Окно в АТР прорубили, пора и дверь открыть

  Когда здесь начнут размещаться офисы крупнейших мировых компаний, как это мы видим в Шанхае, Гонконге, Сингапуре – можно будет говорить, что мы на равных играем в экономике. Директор Тихоокеанского центра стратегических разработок размышляет о людях и их будущем.

1342654298_terskiy-mihail.jpg

Приехав в 1979 году во Владивосток молодой кандидат философских наук и не подозревал, как круто изменится жизнь буквально через 10 лет. Причем у всей страны. Что вместо законов материалистической диалектики он станет преподать основы мира сугубо материального – экономику. И что станет соавтором идеи проведения форума АТЭС во Владивостоке.

- Почему вы, философ и вдруг подались в экономику? Это же совершенно разные науки!

- Когда началась перестройка, я уже был доцентом кафедры философии ДВГУ. И мне предложили перейти в Академию наук (ДВОРАН), чтобы создать там дальневосточный центр по изучению общественного мнения. Период был сложный, мы мониторили общественное мнение, связанное с перестройкой. То есть оценивали, что делается правильно, что неправильно. Как население воспринимает все изменения в области демократии, управления страной, с прекращением гонки вооружения, с окончанием "холодной войны", с инициативами М. Горбачева, с изменениями системы внешних отношений нашей страны. Параллельно с социологией я занимался экономикой, и в 1989 году закончил экономический факультет МГУ.

- Получается жизнь заставила из духовного мира перейти в материальный? Но почему тогда не подались в бизнес? Ведь это был, как сейчас модно говорить, основной тренд.

- Мы перешли на качественно новый уровень работы – занялись Мировой экономикой. Так что по миру я поездил больше, чем челноки. И все началось с экономических и международных проблем освоения океана. Тогда мы группой ученых первыми создали на Дальнем востоке и Сибири сектор рыночных отношений. Впрочем, он был первым и для Академии наук в целом. Занимались изучением рыночных отношений в странах северо-восточной Азии. После - экономикой стран АТР и мира.

- Изучив столько различных моделей государственной экономики, к какой бы вы отнесли нынешнюю российскую?

- Наша модель хозяйствования в стране, это административная планово-рыночная экономика. У нас больше половины инвестиций – государственные. Они всегда жестко планируются. Поэтому она у нас такая, достаточно неповоротливая, медленно реагирующая на внешние вызовы и угрозы. Наша экономика, конечно, движется вперед, но очень медленно. Это очень консервативная модель. В то время как соседи по АТР развиваются быстрее. И если бы не они, то мы бы так и считали, что у нас нормальная, эффективная экономика. Хотя по сравнению со своим прошлым, мы эффективны. У нас жизненный и уровень повышается, и качество жизни, и экономика растет.

- Вы знаете, а наши читатели постоянно говорят нам об обратном. В чем прогресс-то?

- Прогресс очевиден. И его можно ощущать в том, что у половины населения есть автомобили, современные средства связи и зарплата растет. 10 лет назад такого у населения не было. А сегодня есть, так что прогресс налицо. Но у наших соседей этот прогресс еще более высокий. Они, по сравнению с нами, бегут. И бегут быстрее нас. Когда мы, образно говоря, ускоряемся – все равно бежим медленнее их.

- Так в чем же по вашему ключевая проблема?

- Главное: это скорость наших изменений. Кто развивается быстрее, тот для всех других создает риски. Вы можете вкладывать большие деньги в команду "Луч-Энергия", но она вылетит во вторую лигу потому что другие команды играют лучше. Вы можете тратить огромные деньги на тренеров, на игроков, а другие команды победят, вложив меньше денег, но более эффективно. Слабая команда не можете прорваться в высшую лигу. Там работать нужно больше и лучше, но и доход получают выше в десятки раз. Вот так другие страны тоже создают для нас угрозу своей "хорошей игрой" и вопрос как на эти вызовы и угрозы реагировать.

- А как Владивостоку выйти в "высшую лигу"?

- Когда здесь начнут размещаться офисы крупнейших мировых компаний, как это мы видим в Шанхае, Гонконге, Сингапуре – можно будет говорить, что мы на равных играем в экономике. Вот когда я увижу во Владивостоке представительство компании "Майерс", в полном ее объеме, то скажу – да мы стали частью мировой транспортной системы. Но до тех пор, пока у нас 80% будет составлять малый и средний бизнес с неустойчивым экономическим рынком, с неустойчивой товарной базой, нам о победе можно и не мечтать!

- То есть вы предлагаете создать из Владивостока международный центр сотрудничества? Для этого здесь и будет проведен форум АТЭС?

- Идея его проведения появилась еще в 2002 году. Когда во Владивостоке проходил инвестиционный саммит АТЭС. Сюда так же приезжали главы 21 стран. Саммит проходил в здании морвокзала. И проводила его Россия. И когда он закончился, мы поняли, что наша страна никому в АТР не интересна. Потому что кроме ресурсов мы ничего предложить не можем. Да и не так уж их тут и много, в Приморском крае-то. И мы поняли, что надо что-то менять. В первую очередь - инфраструктуру, дороги и гостиницы. Иначе к нам никакие международные офисы не переедут. АТЭС – это подарок судьбы для Владивостока. Ведь его можно было с таким же успехом провести в Санкт-Петербурге, где уже готова инфраструктура и не пришлось бы таких денег тратить. Правительство, и В. Путин приняли решение создавать здесь не только инфраструктуру, но и университет нового типа, с новым кампусом. Университет, который подготовит новые кадры, соответствующие запросам ведущих мировых компаний.

- А как эти самые компании сюда заманить?

- Чтобы эти офисы здесь появились, мы должны научиться их обслуживать и улучшить социальную жизнь города. Ведь сотрудники мировых фирм приедут сюда с семьями. Это значит, что в наших детских садах с детьми нужно заниматься по развивающей программе, например, той же Монтессори. В школах следует ввести региональный стандарт по английскому языку. Чтобы заканчивая школу, все дети владели разговорным английским. И могли сдать тест TOEFL (тест на знание английского как иностранного – прим. ред). А умение понимать устную и письменную речь, знание грамматики и приемов построения текста - позволят нашим детям получить работу в офисах этих фирм. Но это лишь первый этап, так же нужно ввести международные стандарты безопасности и здоровья. Изменить архитектурный облик Владивостока. Сегодня мы имеем достаточно убогий, серый город, чумазый и не умытый. Глазки подкрасили, а все остальное – ужасно. Вы знаете, что у нас в городе стоит порядка 100 000 железных гаражей? Многие – брошены и ржавеют не один десяток лет.

Для меня современный город начинается с элементарной вещи – когда я вхожу в подъезд, а там висит телефон участкового.

- Так же нужно ввести международные стандарты безопасности и здоровья. По нашим стандартам "скорая" должна приезжать в течение 20 минут. Введя региональный стандарт – она будет приезжать за 10 минут. И люди будут знать, что об их здоровье заботятся. Необходим стандарт и для полиции, чтобы наряд прибывал в течение 3-5 минут. И больше ничего не надо. Достаточно нажать тревожную кнопку, чтобы появились копы. Ведь в город, в котором не соблюдается закон, не придет большой бизнес. А то, что законы у нас «не работают» видно, даже просто пройдясь по улице. Запрещающие знаки не оказывают влияния на автомобилистов. Посмотрите - около здания прокуратуры автомобили стоят в 3 ряда, еще и на автобусной полосе. Правовой нигилизм присутствует в первую очередь у тех, кто этот самый закон обязан защищать. И глядя на это, никто ничего не будет во Владивостоке размещать. И я всегда привожу в пример нашего ближайшего соседа – Хабаровск. Там никому в голову не приходит поставить машину на центральной улице – потому что это общее пространство, для всех жителей города. А у нас где только не ставят. У нас нет общественного пространства, как в других городах мира: для пешеходов, для велосипедистов, для общественного транспорта – то есть каждому свое. Без этого наш город не имеет ценности для иностранцев.

- Неужели все настолько плохо и даже приезд 50 тысяч гостей нам не поможет?

- Помочь мы себе должны сами. Саммит АТЭС - этот подарок Владивостоку. Теперь нужно реализовать все это в другие проекты, которые и привлекут крупный международный бизнес. Если он здесь не появится, то расходы на подготовку к форуму не принесут той экономической пользы, на которую Россия рассчитывала. У правительства не было задачи потратить десятки миллиардов рублей на то, чтобы у Владивостока появился новый аэропорт и качественная дорога к нему. Правительство рассчитывает, что Владивосток станет не просто воротами в АТР, а привлекательным объектом для инвестиций. И эта дорога с двусторонним движением. Нужно чтобы крупные российские компании тоже пришли во Владивосток для дальнейшего выхода на страны АТР. Необходимо создать здесь тыловую транспортно-логистическую зону, финансово организационную и обеспеченную кадрово. Потому что выход на другие рынки – это сложный процесс.

- В этой зоне есть место для нас, приморцев?

- Все начинается с людей. Какие бы у вас продукты ни были – без людей выйти на рынок не получится. И в этой ситуации ДВФУ становится опорной точкой. Если есть кадры – начнет подтягиваться и бизнес, используя этих людей, он будет проникать на рынки АТР. Второй момент – нельзя подготовить этих людей, если они не владеют современнейшими технологиями. А это означает, что подготовка кадров должна строиться на фундаментальной основе. И нам опять повезло, что здесь в советское время была создана академия наук. Я бы назвал ДВФУ восточным Сколково. Это проекты соизмеримые по своей сложности и важности. Сколково – как национальный проект интеграции России в мировое технологическое пространство, а ДВФУ – социальная, кадровая и культурная интеграция России в рынки АТР. И вокруг этого проекта должны проявиться клястеры: инновационные, торговые, логистические. И не стоит думать, что Приморье сможет самостоятельно интегрироваться в рынки АТР. И даже Дальний восток не сможет. Это по плечу только России, благодаря ее крупнейшим компаниям. Вот сейчас к нам зашла "Роснефть", протянув нефтепровод до порта Козьмино. И как только здесь появится офис Роснефти и ее производство – это будет мощнейший прорыв нашей интеграции в рынки АТР. Потому что "Роснефть!" – это уже мировой бренд. Соответственно, мы становимся частью мировой экономики. Упрочить наши позиции может Газпром, если построит тут свой завод по сжижению газа, ведь эта компания – тоже мировой бренд. А вот "Соллерс" – это пока национальный уровень. Ему самому еще нужно войти в мировое сообщество. Владивостоку нужно как можно больше офисов именно мировых брендов, потому что только с ними можно прорваться на мировой рынок.

Все новости
Другие материалы рубрики "Интервью"
10811009-861851.jpg

Трагедия, изменившая и объединившая мир

1 декабря в прокат выйдет фильм-катастрофа Сарика Андерсяна «Землетрясение»

tkra.JPG

Монтаж главной новогодней ёлки начался во Владивостоке

28-метровая конструкция, украшенная шарами и гирляндами, предстанет во всей красе уже к середине декабря

cb4a2dfd503b54dc7a90e90186ab4a39.jpg

"Наши двери всегда открыты для талантливых специалистов", - Coca-Cola HBC Россия

HR-специалист компании рассказала ИА Приморье24 о ситуации на приморском рынке труда