Общественные контроллёры заявили о пытках подследственных

Члены общественной наблюдательной комиссии Приморского края посетили в СИЗО Владивостока подследственного Михаила Сергеева, который угрожает вскрыть себе вены, если его еще раз подвергнут пыткам на Карбышева

IMG-20160729-WA0042.jpg

Владивосток, ИА Приморье24. Во вторник, 26 июля 2016, члены Общественной наблюдательной комиссии Приморского края посетили в СИЗО Владивостока подследственного Сергеева, который угрожает вскрыть себе вены, если его еще раз подвергнут пыткам на Карбышева.  Мы обратились к члену ОНК ПК - Артёму Трембовлеву с просьбой прокомментировать данную ситуацию.

- Артём, на этой неделе в Приморском крае суд присяжных оправдал так называемых «Приморских партизан», громкое дело которых началось еще 6 лет назад. «Партизаны»  были одними из первых, кто заявил о недопустимых методах дознаниях, а, проще говоря, о пытках, в отделении  полиции, бывшем ОРЧ-4 на ул. Карбышева, во Владивостоке. После них о пытках с целью «явки с повинной» заявляли и известные адвокаты Приморского края, и депутаты Госдумы, а после дела Виктора Коэна и ребят из поселка Восток, о  преступлениях этого отдела полиции узнала и вся страна. Прокатилась волна акций протеста, митингов, вышел ряд  публикаций в СМИ, несколько телевизионных передач на Первом канале. Вам, как к члену Общественной наблюдательной комиссии по контролю за соблюдением прав подследственных и заключенных в Приморском крае, насколько нам известно, многократно обращались с жалобами на «пыточный отдел» на Карбышева. Как меняется ситуация, есть ли какая-то новая информация по этому вопросу?

- Да, обращаются постоянно, разные люди, из разных социальных ниш, практически все рассказывают о пытках, а некоторые еще и о мошеннических действиях.

-То есть не только пытают с целью получить «явку с повинной», но и вымогают деньги?

- Да, много таких обращений, людям, по их словам, приходится продавать квартиры, машины, чтобы откупиться, либо имущество отбирают у уже арестованных, зная, что сидеть им долго, а заступаться за их имущество на свободе некому. Родители-пенсионеры, удаленные районы края, низкий уровень социальной активности, незнание своих прав и законов - все это создает идеальную почву для незаконных действий сотрудников  данного отделения полиции.

- Вы говорите о разных социальных группах, а что говорят другие сотрудники полиции, ведь тень же ложится на всю полицию в целом, как им работается  с такими коллегами?

- К нам обращались даже бывшие сотрудники данного отдела, и они только подтверждают слова других осужденных или подследственных. Сами рассказывают, как происходят пытки и выбивание признательных показаний. Говорят, нет таких, кто прошел через их пытки и не признался в чем угодно, вопрос времени и болевого порога. Человеку не свойственно терпеть боль долго, после месяца пыток ломаются даже самые стойкие, и берут на себя и те преступления, которые не совершали.

- Пытки продолжаются и сегодня?

- Да, буквально на этой неделе, по жалобе  подследственного Сергеева, мы посетили СИЗО Владивостока,  где он также рассказал о своей непричастности к уголовному преступлению, признаться в котором его под пытками заставляют сотрудники так называемого ОРЧ-4. Во время нашего визита он заявил, что если его еще раз отвезут на Карбышева,  то  он просто вскроет себе вены в СИЗО, но не поедет больше в этот ад, где он остается один на один с ними. Мы отправили отчёт в прокуратуру.

- И фигурируют все те же фамилии сотрудников правоохранительных органов?

- Да, все те же, в наших видеоматериалах заключенные сами называют эти фамилии.

- На этой неделе  на улицах Владивостока был проведен социологический  опрос среди жителей  с целью выяснить их отношение к делу Виктора Коэна и о пытках на этапе дознания в отделе полиции на Карбышева и большинство опрошенных подтвердили, что о пытках знают, но считают, что лично их это не касается. Как по-вашему, это их не касается?

- Это может коснуться каждого. Более того, это касается всех просто потому, что это происходит в нашем с вами регионе, на территории правового государства. Сегодня нам показывают, что даже среди высших чинов следственного комитета, таможни, среди губернаторов и мэров городов есть воры, преступники. Еще вчера это был, к примеру, губернатор Кировской области, а сегодня мы узнаем, что он брал многомилиионные взятки. Или мы узнаем про обыски в следственном комитете, а ведь мы считаем это государственными правоохранительными институтами, также как и полицию хотим считать борцами с преступностью, а не преступниками в погонах.

Мы не понимаем, почему пресс-служба краевого УВД или Краевой прокуратуры до сих пор не прокомментировала все эти многочисленные жалобы, абсолютно незнакомых между собой людей, адвокатов, сотрудников Общественной палаты, журналистов, почему им проще делать вид, что ничего не происходит?  Мы практически каждый месяц сталкиваемся с жалобами, мы видим этих людей сами, они уже осуждены, или они еще под следствием, или полностью оправданы, и не боятся говорить о том, что их пытали, что заставляли под пытками признаваться в том, чего они не совершали. Угрожали их семьям, угрожают даже сотрудникам нашей пресс-службы, это же просто нонсенс!

Нас вынуждают снова обращаться на телевидении, в Общественную палату,  они вынуждают людей выходить на митинги, организовывать акции протеста, - а ведь всё это не способствует укреплению институтов государственной власти! 

Примечание:

Сразу же после получения текста интервью, мы связались с пресс-службой Следственного Комитета. Нам тут же прокомментировали громкие заявления ОНК.

Аврора Римская, старший помощник руководителя СУ СК РФ по ПК

Таких заявлений у нас было всегда много. Взять даже для примера известную кировскую банду. От них было очень много заявлений. По каждой жалобе проводится доследственная проверка и по результатам уже принимается решение. Нужно рассматривать конкретно каждый случай. Если кто-то из сотрудников правоохранительных органов действительно применил насилие, то мы возбуждаем уголовные дела и об этом сообщаем общественности. Но, как правило, это такой способ защиты подследственного. Он сначала признается в содеянном, расскажет всё как было, а потом идет на попятную, пытается вернуть слова обратно, говорят, что их заставили под пытками. А как слова свои вернешь? Если помимо его слов есть другие веские доказательства вины.

Другие материалы рубрики "Интервью"
58657350.jpg

Замдиректора «Луч-Энергии» подвел итоги первой части первенства ФНЛ

В зимний период, по словам специалиста, команду ждут традиционные сборы

10811009-861851.jpg

Трагедия, изменившая и объединившая мир

1 декабря в прокат выйдет фильм-катастрофа Сарика Андерсяна «Землетрясение»

tkra.JPG

Монтаж главной новогодней ёлки начался во Владивостоке

28-метровая конструкция, украшенная шарами и гирляндами, предстанет во всей красе уже к середине декабря