Эксперт: Приговор Пушкарёву показал, на каком поводке мы находимся

Решение Тверского суда Москвы произвело на людей впечатление полной незащищенности перед карательной системой российского правосудия

b50d9940614e7e2d1a3423f60316c8eb41326e43.jpeg

На прошлой неделе суд вынес приговор бывшему мэру столицы ДФО Игорю Пушкареву, признав его виновным в злоупотреблении полномочиями, в получении взятки от собственного брата Андрея Пушкарева (экс-директора компании «Востокцемент») и в коммерческом подкупе Андрея Лушникова (экс-директора МУП «Дороги Владивостока»). Бывшему мэру столицы ДФО назначили наказание в виде 15 лет колонии строго режима.

Андрей Пушкарев ввиду состояния здоровья получил 8 лет лишения свободы условно, Андрей Лушников – 10 лет колонии строгого режима. Также на всех подсудимых наложены штрафы в размере 500 миллионов рублей.

Приговор Тверского суда Москвы поразил приморцев своей жестокостью и несоразмерностью. Практика показывает, что за правонарушения гораздо более серьезные и явные, повлекшие грандиозный ущерб и человеческие жертвы, российские суды выносят приговоры более мягкие и гуманные. 

В ситуации с делом Игоря Пушкарева, где доказательства обвинения строились на специфических расчетах и предположениях, на показаниях тайного свидетеля, которые невозможно проверить, на судебной экспертизе, не выдержавшей профессиональной критики, приговор Тверского суда Москвы произвел на людей, следящих за процессом, впечатление полной незащищенности перед карательной системой российского правосудия. Решение суда обсудили эксперты в авторской программе «Разговор с Андреем Калачинским» на радио «Лемма», сообщает РИА VladNews со ссылкой на газету «Владивосток».

Нам сказали: бойтесь

– Все, с кем мы общались, жили ожиданиями, что этого не случится, – рассказала Марина Баринова, общественный деятель, советник ректора ДВФУ. – Даже если принять на веру все обвинения, Игорь и Андрей Пушкаревы, Андрей Лушников не являются особо опасными преступниками, которых надо «выдергивать» из общества на столько лет. Они не представляют никакой угрозы. Наоборот, с Игорем Пушкаревым у меня все ассоциации связаны исключительно с развитием, с надеждой для города. Этим приговором власть нам сказала: бойтесь.

Ведущий во время передачи связался по телефону с известным приморским бизнесменом, одним из основателей компании DNS Дмитрием Алексеевым.

– Что вы подумали, когда услышали вердикт судьи? – задал вопрос Андрей Калачинский.

– Я удивился во второй раз, – отметил Дмитрий Алексеев. – Первый раз мое удивление – удивление и расстройство – вызвало то, что прокурор запросил для Игоря Пушкарева наказание в 17 лет. Потом я удивился и расстроился, когда так много дал судья. Что же здесь не так? То, что какого-то чувства справедливости после этого суда у меня не остается. Мы живем во Владивостоке и понимаем все, что происходит. Понимаем, что Пушкарев, мягко говоря, уж точно не самый главный преступник в нашем государстве. Наказание, которое вынес суд, в разы выше разумного, «приемлемого» для таких обвинений. Я другой аналогии в Приморском крае не могу припомнить. 15 лет – это как злостному убийце.

– Как вы думаете, почему судья вынес такое показательно жестокое наказание? – поинтересовался ведущий.

– Мой менеджерский опыт говорит: часто не очень опытные менеджеры пытаются компенсировать нехватку компетенций жестокостью, – отметил Дмитрий Алексеев. – У меня такая аналогия возникает. Не признак сильного государства, когда так выборочно и жестоко караются люди, таких наказаний не заслуживающие. «Справедливо» и «по закону» становятся разными понятиями. По закону у нас сегодня можно практически любого посадить. Чувства справедливости и созидательного посыла после такого суда не остается. 

Приговор не по совести

Присутствующий в студии приморский журналист Олег Жунусов высказал свое отношение к приговору Тверского суда.

– На мой взгляд, не по совести приговор, – сообщил он. – Я вспоминаю всем известное дело Оборонсервиса. Там следователи обвиняли гражданку Васильеву в причинении ущерба бюджету в три миллиарда рублей. При этом сама сторона обвинения просила для обвиняемой условного наказания. И штрафа в один миллион рублей. Когда пошла волна возмущения, суд все-таки приговорил ее к пяти годам лишения свободы, но потом ее быстро выпустили. Получается, что ущерб был на порядок больше, чем приписывается Игорю Пушкареву, а наказание, которое запросило следствие, вообще условное. 

– На мой взгляд, это дело заказное, – считает Юрий Авдеев, ведущий научный сотрудник Тихоокеанского института географии. – Очевидно, что была чья-то установка на самый жесткий результат. И эта установка должна была быть выполнена, несмотря ни на что, при любых обстоятельствах. Во-вторых, очевидно, что мера наказания здесь выбрана явно не по существу преступлений. Попытка запятнать Игоря Пушкарева вызывает только возмущение. Лучшего управленца в городе за всю его новейшую историю просто не было. Игорь Пушкарев возглавил город в 2008 году. К тому времени уже была создана стратегия развития Владивостока. И Игорь Пушкарев за время своего управления приморской столицей полностью вник в этот документ. Что значит для города этот ненужный приговор? То, что мы опять отброшены как минимум на 10 лет назад. И губернатору, и назначенному руководителю города еще очень долго придется вникать и понимать, что Владивосток – это не только дороги и дома, что это особый город, находящийся в тесном соседстве с Азиатско-Тихоокеанским регионом – самым динамично развивающимся регионом мира. К Владивостоку нельзя применять упрощения. Нельзя здесь быть мэром исключительно хозяйственником или политиком. Нужно уметь совмещать, что и делал Игорь Пушкарев.

Без прецедентов

Беспрецедентным оказался не только приговор, но и само дело экс-главы столицы ДФО. Эксперты отметили, что за эти три года процесс оброс огромным количеством удивительных деталей, процессуальных редкостей, необъяснимых решений и допущений, что может войти в учебную литературу в качестве антипримера.

– Получается, что в этом деле была нарушена Конституция, когда в угоду стороне обвинения суд изменил территориальную подсудность дела, – отметил Андрей Калачинский. – Изначально суд должен был рассматривать дело во Владивостоке, но затем его перевели в Москву по просьбе прокурора. Верховный и Конституционный суды не нашли в этом нарушений. 

– Во многом это дело беспрецедентное, – согласился Олег Жунусов. – Можно долго перечислять. Наравне с уголовным преследованием прокуратура предъявила Игорю Пушкареву гражданский иск от лица МУП «Дороги Владивостока». Но МУП не признавало себя потерпевшей стороной. Как, если по итогам сотрудничества с Востокцементом оно получило только прибыль? Тогда за МУП выступила прокуратура. И отсудила с Пушкарева еще 143 миллиона рублей. А то, что Пушкарев простил МУПу долг почти в миллиард рублей за поставленные материалы, это осталось прокуратурой незамеченным. 

Политический процесс

По словам Олега Жунусова, столь строгий обвинительный приговор – еще одно доказательство политической подоплеки дела Игоря Пушкарева. 

– Я изначально считал, что это дело политически мотивировано, – отметил он. – И Игорь Пушкарев подтвердил это в своем последнем слове. Причиной своего задержания он назвал конфликт с экс-губернатором Приморья Владимиром Миклушевским. В чем заключался конфликт? В 2016 году были выборы в Законодательное собрание края. И Пушкарев сам участвовал в праймериз «Единой России» и собирал свою команду кандидатов. Миклушевский его опасался вполне обоснованно. Игорь Сергеевич обладал на тот момент серьезным репутационным ресурсом. Со своей командой в региональном парламенте он мог бы решить серьезные для города задачи. Например, вернуть земельные полномочия краевому центру, которыми долгое время распоряжался департамент земельных отношений администрации региона. Напомню, что Миклушевский в первые дни своего пребывания губернатором обещал вернуть землю Владивостоку. Но так и не вернул. В любом случае была политическая конкуренция. А она необходима. Отсутствие политической конкуренции – это застой. Мы проходили это в советское время и прекрасно знаем, к чему это ведет. 

Приговор в силу не вступил

По словам приморского юриста и адвоката Антона Бушмакова, приговор Тверского суда Москвы пока не вступил в силу. Это произойдет только после рассмотрения апелляции.

– Насколько я знаю, сторона защиты подготовила апелляционную жалобу, которая будет подана через Московский городской суд, – отметил он. – Апелляционная инстанция – это первый порядок обжалования. До вынесения ее решения приговор в законную силу не вступает. По существующей практике с момента подачи до рассмотрения жалобы может пройти месяц и больше. 

– Где подсудимые будут отбывать наказание? – поинтересовался Андрей Калачинский. – Вернут ли их в Приморский край? 

– Сложно сказать, – считает юрист. – Учитывая то, что дело было переведено в Москву, я сомневаюсь, что их вернут в Приморье. 

– Есть ли какая-то надежда на пересмотр дела или на амнистию? – продолжил ведущий.

– Исходя из практики прошлых лет под амнистию чаще всего попадают преступления небольшой и средней тяжести, – отметил Антон Бушмаков. – Убийство, незаконный оборот наркотиков и коррупция, как правило, под амнистию не попадают. Надежда остается, но она невелика. Есть еще такой инструмент, как помилование. Но у этого инструмента очень сложная и длительная процедура подготовки. 

– Из всех средств массовой информации мы постоянно слышим про Владивосток и про Дальний Восток, что это территория развития, что здесь у нас свободный порт, что у нас свободные люди, – поделилась мнением Марина Баринова в самом финале программы. – Но на самом деле приговор Игорю Пушкареву продемонстрировал, на каком поводке мы, свободные люди, находимся. 

Автор: Сергей Петрачков

Другие материалы рубрики "Общество"
957f1a33c343bcfec36d1a9f89a595eec9b92704.jpeg

Гороскоп на 16 сентября

Вам будет как никогда легко управлять эмоциями – как своими, так и чужими

0347679b81e38d76d401124d474d29bd42159848.jpeg

Эксперты утверждают, что пользоваться iPhone стало опаснее

С января по июль нынешнего года в мобильной платформе было выявлено 155 уязвимостей

6eac719edf36eb7d2fbed8dd67c37bea55fe5b41.jpeg

Внимание: диоксид серы в продуктах

Сейчас производители стараются уходить от использования сырья с диоксидом серы, но это повышает стоимость продуктов