать. Зато толерантен, за употребление в своем присутствии никого не осуждал). Опытный оказался дядька, хариусов таскал на сухую муху загляденье. С ленками у него, правда, осечка вышла (тут мы им Бурю в пустыне вернули с процентами), а с тайменем (который, собственно, и являлся целью поездки) и вообще получился полный облом. Не обращал он внимания на его перышки совершенно.  А раппалки при этом хватал за милую душу. Но так как настоящий рыболов ловит только на "флай" и скорее руку себе отрежет, чем спиннинг в нее возьмет (это он мне такое заявление толкнул) - заполучить заветный трофей иноземному чемпиону так и не удалось...

Не мой, конечно, случай, но в практике такие ситуации встречаются довольно часто. Потому и считается, что таймень рыба очень сложная, для поимки невероятно трудная. И, если ты хоть раз в жизни его из воды вытаскивал, значит тебе сказочно повезло.

У меня таких "повезло" накопилось далеко за сотню, и теперь я тайменей не ловлю. Нарыбачился, хватит. Не хочу больше охотиться на эту рыбу. Но, если он мне зачем-то нужен (например, сфотографировать), всегда поймаю. Последнего, к примеру, только за этим и вытащил. Вот, посмотрите что получилось.

В качестве предложения. Я тут расхвастался, но в общий смысл данного повествования ловля тайменя как-то не лезет. Вопрос к читателям: если интересно, я могу просто отдельной главой свои впечатления про эту рыбалку вывесить (да и фотографий соответствующих подкинуть, их у меня есть).  Ну, то есть я добавлю без проблем, только мне надо знать ваше мнение на этот счет.

И, чтобы уйти от этой "посторонней" темы (которая, на самом деле, с рыбалкой на тарпона очень даже тесно соприкасается) добавлю, что если уж совсем сильно хочется изловить тайменя, то сделать это проще всего на живца. И, когда мистер Наполеон, следуя к месту ловли, первым делом запасся живенькими такими райнбоу бассами, у меня появилось твердое ощущение, что без трофеев мы с этой речки точно не уедем.

Прошу прощения за задержку с выпуском очередных «заметок». Пестрая все-таки штука жизнь. Вспоминал о Севере, пытался передать словами, как вибрирует под порывами ветра палатка и клочья тумана ползут из-за перевала, застилая непроницаемой пеленой все вокруг, а рассказ, между тем, про тропики, про экзотическую рыбалку на удивительную рыбу тарпона. И вот - устроил себе приключение, уехал на неделю в Гонконг. Пишу сейчас эти строчки, наблюдая с 15 этажа гостиницы Чайна-Таун. Никакой дикой природы поблизости нет, воробьи и те в диковинку. Рыба исключительно в аквариумах, снулая и обреченная, или разделанная, разрезанная вдоль и поперек, подготовленная для жарки и парки по хитрым китайским рецептам.Повсюду небоскребы, небоскребы, а я маленький такой (sorry за цитаты из Вилли Токарева). Напротив моего номера, на крыше высотного здания типа домик, построенный из каких-то строительных отходов. Прикольно жизнь устроена у китайцев: внизу народ, озабоченный глобальными предметами носится, а тут белье на веревочках болтается, корыто стоит, хорошо хоть куры не бегают.С утра наблюдал за пожилым китайцем: сидел в позе лотоса у края крыши и через ограждение смотрел на эти каменные джунгли. Типа медитирует. Торгует, наверное, с рассвета до заката в лавке сушеными лягушачьими лапками, делает свой маленький бизнес, раз в неделю посидит вот так пару часов - и счастлив. И вдруг, что за наваждение, я прочитал на расстоянии, о чем думает сейчас этот китаец: «Эх, бросить бы всю эту хрень к чертовой матери, да на рыбалку…».Однако, кажется, уже свое, не китайское. Удивительная все-таки вещь рыбалка. Вот прервал ты обыденное течение бытия, поменял процесс, и вместо того, чтобы калькулировать себестоимость продукта или просчитывать финансовые риски взял в руки спиннинг... Или донку, к примеру, забросил - с хорошим жирным выползком, да на самый слив. Муху искусственную выбрал подходящую и полез в воду махать удилищем, хариусов со струи выманивать. Простые упражнения, а стоит их воспроизвести, и жизнь волшебным образом меняется. Был ты в одном состоянии, и вдруг - вышел из прежнего бытия и переместился в какое-то совсем иное пространство. Где абсолютно счастлив. Просто так, без всяких внешних причин. И не обязательно поймать выдающийся трофей (хотя этого, естественно, хочется).  Это ощущение запоминается, и потом, когда дела и некогда, хочется иногда остановить мгновение и (хотя бы на секунду) вернуться туда, где тебе так хорошо. Туда, где твой праздник всегда с тобой.Чтобы вот так хариуса снять, когда он за мушкой прыгает, сильно надо постараться. Для тех, кто понимает - выдержка 1/500...Ладно. Извините, отвлекся. Мы в Коста-Рике и едем ловить тарпона. Подходящая снасть имеется, а как ловить разберемся на месте. Как приговаривал батька Махно, отправляясь в очередной набег: "С нами Бог, и тыща пулеметов!..". Вместо пулеметов, правда, блесны, и их явно недостаточно. Но, хочется надеяться, есть среди них одна, та самая, что понравится рыбе, зацепить которую мечтает каждый рыболов.Загрузив в "Прадо" багаж (тут главное - хлопая дверью, не прищемить вершинку удилища. Снастей, угробленных таким образом, гораздо больше, чем сломанных рыбами), мы отправляемся в путь.  "Гуанакаста - Тойота кантри" висят щиты вдоль дороги. Чистая правда: чтобы поменять масло в своем "Фольксваген Туарег" мой сосед ездит аж в Сан-Хосе, за 400 километров. Только в столице доступен этот несложный сервис. Мне же до станции техобслуживания ехать максимум час...За окном мелькают выжженные солнцем холмы и поля с зарослями сахарного тростника. Если есть любители ядовитых змей - им сюда. Никарагуанцы,  что за 2 доллара в час машут мачете, заготавливая этот тростник, гибнут от их укусов регулярно.Лениво помахивая хвостами, бродят коровы. Они тут совсем не похожи на привычных нам буренок и напоминают скорее буйволов. У быков выпирает на спине горб, да такой, что издали кажется, будто на животное напялили рюкзак. Как-то я поинтересовался у местных жителей, зачем нужен этот странный вырост? На меня посмотрели удивленно: быки (не все, конечно, а самые лучшие) на различных фиестах - народных празднествах (кои случаются здесь едва ли не чаще, чем в России всякие вновь изобретенные первопрестольные) участвуют в "булл файтингах", то бишь местной корриде. Горб необходим для того, чтобы пикадоры втыкали в него свои бандерильи - остренькие такие дротики, с помощью которых бедное животное доводят до состояния необузданной ярости.Испания, короче. Даю историческую справку: индейцев, коренных жителей Центральной Америки здесь практически нет (только не подумайте, что их тут истребили злые колонизаторы, их изначально было не густо). Население в основном состоит из испанских крестьян, прибывших сюда "за счастьем" (Коста-Рика по-испански и значит - счастливый берег). Отсутствие авантюрных черт характера (всякие конкистадоры здесь не задерживались, а устремлялись в поисках Эльдорадо в Перу и Эквадор, где благополучно и сгинули) сформировало уклад жизни: с 1826 года не случилось на этой земле ни одной революции. Народ ведет себя расслабленно, и по поводу отсутствия "Мерседесов" и вилл сильно не заморачивается. Психология костариканца прекрасно передана в анекдоте (хотя подозреваю, что сочинитель этого анекдота о существовании такой страны, как Коста-Рика даже не подозревал). "Приехал миллионер на берег моря отдохнуть. Видит, на берегу мужик сидит, сигару курит, на солнце жмурится.-Чем занимаешься? - спрашивает у него миллионер. -Не видишь, что ли? - удивляется мужик. -Рыбу ловлю. - И сколько поймал? - На ужин хватит. - А ты лучше не сиди, а пойди в банк, возьми кредит и купи лодку. - Зачем? - Выйдешь в море, поймаешь много рыбы. Продашь, купишь еще одну лодку. Потом еще. Через десять лет станешь богатым. Будешь сидеть на берегу и курить сигару. - А я чем занимаюсь? И шел бы ты, куда подальше со своими советами..."Может, конечно, и утрирую, но... как здесь вести бизнес не представляю. Вечная "маньяна" (буквально - завтра, а по сути - после дождичка в четверг), никто никуда без особой необходимости не торопится. Живут себе в свое удовольствие и все поголовно улыбаются. Ментально, как я уже упоминал, нам близки, да и проблемы схожи: изрядный процент мужского населения страдает от алкоголизма. Овощей и фруктов (да и сахарного тростника, зря они его что ли так остервенело рубят?) - гнать не перегнать, конечный продукт всякой химией не буторят (за сие ручаюсь, лично тестировал: ром четыре доллара за литровую бутыль - вонюч и на вкус не слишком сладок, но изжога после него не мучает) - почему бы и не пить?Руководствуясь указаниями карты, сворачиваем на какую-то местную дорогу, что, петляя, убегает в сторону гор, к границе с Никарагуа. Где-то уже совсем близко находится национальный парк "Кано Негро" и течет река Рио Фрио, в которой обитает замечательная рыба тарпон. Пока все складывается удачно. День в разгаре. По обочинам то и дело попадаются велосипедисты. Они да и, пожалуй, коровы - самый опасный на местных роудах компонент дорожного движения. Про коров - понятно, они если и готовы кому-то уступить, то только быку, а велосипедисты - так сказать национальная особенность. Ездят они тут, как в голову взбредет, но при этом все поголовно мачо. Обогнать какую-нибудь тетю, которая, отклячив слоновью задницу, рулит с утра пораньше по своим делам - та еще проблема. Посигналишь, а она или вовсе тебя проигнорирует, или начнет вилять, норовя свернуть прямо под колеса. В зависимости от ситуации, приходится или резко тормозить, или вылетать на встречную полосу. Хотя после России нас ничем не испугать. Пережили мы войну и блокаду, а уж изобилие и тем более как-нибудь перетерпим. Местность меняется, пейзаж за окном явно зеленеет. На побережье все желто, а тут - покрытые розовыми цветочками деревья, изумрудные лужайки, окаймленные колосящейся травой. Не зря этот район обозначен на карте как Wet Land - мокрые земли. Вот мы и доехали. Гостиница вроде пристойная, чисто и, хочется надеяться, безопасно, хоть и без особых изысков. Сервис в деревенском стиле. Бар - деревянная стойка с иконостасом различных бутылок, ресторан напоминает общественную столовую в профсоюзном санатории средней руки. Домики: стол-кровать-кондишка. Искушение комфортом тут не грозит, но жить можно.  Экзотический колорит также присутствует – в душе по стенам ползают огромные черные многоножки. Ничего не поделаешь, джунгли.Проводник ждет нас к двум часам. Мы прибыли раньше. Чтобы скоротать время, решаем провести регонсценировку местности.Поражает изобилие птиц. Белые цапли важно вышагивают вдоль берега, далеко обходя затаившихся на отмели крокодилов.Черные, голенастые "сороки" с красными лапами суетятся в прибрежной траве, изредка с пронзительными криками перелетая с места на место.Около мостков, среди лепешек коровьего навоза, изваянием застыл серый, с хохолком на голове изящный журавлик – будто тушью нарисованная картинка из какой-нибудь японской гравюры. Огромный, размером с галку, зимородок, свесив голову, внимательно наблюдает за тем, что происходит в воде. И вот - внезапно срывается вниз и почти отвесно падает. Секунда – и, зажав в клюве трепещущуюся серебряную рыбку, «кингфишер» взмывает вверх и несется куда-то прочь. Все здесь совершенно необычно. Даже баклан (коего наш брат рыболов на дух не переносит: и рыбу, гад, жрет в немереных количествах, и сама птица какая-то… неприятная) и тот не чиновник, а франт. Вместо привычного черного одеяния, вырядился в коричневую манишку с белой окантовкой и пестрый, с радужным отливом, костюм. Прямо речной павлин какой-то.Развлекаю местное население, фотографирую все это великолепие. К туристам, обвешанным фотоаппаратурой, здесь давно привыкли, но объективы с полметра длинной и толщиной с водопроводную трубу все-таки экзотика. Не экзотика крокодилы и разные птички, этих сколько хочешь, снимай не хочу.На берегу несколько лодок. Присматриваюсь к капитанам. Один вроде наш, похож на того мужика, который на фото тарпона с Романом «под мышки» держит.  Они беседуют о чем-то своем, а ты – не подойдешь и не спросишь, кто тут есть кто. По-испански сэр, не гутарит, блин.Посему, когда час спустя «тот самый мужик» появился возле гостиницы, пожурил себя еще раз за лень и неспособность к изучению иностранной мовы. Знал бы испанские слова, уже, наверное, спиннинг забрасывал. Повеселил предварительно Том. Чисто по экспромту получилась у него следующая "шутка юмора". Пристал он к гостиничному персоналу  (благо все они по английцки бегло) с вопросами, как нам найти синьора Бонапарта. Девочки в ресепшн таращат глаза - нету тут такого. Как нету? Да вообще нету. Не живет в деревне Кано Негро никакой синьор Бонапарт, и никогда его здесь не было. Уже даже паника возникла (ехали себе, ехали, и вот, пожалуйста), Сесилии собрались звонить, уточнять, с кем это она разговаривала, как сообразил я поправить Тома, что не Бонапарта надо спрашивать, а Наполеона.- Синьоре Наполеоне? О да, пожалуйста, - то, что Бонапарт и Наполеон для остальных обитателей планеты как бы одно и то же лицо, они тут "не склеивают". - Синьоре Наполеоне все знают,  уважаемый человек в местной общине. Да вон он идет... Наполеон, но не Бонапарт. Такое тоже бывает...Наполеон быстро осматривает снаряжение (у Тома из принадлежностей для рыбной ловли только очки) и остается доволен. Позже он  признался: часто у клиентов, заказавших тур полностью отсутствует представление о том, какую рыбу они собираются ловить. Соответственно и эквипмент - количеством поболе, ценой подешевле. Сражаться с тарпоном, имея плохие удочки, бесполезно. И вот, когда все лески оборваны и удилища сломаны, приходится или прекращать рыбалку (и терять, соответственно, часть вознаграждения),  или доставать из загашника свое снаряжение. Оно у Наполеона, кстати, на уровне. И блесен достаточно, и поводков. Потом, когда буду рассказывать на что и как здесь принято ловить тарпона, покажу все подробно. Но, понятное дело, всяко приятнее, когда клиенты используют свое: и ответственности меньше, и убытков в хозяйстве не наблюдается.Быстро перетаскиваем вещи в лодку, и - в путь. За тарпоном!Как выглядят местные рыболовные угодья - пейзаж в деталях. Речка, как я уже писал - почти переплюйка, во всяком случае, спиннингом ее можно перебросить без проблем. Берега покрыты разнообразной тропической зеленью. Где трава вдоль обрыва, где стена высоких деревьев, где "обыкновенные" джунгли, где в качестве экзотических деталей полощут корни в воде огромные, толщиной в три обхвата, "дубы-колдуны". И сквозь всю эту растительную вакханалию струится поток мутной, пропитанной глинистой взвесью воды.Да, камушки на дне тут не поразглядываешь. Жизнь, однако, в этом грязном потоке кипит, и что там только не плавает. Изредка высовывая на поверхность маленькие, напоминающие змеиные головы,  скользят круглые, похожие на разрезанные пополам футбольные мячи, коричневые черепахи.Качаются на ветках деревьев игуаны. Но особенно многочисленны кайманы. Меня все подмывает спросить у нашего проводника, есть ли здесь настоящие крокодилы, те самые, которые вырастают под пять метров и считаются, наряду с австралийскими морскими, самыми опасными в мире, но пока воздерживаюсь. Не хочу портить себе первые впечатления. Видел я уже этих настоящих крокодилов. В озере Никарагуа, куда впадает Рио Негро, их, кстати, полно.Кайман (теоретически) считается для человека неопасным, но, судя по рассказам нашего проводника, собачек, поросят и прочую неосторожную живность, осмелившуюся приблизиться к воде, хавает за милую душу. Судя по зубам, которые демонстрируют отдельные представители этой разновидности местной фауны, в вольготных позах отдыхающие на отмелях (чем дальше мы уходим вверх по реке, тем их становится больше), собачки для них не предел, подвернись подходящий случай, скушают и чего-то посущественней. Во всяком случае, купаться в Рио Негро не тянет. И совать руку в воду тоже..Очень скоро мои первые впечатления о кайманах и их рационе существенно расширятся. Но пока свидание с дикой природой происходит достаточно невинно, разве что время от времени какой-нибудь чересчур впечатлительный кайман, до определенного момента не обращавший внимание на проходящую мимо лодку, вдруг ни с того ни с сего подбегает к обрыву и бросается в воду. Шлепок, туча брызг, и - ...ничего. Никаких следов дальнейшего присутствия. Будто и не рухнула только что в воду 100 килограммовая серая торпеда. Исчез кайман под водой, сомкнулись над ним речные струи, и пропал он бесследно, растворился в пучине. Лишь пузырьки,  булькающие время от времени, подсказывают, что никуда он не делся, а затаился на дне и ждет, когда мы проплывем мимо.Рыбы в этих непрозрачных водах плещется немерено. Местами река напоминает даже не рыбный суп, а скорее рыбную кашу. Птиц тоже полно, повсеместно попадаются все те же зимородки, бакланы и по отмелям привычные белые цапли.Вижу, как на плесе всплывает и бьет хвостом какая-то крупная рыба. Судя по всплеску килограмм на 5-7, не меньше.- Тарпон? - спрашиваю у Наполеона.- Гаспар, - машет он рукой. - Гард фиш. Тарпон дальше - и показывает куда-то за поворот.Наше с ним общение - тот еще анекдот. По-английски Наполеон говорит плохо, ибо выучил его, чтобы как-то общаться с клиентами. Про свои способности в иностранных языках я уже сказал. Посему, когда надо объясниться, мы дополняем скудные запасы "международных" слов испанским и русским. Получается гремучая смесь, смысл которой даже нам самим понятен только частично.Том, слушая нас, ржет. В испанском его  Сесилия поднатаскала, так что если надо выяснить что-то важное, он ситуацию худо-бедно  разруливает. Чем дальше мы плывем по реке, тем больше мне здесь все нравится. Начиная с катера. Он хоть и изрядно обшарпан, но скроен удобно. Как раз такой и нужен для рыбной ловли. Корма широкая, нос плоский, бери спиннинг и бросай куда хочешь, хоть вниз по течению, хоть вверх.   В бортах просверлены держатели для удилищ. Есть отсек, куда поступает забортная вода - для наживки. На корме двадцатипятисильная "Ямаха". Да и проводник свое дело, похоже, знает, не выбирает наугад, куда причалить, а везет нас на вполне определенное место, где, хочется надеяться, обитает тот самый тарпон.Повторюсь еще раз общим местом: как в этой узенькой речушке может поместиться рыба, размером в два метра, у меня в сознании пока не умещается. Но что она здесь есть - несомненно, в этом перестаешь сомневаться, едва взглянув на прищуренный, сосредоточенно рыскающий от берега к берегу взгляд нашего капитана. - Вот тут я утром видел 4 тарпонов, - показывает он на глинистый обрыв, под которым крутится мутный водоворот с шапкой белой пены. - Они охотились на мелкую рыбу. Но сейчас, после обеда они, скорее всего, ушли в другое место.Сказав это, он тут же сворачивает к прибрежным кустам. Там, привязанная кормой к коряге, качается на волнах маленькая лодчонка. В ней двое местных, склонившись над водой, ловят "на дрюкалку" (коротенькие палки с привязанным к ним леской, грузилом и крючком) какую-то рыбку.- Райнбоу басс, - объясняет Наполеон свои действия. - Лайв бейт. Наживка.Райнбоу басс оказался пятнистой, коричневой рыбешкой грамм примерно на пятьдесят-сто. За тысячу колоний (примерно два американских доллара) рыболовы достают из сетки и переправляют в наш садок несколько рыбок.Вот это правильно. Ситуация чем дальше, тем нравится мне больше и больше. Ибо в других обстоятельствах и на другой реке, ловя опять же совсем иную рыбу, я сам бы действовал точно так же.Позволю себе еще одно отступление. Опережая события, все-таки замечу - из всех пойманных или виденных когда-либо рыб (а их было, и самых разных), тарпон по всем обстоятельствам своего поведения  напоминает другого короля серьезного речного "фишинга" - сибирского тайменя.Не секрет, что у любого рыболова, когда он слышит слово "таймень" замирает сердце. Увы, я исключение. Как-то так сложилось, что с этим обитателем речных глубин я знаком почти с раннего детства. Первого тайменя я поймал то ли в пятом, то ли в шестом классе, еще до того, как научился ловить на поплавочную удочку хариусов. Произошло это на горной речке Терсу, в горной Шории (Кузбасс, Кемеровская область). Научил меня этой рыбалке отец, за что я ему всегда был искренне благодарен.Пойман этот первый таймень был, естественно, на живца. То ли пескариками, то ли бычками-подкаменщиками мы его тогда соблазнили. До сих пор, кстати, считаю пескаря самой лучшей наживкой на любую хищную рыбу, живущую в холодной проточной воде. Боек, живуч и на крючке хорошо держится - губа, даром что усатая, из сплошных хрящей состоит.Впоследствии, в период многочисленных путешествий по Сихотэ-Алиню и прочей горно-таежной местности я тайменей ловил постоянно, но в основном на спиннинг. Это, конечно, гораздо азартнее, чем тащить его "вглухую". Ведь, идя сплавом по реке, ты не рассчитываешь свою снасть исключительно на тайменя. В основном попадается  ленок весом 2-3 кг, соответственно, и удилище с катушкой легкого, максимум среднего класса, иначе, сделав сотню забросов, отмашешь начисто руку. То есть спиннинг выбираешь, конечно, надежный, но не "танк". И, когда на 9-сантиметровую блесенку (вы уже догадались, какой фирмы? Как там говорил отец мирового автомобилестроения Генри Форд, автомобиль может быть любого цвета, при условии, что он черный) вешается вдруг двадцатикилограммовое бревно... Тут, конечно, сразу песня и самые разные фантазии, адреналин из всех пор организма хлещет. Руки трясутся, губы прыгают, ор на всю речку и так далее. Но при всем при том, поимка собственно тайменя для меня никогда особой проблемы не представляла. Однако, знаю множество людей, которым эту рыбу не удавалась зацепить ни разу. Ни при каких обстоятельствах. Хоть и старались изо всех сил - бороздили блеснами речку, заплывали или залетали черт знает куда, короче, делали все, лишь бы осуществить мечту. Вот приспичило им поймать именно тайменя. Только и исключительно его. Ленки и прочие хариусы не интересуют в принципе!Приезжал ко мне на Бикин даже чемпион США по флай фишингу (кстати - мармон. Это не национальность, а вероисповедование. Чай и кофе - ни-ни, "тяжелые" напитки вообще не предлагать. Зато толерантен, за употребление в своем присутствии никого не осуждал). Опытный оказался дядька, хариусов таскал на сухую муху загляденье. С ленками у него, правда, осечка вышла (тут мы им Бурю в пустыне вернули с процентами), а с тайменем (который, собственно, и являлся целью поездки) и вообще получился полный облом. Не обращал он внимания на его перышки совершенно.  А раппалки при этом хватал за милую душу. Но так как настоящий рыболов ловит только на "флай" и скорее руку себе отрежет, чем спиннинг в нее возьмет (это он мне такое заявление толкнул) - заполучить заветный трофей иноземному чемпиону так и не удалось...Не мой, конечно, случай, но в практике такие ситуации встречаются довольно часто. Потому и считается, что таймень рыба очень сложная, для поимки невероятно трудная. И, если ты хоть раз в жизни его из воды вытаскивал, значит тебе сказочно повезло.У меня таких "повезло" накопилось далеко за сотню, и теперь я тайменей не ловлю. Нарыбачился, хватит. Не хочу больше охотиться на эту рыбу. Но, если он мне зачем-то нужен (например, сфотографировать), всегда поймаю. Последнего, к примеру, только за этим и вытащил. Вот, посмотрите что получилось.В качестве предложения. Я тут расхвастался, но в общий смысл данного повествования ловля тайменя как-то не лезет. Вопрос к читателям: если интересно, я могу просто отдельной главой свои впечатления про эту рыбалку вывесить (да и фотографий соответствующих подкинуть, их у меня есть).  Ну, то есть я добавлю без проблем, только мне надо знать ваше мнение на этот счет.И, чтобы уйти от этой "посторонней" темы (которая, на самом деле, с рыбалкой на тарпона очень даже тесно соприкасается) добавлю, что если уж совсем сильно хочется изловить тайменя, то сделать это проще всего на живца. И, когда мистер Наполеон, следуя к месту ловли, первым делом запасся живенькими такими райнбоу бассами, у меня появилось твердое ощущение, что без трофеев мы с этой речки точно не уедем.

Все новости
Другие материалы рубрики "Интервью"
10811009-861851.jpg

Трагедия, изменившая и объединившая мир

1 декабря в прокат выйдет фильм-катастрофа Сарика Андерсяна «Землетрясение»

tkra.JPG

Монтаж главной новогодней ёлки начался во Владивостоке

28-метровая конструкция, украшенная шарами и гирляндами, предстанет во всей красе уже к середине декабря

cb4a2dfd503b54dc7a90e90186ab4a39.jpg

"Наши двери всегда открыты для талантливых специалистов", - Coca-Cola HBC Россия

HR-специалист компании рассказала ИА Приморье24 о ситуации на приморском рынке труда