Казус Пушкарева и реформа судебной системы

Временно отстраненный от должности главы Владивостока Игорь Сергеевич обратился к президенту

02f7ac369c02d9274fae09ddfb028551.jpg

Владивосток, ИА Приморье24. Находящийся в ожидании суда мэр Владивостока Игорь Пушкарев обратился к президенту с открытым письмом.

Чудак, скажете вы: во-первых, до президента не дойдёт, во-вторых, ни на что не повлияет это письмо, рассказал политический обозреватель, журналист Андрей Калачинский агентству РИА VladNews. Но, может, Игорь Пушкарёв, адресуя Путину, имеет в виду совсем другую аудиторию? Что он хочет сказать общественности страны? Что невиновен? Так, пусть в суде это доказывает!

И вот тут возникает главный вопрос: если следствие, по мнению Пушкарева, выполняло политический заказ, то есть хоть один шанс, что в суде дело развалится? Если под шансом понимать статистический процент, то ни одного! Вероятность оправдания в нашем современном суде такая же, как вероятность обнаружения сигнала иноземных цивилизаций в день оглашения приговора.

Пушкарёв не просит президента помиловать его в случае осуждения, он просит справедливого суда. Любой может обратиться к президенту, но данный случай- особый. Рвение, с которым только что ставший главой города Игорь Пушкарев взялся за реконструкцию городской среды, во многом вызвано и личным поручением Владимира Путина:

«Владимир Владимирович в сентябре 2008 года Вы лично поручили мне навести порядок в г.Владивостоке и подготовить его к саммиту АТЭС 2012 г. Будучи воодушевлённ Вашим доверием и моим личным уважением к Вам, я сделал все, что Вы поручили, причем даже в ущерб интересам своей семьи, которая по моей просьбе пожертвовала городу строительных материалов почти на один миллиард рублей. Я считаю, что справился с Вашим поручением и Вы неоднократно сами отмечали, что город буквально преобразился. И я был горд тем, что оправдал Ваше доверие, и тем, что сделал г.Владивосток лучше, чище и комфортнее для горожан и гостей города.

Сегодня я обвиняюсь в завышении цен на строительные материалы, которые моя семья БЕЗВОЗМЕЗДНО передала городу…»

Следствие утверждает, что мэр Игорь Пушкарев заставлял подчиненных так составлять конкурсную документацию на дорожно-ремонтные работы, чтобы обеспечить заказами созданную им компанию «Востокцемент». Но, на самом деле, факты говорят о том, что Игорь Пушкарев был мэром в ущерб своей компании. И этот ущерб определяется кругленькой суммой в более чем 880 млн рублей. Именно столько город задолжал за поставку гравия, цемента, асфальтобетона «Востокцементу» и компания простила этот долг, безвозмездно вложив деньги в его развитие.

Есть ли в России еще примеры, когда глава крупного города из своего личного кармана финансирует благоустроительные работы почти на миллиард? Некоторые могут сказать, что Пушкарёвым двигало желание выслужиться перед президентом, ну и что? Он же не резиденцию главе государства строил за свой счет, он асфальтировал городские дороги.

Из письма Пушкарёва, хоть он о многом не договаривает, видно, что все годы работы на посту мэра он находился под оперативным наблюдением спецслужб. Хоть некоторые решения его и возбуждали подозрения в своекорыстии, но проверки показывали, что нарушений закона не было. И вдруг, в мае 2016 года, всё перевернулось. Мэр Владивостока словно попал под целенаправленную атаку. Почему? Можно только предположить, что с началом праймериз «Единой России» перед выборами в Государственную думу и Краевое законодательное собрание Приморского края Пушкарёв собрал вокруг своей фигуры внушительный блок кандидатов. И по итогам выборов мог стать очень влиятельной фигурой в Приморье в противовес губернатору.

В своем открытом письме Игорь Пушкарев отмечает:

«Из материалов дела следует, что в период 2014-2015 годов Следственным Управлением Следственного комитета по Приморскому краю по тем же фактом проводились неоднократные проверки, по результатам которых трижды отказывалось в возбуждении уголовного дела за отсутствием в моих действиях состава преступления. При принятии процессуальных решений учитывались результаты оперативно-розыскных мероприятий (прослушивания телефонных переговоров и наружного наблюдения), в течение более чем пяти лет непрерывно проводившихся в отношении меня сотрудниками УФСБ по Приморскому краю, в ходе которых также изымались документы различных предприятий для изучения.

Копии вышеуказанных постановлений направлялись прокурору края, который каждый раз признавал их законными.

31 мая 2016 года неожиданно, без каких-либо либо дополнительных проверок, по этим же материалам было возбуждено уголовное дело, после чего я был задержан, проэтапирован в Москву, арестован и направлен в СИЗО «Матросская тишина», где и пребываю до настоящего времени»...

«Я понял, что представители следствия и так знают, что я невиновен. Кульминацией всех событий стало открытое заявление одного из следователей, о том, что вся моя проблема далеко не юридическая – она заключается в том, что я «не с теми курю трубку мира» (это цитата). То есть, все то театральное действо, которое разворачивалось вокруг моего ареста, имело одну единственную движущую силу – обслуживание чьих-то личных интересов. И главная цель следствия, по моему мнению, заключается не в установлении объективной истины по делу (она и так всем известна), а в том, чтобы физически изолировать меня от общества и дискредитировать как политика в Приморском крае».

Что ж, Игорь Пушкарёв уверен, что дело против него заказное и политическое.

Интересно, что также считают и многие владивостокцы. Опрос, проведенный Дальневосточным консалтинговым центром этим летом показал, что население города считает несправедливым дело в отношении своего мэра. Более 50% взрослого населения города поддерживают Игоря Пушкарева в его стремлении доказать свою невиновность. Не менее 30% считают арест главы политическим заказом.

Но почему так ничтожны его шансы добиться оправдания в ходе судебного слушания?

В 2016 году, процент оправдательных приговоров составил 0,36% от общего числа дел. Но даже в этих случах вышестоящая инстанция почти в 40 процентах дел отменило оправдательные приговоры.

Может, прав заместитель председателя Верховного суда РФ Владимир Давыдов, который недавно отметил: «Многие критикуют модель действующего судопроизводства, но у нас из 100 подсудимых по делам 90 признают свою вину».

О причинах , почему суды фактически утверждают обвинения, много говорилось. Это и семейственность, или «клановость», когда родственники судьи работают в прокуратуре и следственных органах, это и оценка работы судьи по количеству неотмененных приговоров, это пополнение судебного корпуса из числа помощников судей или стороны обвинения, но не защиты.

Статистика говорит, что обвинительный уклон начинается с того, что судьи практически полностью согласны с действиями следователей. В 2016 году судьи удовлетворили 96,4% ходатайств на проведение обысков в жилом помещении, 97,6% на негласное прослушивание на стадии следствия и 90,2% на избрание меры пресечения в виде досудебного ареста.

Дело Пушкарева и его обращение к президенту еще раз доказывает, как назрела судебная реформа. И в Кремле это прекрасно понимают.

Еще в декабре 2008 года президент Д. Медведев, выступая на Всероссийском съезде судей, отметил, что реформа судебной системы должна восстановить авторитет и доверие к суду со стороны граждан, повысить её независимость и самостоятельность.

Институт проблем правоприменения (The Institute for the Rule of Law) в 2016 году опубликовал отчёт под названием «Диагностика работы судебной системы в сфере уголовного судопроизводства и предложения по её реформированию».

Эксперты института отмечают, удивителен не обвинительный уклон в российской судебной системе, а то, что суды все же выносят какое-то количество оправдательных приговоров.

Сама подготовка оправдательного приговора –это гораздо более сложная задача для судьи, чем обвинительного. Средний судья, работающий по уголовным делам, выносит за семь лет около 500 обвинительных и лишь один оправдательный приговор.

Система досудебного уголовного преследования стремится любой ценой не доводить до суда дела, которые имеют шанс закончится оправдательным приговором.. Судебный контроль над досудебной стадией практически отсутствует. Система обжалования стимулирует судей не выносить оправдательные приговоры.

В конце мая 2017 года Президент РФ Владимир Путин в ходе совещания, на котором обсуждались предложения по стратегии социально-экономического развития страны, попросил экспертов особое внимание обратить на судебную реформу.

Центр стратегических разработок Алексея Кудрина выпустил доклад «Уголовная политика: дорожная карта (2017–2025 гг.)». По мнению авторов, нужно отказаться от существующей формы обвинительного заключения, «позволяющей переписать ее в приговоре суда, в пользу упрощенного обвинительного акта». Основным способом протоколирования судебного заседания должны стать аудио- и видеозаписи. Отказ судей в ходатайствах адвокатов о приобщении доказательств и вызове свидетелей должен стать основанием для отмены судебного решения.

Возможно, что «дело Пушкарёва» и его письмо президенту станет еще одним важным аргументом в пользу скорейшей судебной реформы. А пока Пушкарёву нужно просить не правосудия, а помилования после обвинительного приговора.

Аккаунты Игоря Пушкарева в социальных сетях:

Группы поддержки в социальных сетях:

Другие новости на эту тему
Другие материалы рубрики "Общество"
Sharks.jpg

Ученые поймали 500-летнюю акулу

Длина пойманной рыбы составляет примерно 5,4 метров

Лучших волонтеров назвали в Приморье

Лучшим проектом в сфере пропаганды здорового образа жизни стал проект «Здоровым по жизни»

Снимок.JPG

GoPro показало самые впечатляющие моменты 2017 года

Опасные трюки и красивые пейзажи попали на видео