"Кожа, в которой я живу": скальпелем по страсти

Кинокритик ИА "Приморье24" настолько впечатлился последним творением Педро Альмодовара, что не смог сдержать нахлынувших чувств по этому поводу.

b1317172914.jpg
"Кожа, в которой я живу"Режиссер - Педро АльмодоварВ ролях - Антонио Бандерас, Елена Анайя и др.Сюжет: Гений пластической хирургии доктор Ледгард, путем дерзких генетических экспериментов создавший искусственную человеческую кожу, ведет охоту на подонка, который много лет назад изнасиловал его дочь. Жестокость его мести не знает предела.                                                              ***Новая картина испанского классика Педро Альмодовара "Кожа, в которой я живу" - в чистом виде научная фантастика, действие которой перенесено в 2012 год лишь для условности. Как и у Герберта Уэллса прогнозируемые в фильме события уже вписаны в современную историю или стоят у ее порога. Проблемы трансгенеза, улучшения человеческого вида путем постоянных плотских модификаций, стали сюжетом не одного фантастического романа. Эксплуатирует данную тему и роман Тьерри Жонке "Тарантул", практически не пострадавший при переносе на экран.Вместе с тем "Кожа" - первый жанровый эксперимент испанца, для которого Голливуд всегда оставался идеалом для поклонения, чем-то недостижимым, но и не нужным местом для продолжения блистательной карьеры. Лента дона Педро соткана из искусственной кожи прекрасных жанровых образчиков, рассказывающих про трансформацию и модификацию человеческих тел. Из патологически прекрасных "Глаз без лица" Жоржа Франжу еле заметным взмахом скальпеля отрезан маниакально перфекционистский взгляд нового творца, задыхающегося от любви к своему творению. "Похитители тел" Дона Сигела поделились с "Кожей" навязчивым страхом потери самоидентификации после вторжения в пределы человеческого разума высшей воли. Многочисленные вариации "Франкенштейна" помимо безумия творческого гения отдали картине морально-этическую подоплеку эксперимента над человеком.Однако основной нитью "Кожи" становится еще одна интерпретация классического мифа о Пигмалионе и Галатее. Альмодовар через постаревшего, но все такого же обаятельного, как и двадцать лет назад Антонио Бандераса (последний раз творческий тандем работал на съемках "Свяжи меня" в 1990 году) любуется Еленой Анайей, запертой, как птица в золотой клетке. Заново созданная красота буквально "расстреляна" камерами – зритель примеряет на себя запретную роль вуайериста, подсматривая за украденной красотой вместе с режиссером. Это Венера Веласкеса, возлежащая на парчовых подушках, растерянная от своего одиночества, и вместе с тем пораженная недугом новообретенной памяти. Прекрасная и ужасная одновременно.Пластический хирург доктор Ледгард в исполнении Бандераса впадает в объятия легкого помешательства из-за неразделенной любви, почти как в картинах раннего Альмодовара. Тот же ведет свой рассказ о бархатном безумии и последствиях "игры в бога" неспешно, чуть забегая вперед, но вовремя останавливаясь, флешбеками пытаясь вернуть повествованию изначальную стройность. Никогда прежде не работавший по законам жанрового кино, дон Педро "говорит" в непривычно сухой манере, изредка взрываясь привычным кислотным бурлеском. Момент созерцания Пигмалионом своей Галатеи внезапно сменяется приступом животного секса, от которого слегка подташнивает. Необычайная строгость зрелого мастера, задумывающегося о нравственных проблемах оборотной стороны трансгенеза, периодически (хоть и редко) разбавляется вереницей фриков, рассекающих либо под воздействием наркоты, либо опьяненных гормонами.Жестко навязанная форма жанра с обязательной сюжетной завязкой и развязкой мешает свободной речи Альмодовара, затмевая того режиссера, которого любили именно за безрассудство и наплевательство на каноны. Может именно поэтому непривычно скован, закабаленный Голливудом Бандерас, а красавица Анайя напоминает испуганную лань, принесенную в угоду строгости формы? "Кожу" невероятно колбасит в жанровом диапазоне – от физиологических ужасов до псевдомелодрамы с парой убойных альмодоваровских шуток, отчего она мечется не находя выхода, как запертая в четырех стенах главная героиня. О мастере напоминает только хребет картины, источающий либидо режиссерского бессознательного. Только представьте - брат главного героя по матери уводит его жену, а после насилует его новую подругу, которая на самом деле оказывается мужчиной, в свою очередь изнасиловавшем дочь того же главгероя, которому он насильственно сменил пол и сделал максимально похожей на свою теперь уже бывшую жену. Съели? На этом чудеса заканчиваются. Начинается торжество цитат и перекрестных ссылок с легким привкусом морального беспокойства и жанровой предсказуемости.Именно поэтому "Кожа" как идеально выстроенный напряженный, но чересчур формалистский триллер зрелого мастера с косвенно затронутыми генеральными темами творчества, вроде торжества феминности над маскулинностью, непривычно обжигает холодом медицинской стали. Хотя для зрителей с пониженной температурой восприятия это как раз подойдет.
Все новости
Другие материалы рубрики "Интервью"
10811009-861851.jpg

Трагедия, изменившая и объединившая мир

1 декабря в прокат выйдет фильм-катастрофа Сарика Андерсяна «Землетрясение»

tkra.JPG

Монтаж главной новогодней ёлки начался во Владивостоке

28-метровая конструкция, украшенная шарами и гирляндами, предстанет во всей красе уже к середине декабря

cb4a2dfd503b54dc7a90e90186ab4a39.jpg

"Наши двери всегда открыты для талантливых специалистов", - Coca-Cola HBC Россия

HR-специалист компании рассказала ИА Приморье24 о ситуации на приморском рынке труда