Александр Лось: Сейчас мне не хочется ехать в Европу

Депутат рассказал об экстремизме в России и за рубежом

e7a07f382bdbc5fb8ba2b72a9fc8838b3c988678.jpeg

Приморский депутат, экс вице-губернатор Приморского края по вопросам общественной безопасности и координации правоохранительной деятельности, рассказал корреспонденту РИА VladNews об экстремизме, его проявлениях и религиях.

- Расскажите, как вы, человек не понаслышке знакомый с противодействием экстремизму, трактуете это спорное понятие?

- Определений экстремизму, конечно, дано много, но мне кажется наиболее емким трактовка экстремизма как идеологии, допускающей применение крайних мер для достижения собственных целей. Экстремизм в первую очередь - о политике.

- Только ли о политике?

- Я много раз участвовал в различных дискуссиях, где упоминается религиозный экстремизм. И я всегда говорил, что на данную проблему нужно смотреть с другой стороны. У всех мировых религий есть одно общее связующее звено – добро. Кому-то выгодно подменить добро фальшивыми ценностями, для осуществления каких-то своих целей. Я считаю, что данную информацию нужно донести до каждого человека, рассказать каждому, что, независимо от вероисповедания и национальности, нас объединяет добро и любовь к людям. 

- То есть религиозный экстремизм - это подмена понятий?

- Да, это подмена понятий, с которой нужно бороться, ведь есть люди, которые умело используют эту «подтасовку». Типичный пример: кто-то подменил понятие «джихад» и трактовал его как «священная война», хотя на самом деле «джихад» переводится как «усердие». Усердие в усвоении религии, науки или в чем-то другом. Данная подмена понятий - это наглый обман людей, исповедующих ту же религию.

- Зачем вообще заниматься подобным?

- Для кого-то это бизнес. Очень серьезный бизнес, тот же самый ИГИЛ (группировка, запрещенная на территории России), приносит каким-то людям большие деньги. И этому кому-то очень невыгодно будет отказаться от этой ложной идеологии. Если сравнивать экстремизм и терроризм, то можно сказать, что экстремизм - это теория, а терроризм - соответственно, практика. Наша цель в Приморье - не допустить проявлений ни того, ни другого.

- И как обстоят дела с противодействием экстремизму в Приморском крае?

- Что мне действительно нравится в Приморье - так это его исторический многонациональный состав. С момента начала освоения наш край привлекал людей самых разных национальностей. И на протяжении очень большого времени жители Приморского края живут мирно. И, скажем честно, у нас возникало немного проблем с откровенно экстремистскими действиями. Думаю, это связано с тем, что политическая повестка выстроена таким образом, что человек, приехав сюда, чувствует себя своим в нашем городе.

Противодействие экстремизму, в частности, его профилактика, стала актуальна для Приморья в девяностые, когда к нам потянулись гости из бывших советских республик. Уже сегодня их дети учатся в наших учебных заведениях, получают образование. Крайне важно проводить профилактику экстремизма в учебных заведениях, если не с детского сада, то со школы уж точно. Необходимо донести всем и каждому, что все мы одинаковые, не смотря на цвет кожи, разрез глаз, и все мы живём только ради того, чтобы сделать этот мир лучше. И если эта профилактика будет применяться, то однажды мы забудем и про экстремизм, и про терроризм.

- Будет ли достаточно одной профилактики?

- Безусловно, нет. С терроризмом необходимо бороться. В России за экстремизм предусмотрена уголовная ответственность - 282 статья УК РФ. И есть федеральный закон, определяющий само понятие экстремизма. И я считаю, что в данном федеральном законе исчерпывающе описаны действия, за которые экстремист (в будущем – террорист) должен нести наказание.

К сожалению, Россия в 90-х и начале двухтысячных столкнулась с проявлениями терроризма. Это были довольно страшные и трагические случаи, показавшие, что с терроризмом необходимо бороться, причем бороться жестко.

- Случалось ли что-то подобное в Приморье?

- На моем опыте был случай в 2009 году, когда проходила межведомственная операция, целью которой был захват банды преступников, занимавшихся криминалом, в том числе и убийствами. Эти бандиты тогда забаррикадировались в одной из квартир на Красного Знамени. Вскоре банда была обезврежена. Этот случай примечателен тем, что данные криминальные элементы во время спецоперации пытались представить себя религиозными экстремистами.

- Как идет борьба с экстремизмом у ваших заграничных коллег?

- Я нередко читаю мировые новости. И вот, глядя на то, что сейчас происходит в Европе, – наезды автобусами на людей, изнасилования, убийства, взрывы, - могу сказать, что мне, например, сейчас в Европу ехать не хочется. Хотя я бы посмотрел с большим удовольствием на произведения искусства и полюбовался бы старинной архитектурой. За границей сейчас очень сложная ситуация с экстремизмом, взять хотя бы английские мечети. В некоторых открыто пропагандируют радикальные взгляды. Мне кажется, что если ты приехал в чужую страну, то ты обязан соблюдать законы этой страны. В обязательном порядке. Потому что, когда создается неподконтрольный никому конклав, это уже неправильно.

Другие материалы рубрики "Интервью"
20c79af4c4ad843bebc1f866a4a37e2b5a2bf8b6.jpeg

Судмедэксперт: Неизвестно, проснёмся ли мы завтра

Главный судебный медицинский эксперт Министерства здравоохранения Российской Федерации по ДФО Александра Голубева – в интервью РИА VladNews

7d8ca1064e8fb289b1f3a7c42cca6bb53a43cc99.jpeg

Патологоанатом: Смерть – это естественное прекращение жизни

Начальник КГБУЗ «Владивостокское патологоанатомическое бюро» Евгений Коцюрбий – в интервью РИА VladNews

8d3fa39123c8ba1124409cf6db9ab7ffd8fcf2ef.jpeg

Владивостокская гонщица Екатерина Седых: Меня спонсирует муж

Девушка-дрифтер – в интервью РИА VladNews