«Мучителем становится перенесший муки»: как справиться с детской агрессией

Клинический психолог Центра медико-социальной помощи Владивостокской поликлиники № 3 Таира Шаршеева - о школьном шутинге

1e5787f1cef2a5d8959d02292f60b4446f6bb4b4.jpeg

Школьный шутинг – явление совсем не новое и, к сожалению, постоянно проявляющее себя. Однако за последние пару лет случаев расстрелов, кажется, стало намного больше. В нескольких последних эпизодах жестоких расстрелов в учебных заведениях преступником был ученик или выпускник школы, так и не нашедший в свое время понимания со стороны учителей и сверстников.

Как конфликт в коллективе может привести к фатальным последствиям, что толкает подростков к поступкам, близким к экстремистским и что должно измениться, чтобы «скулшутинг» исчез из новостей, корреспондент РИА VladNews выяснял в беседе с клиническим психологом Центра медико-социальной помощи Владивостокской поликлиники № 3 Таирой Шаршеевой.

- Почему возник «всплеск» расстрелов в школах в последнее время? Повлияли ли на него какие-то внешние факторы, может быть изменения в нормах воспитания, или это скорее стечение обстоятельств?

- Если смотреть на статистику МВД России, то с 2017 года было зафиксировано 70 случаев скулшутинга. Я могу предположить, что как такового всплеска нет, насилие было всегда, к сожалению, а формой его реализации может быть в том числе и шутинг как крайняя степень выражения.

Но если говорить о периоде с 2020 по 2022 год, то новостей о школьном шутинге стало действительно больше. Я думаю, что такие внешние обстоятельства как ковид, принесший за собой замкнутость в пространстве, неизвестность и повышенную тревогу. 

Раздражение, нетерпимость друг к другу при разных точках зрения, выяснение конфликтов, нестабильность в семейных отношениях/материальном благополучии могли привести к тому, что родителям тяжело своевременно обратить внимание на то, что с ребенком что-то не так.

- Во взрослом возрасте многие люди жалеют о том, что дразнили своих одноклассников. При этом не каждый может назвать причину.  Что же чаще всего толкает ребенка на унижение такого же, как он?

- Здесь я бы хотела привести слова Карла Густава Юнга: «Мучителем становится перенесший муки». Когда ребенок сталкивается с ненавистью или унижением, с которыми ему невозможно справиться и дать ответ обидчику напрямую (зачастую это близкий взрослый, от которого он зависит), а боль от унижения остается, то в этом случае конфликт может смещаться по двум путям. Это нападение на самого себя, или на ближнего, который слабее, на ком можно выместить свою боль от унижения и хоть как-то себя почувствовать не бессильным.

- Есть и обратная сторона: взрослые, которые все детство терпели оскорбления и издевки. Для многих это травма на всю жизнь, однако, что именно подталкивает детей к мыслям о жестокой, кровавой расправе над обидчиками?

- Желание возместить те свои страдания и мучения, которые они испытали тогда. Это действительно травматичный опыт, и он может как бы вырисовывать линию поведения человека в дальнейшем. Желание возмездия говорит о том, что болезненный опыт не переработан, не осмыслен с понимающим вдумчивым взрослым, который бы помог это «прожить», не пронося боль через всю жизнь и не пытаясь ее отыграть.    

Человеком может двигать желание причинить такую же боль, как тогда испытал он. Важно здесь отметить, что он до сих пор пребывает с этой болью, он находится как бы в прошлом, в той ситуации.

- Дети часто выбирают целью насмешек сверстника, отличающегося от них по разным внешний причинам. Почему в современном мире эта проблема до сих пор стоит так остро, и как воспитать в детях толерантность, чтобы во взрослом возрасте нетерпимость не переросла в экстремизм?

- Отличающийся от тебя на каком-то очень архаичном уровне будет казаться тебе чужаком, врагом. «Ты не как я, поэтому мне страшно». И это на самом деле стресс: встретиться с кем-то или чем-то, что не вписывается в твое мировоззрение и представления. В такой ситуации могут включаться наши защиты: бей, беги, замри.

Да, с детства очень важно постепенно прививать ребенку, что в мире много разных людей, которые непохожи друг на друга и не могут соответствовать его представлениям. Это не хорошо и не плохо, это просто есть. Такова реальность. Но для начала важно ребенку показать, что его принимают с его внешностью, особенностями и характером, и своим примером показывать, что вы также можете относиться к другим людям без осуждения за его социальный статус/способности/цвет кожи и т. д.

Мы лишь своим собственным примером можем показать отношение как к ребенку, так и к другим людям. Дети очень быстро считывают лицемерие, ложь, и это может их вводить в смятение и растерянность.

- Мой ребенок – задира. Что я, как родитель, могу предпринять?

- Важно говорить с ребенком, вместе с ним попробовать понять, что именно его задевает на столько, что по-другому он вести себя не может?

Если вы видите, что есть неконтролируемые вспышки ярости, которые могут повлечь за собой насилие и причинить боль кому-либо, стоит отвести его к специалисту. Такое поведение может быть проработано в терапии, это даст возможность ребенку проявлять себя по-другому.

- А если мой ребенок – жертва издевательств?

- Очень важно не замалчивать этот момент, говорить с педагогами и родителями детей, которые издевались над ребенком, постараться, насколько это возможно, решить этот вопрос и обезопасить его. Также рекомендую ребенка показать специалисту.

Говорите с ребенком, не игнорируйте его чувства боли, обиды и злости: он хочет быть услышанным и понятым. Важно давать понять, что этот вопрос решается, он не один, не покинут близкими, что, если он тоже хочет поколотить обидчика, это естественною. Но такое буквальное выражение своей злости только будет множить ненависть и дальше.

- Если ребенок рассказывает, что его одноклассника или друга обижают, но он в это мне участвует, что я, как родитель, могу предпринять или посоветовать?

- Нужно поговорить с ним о том, что он при этом чувствует, когда становится свидетелем причинения боли другому. Травма свидетеля тоже имеет место: ребенок может чувствовать себя беспомощным, стыдиться, злиться на самого себя, быть глубоко растерянным. Нужно вместе понять, как он в будущем может попробовать себя вести в таких случаях, а может быть он обращается к родителю таким образом за помощью, так как понимает, что сам не справится? Это важно не игнорировать.

- Какие изменения в поведении ребенка должны вызвать у родителя тревогу или настороженность?

- Вспышки агрессии, словесные ругательства, запугивания других. Да, лишь по поведению невозможно понять, есть ли вероятность, что в будущем он сможет преступить грань и задумает воплотить что-то незаконное, жестокое.

Либо ребенок полный аутсайдер, который находится вне коллектива, в себе. Это также не значит, что в будущем он может учинить расправу или что-то подобное. Но важно уделить ему больше внимания в адаптации, принятии его в коллектив других детей. Он нуждается в помощи.

- Конечно, не все обиженные и затюканные дети во взрослом возрасте становятся экстремистами или террористами. Однако какова вероятность, что это может перетечь в такую критическую форму?

- Как в пословице: назови человека сто раз свиньей и на 101 он захрюкает. Если ребенка не принимают, унижают в семье, у него нет друзей, и в школе повторяется нечто схожее от сверстников и учителей, такая вероятность возрастает. Это может вести к суицидальным тенденциям либо к такому яростному реагированию.

- Реальна ли угроза влияния экстремистских материалов, размещенных, например, в интернете, на поведение и мысли ребенка? Как его обезопасить?

- Любите своего ребенка, общайтесь с ним, находите время и пространство для совместности, говорите о чувствах, не осуждая и не критикуя его.

Помогите ему найти свои увлечения, поддерживайте его в начинаниях, даже в его растерянности и покажите, что злиться – это нормально. Вы можете помочь ему справляться со своей злостью и выражать ее более социально-приемлемым способом – словами, а не кулаками. Это даст ребенку опору, он  поймет, что мир к нему в большей своей части доброжелателен, его принимают близкие, и тогда не будет желания искать «убежища» в таких организациях.

- Есть ли реальные основания полагать, что виной жестокому поведению детей – компьютерные «стрелялки»?

- На самом деле нет. Были проведены исследования, в которых результаты приятно удивляют. Интернет и видеоигры не только в России, но и по всему миру способствуют снижению преступности. У подростков и молодежи больше появляется возможностей выразить через «стрелялки» и слова свою ненависть, не переходя на буквальное насилие. Возможно, объясняя поведение ребенка, только с точки зрения влияния «стрелялок» мы упускаем из виду вопрос более главный – а что же повлекло ребенка изначально в виртуальный мир настолько сильно? От чего он чувствует себя там наиболее безопасно? Может быть что-то во внешнем мире становится для него настолько невыносимым?

Напомним, в Приморском крае реализуется государственная программа Приморского края «Безопасный край» на 2020-2027 годы, которая предусматривает реализацию мероприятий, направленных на профилактику терроризма и экстремизма.

Другие материалы рубрики "Интервью"
7a4e2efbaf82fa32c0042c9f21080b7a24117611.jpeg

Алина Герман: «Русские женщины всегда впереди планеты всей!»

Стилист Алина Герман рассказала о новом ток-шоу «Женский клуб»

8de4e7a19abb5b5bbdcb2c887d79c788b9d7695f.jpeg

Психолог из Владивостока: «Родителям нужно стать для ребенка авторитетом»

Евгения Олофинская - в интервью РИА VladNews