«Не стал бы ничего менять»: осужденный в Приморье поделился своей историей

Откровенно из исправительной колонии – в материале РИА VladNews

43b5912c79bf103bd2c2da209f3db1c84ef16f3c.jpeg

Исправительная колония – далеко не курорт, однако именно там осужденные начинают ценить свободу. Выйти досрочно из таких мест под силу немногим. Осужденный исправительной колонии № 27 поселка Волчанец Денис Петров рассказал о своем совершенном преступлении, приговоре и двенадцати лет, проведенных в местах лишения свободы, сообщает РИА VladNews.

- Денис, как давно вы находитесь в исправительной колонии?

- В исправительной колонии номер 27 я нахожусь с 29 октября 2010 года.

- Чем вы здесь больше 10-ти лет занимаетесь?

- Я помогаю другим осужденным. Имея незаконченное высшее образование, помогаю им писать заявления, а с учетом своего опыта нахождения в колонии  - разъясняю, как нужно себя вести и как посещать режимные мероприятия.

- Расскажите, пожалуйста, какая у вас статья и как считаете, вы виновны в ней или нет?

- Меня обвиняли в трех убийствах, в двух похищениях и в одном грабеже. Московский областной суд вынес приговор в 2010 году. Свою вину я полностью признал и согласен с тем, как со мной обошлись наши правоохранительные органы. Никаких претензий не имею, ни во время следствия, ни во время суда, ни, тем более, во время отбывания наказания. Здесь замечательное место. Очень адекватно и деликатно общаются работники администрации любого уровня. Так как я являюсь инвалидом третьей группы по заболеванию уже больше 25 лет, хочу отметить, что здесь климатические условия и санитарно-медицинское обслуживание, которые помогают мне восстановить силы. Меня посещают родные и близкие минимум два раза в год. Иногда бывает и до четырех раз. Мои родные и близкие находятся на моей родине - в Москве. Пока все замечательно. Надеюсь, что мне не придется находиться на территории колонии до окончания срока по приговору.

Есть разные варианты, например, замена вида исправительного учреждения на колонию поселения, а в 2019 году появился такой вид наказания, как принудительные работы. Также срок можно заменить и на другие виды наказания. Шансов много, но понятно, что, в моем случае из-за тяжелых статей, вероятность невысокая. Но я не собираюсь расстраиваться и падать духом.

- После озвучивания приговора в суде вас сразу привезли в исправительную колонию?

- Нет, примерно через месяц.

- До какого года у вас действует приговор?

- До 11 мая 2029 года. В данный момент нахожусь на том этапе, где открыты все пути изменения вида наказания или облегчения моего нахождения в местах лишения свободы.

- Насколько вам помогает прохождение психологического теста?

- С нами часто работают психологи. В колонии многим трудно, некоторых мысли могут разные посещать нехорошие, особенно если есть проблемы взаимоотношений с родными и близкими. Психологи помогают, побеседуют, тест проведут и легче становится.

- После окончания срока и выхода на свободу, вы думали, что будете делать дальше и как жить?

- Я думаю, что буду заниматься тем же, чем занимался и до осуждения. У нас с женой было организовано два частных охранных предприятий, и думаю, что мы продолжим работу в этом же направлении. Конечно, если законом будет позволено, мне там находиться официально. Если нет, то, когда закончится мой приговор, мне будет 59 лет, и в первую очередь, конечно же, планирую помогать своим детям и обязательно вернуть моральный долг своей жене.

- Если вернуть время назад, вы бы поступили также или уже нет? Жалеете о том, что сделали?

- Если бы все можно было вернуть, то, конечно, я бы многое в своей жизни постарался изменить. Но, к сожалению, изменения чего-либо в самом начале моего жизненного пути, не привело бы меня к знакомству с моей женой. Я думаю, у меня еще будет время отдать ей моральный долг за то, что она делает в отношении наших детей и в отношении меня. Она меня не забывает, она меня любит, она хранит мне верность, приезжает ко мне, привозит детей. Хоть дети уже и выросли - сыну 25 лет, дочке 20 лет. Понимаете, есть фильм «Эффект бабочки», когда случайно раздавленная бабочка много лет назад привлекла к катастрофическим последствиям. Скорее всего, я бы ничего не стал менять. Потому что это моя жизнь, это мой путь, и я постараюсь пройти его до конца.

Другие материалы рубрики "Интервью"
86dd195d5606320092fe2e32cb496329c5946bca.jpeg

Александр Коломеец: «Нам нельзя давать заднюю, только вперед»

О важности СВО и патриотическом воспитании рассказал участник боевых действий в Афганистане

19b7873a2bfd43f38bc003e6ce3aa28600c81543.jpeg

Специальная военная операция на Украине является вынужденной мерой

Политолог и краевед Николай Кутенких рассказал, почему Россия поднялась на защиту мирных жителей Донбасса и Малороссии