История о том, как облик Владивостока менялся

Лик родного для Павла Шугурова Владивостока навсегда изменился, когда он вернулся в краевой центр после долгого творческого путешествия.

1460689893_080702_bishkek-065.jpg

Владивосток, ИА Приморье24. Вернувшийся после 10 лет обучения в «европах» назад к дальневосточным морским просторам и бесчисленным сопкам художник Павел Шугуров захотел не только снова почувствовать вкус соленого тумана, прокатиться на фуникулёре и любоваться бесконечно заходящим за волнующееся море солнцем. После долгого творческого путешествия по городам России и странам мира, перспективный художник заматерел и решил, ни много ни мало, изменить облик краевого центра.

«У некоторых людей больше развито зрение, у других – слух. Кто-то живёт эмоциями, кто-то – разумом. Все люди живут по-разному и все научились этот мир так же по-разному воспринимать. Моя техника жизни – это визуальное восприятие и передача образов. Так сложилось с детства. Поэтому я стал художником, и благодаря своим родителям, которые меня не одёргивали вопросами, на что я буду жить, почему не выбрал профессию бухгалтера или юриста, я мог с детства заниматься тем, чем хотел», - рассказывает о своих первых шагах Павел Шугуров.

Ещё с младых ногтей Павел начал заниматься творчеством, не ограничивая себя одним лишь рисованием на холсте. Увлечений было очень много, и, попробовав себя в различных ипостасях творца, он не стал себя сдерживать рамками одного города. В начале второго тысячелетия он отправился на поиски новых впечатлений в Санкт-Петербург – прямиком в Художественно-Промышленную академию им. барона Штиглица.

Изначально выставки у музыканта, художника, издателя, скульптора и бог ведает ещё кого, были о Владивостоке. Несмотря на желание изменить свою творческую эпоху, первые шаги в культурной столице не сильно отличались от жизни в городе у моря. Первая, третья, десятая – выставки произведений Павла Шугурова всё так же ютились в четырёх стенах, ожидая своего часа, чтобы, наконец, с шумом вырваться из них. Черпать вдохновение, выплеснуть его на холст, подготовить картины, распределить их по залу, с выдохом встретить первых посетителей вернисажа, узнать их мнение, поделиться своим – это могло бы повторяться до конца жизни. Но со временем Павел начал отстраняться от этого, посмотрев на весь процесс со стороны.

«Во время выставок я осознал, что мы все друг друга знаем, а нас - это всего человек 30-40 на всю страну. В этой маленькой тусовке, если и делаешь выставку, то на неё приходят практически одни друзья. Они похлопают тебя по плечу, дадут флешку со своим материалом, с удовольствием выпьют, поболтают и разойдутся. И это, по большому счёту, была та самая ожидаемая выставка, на которую ты потратил так много времени и сил», - отмечает Павел.

Решению стать уличным художником сопутствовали и подработки Павла, когда он делал заказы в роскошных коттеджах для людей, в том числе зарабатывающих на свою жизнь не самым честным образом. Наблюдая, как в них зарождается любовь к высокому, он надеялся, что бандиты станут добрее, и в один из дней кого-нибудь не изобьют, не обматерят, не обворуют...  

Так он и осознал свою цель – раз искусство может оказывать благотворное влияние на людей, значит, и он этим самым искусством должен их исправлять. А направлять людей сеять доброе и вечное где-то за стенами – лишь снова ограничивать себя.

«Я поставил себе целью заниматься уличным художеством, чтобы иметь влияние на общество, в котором я живу, а не для небольшой тусовки», - думал тогда ещё начинающий уличный художник.

Чтобы сменить материал холста с ткани на бетон, ему пришлось освоить промышленный альпинизм, а первая проба кисти пришлись на улицах Екатеринбурга и Бишкека. Значимой работой для теперь уже уличного художника стал «Журавлиный луг» в Санкт-Петербурге. Организация своего стартового проекта заставила его попотеть и в роли «великого комбинатора», когда он обговаривал возможность реализовать свой проект по уличному рисунку с питерскими чиновниками. 

Результата удалось добиться только через год.

Хоть «Журавлиный луг» и не стал судьбоносным рисунком для Павла, это позволило увидеть реакцию зрителей – простых людей, проходящих мимо пятиэтажки на улице Бармалеева. И этот отклик был ошеломительным. Причём ещё на первых этапах проекта, когда Павел Шугуров вместе с другими художниками писал своё творение, вися на тросах с закреплёнными на спине крыльями.

«А что вы такое делаете?», «Когда закончите?», «Рисовать не устали?», «Может вам попить принести?», «Приходите  к нам в гости!», - незнакомые люди останавливались и с большим удовольствием общались с художниками. Эффект зрительских симпатий подействовал на крылатого арт-альпиниста куда сильнее, нежели дружеские похлопывания по плечу.

В скором времени появились и другие монументальные росписи, написанные вдали от Владивостока. В том числе и за пределами России. Это продолжалось до тех пор, пока не закончилось обучение – вот теперь-то и пора домой.

Первой ласточкой во Владивостоке, собственно, и стала «Первая ласточка», нарисованная на крыше здания профсоюза – её можно увидеть со смотровой площадки на Орлиной сопке. Пока в городе существовало лишь хаотичное уличное творчество, которое за редким исключением можно было назвать искусством, эта работа выгодно отличалась от остальных.

Полёт первой ласточки над городскими сопками ознаменовал хорошую «погоду» для Павла и его единомышленников. После дополнительных художественных проектов во Владивостоке возникла первая городская скульптура. К сделанному из жести морячку с гитарой, что сидит напротив городской администрации, оказались неравнодушны не только ожившие с помощью краски и кисти позади него роскошные дамы.

«Тогда во Владивостоке был огромный запрос на городские скульптуры. Ведь в каждом скверике у нас есть памятники, но все они - это объекты, куда нужно один день в году приходить с гвоздичкой в руке и стоять в минуте молчания. А жители хотели скульптур для селфи, для интерактива, такие оригинальные неформальные штуки», - продолжает рассказывать о своих начинаниях в родном городе Павел Шугуров.

Своим острым взглядом художник приметил угол на здании по Океанскому проспекту, и предложил администрации Владивостока поместить туда морячка. На первых порах от скульптуры пришлось отказаться  - бюджетные средства уже были расписаны по программам. На помощь пришёл случай. Когда по гостевому маршруту началось массовое обновление фасадов зданий, глава города Игорь Пушкарёв договорился с местной управляющей компанией, чтобы скульпторы и художники вписали музыкального морячка с его фанатками в облик центральной улицы.

Со временем Павел встал у руля корабля ответственных за внешний облик города – его назначили руководить проектами при администрации Владивостока в должности главного художника. Идея улучшить архитектурный вид Владивостока всё не покидала монументального художника.

Тем временем в городе уже были сформированы молодые творцы, готовые так же выйти из замкнутых выставочных стен, и заявить о себе своим творчеством. Натёртый до золотистого блеска палец «голосующего» моряка дальнего плавания, спрятавшийся в подворотнях Король Миллионки, исследующие тайны подземелий диггеры, психоделичные клоуны рядом с цирком… Жители города у моря наверняка смогут сразу воспроизвести в памяти эти и другие творения, наводнившие за последние четыре года улицы города. Эти произведения уже стали неотъемлемой частью Владивостока – новыми арт-объектами пост-саммитовского периода, изящно вписавшиеся в современную историю гигантскими скачками развивающегося когда-то военного поста.

Оказавшийся в подходящее время в нужном месте Павел силами руководствующего городского органа за несколько лет принял участие в крупнейших событиях конечной точки транссибирской магистрали. Это - несколько появившихся городских скульптур, бесчисленное число «картин», нарисованных на когда-то серых стенах города, и других важных проектах. Одним из них стал Колористический план Владивостока.

Подобный проект, когда здания выкрашиваются не тем коллером, которым располагают строители, а определённым, заданным планом, существует лишь в Москве и Петербурге. Районы города были поделены на участки, согласно которым дома выкрашивались обозначенным цветом.

Во время разговора Павел отметил, что Владивосток стал передовым центром России по созданию уникального городского облика, и его опыт заинтересовал многих глав крупных городов страны.

Сейчас разноплановый творец продолжает свою творческую деятельность во всех направлениях. Его можно заметить, «вышагивающим» в компании таких же «безумцев» по городским улицам: в облике людей в одежде из наружной рекламы, обтянутых в баннеры и номерами телефонов служб по поиску квартир.  Зайдя в бар, вы можете услышать, как он «поёт» под наполненную солнцем и брызгами волн мелодику surf-rock'а. Попробуете проехать на «Набку» - и вот вам преграждают путь мускулистые фигуры, нарисованные на заградительных столбах. Да-да, и к этому творчеству приложил свои руки Шугуров.

«Некоторые знакомые говорят, что бюджеты сокращаются, и монументальных художественных работ стало меньше в городе. Может это и так, но это не значит, что остаётся только сидеть дома и ничего не делать. Сейчас время уличного творчества. Надо творить!», - подытожил Павел Шугуров.

Все новости
Другие материалы рубрики "Интервью"
10811009-861851.jpg

Трагедия, изменившая и объединившая мир

1 декабря в прокат выйдет фильм-катастрофа Сарика Андерсяна «Землетрясение»

tkra.JPG

Монтаж главной новогодней ёлки начался во Владивостоке

28-метровая конструкция, украшенная шарами и гирляндами, предстанет во всей красе уже к середине декабря

cb4a2dfd503b54dc7a90e90186ab4a39.jpg

"Наши двери всегда открыты для талантливых специалистов", - Coca-Cola HBC Россия

HR-специалист компании рассказала ИА Приморье24 о ситуации на приморском рынке труда