На чём основан иск Генпрокуратуры на 3,2 млрд рублей к «Востокцементу»?

Единовременное погашение иска приведет не только к банкротству заводов. Дальний Восток и страна в целом потеряют гораздо больше трех миллиардов рублей

39401e5da3a30691febb22c4df0eb02b1c20fcd7.jpeg

В понедельник, 27 января, в Советском районном суде Владивостока состоялось первое заседание по существу гражданского иска против экс-мэра Владивостока Игоря Пушкарева, экс-гендиректора холдинга «Востокцемент» Андрея Пушкарева, экс-гендиректора МУП «Дороги Владивостока» Андрея Лушникова и шести предприятий, входящих в группу компаний «Востокцемент», с которых Генеральная прокуратура хочет взыскать более 3,2 млрд рублей, сообщает РИА VladNews со ссылкой на газету "Владивосток". 

В режиме конференц-связи из СИЗО № 1 Владивостока в судебном заседании приняли участие Игорь Пушкарёв и Андрей Лушников. Процесс вызвал огромный общественный резонанс: зал заседаний не смог вместить всех приехавших в тот день журналистов. Большинство из них ожидало завершения заседания в коридоре, чтобы узнать подробности у участников процесса. Корреспонденту «В» и его немногочисленным коллегам попасть в зал заседаний удалось.

Отвод всей приморской Фемиде?

Заседание стартовало нестандартно – с ходатайства надзорного ведомства об отводе судьи. 

Отметим, что ходатайство об отводе судьи было заявлено еще в конце прошлого года на подготовительном заседании, когда основным истцом по делу являлся, собственно, его инициатор Виктор Гринь. В декабре 2019 года он занимал пост заместителя генерального прокурора РФ, но 21 января 2020 года, за неделю до начала суда по этому иску, подал в отставку. Связаны ли эти два события, можно только догадываться. Эстафету у бывшего коллеги перехватил нынешний заместитель генпрокурора Сергей Бочкарев, который на первое заседание по делу не явился. Представлять интересы надзорного ведомства из Москвы прибыл прокурор Александр Дудников. По доверенности.

Судья Ольга Олесик попросила прокурора Дудникова озвучить доводы Генпрокуратуры об отводе судьи. 

– Все наши доводы есть в письменном ходатайстве и были изложены подробно на подготовительном заседании, – возразил прокурор. Но судья попросила его разъяснить свою позицию устно, так как на заседании присутствуют новые лица.

Прокурор, ссылаясь на 16-ю статью Гражданского кодекса (ГК РФ), где перечислены все доводы для отвода судьи, озвучил обстоятельства, вызывающие у Генпрокуратуры сомнение в объективности и беспристрастности именно судьи Олесик. Таким обстоятельством стало, например, то, что на этапе подачи иска в производство 3 октября 2019 года судья оставила документ без движения, попросив прокуратуру доработать его в области доказательной базы и расчетов. Таким образом, по мнению Генпрокуратуры, «судья заочно приняла сторону ответчика». 

Еще одним обстоятельством стало то, что в декабре 2019 года судья Олесик все-таки приняла иск к рассмотрению, хотя Генпрокуратура отказалась вносить в него какие-либо исправления.

– Назовите, пожалуйста, конкретное обстоятельство, – попросила судья.

– Отсутствие беспристрастности при рассмотрении искового заявления, – ответил прокурор.

– Разве в статье 16-й в перечне оснований указана беспристрастность? Там есть четкий перечень, – настаивала судья.

– Ваша заинтересованность в исходе дела, – поправился прокурор. 

– В чем заинтересованность?

– Вы еще на подготовительной стадии приняли ряд решений, которые свидетельствуют о вашей собственной заинтересованности в исходе дела, и действуете в интересах ответчиков, – заявил прокурор. 

Была озвучена и позиция ответчиков. Ходатайство надзорного органа представители ответчиков либо оставили на усмотрение суда, либо внесли на него свои возражения. 

– Заявление о недоверии судье не ново, это заявление звучит на протяжении многих лет, – отметил адвокат Дмитрий Тугуши, представляющий интересы АО «Спасскцемент». – Отвод заявляют не конкретному судье, а в принципе всем судьям Приморского края. В данном случае я не вижу объективных обстоятельств, которые свидетельствуют о некой заинтересованности. Суд обоснованно попросил прокуратуру уточнить основания подачи иска, представить расчет. Это справедливые замечания, которые были дальше поддержаны апелляционной инстанцией. Мы не видим здесь заинтересованности и пристрастности.

Далее адвокаты заметили, что с такой ситуацией в своей практике сталкиваются впервые, когда истец ходатайствует об отводе судьи из-за того, что судья просит доработать исковое заявление. Довод же о том, что иск был принят позже и без исправлений, не может свидетельствовать о предвзятости судьи в пользу ответчиков, потому как эта ситуация вообще противоречит интересам ответчиков.

В итоге прокуратуре было отказано в удовлетворении ходатайства.

– Доказательств личной, прямой или косвенной заинтересованности заявителем не указано, заявленный отвод является немотивированным, – решила судья.

Истцу не нравится прописка ответчика? 

Тут стоит сделать существенную ремарку. Эта юридическая коллизия – не единственная в деле. Обвиняя судью Советского суда Владивостока в нарушении процессуального порядка, представители надзорного ведомства, как говорится, в своем глазу бревна не видят. Ведь с подобной юридической коллизии – с нарушения норм Гражданско-процессуального кодекса (ГПК) РФ – в мае прошлого года началась история гражданского иска.

23 мая 2019 года заместитель генпрокурора РФ (ныне с приставкой «экс») Виктор Гринь направил председателю Верховного суда РФ два документа. Первый – гражданский иск против группы компаний «Востокцемент» на 3,2 млрд рублей, в шапке которого адресатом значился Советский районный суд Владивостока. Никакой путаницы здесь не было.
Но, по всей видимости, документ изначально не предназначался приморской Фемиде, потому как следом Гринь направил в Верховный суд второй документ – ходатайство об изменении территориальной подсудности иска. Замгенпрокурора рассчитывал, что рассматривать его будет Тверской суд Москвы: удобно, знакомо, близко, не надо ездить в далекое Приморье, пусть лучше ответчики сами добираются до Москвы. 

Однако перенос территориальной подсудности гражданского иска в тот момент был фактически невозможен по причине отсутствия самого дела. 

В отличие от уголовного гражданский процесс не предоставляет Генпрокуратуре права на обращение в суд с ходатайством в экстраординарном порядке (то есть до принятия иска к производству). Важный момент: в гражданских процессах только после принятия иска к производству истец, ответчик и третьи лица получают свои процессуальные статусы, а Генпрокуратура участвует в спорах на равных условиях. То есть выступает в роли обычного истца.

Иск, напомним, адресован девяти ответчикам: Игорю Пушкареву, основателю «Востокцемента» и бывшему главе Владивостока, Андрею Пушкареву, экс-директору холдинга «Востокцемент», Андрею Лушникову, экс-директору МУП «Дороги Владивостока», а также компаниям АО «Спасскцемент», ООО «ДВ-Цемент», АО «Дробильно-сортировочный завод» (ДСЗ), АО «Владивостокский бутощебеночный завод» (ВБЩЗ), АО «Теплоозерский цементный завод» и ОАО «Спасский комбинат асбестоцементных изделий».

Все перечисленные физические и юридические лица прописаны на территории Дальнего Востока – в Приморском крае и Еврейской автономной области. Согласно требованиям ГПК РФ рассмотрением гражданского дела должны заниматься местные суды. 

В июле 2019 года Верховный суд РФ отказал прокуратуре в удовлетворении ходатайства о переносе территориальной подсудности. Действия заместителя генпрокурора РФ объявили незаконными. И это яркая иллюстрация случая, когда закон оказался выше должностей. Надзорному органу пришлось действовать согласно ГПК РФ. То есть обратиться в Советский районный суд Владивостока, куда в декабре прошлого года и был подан пресловутый иск и где 27 января нынешнего года начались слушания.

А возместите-ка вы ущерб еще раз…

Далее сторона защиты заявила ходатайство о привлечении к делу третьих лиц – представителей администрации Владивостока и МУП «Дороги Владивостока».

На это прокурор Александр Дудников выступил с возражением. По его словам, в деле есть документы, которые говорят, какие суммы администрация города перечислила МУП «Дороги Владивостока» с 2008-го по 2016 год. И этого, по мнению прокурора, достаточно.

– Как нам сообщили в администрации города, отдельный учет по поставке материалов МУП «Дороги Владивостока» администрацией не велся, – продолжил он. – Выделить из общего объема контрактов по строительству, ремонту и содержанию дорог суммы, потраченные конкретно на поставку материалов, не представляется возможным. 

Представители ответчика заметили, что это, собственно, и является причиной привлечения к делу третьих лиц – представителей мэрии и МУП, чтобы они дали показания о доле заводов «Востокцемента» в заключенных контрактах. 

Тем более что МУП «Дороги Владивостока» ранее проходило в качестве потерпевшего в уголовном деле против Игоря Пушкарева. И ему, МУП, уже по гражданскому делу, выделившемуся из уголовного, возмещен ущерб в 143 млн рублей. Нынешнее гражданское дело дублирует предыдущее. 

Иными словами, за одно и то же правонарушение Генпрокуратура предлагает «Востокцементу» возместить ущерб дважды. Причем во второй раз взыскать не 143 млн, а 3,2 млрд рублей. 

Судья временно отложил рассмотрение данного ходатайства по техническим причинам: представители ответчиков должны определить, от кого именно оно будет подано (как стало известно позже, на втором заседании 28 января, в ходатайстве защиты о привлечении третьих лиц было отказано).

Иск на три миллиарда. Арест – на 16 

Далее защита заявила еще одно ходатайство – обжалование обеспечительных мер, наложенных на предприятия «Востокцемента» Приморским краевым судом по просьбе прокуратуры Приморского края в рамках текущего гражданского производства. Сегодня имущество предприятий «Востокцемента» арестовано. Более того, ограничения распространились на корпоративную деятельность вплоть до того, что руководству предприятий запрещено проводить какие-либо сделки и вести хозяйственную деятельность. 

– Прокуратура начала активно заявлять ходатайства об обеспечительных мерах к «Востокцементу» с июня прошлого года, – напомнил Дмитрий Тугуши, представитель АО «Спасскцемент» в суде. – Эти заявления принимались Басманным районным судом Москвы, а потом Мосгорсуд их отменял. Сегодня обеспечительные меры наложены по тем же основаниям, что и в прошлогоднем определении, которое было признано незаконным. 

Крайне интересны формулировки, которые использует надзорное ведомство. А именно: речь идет не только об аресте имущества, но и о запрете вообще какой-либо корпоративной деятельности. Что в итоге? 

Во-первых, по иску на 3,2 млрд арестовано все имущество всех юридических лиц, которое оценивается в несколько раз дороже (ответчики приложили к делу рыночную оценку арестованных активов – их стоимость превысила 16 млрд рублей. – Прим. ред.), что нарушает принцип соразмерности, о котором прямо говорит 140-я статья ГПК РФ. Во-вторых, фактически на предприятиях запрещена хозяйственная деятельность, что делает невозможным выплату зарплат, налоговых отчислений и ведет к полному параличу предприятий. 

По словам представителя ДСЗ, в разряд «имущество предприятий» попадает выпускаемая ими продукция. Соответственно, продать ее из-за обеспечительных мер уже нельзя.

Также сторона защиты подчеркнула, что роль обеспечительных мер заключается в том, чтобы ответчик не смог скрыться от грозящей ему ответственности. «Спасскцементу» больше 110 лет, ВБЩЗ исполнилось 60 лет, Теплоозерский цементный завод, как и «Спасскцемент», является градообразующим предприятием. Эти заводы десятилетиями присутствовали на территории, зарекомендовали себя как ответственные работодатели и налогоплательщики. Скрыться и исчезнуть они не могут в силу своей природы, экономики и логики, а к ним относятся как к фирмам-однодневкам! 

Прокурор на это возразил, что обеспечительные меры «обоснованны и мотивированны». По его словам, сумма арестованного имущества была просчитана специалистами и оценена в 3,6 млрд рублей (как пояснила защита, за основу бралась кадастровая, а не рыночная стоимость активов). Более того, говоря о соразмерности, истец дал понять, что сумма иска в 3,2 млрд рублей не окончательная и, возможно, в скором времени изменится в сторону… увеличения. 

Представитель прокуратуры также не согласился с доводом о возможном возникновении социальной напряженности в случае жесткого применения обеспечительных мер. Он подтвердил, что в прошлом году в Генпрокуратуру неоднократно поступали обращения трудовых коллективов и депутатов Госдумы подобного содержания: арест счетов «Востокцемента» грозит безработицей, невыплатой зарплат, а у многих работников семьи, кредиты, иждивенцы и так далее. Генпрокуратура отреагировала на эти обращения следующим образом: обратилась в Управление ФСБ по Приморскому краю с просьбой проверить изложенные сведения, а также выявить организаторов сбора подписей.

Проверка показала, что под обращением ВБЩЗ (по другим обращениям результаты оперативной работы озвучены не были) расписывались действующие сотрудники предприятия, но не все они читали текст обращения. Также проверка показала, что не у всех работников завода есть «финансовое бремя». Например, у опрошенных оперативниками УФСБ заводчан кредитов и иждивенцев не нашлось… 

Кстати, результаты проведения оперативных мероприятий прокуратура приобщать к делу не стала. 

– Прокуратура ходатайствовала о полном запрете деятельности заводов «Востокцемента». А как в таком случае платить налоги и зарплаты? – поинтересовался у истца адвокат Денис Пучков. – Скажите, будете ли вы потом привлекать руководителей указанных предприятий к уголовной ответственности, которая полагается за невыплату зарплат и налогов?

– На этот вопрос я ответить не готов, – признался прокурор, сославшись на то, что Приморский краевой суд оценил доводы надзорного ведомства как мотивированные.

После этого слово взял Игорь Пушкарев.

– Суровое сердце прокурора не слышит доводов защиты, касающихся социальной стабильности, – сказал он. – Но не забывайте о другом очень важном моменте: часть предприятий «Востокцемента» являются также и ресурсоснабжающими организациями. Если жестко исполнять требования, заявленные прокуратурой, то поселок Теплоозерск останется зимой без воды, света и тепла. Частично и другие предприятия выполняют функции жизнеобеспечения в разных городах. Если до четырех с лишним тысяч человек, которые трудятся на предприятиях, дела нет, то тут возможен уже коллапс системы жизнеобеспечения. Я уже не говорю про такие предприятия, как завод «Звезда», космодром Восточный, которые требуют постоянной поставки стройматериалов. Сломать все можно очень быстро, а вот заново построить будет уже невозможно. 

В итоге суд отложил рассмотрение жалобы защиты до возвращения материалов из Приморского краевого суда. 

Так откуда взялись 3,2 миллиарда? 

До того как был зачитан гражданский иск (с этого момента начинается рассмотрение дела по существу), защита обратилась к суду с последним ходатайством – приобщить к делу первичную документацию по всем указанным в иске контрактам.

Контрактная бухгалтерия уместилась в 81 коробку. Еще несколько листов заняло заключение специалиста, проанализировавшего всю эту информацию и сделавшего общие выводы.

– Так как истец возложил бремя доказывать сумму иска на плечи ответчика, нам пришлось проделать колоссальную работу и проверить всю «первичку» по предъявляемым контрактам, – пояснил судье один из адвокатов.

Суд удовлетворил ходатайство частично. А именно приобщил к делу заключение специалиста, а материалы из 81 коробки предложил защите предъявлять на этапе представления доказательств.

Чтение иска заняло у судьи 20 минут, 19 из которых ушло на перечисление всех контрактов МУП «Дороги Владивостока», заключенных в период с 2008-го по 2015 год. В иске отсутствовали какие-либо расчеты, но присутствовала весьма четкая сумма взыскания – 3,2 млрд рублей. 

Первый вопрос, заданный стороне защиты, касался как раз того, как образовалась беспрецедентная для приморской Фемиды сумма гражданского иска. 

– Ваша честь, основным должностным лицом, которое будет представлять позицию Генпрокуратуры в рамках заявленного иска, является Сергей Бочкарев, – заявил прокурор Дудников. – Какие-либо комментарии и ответы без нашего совместного обсуждения по существу заявленных требований я давать не могу. Он будет участвовать в следующих судебных заседаниях. Его отсутствие вызвано объективными причинами – участием в судебных процессах по уголовным делам в Республике Дагестан.

– А что нам делать? – был задан резонный вопрос.

– Делать перерыв, – ответил прокурор.

– На сколько? – спросили защитники (некоторые посмотрели на часы).

– Не менее месяца. Я думаю, март…

Добавим, что на втором заседании, состоявшемся 28 января, судья отказала прокурору в его просьбе перенести рассмотрение дела на месяц. Заседания продолжаются по утвержденному до 31 января расписанию.

Дамоклов меч

«Востокцемент» и его заводы являются одним из крупнейших производственных объединений Дальнего Востока. Сегодня деятельность предприятий стабильна. Зарплата выплачивается вовремя, реализуются масштабные программы развития и модернизации производства, осуществляются социальные проекты, налаживается выпуск новых видов продукции. Холдинг является одним из крупнейших налогоплательщиков ДФО. В прошлом году он заплатил более 3,2 млрд рублей налоговых отчислений в бюджеты всех уровней. 

Также «Востокцемент» – один из крупнейших работодателей региона. В холдинге трудятся более 4 тысяч человек. Фонд заработной платы за 2019 год составил более 2,1 млрд рублей. 

Но ни одна компания в регионе (да и единицы по стране) не в силах будет справиться с трехмиллиардным иском без трагических последствий. 

В июне прошлого года предприятия холдинга уже испытали серьезный экономический стресс: по ходатайству замгенпрокурора Виктора Гриня Басманный суд Москвы арестовал все их счета, фактически заблокировав любую деятельность. Тысячи людей оказались под угрозой остаться без работы и зарплат, застыли в неопределенности инвестиционные планы, социальные проекты, спонсорская поддержка и так далее. 

Опасения высказывали и руководители строительных организаций, крупные заказчики продукции «Востокцемента»: отсутствие стройматериалов грозило срывами технологических процессов, которые выстраиваются годами. Под серьезной угрозой оказалась вся строительная отрасль региона. 

Благодаря напряженным усилиям руководителей регионов, профсоюзов, депутатов разных уровней и широкому общественному резонансу ситуацию удалось переломить, и в августе 2019 года Мосгорсуд отменил решение Басманного суда об аресте счетов, признав такое действие противоречащим закону. Но ситуация не разрешилась окончательно. 
Предъявленная в гражданском иске сумма попросту несоизмерима с годовой прибылью предприятий холдинга. Единовременное погашение иска не представляется возможным и приведет не только к заморозке всех программ развития, модернизации, всех многочисленных социальных проектов. Это приведет к банкротству заводов и последующей распродаже их активов. Сами же эти активы резко упадут в цене, так как крупное и стабильное производство превратится просто в склад имущества. В итоге Дальний Восток и страна в целом потеряют гораздо больше трех миллиардов рублей. Будет уничтожен один из крупнейших налогоплательщиков и работодателей, снабжающий строительным хлебом главные стройки региона. 

Автор: Евгений СИДОРОВ

Другие материалы рубрики "Общество"
4b3bfc878accc7a77d3c921f7af393213cc8b211.jpeg

Гороскоп на 8 апреля

Звезды дадут вам импульс спокойно плыть по течению, но при этом течение может вынести вас в самые неожиданные места

56d3bf0b8b9f9d13a84436cf8d9d6b0618931041.jpeg

Аналитик рассказал о готовящемся давлении на курс рубля

Россия накопила достаточно валюты и золота в качестве резерва на случай экономического кризиса

a86f758fab20fd8a22e91951e3f3074a68b17d9a.jpeg

Вырастут ли цены на свинину из-за эпидемии коронавируса?

Об этом рассказал генеральный директор Национального Союза свиноводов Юрий Ковалев