Дело об «избиении» журналиста охранниками Пушкарева обрело новый поворот

Нынешнее судебное разбирательство – это не первый процесс корреспондента канала «Россия» Павла Брыкина

16e6768a90207896a157d4c1c79cc120.JPG

Владивосток, ИА Приморье24. Дело о якобы избитом репортере «Честного детектива» Павле Брыкине (канал ВГТРК, Москва) принимает новые обороты, пишет РИА VladNews. Слушания во Владивостоке продолжаются: 28 сентября в очередном заседании во Фрунзенском районном суде сторона гособвинения зачитала документы скандального дела корреспондента против охранников ОАО «Владивостокский бутощебеночный завод».  Напомним, что Павел Брыкин 7 июня заявил: в тот день у здания приморского УФСБ во 

Владивостоке во время съемок репортажа о деятельности арестованного мэра города Игоря Пушкарева на него произошло нападение сотрудников охраны предприятия брата арестованного мэра Владивостока Андрея Пушкарева.

Кроме того, что у «избитого» журналиста из травм через несколько часов после «побоев» судмедэксперт нашел только 1-3-суточный небольшой (1,2 на 0,9 см), горизонтальный синяк на левом колене – и ничего более – присутствующих на открытом заседании 28 сентября заинтриговали и другие аспекты дела, открывшиеся во время слушания.

Так, не совсем ясной для присутствующих (судья даже переспросил) оказалась справка с места работы «честного детектива» - точнее, копия приказа о приеме Брыкина на работу ( с 9 июля 2015 по 8 января 2016 года ). Этот документ не объясняет, являлся ли Павел Брыкин корреспондентом (официально – исполнительным продюсером) программы «Честный детектив» в июне 2016 года.

Также ВГТРК предоставила для данного уголовного дела копию приказа о командировке Павла Брыкина во Владивосток - для подготовки материала по теме «Мэр». Командировка была назначена на 1-7 июня этого года (а приказ был подписан 24 мая – за 9 дней до ареста главы Владивостока Игоря Пушкарева). А 8 июня (на следующий день после разбираемых судом событий) командировка журналиста ВГТРК во Владивостоке была продлена до 14 июня. Две этих справки мгновенно породили у присутствующих вопросы к тому, каким образом руководству ВГТРК удалось так точно угадать с датой начала командировки (1 июня – день задержания главы приморской столицы).

  • В общем, на сегодня из документов в этом деле по редкой в судебной практике статье 144 УК РФ ( часть 3 - воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов путем принуждения к отказу от распространения информации, соединенное с насилием ) представлены:
  • Заключение медэксперта о синяке на колене столичного журналиста («повреждение, не причинившее вред здоровью», как указано в документах);
  • Справки с работы потерпевшего – из госкомпании ВГТРК – которые только добавляют делу вопросы, нежели дают ответы;
  • Трудовые договоры и должностные инструкции двух охранников, посаженных на скамью подсудимых (эти документы были изъяты 8 июня - при обыске буквально на следующий день после обращения журналиста в полицию);
  • И видеозапись с наружной камеры Управления ФСБ Приморья (ранее утверждалось, что видеозаписи инцидента нет, так как Брыкин не успел включить камеру – но теперь стало известно о том, что видео все же существует; по словам стороны защиты, на записи камер ФСБ видно, что нападения на журналиста не было).

Стоит отметить, что нынешнее судебное разбирательство – это не первый процесс корреспондента канала «Россия» Павла Брыкина против «агрессоров», мешающих его журналистской деятельности:  летом 2014 года он уже заявлял о нападении на него двух неизвестных возле здания СКР в Москве – и в том деле так же фигурировал синяк на колене Брыкина. Это дело 2014 года закончилось ничем.

Согласно части 3 статьи 144 Уголовного кодекса РФ, охранникам «Владивостокского бутощебеночного завода» грозит до 6 лет колонии. Однако если окажется, что вины нынешних подсудимых в этом деле нет – можно будет говорить о ситуации, подпадающей под статью 306 УК РФ (заведомо ложный донос о преступлении).

Таким образом, владивостокское дело в защиту московского журналиста, даже  не являющегося на заседания в качестве потерпевшего, становится все интереснее и порождает все больше вопросов. Почему Павел Брыкин оказался во Владивостоке так вовремя? Почему дело по редкой статье было возбуждено даже без проведения доследственной проверки? Был ли 7 июня Павел Брыкин штатным корреспондентом программы «Честный детектив»? Почему центральные СМИ не только не рассказали о предыдущих судебных слушаниях по делу (где присутствовала, например, корреспондент Ксения Колчина), но и распространили неверную информацию, что заседание ведется в закрытом режиме? И чем кончится дело, основанное на синяке, коленке и честном слове «честного детектива»?

Другие материалы рубрики "Общество"

В Белом доме опровергли съемки Обамы в комедийном сериале

Джен Псаки в своем твиттере написала: президент не собирается заниматься медиабизнесом после того, как оставит пост

Правительственный канал США по ошибке показал Путина вместо Трампа

В течение 30 минут американские зрители слушали послание президента Федеральному собранию России