Игорь Пушкарёв рассказал, как оно было на самом деле

Стенограмма последнего допроса экс-главы Владивостока

c1440fd5856245e88e20a2354e2f22c16fae7e5b.jpeg

Игорь Пушкарёв ответил на вопросы Тверского суда в ходе трёх заседаний (25, 28 и 30 января). Экс-глава Владивостока перечислил множество фактов и аргументов, подтверждающих его невиновность и абсурдность обвинений, предъявленных ему, а также бывшему директору МУПВ «Дороги Владивостока» Андрею Лушникову и возглавлявшему ранее ГК «Востокцемент» Андрею Пушкарёву, сообщает РИА VladNews со ссылкой на сайт в поддержку Игоря Пушкарёва. 

30 января Игорь Пушкарёв ответил на вопросы по существу предъявленного обвинения, заданные и адвокатами, и прокурорами. 

В завершение допроса, гособвинитель выступил с ходатайством об оглашений показаний, которые Игорь Пушкарёв давал в ходе следствия, в связи с наличием существенных противоречий. Судья ходатайство удовлетворил, текст показаний был оглашён. Однако, среди существенных противоречий только одно, о котором экс-глава Владивостока сказал следующее. 

«Мои показания от 1 июня 2016 года, когда меня задержали, практически ничем не отличаются от показаний, которые я дал сейчас. За исключением одного - я действительно управлял компанией «Востокцемент». В этом они отличаются, - отметил Игорь Пушкарёв. - Но никакую другую компанию невозможно было обязать просто подарить городу миллиард. Это мог сделать только я - собственник, это было моё решение».


Напомним, экс-главу Владивостока задержали 1 июня 2016 года. Тогда ему были предъявлены обвинения в злоупотреблении должностными полномочиями, которые позже трансформировались в коммерческий подкуп и взятку. По каждому из этих обвинений Игорь Пушкарёв представил контраргументы - факты, доказывающие несостоятельность обвинений.  

Стенограмма допроса Игоря Пушкарёва 30 января

Судья: Судебное  заседание  объявляется  продолженным. Обсуждается вопрос о возможности  продолжения  судебного  заседания  при явке лиц, имеющих право принимать в нем  участие.  Позиция государственных  обвинителей? 

Гособвинитель (2): Ваша честь, не возражаем.  

Судья: У защиты? У подсудимых?  Нет возражений. Руководствуясь положением уголовно-процессуального  закона продолжить судебное  разбирательство при  данной  явке  лиц,  имеющих право принимать  участие, продолжаем  допрос подсудимого  Пушкарева. Сторона  обвинения  продолжает  ставить  свои  вопросы.

Гособвинитель (1): Спасибо, Ваша  честь. Игорь Сергеевич,  давайте  начнем  с вами  с достаточно  формального вопроса… 

Пушкарев: Надо  звук  включить,  я  не  слышу.

Гособвинитель (1): Да, извините.

Судья: Включено все, все  работает.

Гособвинитель (1): Слышно меня?

Пушкарев: Так, еще раз?

Гособвинитель (1): Слышно  меня? 

Пушкарев: Сейчас слышно.

Гособвинитель (1): Скажите  мне,  пожалуйста,  с  формального  достаточно  вопроса  начнем. Вы  изложите,  пожалуйста,  ваше  отношение  более подробно,  нежели  оно  звучало  ранее,  к  заявленному  гражданскому  иску.

Пушкарев: Сейчас,  секундочку. 

Гособвинитель (1): Угу.

Пушкарев: Я возражаю на исковое заявление.

Гособвинитель (1): Угу. 

Пушкарев:  Заместителя   генерального  прокурора  Гридня  в  порядке  44  статьи  УПК заявленного требования  о  взыскании  с меня  солидарно с  ответчиками Пушкаревым Андреем Сергеевичем, Лушниковым  Андреем Вадимовичем 143 695 939 рублей 90 копеек  в  пользу МУПВ «Дороги Владивостока. А  также  о  взыскании  с  меня солидарно с  Пушкаревым Андреем  Сергеевичем, Лушниковым Андреем Вадимовичем, Пушкаревым Владимиром Сергеевичем,  Пушкаревой Татьяной Тимофеевной, Пушкаревой Натальей Ивановной 41 783 402 рубля  в  интересах  муниципального образования Владивостокский городской  округ. Истец просит рассмотреть требование  вместе с  этим  уголовным делом. Исковые  требования  я не признаю. Прошу суд в  их удовлетворении отказать в  полном объеме  и  по следующим  основаниям. Часть исковых требований  о  взыскании 143 695 939 рублей 90 копеек  в  интересах МУПВ «Дороги Владивостока» в силу разъяснений, изложенных в пункте 12 постановления пленума  Верховного суда  от 23 июня 2015 года № 25, о  применении  судами  некоторых положений  раздела 1  части 1 Гражданского кодекса Российской Федерации по делам о возмещении  убытка истец обязан доказать, что ответчик  является  лицом,  в  результате  действий  или  бездействий  которого возник  ущерб, а  также факты нарушения обязательства при (неразборчиво)  или  причинения  вреда (неразборчиво) пункт 20  статья 15 Гражданского  кодекса  Российской Федерации. По смыслу статьи  Гражданского кодекса  для применения  такой  меры  гражданской правовой  ответственности,  как возмещение, необходимо  доказать причинение вреда  и  его размер. Исковое требование  о  взыскании с меня  143 695 939  рублей 90 копеек не  подлежит  удовлетворению  в  связи  с  тем,  что имущественный  ущерб МУПВ «Дороги Владивостока»  причинен не  был.  Так,  согласно  обвинению меня в совершении преступления,  предусмотренного  частью 3  статьи 285 УК РФ,  реальный  ущерб на  сумму 143 695 939  рублей 90  копеек причинен при  следующих обстоятельствах. Реализуя  задуманное  по реализации незаконного предпочтения  компаниям группы  «Востокцемент», Пушкарев И. С.  назначил на  должность директора МУПВ «Дороги Владивостока»  16. 10.2008 года  своего знакомого Демичева Д. В.,  не  осведомленного  о  его, Пушкарева  И. С.,  преступных  намерениях,  который  по  его  же  указанию  4 марта  2009 года  подписал с ООО «ДВ-Цемент» договор  142/09. По данному договору в  период  с 2009-го по 2011 год МУПВ «Дороги Владивостока» закупило  у  ООО «Спасскцемент», ООО «Теплоозерский  цементный  завод» (неразборчиво), ООО «Дробильно-сортировочный завод», ООО «Владивостокский бутощебеночный завод», ООО «Горная» строительный  материал  на  сумму  356 328 988 рублей 10 копеек.  Действительная  стоимость  которых  была  завышена  на  143 миллиона. Ваша  честь, я,  если  можно,  буду  округлять  143 356… В  результате  злоупотребления Пушкаревым И. С.  своих  полномочий интересы МУПВ «Дороги Владивостока»  были существенно  нарушены, поскольку в  2009–2011 годах  МУПВ  закупило  строительных материалов  у  подконтрольной Пушкареву Андрею Сергеевичу  группы компаний  «Востокцемент» с  превышением  среднерегионального  уровня  цен  в  Приморском  крае  на  147 миллионов, что причинило названному предприятию  материальный ущерб в указанном размере. Прежде всего следует отметить, что указанные в обвинении данные не  соответствуют фактическим  обстоятельствам дела.  Поскольку согласно  ответу  на  адвокатский  запрос  генерального директора «Востокцемента» Иванова  от 21 июля 2017 года  за период с 2009-го  по 2011 год МУПВ  получило  от  ООО «ДВ-Цемент»  по договору 142/09  от 4 марта 2009 года  продукцию на сумму 1 054 500 132 рубля 24 копейки, а не  на 356 миллионов, как указано в  обвинении. Кроме того,  другие перечисленные  выше  юридические  лица,  как «Спасскцемент», «Теплоозерский  цементный  завод»,  «Владивостокский бутощебеночный завод», «Дробильно-сортировочный завод» и ООО «Горная»,  продукцию в  адрес  муниципального предприятия не поставляли, поскольку  сторонами  договора 142/09  не  являлись.  Полагаю, что доводы обвинения причинения муниципальному  предприятию «Дороги Владивостока»  материального ущерба  основаны  на  неверном  толковании  данных,  изложенных в заключении  судебно-строительной  технической экспертизы  от 22 ноября  2016  года,  проведенном  экспертами Приморской РЦЦС. В соответствии со статьей 15 Гражданского кодекса Российской Федерации под  убытками понимаются  расходы, которые  лицо, чье право  нарушено, произвело  или должно будет произвести  для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение  его имущества (реальный  ущерб), а также  неполученные доходы, которые это  лицо  получило бы при обычных условиях  гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).  Под убытками применительно к статье 285 УК РФ  следует рассматривать только реальный  ущерб,  под которым обвинение признало  закупку так называемых строительных материалов с превышением  среднерегионального уровня  цен.  Тезис обвинения о возможности  причинения  имущественного вреда  в результате закупки строительных материалов по завышенным  ценам является не только  фактическим обстоятельством  данного дела,  но и его  общей в правовой природе (неразборчиво) правоотношения. Во-первых, цена строительных материалов являлась одним  из факторов, но не единственным, которым должен был руководствоваться директор  МУПВ при выборе  поставщика строительной продукции. Кроме отпускной цены при оценке общеэкономического эффекта, полученного МУПВ «Дороги Владивостока»,  следует  учитывать следующие пункты: величину транспортных  расходов,  качество продукции,  финансовые условия  контракта, а  именно: сроки и порядок расчета, возможность поставок при наличии  задолженности, благонадежность  контрагента, возможность обеспечения  периодичности поставок, гарантийный  срок продукции  и тому подобное.  К примеру, экономический эффект только от просрочки платежа мог компенсировать завышение  цены. Поэтому цена  не  была решающим  обстоятельством при выборе  поставщика  только в том  случае, когда все иные существенные  условия поставок у нескольких продавцов были  идентичными.  Таким  образом,  указанное в обвинении  и  исковом заявлении  как на  единственный фактор  превышение  стоимости  строительных материалов  среднерегионального уровня цен как  на условие  причинения  имущественного вреда необоснованно. Поскольку не учитывает иные существенные  условия,  определяющие  общий экономический эффект  договорных  отношений  между МУПВ «Дороги Владивостока»  и группой компаний «Востокцемент». Этот  довод полностью подтверждает  заключение  специалиста  экономиста-менеджера Бережной  от 5 июня 2017 года, представленное адвокатским  запросом защитника Коротенко,  в котором  указано, что цена товара  не является единственным  критерием, характеризующим экономическую эффективность закупок для  муниципальных  унитарных предприятий. В соответствии с действующими нормативно-правовыми  актами  на  территории  Российской Федерации цена  товара  является  показателем оценки закупочной деятельности  и не характеризует экономическую  эффективность в общеэкономическом  понимании.  Оценка эффективности в области государственных закупок определяется методическими рекомендациями  по оценке  эффективности проведения конкурсов  на  размещение  заказов на поставки  товаров  для государственных  нужд  (из  письма Минэкономразвития Российской Федерации  от 27 марта 2003 года № AШ-81505  «О  методических рекомендациях  по  оценке  эффективности проведения  конкурсов на размещение заказов на поставки товаров для государственных нужд»). Они сейчас  действующие и  актуальны.  Данная  методика предусматривает расчет  абсолютного и относительного эффекта путем  сравнения  цены  контракта  со  стоимостью заказчика, со среднерыночными или  полученными  ценами  при  закупке  аналогичных  товаров. Данные  методические  рекомендации предназначены  для  использования государственными  заказчиками для получения  из  средств  федерального бюджета  и внебюджетных источников  финансирования бюджетных средств.  И  содержат методы расчета эффективности  расходования бюджетных  средств на  основе  цен на продукцию, предложенных  участниками конкурса.  В результате данные  (неразборчиво) используются в  расчетах, используются для мониторинга закупочной  деятельности в  России, для оценки  текущего  состояния, динамики закупочной  деятельности  в  целом в стране.  Для оценки экономической  эффективности  закупок только  ценового  критерия недостаточно.  В экономической теории понятие «экономическая эффективность» – это  получение максимума  возможных благ  от  имеющихся  ресурсов.  Или  соотношение  между полученным результатом  и  затратами  на  его  достижение. На  практике при анализе эффективности  закупок используется  целый комплекс  показателей и методик,  позволяющий оценить этот  вид деятельности  с  разных точек  зрения.  В  ходе   закупок  для  коммерческих нужд основными  целями  являлись обеспечение  непрерывных поставок  продуктов, повышение  качества  закупаемой  продукции, снижение затрат на хранение закупленной продукции, поиск компетентных  поставщиков, стремление к  закупкам  стандартной продукции, снижение  общих  затрат на закупки  и  повышение  конкурентоспособности. Таким  образом,  экономическая эффективность  как оценка  определяется не только  уровнем  затрат  или  цены,  качеством  и  количеством  получаемых  выгод.  Экономическая эффективность  для МУПВ напрямую  связана с  условием  контракта, включающего в  себя значительное количество факторов  помимо  стоимости  товаров. Оценка экономической эффективности  только по  цене товара  может  служить  для  мониторинга  и оценки закупочной деятельности, ее эффективности. Цена  товара в  нынешних условиях – величина,  зависимая  от таких  факторов, как объем,  качество, поэтому  экономическая эффективность  может  быть оценена  только как  отношение понесенных  затрат  к полученным  выгодам,  которые, в  свою  очередь,  определяются  указанными выше  факторами. Многообразие  факторов, оказывающее  влияние  на  цену  контракта  и на выбор  поставщика, подтверждается  судебной  практикой  Российской Федерации,  а также  научными исследованиями  данного  вопроса. Например,  в  результате некоммерческое партнерство  по  содействию и  проведению научных исследований Институт  нового  индустриального  развития  имени (неразборчиво) Санкт-Петербурга, научная  статья Демаковой (неразборчиво) под экономической эффективностью  по  размещению  государственных заказов на закупки  материалов, подробно об этом рассказывает.  Отождествляя завышенную цену  строительных материалов (неразборчиво),  следствие должно было указать  в  обвинении, что у МУПВ «Дороги Владивостока» имелась  возможность приобрести строительные материалы у других поставщиков на  тех же  существенных  условиях,  что  и в  группе компаний «Востокцемент», однако по меньшей цене.  Такой  вывод должен основываться на  поручении судебной  маркетинговой  экспертизы,  предметом  которой  должно было стать исследование  рынка строительных материалов  в городе  Владивостоке. Для установления возможности приобретения  строительных материалов  на  условиях,  которые были  бы более  выгодными для МУПВ «Дороги Владивостока»,  предложенных  группой компаний «Востокцемент»,  такая  экспертиза  по делу не проведена.  Соответственно, возможность приобретения  строительных материалов  у других поставщиков  на  тех  же  существенных  условиях,  что и  у  группы  компаний  «Востокцемент», но по  меньшей  цене не доказана.  Во-вторых,  в  выдвинутом  обвинении  формулировка  «закупка» также не соответствует  фактическим  обстоятельствам  дела, поскольку никакого  договора закупок  между МУПВ «Дороги Владивостока» и  ООО «ДВ-Цемент» не заключалось.  Согласно  обвинению  имущественный  вред  наступил  в  результате  исполнения  договора  № 142/09, который является  договором  поставки  с  отсрочкой платежа  (том 3 листы дела 196–205). Следовательно, предмет договора – обязательства сторон  следует оценивать применительно по самой  природе именно как договор поставки. По договору поставки  с  отсрочкой  платежа  142/09  «ДВ-Цемент» был обязан  поставить строительные материалы, а МУПВ  – принять и  оплатить  продукцию.  Исходя из обвинения «ДВ-Цемент»  поставил  строительных материалов  на  356 миллионов,  а  фактически  на 1 миллиард  54. При этом,  по  мнению  следствия,  их стоимость была  завышена  на 143 миллиона. Именно  этими  действиями  якобы  был причинен  имущественный  вред МУПВ «Дороги Владивостока». Такое  описание   противоречит  не только фактическим  обстоятельствам  дела,  но  и  положениям  статьи  15  Гражданского кодекса Российской Федерации о причинении  убытков.  Поставка одним  коммерческим  обществом  другому строительных  материалов  сама по себе  вообще  никогда  и ни при  каких  обстоятельствах  не может  повлечь  ущерб.  Заключение  договора  142/09  и приемка продукции («закупка», как указано  в  обвинении) повлекли  для  МУПВ «Дороги Владивостока»  одно  юридическое  последствие – возникновение  обязательств  по  оплате, и не  больше. До тех пор пока муниципальное  предприятие не  оплатило  закупленную продукцию,  не  имеет  значения, была  завышенная ее  цена  или  нет.  Реальный  ущерб  мог  наступить  только  после  полной оплаты МУПВ «Дороги Владивостока»  приобретенных строительных  материалов. Исходя из материалов  дела МУПВ «Дороги Владивостока» приняло  поставленный  строительный  материал,  но  никаких  данных  о том, когда и  в какой сумме  МУПВ «Дороги Владивостока» оплатило  поставленную  «ДВ-Цементом» продукцию,  в  обвинении не  имеется  и  в  исковом  заявлении не  указано.  Обвинение  могло  бы  проигнорировать  эти  обстоятельства, если бы  имело подтверждение,  что все  поставленные  муниципальному  предприятию строительные  материалы  были оплачены полностью.  Однако следствием  установлено (и  это  прямо  отражено  в  обвинении),  что  за  инкриминированный период у МУПВ «Дороги Владивостока» образовалась  кредиторская задолженность перед группой компаний «Востокцемент»  на сумму 611 092 120 рублей 60 копеек.  То есть  следствие  само  признало, что МУПВ «Дороги Владивостока» оплачивало продукцию  лишь частично и  с  просрочкой,  в  результате  чего образовалась  гигантская кредиторская  задолженность.  При  таких  обстоятельствах  для  определения  финансового результата  коммерческих  отношений  между  группой  компаний  «Востокцемент» и МУПВ «Дороги Владивостока», а  именно  для  установления той  стороны,  кто  получил  прибыль,  а  кто  понес  убыток, и  главное  – причинен  ли  реальный  вред  муниципальному  предприятию, следовало  дать оценку не только  ценам,  по  которым  отгружали  материал, но и  прежде  всего фактическим взаиморасчетам  сторон. Прошу  прощения… В  нарушение этого очевидного довода  следствие представило заключение Приморского РЦЦС,  документы,  свидетельствующие  исключительно о поставке  строительных  материалов, где никаких  исследований  платежных документов  произведено  не  было. Таким  образом,  из  заключения  экспертизы  от 22 ноября  2016 года устанавливается только один  факт,  что «ДВ-Цемент» поставил,  а  МУПВ «Дороги Владивостока» приняло  строительный  материал, цены  на который,  по  мнению  экспертов,  в  период с 2009-го по  2011  год  превышали  среднерегиональный  уровень цен.  Никаких данных  о причинении МУПВ «Дороги Владивостока» имущественного  ущерба  в заключении экспертов РЦЦС  от 22 ноября  2016 года не содержится.  То,  что заключение экспертов  Приморского РЦЦС  не может свидетельствовать о причинении  имущественного  вреда МУПВ «Дороги Владивостока», складывается из постановления следователя  следственной  группы  Круглова  от 7 октября 2016 года  об отказе в  удовлетворении  ходатайства защиты о  постановке  на  разрешение  экспертов  дополнительных  вопросов, в которых следователь прямо указал, что установление наличия  материального ущерба  не входит в  компетенцию экспертов Приморского РЦЦС (том 53 листы дела 7-9). Кроме того, при  оценке  заключения экспертов Приморского РЦЦС как основания  для  предъявления  искового требования (неразборчиво) следующее  обстоятельство. Согласно  постановлению  о  заключении  судебно-строительной  технической  экспертизы  от  30  августа 2016 года  следователем Габдулиным на  разрешение  экспертов  был поставлен  вопрос: какова разница стоимости  строительных материалов, указанных  в  товарных накладных, в  соответствии с которыми  поставщиком  строительных  материалов значится «ДВ-Цемент»,  а  плательщиком  МУПВ «Дороги Владивостока», в сравнении со  среднерегиональным уровнем  цен  Приморского  края  за период  с 2009-го по 2012  год как в  рублях, так и в процентном  соотношении  (том  53 листы дела 1–5).  Ответ на  этот  вопрос изложен в  заключении  экспертизы  в двух различных вариантах,  в  главе (?) есть  результаты исследования. Ответ сформулирован следующим  образом: «В результате проведения  сравнительного  анализа  среднерегиональной стоимости  строительных материалов было  установлено, что  превышение  среднерегионального уровня  цен  на  строительные  материалы,  мониторинг  которых  осуществлялся Приморским РЦЦС, на  весь объем  поставок  за период  с  2009-го по 2012  год  с  учетом  кредит-нот составило  в  рублях 123 367 627 рублей 68 копеек  с НДС,  в процентном соотношении  за период  с  2009-го  по 2012 год  превышение составило 15 %. В том  числе  за период с  2009-го по  2011 год  превышение  составило 147 миллионов  с НДС, в процентном соотношении  за  период с 2009-го по 2011 год  превышение  составило 22 %. За период с 2012 года  уменьшение  стоимости по  сравнению со среднерегиональным  уровнем  цен  составило  20 453 393 рубля 69 копеек с НДС,  в процентном соотношении  за период с 2012 года  уменьшение, а не превышение  составило 11 %».  (Том 54 листы дела 56–82).  А  в главе  «Выводы»  ответ на  этот же вопрос  сформулирован  иначе:  «В результате проведения  сравнительного анализа  среднерегиональной  стоимости  строительных  материалов  было  установлено, что в  период с 2009-го по 2011 год имелось  превышение  среднерегионального уровня цен  на  строительные  материалы, мониторинг которого  осуществляло КГУП «Приморское РЦЦС».  В 2012  году выявлено  уменьшение  стоимости по сравнению  со среднерегиональным  уровнем  цен  строительного  материала, что  составило  за период с  2009-го  по  2011 год  превышение  143 миллиона,  в  процентном  соотношении 22 %.  За период с 2012 года  уменьшение стоимости  составило  20 миллионов,  в процентном  соотношении  уменьшение  составило 11 %».  (Том 64 листы дела 56–82).  Таким  образом, в постановлении  следователь ставил вопрос об  исследовании  цен  за период с  2009-го  по 2012 год,  и  согласно  этому  вопросу эксперты показали превышение  за этот период на  сумму 123 миллиона. Однако следователь вырвал из контекста заключения удобные  для него данные о завышении  цен  за период с  2009-го по 2011 год, а  сведения  по заниженным ценам  в  2012  году  он полностью  проигнорировал.  Окончательный  размер  так называемого  превышения цен, указанный в обвинении и  исковом  заявлении, установлен  в  ходе  допроса  эксперта Бурдейной.  Что,  кстати,  вызывает сомнение  в законности таких выводов, поскольку  экспертизу проводили с Пятницким по разным  специальностям,  а  окончательно  принятые  следствием  выводы в постановлении  сделаны  только одним. Однако  следует  указать,  что эксперт Бурдейная  объективно ответила на  вопрос  следователя и  указала  так  называемое  превышение цен за  период  с 2009-го по 2012  год. Ее  вывод сформулирован  следующим  образом.  Если  из  расчета  исключить  товарные накладные  в разделе  «Основания», в которых появляется договор  поставки  от 4 марта  2009 года 142/09 с  отсрочкой  платежа,  в соответствии с которым  поставщиком  строительных материалов  значится «ДВ-Цемент»,  а  покупателем МУПВ «Дороги Владивостока», превышение  среднерегионального уровня  цен  на строительные  материалы,  мониторинг  которых  осуществлялся Приморским РЦЦС, на весь объем поставки с  16 марта  2009-го  по  31 декабря  2012 года с  учетом  кредит-нот, с  учетом исключенных  товарных накладных в разделе  «Основание», в которых появляется договор поставки от 23.10.2008 года  (договор  без номера) щебня составит в рублях 123  миллиона, в процентном  соотношении  за период с  16 марта 2008-го по декабрь  2012 года превышение  составило 15 %, в том  числе в период с 16 марта  2009-го по  31  декабря  2011 года превышение  составило  143  миллиона с НДС,  то есть 22 %,  а  за  период с 2012 года   превышение  составило 20  миллионов, то есть 11 %. Несмотря на то что  установленная  экспертами  величина  уменьшения  цен подлежала вычитанию  из  величины  превышения  так  называемого, что и  было  указано  как в  заключении экспертов,  так  и  в  ходе  допроса Бурдейной,  следствие  необоснованно,  немотивированно  инкриминировало  мне и  другим  подсудимым причинение  ущерба  на  сумму  превышения так называемого  в  период  с  2009-го по 2011 год. А  поставки  по  уменьшенным  ценам оставило  без какой-либо  юридической  оценки. При этом  следует  учесть,  что  коммерческие  отношения,  а  именно поставка продукции  и  расчеты,  продолжались  у  МУПВ «Дороги Владивостока» и  группы  компаний «Востокцемент»  с  2008-го по  декабрь  2015 года  включительно.  Следствием  исследованы  цены за период с 2009-го  по  2012  год. Полученные  следствием  данные  не  могут характеризовать  прибыльность или убыточность  хозяйственной  деятельности  между МУПВ «Дороги Владивостока» и  группой  компаний «Востокцемент»  и,  соответственно,  подтвердить  или  опровергнуть довод  о причинении  имущественного  ущерба,  поскольку  они не  учитывают  цены  и объем  продукции поставок  за  период с 2013-го  по  декабрь  2015 года. А главное – нерасчеты МУПВ «Дороги Владивостока» за  приобретенные  материалы.  Очевидно, что финансовый  результат этой  деятельности  может быть  установлен  только путем анализа  всего периода договорных отношений. Исследование отдельного  временного промежутка  является  неполным  и необъективным.  Что и  привело к  ошибочному выводу  – причинение моими  действиями имущественного вреда МУПВ «Дороги Владивостока».  Следствием  предпринимаются  попытки собрать  объективные  данные, которые характеризуют  весь период коммерческой  деятельности  взаимоотношений МУПВ «Дороги Владивостока» с  группой  компаний «Востокцемент». Так, 28 июля 20017 года  следователем  следственной группы  Крыловым  в  адрес  директора «Востокцемента»  было направлено письмо  о необходимости  предоставления  сведений  об отгрузке  строительных  материалов  в  адрес МУПВ  о  суммах задолженностей  и  погашений в  период  с  2008-го по 28 июля 2016 года. Все необходимые данные  «Востокцемент»  в   адрес  следствия   направил  (том 43  листы  дела 1–12). Однако,  несмотря на  наличие  этих данных, на  разрешение  экспертов был поставлен  вопрос  о ценах  лишь  с  2009-го по 2012  год.  Кроме  того,  вывод  экспертизы  повышения  цен  основан  на  анализе  одного  договора – 142/09. Хотя  даже в  обвинении следователь указывает на заключение 85 договоров  между МУПВ «Дороги Владивостока» и  предприятиями  группы «Востокцемент»,  а  фактически было  заключено  около  100 договоров.  Учитывая,  что  многочисленные  ходатайства защиты  о проведении повторной  строительно-технической  экспертизы  и судебно- бухгалтерской экспертизы оставлены  следствием и  судом  без  удовлетворения, сторона  защиты  восполнила  этот  пробел  исследования  самостоятельно в соответствии с  полномочиями,  предоставленными  статьей 153 УПК РФ.  В соответствии со  статьями  47, 49, 53  частями 2, 3, статьей 86 УПК РФ,  статьями 6,  6.1 федерального закона  об   адвокатской деятельности  и  адвокатуре  в  Российской Федерации на  основании  запроса  адвокатского бюро  Приморского  края «Высоцкий, Шейнин  и  партнеры» Высоцкого Александра Ивановича специалистом некоммерческого партнерства  «Институт  проблем  города» Зеленским  в период с 25  июня 2016 года  по 10 апреля  2017 года  по тому же  предмету  исследования,  отраженного в заключении  специалистов КГУП «Приморский РЦЦС», проведены исследования  и анализ ценовой  информации,  отраженной в заключении  специалистов № 975 от 10  апреля  2016 года.  Сопоставление динамики  рыночных  цен  за  анализируемый  период  с 2008-го по  2015  год  включительно, региональных  рыночных отпускных  цен  на строительные материалы,  контролируемых  с помощью  средневзвешенных  рыночных  цен,  применявшихся «Востокцементом»  во взаимоотношениях  с  другими,  кроме  МУПВ «Дороги Владивостока», организациями, с  динамикой  изменения  за тот  же  период  отпускных  цен  на  строительные  материалы,  применявшиеся  «Востокцементом»  в  взаимоотношениях  с  МУПВ «Дороги Владивостока», показало, что  МУПВ «Дороги Владивостока» за весь  анализируемый  период  получило положительный сальдированный  финансовый  результат от  сотрудничества с «Востокцементом», который  может  быть оценен в размере 341 629 791 рубль. Сопоставление  динамики  сравнения  цен  за  анализируемый  период с 2008-го  по  2015  год включительно  региональных среднерыночных  цен, отпускных  цен на строительные  материалы, определенных  путем  непосредственного  изучения  рынка, с  динамикой  изменения  за  тот  же  период  отпускных  цен  на строительные  материалы,  применявшихся  «Востокцементом»  во взаимоотношениях с  МУПВ «Дороги Владивостока»,  также  показало,  что МУПВ «Дороги Владивостока»  за весь анализируемый  период  получило  положительный  сальдированный  финансовый  результат от сотрудничества с «Востокцементом», который может  быть оценен  в  размере  уже  143 264 327  рублей  (тома  103–106).  Все это  без  учета  задолженности МУПВ «Дороги Владивостока»  на сумму 962 698 525 рублей, которая была полностью  прощена. Предметом исследования  экспертов Приморского РЦЦС  и  специалиста Зеленского  являлись документы,  содержащие  данные  о  цене  поставленных  материалов без  учета  реальных  платежей, то есть  указанный  специалистом Зеленским экономический эффект на  сумму  свыше  340 миллионов  рублей  от приобретения  продукции  по ценам ниже  был бы  получен МУПВ даже  при  условии полной  оплаты  продукции.  А  оно  не  оплатило.  То  есть  получило  этот  эффект плюс  еще  962  миллиона.  Поскольку  в ходе расследования  было  установлено, что у МУПВ «Дороги Владивостока» постоянно  имелась  кредиторская  задолженность, то есть МУПВ  оплачивало  поставки  несвоевременно  и лишь  частично,  по  инициативе  защиты  было  проведено  исследование  реального  экономического эффекта,  полученного  сторонами  договора  142/09 от 4  марта  2009 года.  Так,  по  адвокатскому  запросу адвоката Высоцкого  № 27 от 14  июня  2018  года  на разрешение  специалистов  аудиторской  компании «Моор Стивенс» были  поставлены  вопросы  о  том,  какой экономический эффект  – прибыль или  убыток  – получен  от операции  реализации  продукции компаний «Спасскцемент», «Владивостокский бутощебеночный завод», «Дробильно-сортировочный завод», ОО «Дальторг» через  агента ООО «ДВ-Цемент» организации МУПВ «Дороги Владивостока» в  2008–2016 годах, а  также  оплачивало ли  реально МУПВ «Дороги Владивостока» завышенную  цену на продукцию в период  с 2009-го по 2011 год.  Из  заключения  от 11 сентября 2017 года  специалистов  аудиторской  компании «Моор Стивенс»  усматривается:  в  результате  выполненных процедур  специалисты рассчитали  экономический эффект –  чистой прибыли или убыток  – от  операций между  компаниями группы «Востокцемент» и МУПВ «Дороги Владивостока» за  период с 2008-го по 2016  год  с  учетом  прощенной  задолженности. В  целом  по  всем договорам с МУПВ «Дороги Владивостока»  компании  группы  «Востокцемент»  понесли  убыток в  размере 757  миллионов,  в  частности,  по  договору  142/09 – 472 651 654 рубля – такой убыток  составил по этому  договору.  А  в  целом  по  всем – 757 888 843 рубля.  Из  всех рассматриваемых  отчетных периодов  сумма  дебиторской  задолженности  недополученного реально  дохода  группы  существенно  превышала  расчетную  сумму  доходов от  превышения  цен.  Таким  образом,  можно  сделать вывод о том,  что МУПВ «Дороги Владивостока» в  период с  2009-го  по 2011 год  не  оплачивало  завышенную,  согласно  заключению РЦЦС,  цену на  продукцию. Таким образом,  специалисты-аудиторы подтвердили  очевидный довод о том,  что защита последовательно заявляла  в  многочисленных ходатайствах  к  следствию  об отсутствии реального ущерба. Поскольку МУПВ «Дороги Владивостока»  оплачивало приобретенный материал  лишь  частично,  фактически  оно реально  так  называемую завышенную, по  мнению  экспертов РЦЦС, цену  поставленной продукции не оплатило.  В  связи с чем реального  ущерба  ему  причинено не было, даже если посчитать, что эксперты РЦЦС правы. Таким образом, специалисты-аудиторы  подтвердили очевидный довод, который  защита  последовательно заявляла  в  многочисленных  ходатайствах  к  следствию и  суду, указывая  на отсутствие реального  ущерба. Ознакомившись  с материалами уголовного дела в порядке статьи  216 УК РФ,  представитель потерпевшего МУПВ «Дороги Владивостока» заявил  ходатайство, в котором  указал, что ущерб  муниципальному  предприятию не причинен.  Кроме того, если следовать  логике  причинения имущественного  вреда предприятию  на  сумму 143 миллиона, следует  принять во внимание,  что 28 июня 2016  года  «Спасскцемент», который имел большую часть задолженности МУПВ «Дороги  Владивостока» перед группой компаний «Востокцемент»,  принял решение о прекращении  обязательств МУПВ «Дороги Владивостока»  в  размере 696 943 142 рубля  34 копейки путем прощения  долга. Аналогичное  решение  о прощении  долга  было  принято бутощебеночным  заводом  на  сумму  247 миллионов  21 июля  2016 года,  6 октября 2016 года  – кредита на  сумму 7 804 605  рублей, «Дробильно-сортировочным заводом»  11 октября 2016  года на сумму 7 936 539  рублей  12 копеек  (том 94  листы  дела  19-31).  Общая сумма  прощенной задолженности составляет  962 698 525 рублей. Если  следствие и  истец  полагают, что моим  действием  был причинен  имущественный  вред МУПВ «Дороги Владивостока»  на  сумму 143  миллиона, то, учитывая факт  о прощении задолженности  на  сумму 962 миллиона  муниципальному  предприятию «Дороги Владивостока»,  не только  полностью  возмещен  причиненный  ущерб, но и  от  сделки прощения долга  он  получил  доход в сумме 819 миллионов. Этого обстоятельства  без учета всех  иных  изложенных  выше доводов  достаточно для  подтверждения  необоснованности предъявленных  мне  исковых обвинений, требований.  Причем с этим  фактом полностью согласно  следствие. Так, в  отзыве  возражения  от 21 марта 2017  года от старшего  следователя  по особо важным делам Габдулина направлено  в Московский городской  суд  (неразборчиво)  протоколах в интересах обвиняемого Пушкарева Андрея, указывает  (цитирую) ссылки  в апелляционных жалобах на  прощение  долга МУПВ «Дороги Владивостока»  в  адрес  «Спасскцемента», ВБЩЗ,  входящих в группу  компаний  «Востокцемент», после  возбуждения  уголовного  дела расцениваются следствием  как  возмещение  причиненного  муниципальному  предприятию  ущерба и  не могут  свидетельствовать  об  обстоятельствах,  исключающих  преступную  деятельность и наказуемость преступных деяний. Данное  обстоятельство  может оказать  влияние  на  вид и  размер  назначенного  виновным наказания в  случае  вынесения судом  обвинительного приговора  (том 100  листы дела 57-64).  Аналогичную точку зрения  следователь Габдулин выразил  в зале  заседания апелляционной  инстанции Московского городского суда от 17 марта 2017 года  (том 95 листы  дела  14-22),  а также в постановлениях от 25 ноября 2016  года, от  21 ноября 2016 года, от  25 ноября 2016 года, от  9 декабря  2016 года,  от 22 декабря 2016 года, от  9  января 2017-ого года,  от 5  декабря 2016 года – об отказе  в  удовлетворении  ходатайства  защиты об изменении  меры  пресечения  обвиняемому  Пушкареву Игорю Сергеевичу  (том 95 листы дела  76,  77, 120,  121, 129-130  и так далее).  Изложенные  доказательства свидетельствуют  о том,  что предъявленные  мне и  двум ответчикам  исковые  требования  о  взыскании 143 миллионов рублей  удовлетворению не  подлежат.  В части  исковых  требований  о  взыскании 471  миллиона  в интересах муниципального  образования Владивостокский  городской  округ. Исковое  требование  в  этой  части основан на  предъявленном  мне обвинении,  в  котором  указано,  что по  указанию Пушкарева И. С.  4 марта  2009 года  Демичев  подписал с ООО «ДВ-Цемент»  договор  номер  142/09  на поставку продукции,  производимой  «Спасскцементом»,  «Теплоозерским цементным  заводом», «Владивостокским бутощебеночным заводом», «Дробильно-сортировочным  заводом»,  ООО «Горная».  По названному  договору  в  период  с 2009-го по май 2016 года  МУПВ «Дороги  Владивостока» приобрело  у  компаний  группы «Востокцемент»  строительные  материалы,  в качестве  оплаты  за которые перечислило 1 201 979 708  рублей 58 копеек. В результате злоупотребления  должностными полномочиями  главой Владивостока Пушкаревым  в указанный  период времени при пособничестве неустановленных  лиц он, Пушкарев, извлек  иную личную  заинтересованность  в виде выгоды неимущественного характера, обусловленную  побуждением  семейственности,  поскольку в результате полученной  прибыли  компании «Востокцемент»  с дохода в сумме 1 миллиард 201 миллион его близкие родственники  Пушкарева Татьяна  Тимофеевна,  брат Пушкарев  Владимир Сергеевич, жена Пушкарева Наталья Ивановна   в  период  с  2012-го  по 2015 год, являясь  участниками ОАО  «Парк  Актив»,  получили  дивиденды  на  сумму 471  миллион  рублей. Понимаю,  что  исковые требования  в данной  части не подлежат  удовлетворению в  связи  со  следующим. Первое. Исковые требования от  прокурора  выходят за рамки предъявленного  мне обвинения в соответствии со статьей 144 УПК РФ,  гражданским истцом  является физическое или юридическое  лицо, предъявившее требование о возмещении  имущественного  вреда при наличии  оснований  полагать, что данный  вред  причинен ему непосредственно  преступлением.  То есть в  соответствии с уголовно-процессуальным законодательством рассмотрению вместе с  уголовным делом  подлежат не любые  исковые  требования, а только те, что  непосредственно  связаны с  предъявленным  обвинением. Как следует из постановления о  привлечении  меня в  качестве обвиняемого  от 7 июля  2017 года (том  109  листы дела 133–166), дивиденды,  полученные  близкими родственниками, инкриминируются мне как  мотив злоупотребления  должностными полномочиями  в совершении преступления  из  личной заинтересованности  в виде  выгоды неимущественного характера, обусловленной  побуждением  семейственности.  Причинение вреда на  сумму  471 миллион  муниципальному образованию Владивостокский городской  округ мне и другим обвиняемым  не  вменяется.  На отсутствие  вреда  муниципальному  образованию Владивостокский городской  округ прямо  указывает  постановление  от 30  марта  2017  года,  вынесенное  заместителем  руководителя  главного  управления  по расследованиям  особо важных  дел (неразборчиво) Следственного комитета  Российской Федерации, который, отменяя  постановление  следователя Гордулина  от 27 августа  2016 года  о  признании потерпевшим  администрацию  города  Владивостока, указал… цитирую: «Учитывая, что расследование  (неразборчиво)  администрации города Владивостока  ущерб не  причинен  и не нанесен  вред его  деловой  репутации,  решение  следователя  о признании потерпевшим администрацию города Владивостока  и о  допуске  лица в качестве  представителя  потерпевшего подлежит  отмене».  (Том 34 листы  дела  109-250).  Таким  образом,  исковое  требование  в этой  части не подлежит  удовлетворению, поскольку ни я,  ни Пушкарев Андрей, ни Лушников Андрей  в причинении имущественного  вреда  на сумму  471  783  402  рубля  муниципальному  образованию Владивостокский городской  округ  не признаны.  Второе.  Кроме того,  обвинения и  основанные  на нем  исковые требования  о получении моими  родственниками дивидендов от доходов  заключенного  договора 142/09 противоречат Налоговому  кодексу Российской Федерации.  Согласно обвинению  в результате полученного группой  компаний «Востокцемент»  дохода в сумме 1 миллиард 201  миллион близкие  родственники  Пушкарева – мать, брат, жена –  в  период   с 2012-го по 2015 год,  являясь участниками «Парк Актива», входящего в  вышеупомянутую группу  компаний, получили дивиденды  на сумму 471  миллион. А в соответствии со  статьей  28  Федерального закона  от 8  февраля  1998 года  № 14 ХЗ  «Об обществах с ограниченной  ответственностью»  источником  выплаты дивидендов  является  прибыль общества  после  налогообложения. То есть  чистая  прибыль общества  является  источником дивидендов.  Выплатами. Аналогичное  положение  закреплено  статьей  42  Федерального закона  от 26 декабря  1995 года «Об  акционерных  обществах». Таким  образом,  действующее  законодательство  определяет, что единственным  источником  получения дивидендов является  чистая  прибыль общества. В  соответствии  со статьей  247 Налогового кодекса  Российской Федерации прибылью  признается  величина полученных  доходов, уменьшенная на  величину  произведенных расходов. То есть если  следствие  признало, что по договору 142/09  в  период с 2009-го по май 2016-го  группа компаний «Востокцемент»  получила доход в сумме  1 миллиард 201 миллион, то для  исчисления  дивидендов  из этой  суммы  следует  вычесть  величину произведенных расходов,  в  результате  чего будет получена  прибыль, а затем  вычесть из нее  величину налога  на прибыль, после  чего будет установлена  чистая прибыль, являющаяся  только источником  перечисления  дивидендов. Таким  образом, вывод  следствия  о том, что мои  близкие  родственники получили дивиденды  от доходов, полученных от  продажи  строительных  материалов,  является  надуманным. Сейчас…  секунду. 

Судья: Перерыв?

Пушкарев: Нет-нет. Продолжаем. 

Продолжение стенограммы можно прочитать на сайте.

Другие материалы рубрики "Общество"
3e03aea580f2db2d9334dea365918f45926bc3c7.jpeg

Технику для ликвидации ЧС осмотрели во Владивостоке

На вертодроме острова Русский собрались десятки единиц техники

b560cf2ad1419979907fd1737a8f971b533e02cc.jpeg

Две школы Владивостока вошли в двадцатку лучших на Дальнем Востоке

Рейтинг школ подсчитывается по конкурентоспособности выпускников

0f85dc17a2f4ec3e5e3c5c64cdc340e8025e345a.jpeg

Мастер-класс для юных фотографов пройдет в библиотеке «Бук»

В ходе встречи Александр Хитров поделится секретами мастерства, расскажет о специфике работы, покажет свои фотоматериалы