Тюремный Шаолинь для бывшего мэра Владивостока

Как Игорь Пушкарёв три года тренировался в СИЗО

7bf137c0cd848d2db5c0722ddeff82bd2762f64e.jpeg

Владивосток — по-особенному свободный русский город, что раз за разом подтверждают сводки новостей. Последний скандал с БДСМ-вечеринкой на школьном выпускном вечере, между прочим, тоже показатель (как некоторые пошутили — это был ответ мэру, который оговорился и послал выпускников другого учебного заведения в «последний путь»).

Но весь Владивосток больше волнует не нынешний, а бывший мэр Игорь Пушкарёв, который сидит в московском СИЗО. Народ полюбил его за харизму и оптимизм: даже из-за решетки он устраивает целые флешмобы и ведет с жителями диалог. Недавно Пушкарёв был приговорен к 15 (!) годам за взятку (столько дают за двойное убийство).

1 июня у Пушкарёва своего рода юбилей — исполняется ровно три года, как он в «Кремлевском централе» (федеральный СИЗО на базе «Матросской тишины»). Отличный повод, чтобы поговорить обо всем откровенно.

Представьте картину. Строгие сотрудники ФСИН открывают железную дверь, гремя ключами. Та распахивается. Надзиратели проходят вперед (по инструкции), чтобы в случае чего защитить правозащитников от нападения. Но кто будет нападать? Этот неизменно улыбающийся коренастый человек?

Игорь Пушкарёв редкий заключенный, который всегда на позитиве и во время проверки поинтересуется у самих членов ОНК — как у них дела? Французу Филиппу Дельпалю несказанно повезло, что его поместили в камеру к Пушкарёву. Бывший мэр Владивостока приучил его к спорту, объяснил все особенности «жития в СИЗО» (отлично говорит по-английски), делится с ним передачками и просто тотальным спокойствием. Как любителю йоги мне хочется думать, что дело именно в ней (Пушкарёв выполняет йоговские комплексы каждый день), но скорее всего тут особенность характера. Как-то Пушкарёв написал в своем блоге (передал через адвоката, а тот уже опубликовал): «Заведение, в котором не по своей воле нахожусь, называю «Шаолинь» - занимаюсь совершенствованием духа и тела».

И впрямь в последний раз, когда видела его в СИЗО (была с проверкой в качестве члена ОНК в мае 2019 года), Пушкарёв поразил своей отличной физической формой. Во время визитов ОНК «лишних» вопросов задавать не положено, потому я передала их через адвоката.

- Когда меня спрашивают в духе «есть ли жизнь за решеткой», я вспоминаю вас, ваши шутки и отвечаю: «Есть». Или все-таки это не жизнь?

- Конечно, жизнь. Она не заканчивается ни с возбуждением уголовного дела, ни с вынесением приговора.

- Неужели ни разу не накатывало отчаяние?

- Отчаяния как такового не было. Может быть, было что-то близкое к этому.

Как с этим чувством бороться? Нужно управлять собой: сразу переключать мысли и внимание на позитив. Это семья, дети, родные и близкие, родители, результаты твоего труда, которые при всем желании оппонентов не исчезнут. Знаете самое главное свойство цемента? Быстро твердеет и долго стоит!

- Вот вы три года сидите в «Кремлевском централе». За это время кто только не был вашим сокамерником — блогер Давидыч, отец полковника-миллиардера Захарченко... ? С кем приятнее всего было соседствовать?

- Мне очень повезло с моими сокамерниками, как я их называл, «монахами по келье». Что ни человек, то личность. Конечно, это и Давидыч, и Малобродский, и отец Захарченко, и Константин Козловский (хакер), и полковник Бережной, и Сергей Нарутов, и Филипп Дельпаль, и все другие, с кем судьба свела меня здесь. Я не могу перечислить здесь всех по разным причинам, но я могу сказать, что ни в одном из них я не разочаровался, а даже приобрел друзей.

- Вы одним из первых (если не первый) стали вести активную медийную кампанию в соцсетях из-за решетки. Посты, блоги, общение с жителями Владивостока... Все это не раздражало следователей?

- Естественно, за всеми публикациями следствие внимательно следило. Мне об этом говорили сами следователи, ведущие дело. И моя публичность их точно не радовала. И не только их, но и служителей Фемиды. Во время одного из судебных заседаний судья сказал, что с удовольствием сделал бы процесс закрытым, если это позволил бы ему закон.

- Как вам пришла идея поздравлять жителей города с разными праздниками с плакатов (вы там в обрамлении колючей проволоки)?

- Будучи главой города, сенатором, депутатом, я всегда поздравлял жителей Владивостока с праздниками. После ареста я не изменил эту традицию.

Насчет дизайна поздравления с колючей проволокой, то здесь история такая. Со мной в камере находился блогер Давидыч (Эрик Китуашвили). Он придумал и нарисовал это поздравление. Я перерисовал и дал этот рисунок адвокату, который также перерисовал (адвокат не может брать какие-либо записи или рисунки). После этого рисунок попал на волю, и поздравление появилось на улицах города.

Не все плакаты «доживали» до утра. Оппоненты сносили их, но полностью их уничтожить не удалось. Вот даже вы помните о них, значит, они сделали свое дело.

- Жители Владивостока говорили про вас, что вы самый обаятельный мэр за всю историю города. Чем «взяли»?

- Я никого не хотел обаять. Просто добросовестно делал свою работу. Если эту работу оценивали жители Владивостока и поддерживали меня, то я благодарен им за это. Они мне письма сюда пишут. Представляете, совершенно незнакомые люди находят время отправить пару строк сюда, за решетку? Это ценно.

- Кстати, расскажите, как вообще стали мэром? Неужели в детстве, когда все мечтали быть летчиками и стоматологами, вы представляли себя градоначальником?

- Я родом из забайкальского села Новый Олов. Там был управляющий отделением совхоза Матюшенко Валентин Алексеевич. Взрослые его называли Валентин или Валентин Алексеевич (в зависимости от возраста). Он пользовался огромным заслуженным уважением всех жителей, так как решал все вопросы грамотно и быстро. Он сам относился ко всем с большим уважением. Вот он и стал для меня одним из примеров для подражания. Потом были и другие. Например, городской голова Яков Семёнов, первый секретарь крайкома Приморского края Виктор Павлович Ломакин, начальник «Дальрыбы» Москальцов Юрий Иванович, генеральный директор «Спасскцемента» Иваницкий Владислав Леонидович. Их я считаю образцом руководителя и моими учителями.

- Вы представляете, каким стал город Владивосток за те три года, что вы сидите?

- Я думаю, что город стал выше, потому что построены здания, которые начинались или проектировались при мне. Больше стало торговых центров, например, «Седанка Сити» открылась уже после моего ареста. Думаю, что город растет и развивается, как человек. А на Орлиной сопке снесли корпус «Б» ДВПИ...

Растраивает, что, например, памятник Высоцкому уже не поёт (как мне сообщают), а также есть вопросы с дорогами и с чистотой – их стало больше. Также как и с общественным транспортом, строительством детских садов и прочее и прочее. Я сам это не видел, свои выводы делаю из прессы, писем и чьих-то слов.

- Вряд ли бывший мэр будет хорошо относиться к нынешнему...

- Я нового мэра лично не знаю. Считаю, что любого человека, тем более если он занимает такую должность, надо судить по делам. Думаю, что у него все впереди, и зависит от него, как к нему будут относиться.

- А вот, кстати, вопрос «на засыпку»: что вы думаете про скандальный выпускной в одной из школ (наверняка читали в газетах или видели в телесюжетах)?

- Читал и видел (газеты и телевизор в СИЗО есть). Считаю, что наказывать детей нельзя. Их поведение меня не возмущает. Если они что и нарушили, то, что использовали оригинальную форму сотрудников полиции. Что касается остального, то как они провели этот праздник – их личное дело и, возможно, их родителей, а не общественности.

- До того, как стать мэром, вы были сенатором. Так что наверняка следите за скандалом с арестом Арашукова. Что думаете по этому поводу?

- Жизнь научила меня (особенно время нахождения здесь), что не надо верить всему, что говорят и пишут о ком-то. Все нужно подвергать сомнению и анализу. Хочу лишь пожелать Арашукову силы духа, чтобы отстоять свою позицию и добиться справедливого решения.

Судя по развитию последних событий, неприкасаемых у нас в стране почти нет. Но Достоевский еще 150 лет назад сказал: «Если судья справедлив, то невиновный не будет наказан». А вот с этим у нас большие проблемы.

- По-вашему, любого градоначальника при желании можно посадить, найдя в его деятельности нарушения?

- В нашей стране можно «посадить» не только любого градоначальника, а вообще любого. Было бы желание у соответствующих структур это сделать.

- Осознание, что вы не одиноки (есть кейсы Гайзера, Маркелова и т. д.) как-то поддерживает?

- Я считаю, мой кейс отличается от их кейсов, хотя со стороны может показаться, что они одинаковы.

Кстати, после личного общения с Гайзером и его «подельниками» я пришел к своему собственному выводу: они не совершали тех преступлений, в которых обвиняются. Если это так, то хорошо, что и не пошли на сделку со следствием.

- А вы? Были моменты, когда хотели пойти на сделку со следствием?

- Мне предлагали. Но я всегда отвечал, что я не понимаю сути этой сделки. Если я не совершал ни тех преступлений, в которых меня обвиняют, ни других, то в чем предмет сделки? А оговаривать себя или кого-то я считаю само по себе преступлением.

- 15 лет, которые вам назначил суд первой инстанции, — это серьезный срок. Вам дали больше, чем Никите Белых, чем Алексею Улюкаеву. Как думаете, почему?

- Точно не потому, что я совершил что-то ужасное. В предъявленном мне обвинении в получении взятки, у меня нет ни денег, ни выгоды. И вообще, по версии следствия, эту взятку давал мне родной брат. Думаю, что следствие действовало по Геббельсу: чем чудовищнее ложь, тем она кажется правдоподобней.

- Как отнеслись близкие к приговору?

- Для них он стал шоком.

- В самом худшем случае (если апелляция оставит приговор в силе) вы не скоро вернетесь домой. Думаете, супруга дождется?

- Анализом, какой процент жен не дождался или дождался своих мужей из заключения, я никогда не занимался и не интересовался этим. И сейчас мне это не интересно, так как, к моему счастью, у меня нет повода задумываться об этом.

- Ваши дети знают, где вы? Или, может быть, младший думает, вы в командировке?

- Все дети, включая младшего Андрея, знают. Мы ничего от них не скрываем.

- И как их воспитывать, будучи за решеткой?

- Воспитывать нужно делами и примером, особенно мальчиков. Когда я принимал решение пойти или не пойти на сделку со следствием, оговорив себя или еще кого-нибудь, то я прежде всего думал о своих детях, об их отношении ко мне. Я очень рад, что дети понимают и поддерживают меня. Для меня имеет огромное значение, что их отец не сломлен, не оговорил себя и других. Это и есть воспитание примером.

- Чем бы занялись после освобождения?

- Прежде всего семьей и здоровьем. Например, в планах получить черный пояс по айкидо, а для этого надо много заниматься. Хотел бы проехать на автомобиле не только Россию, как уже делал (от Москвы до Владивостока), но и объездить весь мир – Европу, обе Америки, Индию, Китай.

В планах – занятие бизнесом и еще очень многое другое. Чего там точно нет, так это занятие политикой. Эта область человеческой деятельности меня больше не интересует. Как говорят японцы: дурак тот, кто не был на Фудзияме, но дважды дурак тот, кто был там два раза.

Ева Меркачева, Московский комсомолец

Другие материалы рубрики "Общество"
96299f47f76dfbf1bd957c8971e363a5f1fe2c98.jpeg

Владивостокцев ждут на бесплатной юридической консультации

Встреча пройдёт в библиотеке имени Чехова

083cbd79c913a9cdb6a005c66e371e755c64ad5b.png

Расходы бюджета на 2020 год увеличат для Приморского края

Соответствующий документ приняли во втором чтении на заседании Законодательного Собрания

aad0ea2094dedf031d04dbdf1be86ae4bc03805d.jpeg

Картины с водной стихией и морскими пейзажами покажут во Владивостоке

«Приморский натюрморт, и не только» открывается уже 12 декабря