Тигриную натуру писал впервые!

Уникальные панно – иллюстрации на тему древней легенды о возникновении Владивостока. Согласно ей, тигры – первое, что увидели первооткрыватели этих земель, когда вошли в бухту Золотой Рог.

1443417378_img_0068.jpg

Владивосток, ИА Приморье24. О том, как создавались тигриные панно в Приморском театре оперы и балета, о любви к редким кошкам, искусстве граффити и впечатлениях о Приморье рассказал автор работ, художник-монументалист Егор Кошелев.

– Егор, с чего начался ваш «тигриный роман»?

– До этой задачи мне не приходилось работать с этим образом, тигриную натуру писал впервые. Перед тем, как начать работать над эскизами, я специально приезжал в Приморье, изучал культурно-природный контекст, местную мифологию, наблюдал за этими представителями семейства кошачих.

– В своих работах вы используете сложнейшую технику лессировок – послойной живописи – секрет древних мастеров. Сложный, трудоемкий и редкий сегодня прием.

– Только благодаря ей удается добиться такого сложного красочного теста. Сила этой техники в последовательном нанесении слоев, одного за другим. Именно полупрозрачные слои создают сложное ощущение объема. Иногда для того, чтобы добиться конечного результата, необходимо нанести до 30 слоев!

– Общая площадь двух панно – 30 тысяч квадратов. Сколько материалов ушло на такую объемную работу?

– Около 35 литров краски. Мы остановили свой выбор на акриле, акриловые краски соответствуют задаче – картины расположены в фойе театра оперы и балета и должны хорошо просматриваться со всех сторон. Масло дает глянцевый эффект, бликование затрудняло бы восприятие. Что касается холстов, мы не смогли найти готовые полотна такого размера, поэтому натягивали вручную.

– Сложно ли работать с таким объемом?

– Меня, как художника-монументалиста, всегда влекло к крупным формам. Такой размер и объем работ – обычная для бывшего граффитиста задача. Я считаю, что граффити – это полезная профессиональная школа. Она дает ощущение пространства и масштаб, хороший глазомер и демократичность, кроме того, это настройка на зрителя.

– Вы начинали с граффити, при этом получили серьезное образование, и это смешение «уличного» и академического стилей – неподражаемый почерк. Как повлиял опыт граффити на ваше творчество?

– В юности я довольно серьезно увлекался граффити, но в какой-то момент его рамки и жестко очерченный круг приемов и методов стали тесны для меня. Захотелось  больше свободы в экспериментах. Я получил серьезное академическое образование в московской академии искусств имени Строганова, но почерк граффитиста в работах остался. Виден он и в этих работах. Симбиоз академической живописи и граффити – и есть мой эксперимент, который, судя по всему, нравится зрителю.

– На ваш взгляд, граффити – современное искусство или хулиганство?

– Искусство тоже может быть простым хулиганством, а творческое  хулиганство порой превращается в искусство, достигая определенного уровня. Изначально граффити было социальным жестом культуры низших слоев населения, но в начале 2000-х стало довольно серьезным видом искусства, со своим авангардом мастеров и традициями. И видно, что в Приморье его уважают – опорные стены Владивостока расписаны в стиле граффити приморскими мотивами.

– Чем поразило Приморье, что произвело на вас наибольшее впечатление?– Я впервые побывал в Приморье в 2014 году, когда расписывал одну из стен школы спорта и искусств ДВФУ. Фигуративная композиция с отсылкой к советскому монументализму и эпохе Возрождения называется «Новые атланты». Помню, меня тогда поразил остров Русский, благоустроенный и необычайно живописный комплекс кампуса, прекрасный ансамбль университета. Это удивительное пространство для работы и творческих экспериментов.– В чем черпали вдохновение?

– Меня вдохновляют местные пейзажи, смена пространственных планов, равнины и сопки – словно большая пространственная инсталляция. Живописный город, гармонично слепленный из разных кусков, дышит стихийной первозданностью.

– Что значит эта работа лично для вас и вашего творчества?– Для меня это очень важный опыт, потому что мои работы выходят к широкому зрителю. Театр оперы и балета – не галерея, узкая прослойка просвещенных ценителей. И, конечно, я волнуюсь, перед встречей. Амурские тигры стали частью моей личной истории, я прожил рядом с ними несколько месяцев, создавая образ легендарного символа края, и теперь, конечно, отношусь к этим редким зверям с особенной теплотой.

Приморье оставило в моем творчестве глубокий след. Этот опыт невозможно забыть, и наверняка я еще не раз вернусь к этим впечатлениям и реализую их в новых образах.

Напомним, две картины размерами 3 на 5 метров украсили холл театра оперы и балета в Приморье. Такой подарок ко Дню тигра, который ежегодно отмечается в Приморье в последнее воскресенье сентября, сделал центр «Амурский тигр». Уникальные панно – иллюстрации на тему древней легенды о возникновении Владивостока. Согласно ей, тигры – первое, что увидели первооткрыватели этих земель, когда вошли в бухту Золотой Рог. На вершине сопки появился хозяин приморских земель, окинул взглядом незваных гостей и ушел в тайгу.

На первом панно изображена та самая тигрица с двумя тигрятами на фоне современного Владивостока. По мнению автора, материнская забота символизирует потребность в защите. Тигр по-прежнему хозяин тайги, но сегодня это вымирающий вид, сохранению которого уделяется большое внимание со стороны государства. Второе панно – скорее диалог с легендой – на заснеженной скале стоит одинокий тигр, озираясь на бухту Золотой Рог.
Другие материалы рубрики "Интервью"
10811009-861851.jpg

Трагедия, изменившая и объединившая мир

1 декабря в прокат выйдет фильм-катастрофа Сарика Андерсяна «Землетрясение»

tkra.JPG

Монтаж главной новогодней ёлки начался во Владивостоке

28-метровая конструкция, украшенная шарами и гирляндами, предстанет во всей красе уже к середине декабря

cb4a2dfd503b54dc7a90e90186ab4a39.jpg

"Наши двери всегда открыты для талантливых специалистов", - Coca-Cola HBC Россия

HR-специалист компании рассказала ИА Приморье24 о ситуации на приморском рынке труда