Почему Игорю Пушкарёву дали больше, чем за убийство?

Экс-главе Владивостока дали почти столько же, если сложить вместе сроки Ходорковского и Улюкаева

a42a9ec794635b783a1a5c12b849019a07bb4b63.jpeg

15 лет строгого режима и штраф в 500 млн рублей – экс-глава Владивостока получил беспрецедентно жестокое наказание за преступления, не связанные с покушением на личность, сообщает РИА VladNews со ссылкой на газету "Владивосток"

Игорь Пушкарев, управлявший нашим городом в период его бурного развития и сыгравший в этом процессе ведущую роль, получил больше, чем получают за убийство, наркоторговлю и насилие. Андрей Лушников, экс-директор МУП «Дороги Владивостока», приговорен к 10 годам колонии строгого режима и аналогичному штрафу. Андрей Пушкарев, бывший гендиректор ГК «Востокцемент», приговорен к 8 годам лишения свободы условно и также к штрафу в 500 млн рублей.

«Игорю Пушкареву дали почти столько же, если сложить вместе сроки Ходорковского и Улюкаева»

«Суд практически полностью пренебрег доказательствами, представленными в ходе процесса»

Проводник из кризиса

Карьере Игоря Пушкарева – до 1 июня 2016 года – позавидовали бы многие успешные бизнесмены и политики. С первого курса университета начал работать в коммерческих организациях. В 1997 году основал собственную компанию ООО «Парк Групп», в 2000-м стал генеральным директором ОАО «Спасскцемент». Надо сказать, что предприятие находилось в глубоком кризисе. Ни о каком строительном буме в Приморье тогда речи не шло. Масштабных строек не существовало даже в планах. Цемент стране был просто не нужен. Устаревшее оборудование, снижение производства из-за отсутствия рынков сбыта, как следствие – задержка зарплат и прочие проявления упадка. 

Возглавив «Спасскцемент», Игорь Пушкарев первым делом нашел заказчиков на азиатских рынках, наладил поставки. У предприятия появились средства, которые были направлены на масштабное техническое обновление, на зарплаты. Это уже потом строительная отрасль России начала потихоньку выходить из сонного паралича, потекли заказы на объекты внутри страны, в Приморье и соседних регионах. 

Сегодня группа компаний «Востокцемент», в которую входит ОАО «Спасскцемент», является одним из лидеров отрасли и одним из крупнейших налогоплательщиков Дальнего Востока.

Все, кто работал и общался с Игорем Пушкаревым, отмечали его удивительную работоспособность, его управленческие качества, которые потом пригодились и на посту главы города. 18 мая 2008 года Игорь Пушкарев победил на досрочных выборах мэра Владивостока в первом же туре. За него проголосовали 57 процентов избирателей, пришедших на участки. А в 2013 году прошло переизбрание с почти аналогичным результатом – порядка 59 процентов голосов. 

В течение тех восьми лет, пока Игорь Пушкарев руководил Владивостоком, город развивался гигантскими темпами. Конечно, свою роль сыграл саммит АТЭС, давший нам мосты, кампус университета, театр оперы и балета и другие масштабные объекты. Но многие забывают, что федеральные средства затрагивали объекты гостевого маршрута и морского фасада. Парки, набережные, скверы, детские сады, городские трассы – все это оставалось в ведении муниципалитета и его скромного бюджета, который Москва своими траншами особо не баловала. Даже в атэсовском 2012 году сумма федеральных средств, поступивших в казну города, была намного меньше, чем в нынешнем 2019-м.

Тем не менее с 2008-го по 2016 год во Владивостоке появилось 23 новых детских сада, 24 сквера, 27 современных пришкольных стадионов и так далее. Список дел огромен. Примечательно, что за восемь лет правления Игоря Пушкарева в городе было построено 120 километров новых дорог. Не отремонтированных, а именно новых, с нуля введенных в эксплуатацию. Сравните: за последние три года в столице ДФО не появилось ни одного метра новых трасс. 

Игорь Пушкарев создал для города условия, в которых позитивные изменения оказались возможными, несмотря на скудный для столицы Приморья (а ныне и федерального округа) бюджет. Мэр действовал в ущерб созданному им бизнесу (компания «Востокцемент» понесла миллиардный убыток от сотрудничества с МУП «Дороги Владивостока»), но во благо Владивостока. Однако Следственный комитет, а затем и суд решили, что условия эти были созданы в целях личного обогащения. 

Судебный процесс: год впустую

Напомним, что Игорь Пушкарев и Андрей Лушников были задержаны 1 июня 2016 года. 24 июня силовики задержали Андрея Пушкарева. Игорю Пушкареву были предъявлены обвинения в злоупотреблении должностными полномочиями, которые позже трансформировались в коммерческий подкуп и коррупцию.

По версии следствия, экс-глава Владивостока за взятки от родного брата (!) Андрея Пушкарева, бывшего гендиректора «Востокцемента», препятствовал коммерческим организациям в участии в аукционах на муниципальные заказы, обеспечивая победу МУП «Дороги Владивостока». В свою очередь, директор МУПа Андрей Лушников закупал строительные материалы на заводах, входящих в группу компаний «Востокцемент», а также способствовал в передаче взяток. Обвинение утверждает, что закупки производились по завышенным ценам, в результате чего МУПу был причинен ущерб в размере 143,6 млн рублей (об этом говорится в экспертизе, проведенной по заказу следователей Приморским региональным центром по ценообразованию в строительстве – РЦЦС).

Оглашение приговора состоялось 9 апреля 2019 года в Тверском суде Москвы. Судья Дмитрий Гордеев зачитывал вердикт десять часов. Все это время присутствовавшие в зале судебных заседаний провели стоя, а подсудимые – в наручниках, лишь один раз попросив их ослабить. Среди собравшихся были родные и близкие экс-мэра, земляки из Приморья и Забайкалья, старые и новые друзья. Поддержать Игоря Пушкарева пришли бывший генеральный директор московского театра «Гоголь-центр» Алексей Малобродский и известный автоблогер Эрик Давидыч. Они подружились с экс-мэром Владивостока в камере СИЗО.

 Большую часть десятичасового заседания заполнила бюрократическая мишура: перечисление муниципальных актов, уставов, названий договоров, законов, статей и прочее. Остановимся на действительно важных моментах.

 Главное, что сделал суд: практически полностью пренебрег доказательствами и свидетельскими показаниями, представленными в ходе судебного процесса. 

Решение суда было основано на материалах, подготовленных оперативниками на этапе предварительного следствия. Многие из этих материалов были опровергнуты в суде. Самый яркий пример – признательные показания Лушникова. 

Выступая в суде, Андрей Лушников рассказал о грубых нарушениях, допущенных силовиками во время его допроса в здании приморского ФСБ. В суде он полностью отказался от первоначальных показаний, сообщив, что оговорил Игоря Пушкарева, и заявил о невиновности в предъявленных обвинениях. Из двух показаний Лушникова суд выбрал первое, признательное, и не стал его корректировать. Суд посчитал доводы о том, почему Лушников отказался от первых показаний (давление, отказ в предоставлении адвоката, отказ в телефонном звонке и прочее) надуманными.

При таком подходе неудивительно, что решение суда практически дословно повторяет текст обвинительного заключения и неизбежно наследует все его грубейшие недостатки. 

Так, судья высоко оценил экспертизу Приморского РЦЦС, на которой строится все обвинение. Согласно этому документу МУП «Дороги Владивостока» закупало стройматериалы у заводов «Востокцемента» по завышенным ценам, в результате понеся ущерб в 143 млн рублей. А вот доказательства защиты, представленные в судебных заседаниях и полностью опровергающие результаты экспертизы, показались суду «несостоятельными».

Напомним, что защита привела мнение четырех авторитетнейших независимых экспертов: представителей центра судебных экспертиз Министерства юстиции РФ, Ассоциации строителей России, международной аудиторской компании «Моор Стивенс» и Российского общества оценщиков. Представители этих четырех организаций заявили в суде о грубейших ошибках, допущенных экспертами РЦЦС. В частности, о том, что эти «эксперты» в стоимость продукции «Востокцемента» включили НДС (18 % на рассматриваемый период), а сметные цены, с которыми сравнивали продукцию компании, привели без НДС. И таких замечаний – масса.

Профессионалы не оставили камня на камне от экспертизы РЦЦС. Странно, что эта организация вообще была выбрана в качестве экспертной: в ее уставе в принципе не значится экспертная деятельность. Однако судья охарактеризовал исследования авторитетнейших экспертов как частные мнения, а специалистов РЦЦС похвалил за подробность, научность и убедительность. 

Из обвинительного заключения в приговор перекочевала и специфическая следовательская арифметика. Так, следователи посчитали, что из дохода в 1,2 млрд рублей (на такую сумму по договору «Востокцемент» поставил продукции МУПу) родственники Игоря Пушкарева получили дивиденды в 472 млн рублей. Это равносильно тому, что выжать из одного яблока бочку яблочного сока. 

Во-первых, следователи перепутали доход с прибылью.

Во-вторых, следователи перепутали прибыль от сделки с МУПом с прибылью всего холдинга «Востокцемент», который продает продукцию и на космодром Восточный, и на объекты «Алросы», и десяткам предприятий по всему Дальнему Востоку. 

В-третьих, прибыль от взаимодействия с МУПом для «Востокцемента» – понятие умозрительное. Она могла бы образоваться, если бы МУП прилежно расплачивался за поставленный товар. Но МУП не платил, а накопившийся долг почти в миллиард рублей был ему прощен. 

И в-четвертых, доля МУПа в общем объеме поставок «Востокцемента» составляла 2-3 %. Обогатиться на городских заказах для такого гигантского предприятия в принципе не представлялось возможным. Как было установлено стороной защиты в ходе судебного процесса, поставки стройматериалов для города были для «Востокцемента», по сути, социальной нагрузкой. 

Но все доказательства защиты, представленные в ходе судебного процесса, были отвергнуты судом как «несостоятельные». Все доводы обвинения, которые были собраны в ходе предварительного следствия, приняты практически дословно, без изменений. Целый год, в ходе которого велся суд над Игорем Пушкаревым и другими фигурантами дела, прошел, можно сказать, впустую. Приведенные защитой факты невиновности, показания десятков свидетелей, независимые экспертизы – все это осталось за скобками судебного решения. 

Такая политика

Приговор экс-мэру Владивостока выглядит уже не столько политическим делом, сколько местью за неуступчивость. Политически мотивированным выглядит, например, дело экс-министра экономического развития РФ Алексея Улюкаева. Его признали виновным в получении взятки в 2 млн долларов (деньги были изъяты оперативниками из машины, в которой ехал чиновник). Наказание – 8 лет колонии строгого режима и штраф, равный размеру взятки, то есть 130 миллионов рублей. Политически мотивированным выглядит дело Михаила Ходорковского. В 2005 году его признали виновным по семи статьям УК РФ (мошенничество, уклонение от уплаты налогов и т.д.), объявили «особо опасным рецидивистом» и назначили наказание в виде 9 лет лишения свободы в колонии общего режима. 

Игорю Пушкареву дали 15 лет колонии строгого режима. То есть почти столько же, если сложить вместе сроки Ходорковского и Улюкаева. 

Юристы давно говорят об обвинительном и даже репрессивном уклоне в российском судопроизводстве. Если человек попал на скамью подсудимых, то с вероятностью, близкой к 100 процентам, ему будет вынесен обвинительный приговор. На оправдательные вердикты приходятся десятые доли процента. 

Если кто-нибудь решится снять фильм о репрессивном судопроизводстве, то дело Игоря Пушкарева, пожалуй, лучше всего подойдет для того, чтобы лечь в его основу. 

В нем было все. 

В нем был показательный арест: кадры, как Игоря Пушкарева и Андрея Лушникова ведут к самолету в наручниках, заломив руки за спиной, как опасным бандитам-рецидивистам, показали на всю страну по федеральным телеканалам.

В нем была безграничная строгость к подсудимым. Андрея Пушкарева задержали за несколько дней до очередной плановой хирургической операции. Брат экс-мэра проходил реабилитацию после взрывной травмы лица. Восстановительный процесс шел успешно, но домашний арест не позволил ему продолжить лечение. Все ходатайства с просьбой отпустить Андрея Пушкарева на необходимые медицинские процедуры были отвергнуты. Сегодня здоровье Андрея Пушкарева сильно подорвано, он не может принимать пищу самостоятельно, дыхательные и глотательные функции нарушены. 

Что касается Игоря Пушкарева и Андрея Лушникова, все ходатайства об изменении им меры пресечения с заключения под стражу на домашний арест также получали отказ. 

Затем вопреки нормам Уголовно-процессуального кодекса РФ и общей практики территориальной подсудности рассмотрение дела Игоря Пушкарева перенесли из Фрунзенского суда Владивостока в Тверской суд Москвы. Причина – недоверие местным судебным органам. После этого заявления следователей о том, что своими действиями Игорь Пушкарев дискредитировал власть, звучат злой насмешкой.

Далее в деле появился тайный свидетель – Алла Шварц, засекреченное лицо, чье имя, голос и внешность скрыты якобы в целях безопасности. Показания, данные тайным свидетелем, практически дублируют обвинительное заключение. Причем он выступил знатоком во всех областях: в муниципальном праве и госзакупках, в ценообразовании и сортах цемента, в управленческих решениях городской администрации и действиях ее главы. Дальше текста обвинительного заключения компетенции Аллы Шварц не распространялись. Попытки адвокатов задать этому свидетелю хотя бы один уточняющий вопрос, который бы раскрывал реальный уровень его знаний и посвященности в деятельность администрации Владивостока, ни к чему не приводили. Прокурор протестовала, и судья снимал вопрос.

И как финал всей этой истории – несоразмерно жестокое наказание за преступления, доказательства совершения которых построены на своеобразной следовательской арифметике и судебной экспертизе, разбитой в пух и прах независимыми экспертами. 

Суд должен добиваться установления истины. Для этого и нужен судебный процесс: стороны защиты и обвинения представляют факты и доказательства своей позиции. У кого получается убедительнее, за тем и победа. Когда же за истину априори принимают обвинительное заключение, а из состязательного процесса делают фикцию, формальность, то ситуация перестает быть здоровой и у общества срабатывает иммунитет – реакция возмущения. 

Неудивительно, что такой приговор своей несоразмерной жестокостью шокировал приморскую общественность. Высказались все: и противники, и сторонники экс-мэра, и люди, которые просто наблюдали за одним из самых резонансных, показательных и ярких процессов современности.

Отметим, что приговор Тверского суда Москвы пока не вступил в законную силу. Впереди у Игоря и Андрея Пушкаревых, Андрея Лушникова апелляция. Экс-глава Владивостока и остальные подсудимые настаивают на своей невиновности и намерены доказывать свою правоту до конца.

Комментарии

Игорь Пушкарев: «Я такого приговора не ожидал»

Игорь Пушкарев прокомментировал решение Тверского районного суда Москвы. На личной странице в социальной сети Facebook экс-глава приморской столицы отметил, что не ожидал такого приговора, учитывая полное отсутствие доказательств вины. Также Игорь Пушкарев поблагодарил земляков, которые пришли в Тверской суд его поддержать, и тех, кто поддерживал онлайн. 

«В первую очередь хочу поблагодарить всех, кто пришел и приехал меня поддержать сначала на несостоявшееся заседание 2 апреля, а затем и 9 апреля, а также всех, кто поддерживает меня онлайн. Для меня и моей семьи это очень важно.

Еще когда изменили территориальную подсудность и передали дело в Тверской суд, мне стало ясно: это сделано для того, чтобы меня «случайно» не оправдали. Ведь судья по нашему делу, несмотря на молодость, широко известен в узких кругах подсудимых, среди которых Навальный, Пономарев, Браудери и другие, и вынесенными судебными решениями.

Но как белое назвать черным, а прибыль убытком и перевернуть все с ног на голову с учетом того, что я не пани Каплан и в Ленина не стрелял?! 

Я такого приговора не ожидал. Потому что взятки нет. Злоупотребления нет. Ущерба нет. И я не устану это утверждать, потому что это правда и она доказана.

В приговоре судьи сплошные противоречия: то я управляю компанией «Востокцемент» и все в ней мне подчиняются, то я не имею к ней отношения и получаю от нее взятки. То судья зачитывает, что «Востокцемент» получил убыток от деятельности МУПов, то говорит, что при этом получил сверхприбыль.

У меня сложилось впечатление, что изначально приговор был другим, но когда о том узнали «товарищи волки», то судье пришлось срочно его переписывать, чтобы он не отличался от обвинительного заключения. И именно этим объясняются загадочные переносы дат оглашения приговора и наличие массы противоречий между мотивировкой и сделанными выводами.

Многие думают, что с ними такие метаморфозы никогда не произойдут. «По ком звонит колокол?» Ответ известен…» – написал Игорь Пушкарев.

Дмитрий Алексеев, директор DNS Digital Store:

«Я вот думаю, почему 15 лет Пушкареву так возмущают?

Чиновников-то у нас не особо жалуют. Но, похоже, он воспринимается в этой истории скорее как житель Владивостока, который был выхвачен от нас бурей чужой политики. Да и самые ярые борцы с коррупцией явно не поставят его в топ списка.

От этого решения веет несправедливостью, а русский человек особенно к ней чуток.

Плохое это решение у суда, не принесет оно никому ничего хорошего».

Ольга Кишаковская, политический обозреватель:

«Приговор шокирует. Игорь Пушкарев на сегодня лидер среди мэров Владивостока по жесткости наказания, хотя явно не лидер среди них по злоупотреблениям. Для Пушкарева политическая карьера была намного важнее, чем обогащение. Деньги он делал в бизнесе. И если бы это целеполагание у него сохранилось, то и сам Пушкарев остался бы в бизнесе.

Если смотреть на суть того, что ему инкриминируется, то у него стояла задача отремонтировать дороги с нормальным качеством. Он использовал тот подход, который это обеспечивал. И опять же тут не стоял вопрос обогащения. На самом деле очень сложно представить и процесс получения Пушкаревым взяток.

Дело Игоря Пушкарева воспринимается как политическое, а не антикоррупционное. Строгость приговора, а также тот факт, что с политической арены региона на долгие годы убрали самостоятельного, состоятельного и состоявшегося актора, это только подтверждает. Вопросов по итогу остается больше, чем ответов. Понятно одно, что политики типа Пушкарева сейчас не в тренде. Он этого вовремя не понял».

Андрей Калачинский, журналист:

«Чуда не случилось. 15 лет вместо 17, конечно, не похожи ни на милосердие, ни на справедливость в отношении человека, который собственные деньги вкладывал в город.

Но обратите внимание, как много событий произошло за время этого процесса с момента задержания Игоря Пушкарева 1 июня 2016 года. Еще трех лет не прошло, а в крае уже третий губернатор и второй мэр. Как быстро раскручивается колесо истории, как уплотняется время. Как утрамбовывается событиями.

Я думаю, что вот за те годы, присужденные мэру Владивостока в колонии строгого режима, произойдут фантастические и непредсказуемые изменения. И чем черт не шутит – какой-нибудь новый состав Верховного суда не найдет состава преступления в действиях братьев Пушкаревых и Андрея Лушникова, а в отношении людей, инициировавших и фальсифицировавших дело, будет проведено расследование.

Господь справедлив, просто его суд не всегда быстр».

Сергей Ланин, главный редактор ИА PrimaMedia:

«За что?» – с таким вопросом просыпался сегодня Владивосток. 15 лет и 1,5 миллиарда (в общей сумме на Игоря Пушкарева, Андрея Пушкарева и Андрея Лушникова. – Прим. ред.) – это как же нужно было накопить такой долг перед родиной? Суд над Пушкаревым получился антинародным в том смысле, что с народным мнением вердикт не совпал. Приговор одни считают предельно строгим, другие – беспредельно строгим. Гадают, как преобразится Владивосток к началу 30-х.

Умные люди говорят: он не захотел «играть по правилам». А в нынешней редакции этих правил написано так: если тебе указали на ошибку, не надо играть в борца за справедливость, а надо «извиниться». Тогда и срок условный, и штрафы посильные.

Казалось бы, суть обвинения всем ясна: владелец бизнес-империи путал городской бюджет с личным кошельком. За это не грех осудить – сформулируй приговор так, чтобы его и школьник понимал, и наказывай по всей строгости закона. Но в России уже не стесняются невнятных формулировок, и 10-часовое бубнение сходит за приговор.

Так или иначе, дело Пушкарева снова показало, что в России на снисхождение могут рассчитывать только преступники, а вот доказать свою невиновность не получается».

Андрей Пушкарев, главный редактор газеты «Золотой Рог»:

«Экс-мэру Владивостока жестко отомстили за нежелание уступить свой бизнес… И, главное, кто? Тот, кто должен по должности дальневосточный бизнес на руках носить».

Галина Антонец, юрист:

«За делом Пушкарева я слежу уже третий год. Последние два года особенно активно, благодаря тому что соратники Игоря Сергеевича сделали процесс публичным, с возможностью знакомиться со всеми материалами дела, практически участвовать в судебных заседаниях, любой желающий мог изучить и сам сделать вывод. Благодаря открытости процесса еще больше усугубляется послевкусие и ужас от этого приговора, потому что ты понимаешь, что человека осудили за то, что он не делал. Да, невиновных не бывает, может, в чем-то Игорь Сергеевич и виноват, где-то преступил, что-то натворил, но точно не то, в чем его обвиняют. 

Я не считаю данный приговор ни законным, ни справедливым, и, как большинство жителей Владивостока, я в шоке, потому что даже те, кто не любил Пушкарева, потому что он Пушкарев, потому что молодой, успешный, наглый, активный или потому что богатый… Даже те, кто испытывал негативные эмоции, в шоке, не говоря о тех, кто относился к нему с симпатией.

У меня ощущение какой-то беспомощности и ужаса от того, что ты до последнего надеялся на другой исход. Интересный момент (опять же благодаря открытости данного дела, хоть его и утащили в Москву, подальше от глаз владивостокцев) в том, что все это по ощущениям напоминает фильм. Когда мы смотрим захватывающие фильмы – детективные истории, психологические триллеры, и они хорошие, качественные, мы переживаем за главного героя, несмотря на то, какой он, и мы так или иначе ожидаем happy end, справедливого конца. И вот это ожидание сыграло дурную роль, потому что до конца никому не верилось, что может быть вот такой вот конец у этой истории. Не конец, а промежуточный результат, потому что впереди кассация, обжалование, Европейский суд. В это стоит верить. Пока только полная растерянность.

Этот приговор больше не приговор как наказание за проступок. Это не приговор Пушкареву, это приговор всем нам, это сигнал нам. Каждый сделает выводы, где-то будет аккуратнее, сговорчивее, молчаливее. Но последствия от этого события, я думаю, власть недооценивает».

Другие материалы рубрики "Общество"
3e63b62cd779096f995de0499047ab505bcac00d.jpeg

Клинический фармаколог опроверг «скачок смертности» от рака

По словам Виталия Омельяновского, вклад лекарственных препаратов в смертность от онкологических заболеваний существует

ded39cb81697ec886b4b26d2cdcc9c28d68196fe.jpeg

Стоимость проезда в автобусах Владивостока может вырасти до 34 рублей

Администрация города примет окончательное решение на следующей неделе

68f46c8f138973d944b67d91394f67df3e4cef8a.jpeg

Плати налог: Специалисты устроили облаву на съемные квартиры Владивостока

Сигналы о сданных внаём квартирах не редки