Психологи ГУФСИН: Террористы - абсолютно психически нормальные люди

Что происходит с террористами и экстремистами в исправительных учреждениях

13ea4a459ed3b9e914ebe361ab1e042f9ac52168.jpeg

Терроризм и экстремизм в большинстве случаев рождаются в интернете. Как уберечь своего ребёнка от противоправных действий и что происходит с террористами и экстремистами в исправительных учреждениях, рассказала корреспонденту РИА VladNews заместитель начальника межрегионального отдела психологической работы ГУФСИН России по Приморскому краю Ирина Сучкова.

- Ирина Васильевна, почему люди становятся террористами?

- Это явление на сегодняшний день подвергается массовому исследованию психологов и социологов. Кто только не говорит про терроризм, но чётких представлений у людей, что является источником нечеловечных действий, нет. Существует ряд мнений, которые сводятся к тому, что в террористы идут люди, находящиеся в поиске своего «я», как в романе Достоевского «Преступление и наказание»: «Тварь ли я дрожащая или право имею?».  Вот для того, чтобы получить ответ на этот вопрос, человек может примкнуть к экстремистской организации.  Второй момент – это повышенная внушаемость, например, находясь в сложной жизненной ситуации и нуждаясь в поддержке, человек в  большей степени подвержен внушению тех людей, которые готовы оказать эту помощь, даже если она носит мнимый характер.  Поиск справедливости, низкий интеллектуальный и образовательный уровень, потребность в ярких впечатлениях, этнические и религиозные предубеждения – вот далеко не полный перечень причин, толкающих людей на участие в разрушительных акциях

- В Приморье есть люди, которые осуждены по таким статьям и относятся к категории террористов и экстремистов?

- Да, такие осужденные есть в приморских учреждениях. Специфика этих людей различна - одни категорически не признают свое поведение террористическим либо экстремистским. Считая свои действия преступными, осужденные категорически отрицают их принадлежность к экстремизму. Другая категория лиц, осужденных по данной статье, отмечают правомерность и  законность своих действий. Критика к своему поведению не сформирована, поступки объясняются желанием  изменить современную реальность, искоренить общественные дефекты, установить религиозную справедливость. В большинстве своем – это  люди, которые имеют существенные дефекты воспитания и образования, обусловленные  особенностями этнической группы. В совокупности перечисленных причин проведение профилактической работы с этой категорией граждан очень затруднено.

- Люди, которые вступают в террористические группировки, имеют какие-то психические отклонения?

-  То, что в террористы и экстремисты идут психически ненормальные люди – заблуждение. Люди с психическими аномалиями могут входить в состав данных группировок, но как правило занимать позиции исполнителей (например, «смертника»), а не мозгового центра и идейного вдохновителя.  Чаще всего,  это -  абсолютно психически нормальные люди.  Просто у них существуют определенные искаженные представления о своих ценностях и о способах достижения своих целей.

- Кто находится в зоне риска?

- В первую очередь – подростки. В силу поиска своего «я» и места в мире, неопределенности  жизненной позиции,  они уязвимы для любой формы деструктивного воздействия. Под эгидой игры в «Робин Гуда» подросткам можно легко внушить идеи воплощения мировой справедливости через использование принципов терроризма и экстремизма. Защита слабых,  призывы действовать в пользу угнетенных бедных – это лозунг, который может превратить обычного подростка в террориста. Главное для организации - найти тот момент, когда ребенок готов услышать эту информацию и последовать за ее источником. В силу подверженности внушению, наиболее уязвимы в данном отношении люди, находящиеся в сложной жизненной ситуации; легко поддаются вербовке лица, которые в силу своих личностных особенностей склонны считать этот мир несправедливым, и готовы любым методом  восстановить равенство. В основе принятия человеком решения действовать, используя политику насилия и устрашения, всегда лежит психологический момент, личностные особенности в сочетании с  внешними условиями,  на основе которых формируется готовность действовать любым диктуемым способом.

- Как обезопасить своего ребёнка от экстремистской деятельности?

- Как, собственно, и от любых форм, вредящих детскому здоровью. В первую очередь – это постоянный контакт с ребенком, доверительные отношения, позитивное общение. Ребенок должен тянуться к родителю, он должен испытывать желание обсуждать какие-то свои проблемы, находить помощь и поддержку у родителей. В свою очередь взрослый должен контролировать детский досуг: куда ходит, чем интересуется, кто составляет круг его общения, какую литературу, фильмы, игры предпочитает. Всё зависит от бдительности, внимания и заботы родителей, потому что для ребенка взрослый - всегда необходимая референтная фигура, и если этой референтной фигурой не станет родитель, то ею станет другой взрослый. Наша задача - стать тем взрослыми, который направит ребенка на верный путь, и сохранять постоянный доверительный контакт с ребенком на протяжении этого пути.

- Можно ли по поведению несовершеннолетнего определить, что он попал под такое влияние?

- Конечно, можно. Это взрослый человек может скрывать свои намерения и поступки, свои желания, с ребенком всё значительно проще, потому что он более  открытый, непосредственный и восприимчивый ко всем внешним событиям. Появление в лексиконе  раннее не используемых слов, связанных с политическими  событиями; резкая критика политических явлений; резкость в общении, уход от контакта с родителями; появление высказываний и суждений, связанных с религиозной тематикой  - все это прямые признаки, требующие внимания и изучения. Помочь родителю могут и внешние атрибуты  жизни подростка: изменения в одежде, отражающие агрессивные позиции и намерения; определенные заставки на компьютере, чтение специализированной литературы, увлечение определенными занятиями, которые характерны для деятельности, связанной с применением насилия,  рисунки, свастика. Если родитель контролирует общение ребенка, то он всегда может подтвердить или опровергнуть возникшие сомнения путем диалога со сверстниками. По поведению ребенка чаще всего можно определить, что он встал на путь сомнительной идеологии. Главное - постоянно быть в контакте с ребенком.

- Когда у родителей появились сомнения, что им нужно делать?

- Совместная работа родителей, педагогов, психолога может выявить представления ребенка и подвергнуть их коррекции. Развенчание идеологических мифов, на которых строится картина мира подростка – основная задача этой коррекции. Контроль общения, формирование социально-полезной занятости, использование ресурса авторитетного взрослого, находящегося в поле значимых для подростка людей – одни из распространенных форм работы. Выяснение потребностей подростка,  толкающих его на путь насилия, также должны стать предметом изучения  для родителей и психологов. Тенденции, связанные с повышенной агрессивностью подростка, требуют подхода, где акцент будет сделан на коррекции поведения, уместно в данном случае привлечь ресурс медицинской помощи (психиатра, психотерапевта). Если источником поведения подростка становятся искаженные представления о базовых человеческих ценностях (справедливости, равенства, патриотизма и т.д.) – основной мишенью воздействия становятся убеждения и когнитивные установки подростка, а также поиск адекватных и социально-полезных форм реализации этих потребностей.

- Вы сказали, что взрослые более закрыты в этом плане, как раскрыть взрослого человека?

- Симптомы, которые присутствуют у детей, могут в единичном случае присутствовать и у взрослого. Человек понимает, что деятельность, которой он занимается, противоречит общепринятым нормам и является незаконной, поэтому все признаки принадлежности к подобным организациям,  подготовка к каким-либо мероприятиям будет тщательно скрываться. Но такие маркеры,  как символика, повышенный интерес к политическим информационным потокам, жесткость и непримиримость личностной позиции, резкая критика инакомыслящих, появление странных людей, непонятные диалоги и телефонные звонки, нежелание давать пояснений и уход от общения – это все должно натолкнуть на сомнение в отношении близкого человека. В условиях пенитенциарных учреждений возможность ведения экстремистской или террористической деятельности полностью исключена, контакты данной категории осужденных находятся под постоянным контролем. Осужденные по статьям уголовного кодекса за экстремистскую  и террористическую деятельность изолированы, их влияние на основную массу осужденных минимизировано.

- А какая работа ведётся с людьми, которые осуждены за такие действия?

- Развенчание мифов и представлений, которые  стали причиной преступного поведения,  и ради которых он осуществляет насильственные действия против государства – основная форма воздействия на таких осужденных. Мы используем только методы убеждения, когда человеку приводятся резкие  аргументы, которые могли бы подтвердить или опровергнуть  его вывод. Это иррациональные убеждения, которые человек возвёл в ранг ценных идей, ради которых он готов на любые поступки и жертвы. Именно развенчание иррациональных, преступных идей – это и есть работа психолога.

- В СИЗО  и ИК есть практика, что священнослужители проводят профилактические беседы с осужденными?

- Да, и реакция в основном положительная. Другой момент, что не всегда осужденный обращается к священнослужителю, но если этот контакт состоялся, он даст положительный результат. У нас большой процент осужденных, которые существенно меняют свои представления о жизни, свои ценности в силу того, что получили доступ к  религиозным таинствам и смыслам прививающим идеи добра, толерантности, терпения. Деятельность священнослужителей - это, конечно, очень большой ресурс, большая помощь, как психологам, так и всей уголовно-исправительной системе. Все идеи, которые исходят от церкви, несут только позитивное содержание, главное, чтобы осужденный пошел на это взаимодействие.

Напомним, в Приморском крае реализуется государственная программа Приморского края «Безопасный край» на 2015-2020 годы, которая предусматривает финансирование мероприятий, направленных на снижение уровня преступности в регионе, а также на профилактику терроризма и экстремизма.

Экстремизм -  это не только публичное оправдание терроризма и иная террористическая деятельность, но и возбуждение социальной, расовой, национальной или религиозной розни, пропаганда исключительности, превосходства либо неполноценности человека по признаку его социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии. К этому понятию относится также пропаганда и публичное демонстрирование нацистской символики, иной атрибутики экстремистских организаций. Экстремистская деятельность – административно и уголовно наказуемое деяние. Санкции за эти правонарушения определены Кодексом об административных правонарушениях и Уголовным Кодексом РФ. Распространение экстремистских материалов влечет наложение штрафа либо административный арест до 15 суток. Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности, совершенные в сети Интернет наказываются принудительными работами на срок до 5 лет либо лишением свободы на срок до 5 лет.

Другие материалы рубрики "Интервью"
77c5188a-9244-499a-a467-76486c907255.jpg

Согреем в холода многодетную семью

Участники "Команды Приморья" привезли целый грузовик дров для многодетной семьи из села Углекаменск

98590aefe2368335b401aab05a00304bb32b9c4b.jpeg

Иван Штыль: Сколько во мне крови – столько во мне спорта

Многократный чемпион мира и бронзовый призёр летних Олимпийских игр в Лондоне – в интервью РИА VladNews

3464f6766b3e7408091eba3edad45056912f7a00.jpeg

Известный КВНщик Приморья: В Москве не хватает ощущения моря

Гарри Гупаленко о шутках, вдохновении и жизни в столице