Как Верховный суд встал на сторону Игоря Пушкарёва и «Востокцемента»

Стенограмма заседания по изменению территориальной подсудности от 15 июля

eff1972ceebc93e0d6beb87abc4bb4879469a8f3.jpeg

15 июля 2019 года Верховный суд РФ рассмотрел ходатайство заместителя Генерального прокурора РФ Виктора Гриня об изменении территориальной подсудности гражданского дела экс-главы Владивостока Игоря Пушкарёва, возглавлявшего ранее ГК «Востокцемента» Андрея Пушкарёва,  бывшего директора МУП «Дороги Владивостока» Андрея Лушникова и шести юридических лиц: АО «Спасскцемент», АО «Теплоозёрский цементный завод», АО «Владивостокский бутощебеночный завод», АО «Дробильно-сортировочный завод», ООО «ДВ-Цемент», ООО «Востокцемент» и АО ПО «Якутцемент», сообщает РИА VladNews со ссылкой на сайт в поддержку Игоря Пушкарёва. 

Слушание 15 июля длилось порядка четырёх часов. В итоге, Верховный суд не усмотрел оснований для изменения подсудности и отклонил ходатайство Генеральной прокуратуры. Прокурору не удалось убедить судью и доказать влияние Игоря Пушкарёва на судейское сообщество Владивостока. Таким образом, дело должно поступить в Советский районный суд Владивостока. 

Напомним, 15 ноября 2017 года Верховным Судом РФ по ходатайству Генерального прокурора РФ была изменена территориальная подсудность уголовного дела, которое подлежало рассмотрению в районном суде города Владивостока, однако было передано в Тверской районный суд города Москвы.

Приговором этого суда от 9 апреля 2019 года установлено, что Андрей Пушкарёв с 2009 по 2015 год передавал взятки родному старшему брату - главе города Владивостока Игорю Пушкарёву, а тот подкупал своего подчиненного - Андрея Лушникова, чтобы муниципальное предприятие закупало продукцию на заводах группы «Востокцемент», принадлежащих семье Пушкарёвых.

Уникальность приговора заключается в том, что в нем нет никаких данных, насколько «обогатилась» группа компаний «Востокцемент» действиями подсудимых. По факту – муниципальному предприятию поставлено продукции на 2,4 млрд. рублей, из которых оплачено только 1,4 млрд.рублей, убыток компаний «Востокцемент» составил 962 млн.рублей - эти деньги Игорь Пушкарёв подарил городу.

И за такой «успешный» бизнес Игорю Пушкарёву назначено 15 лет лишения свободы в колонии строгого режима, Андрею Лушникову - 10, Андрею Пушкарёву - 8 лет лишения свободы условно, всем с максимальными штрафами в 500 млн.рублей - самый суровый приговор по данной категории дел за последние годы.

Защита обжаловала приговор, но, не дожидаясь решения апелляционной инстанции, Генеральная прокуратура РФ обратилась с иском о взыскании с указанных выше ответчиков 3,2 млрд. рублей, обосновывая свои требования, в том числе, и не вступившим в законную силу приговором.

Попросив передать дело в тот же Тверской районный суд Москвы, Генеральная прокуратура РФ вновь выразила недоверие судьям Приморского края.

Однако, в отличие от уголовного, гражданский процесс вообще, в принципе не предоставляет право Генеральному прокурору РФ на обращение в суд с подобным ходатайством. Адвокаты по делу экс-главы Владивостока Игоря Пушкарёва написали открытое письмо председателю Верховного суда.

К слову, Верховный суд рассматривал дело об изменении территориальной подсудности в течение нескольких заседаний

Стенограмма заседания  Верховного суда от 15 июля

Судья: Судебное заседание Верховного суда РФ по ходатайству заместителя Генерального прокурора РФ по изменению территориальной подсудности спора по иску Генеральной прокуратуры Пушкарёву, Пушкарёву, Лушникову и другим, о взыскании (неразборчиво) денежных средств продолжается. Так, насколько я понимаю, мы в том же составе, да? Никто из представителей не менялся, все пришли. Представитель Генеральной прокуратуры тоже не менялся. Тогда напомню, что мы остановились на обсуждении ходатайства о приобщении к материалам дела заключений Юркова и Кудрявцевой. И осталось нам выслушать мнение представителя Генеральной прокуратуры. Встаньте, пожалуйста. 

Прокурор: Да, Ваша честь.

Судья: Александр Петрович, вы ознакомились с данными о заключении?

Прокурор: Да, всё верно, Ваша честь, я со всеми документами ознакомился. 

Судья: Хорошо. Можете высказать своё мнение по данному ходатайству?

Прокурор: Да, конечно. Уважаемый суд, я прошу отказать в удовлетворении ходатайства ответчиков о приобщении к материалам дела заключений профессоров Юркова и Кудрявцевой о невозможности изменения территориальной подсудности гражданских дел. Ходатайство об изменении территориальной подсудности исковых заявлений могут быть разрешены лишь судом с учётом норм действующего законодательства, которое регламентирует данные вопросы. Об этом говорится в том числе в решении Конституционного суда РФ от 9 ноября 2018 года № 39П и Определении апелляционной коллегии Верховного суда РФ от 4 ноября 2019 года по жалобам Маркелова и других лиц. Какое-либо индивидуальное толкование норм права любым специалистом является лишь субъективной точкой зрения такого автора. А в нашем случае выводы профессоров Юркова и Кудрявцевой являются надуманными и ошибочными. Поэтому заключения этих специалистов не являются обязательными для суда. У меня всё, Ваша честь. 

Судья: Хорошо. Спасибо. Тем не менее считаю, что данные заключения могут быть приобщены к материалам настоящего дела и использованы представителями ответчиков в обосновании своей правовой позиции по рассматриваемому ходатайству. Так. Александр Петрович, по вашему ходатайству, слушаем вас. Мы всем раздали документы, все ознакомились, насколько я знаю, и даже получили уже возражение на ваше ходатайство. Слушаем вас. С какой целью вы просите приобщить к материалам настоящего ходатайства новые документы, которые не были приложены одновременно с поданным ходатайством? 

Прокурор: Значит, документы, которые были заявлены мной. В прошлом судебном заседании было заявлено мной ходатайство о приобщении документов, о которых я уже говорил. Это копии процессуальных решений должностных лиц следственного управления Российской Федерации по Приморскому краю в части проведения доследственной проверки. Согласно этим документам на протяжении длительного времени принимались незаконные и необоснованные решения об отказе в возбуждении уголовных дел, которые впоследствии были отменены, и в 2016 году в отношении Пушкарёва Игоря и Пушкарёва Андрея, а также бывшего директора муниципального предприятия «Дороги Владивостока» Лушникова было возбуждено уголовное дело. Другие документы – это документы, связанные с фиксацией противоправной деятельности адвоката Шейнина, который представлял интересы в ходе расследования уголовного дела Игоря Пушкарёва, однако на основании постановления следователя на него был заявлен отвод. В частности, такими документами являются результаты оперативно-разыскной деятельности ФСБ России по Приморскому краю, которой зафиксирован факт оказания давления на нынешнего руководителя муниципального предприятия «Дороги Владивостока» Ворошилова с целью изменения им позиции, вернее, озвучивания позиции в суде о том, что муниципальному предприятию в результате действий Пушкарёва и других лиц ущерб якобы не причинён. Значит, следующие документы – это копии решений руководителей компаний, которые в настоящем судебном заседании являются ответчиками, о передаче руководства этими компаниями обществу с ограниченной ответственностью «Востокцемент» в лице Андрея Пушкарёва.

Все эти документы, по мнению Генеральной прокуратуры, свидетельствуют как раз таки о том, что Игорь Пушкарёв имел и в настоящее время имеет влияние на руководителей и должностных лиц правоохранительных структур не только Владивостока, но и Приморского края в целом. Данный довод подтверждается представленными суду документами. Поэтому данное обстоятельство необходимо учитывать при разрешении по существу заявленного ходатайства, поскольку невозможно обеспечить беспристрастное и объективное рассмотрение поданного Генеральной прокуратурой иска к Пушкарёву и другим ответчикам на территории города Владивостока либо Приморского края в целом. Более подробно я изложу свои доводы при выступлении по существу заявленного ходатайства. Всё, позиция такая. 

Судья: Поясните, пожалуйста, с какой целью приложена к материалам дела копия определения апелляционной коллегии? 

Прокурор: Копия, да, я забыл. Ваша честь, действительно, была приложена копия определения апелляционной коллегии Верховного суда, которая содержит сведения об отказе в удовлетворении жалобы бывшего президента Республики Марий Эл Маркелова и других лиц на решение судьи Верховного суда об изменении территориальной подсудности и иска о взыскании с названного лица и других ответчиков по закону РФ имущества сокрытого и незадекларированного. На наш взгляд, в данном решении урегулирована аналогичная ситуация, которой Верховный суд РФ дал оценку в части возможности изменения территориальной подсудности искового заявления по гражданскому делу. 

Судья: Спасибо, присаживайтесь. Так, мнения участников процесса по данному ходатайству? С кого начнем? 

Адвокат Поликарпов Владимир Петрович: Давайте с меня.

Судья: Пожалуйста.

Адвокат Поликарпов Владимир Петрович: (Неразборчиво). Ваша честь, я полагаю, что настоящее ходатайство не может быть удовлетворено и в удовлетворении данного ходатайства надлежит отказать, поскольку приложенные материалы оперативно-разыскной деятельности не подтверждают как раз доводы представителя истца о том, что Пушкарёв Игорь Сергеевич имел какое-то влияние в Приморском крае в структурах судебной власти, в структурах Следственного комитета и в прокуратуре. Нет ни одного доказательства, которое бы прямо или косвенно говорило о том, что Игорь Сергеевич имеет такие контакты, что он вступал в какие-либо переговоры с указанными лицами, представлял какие-то интересы, допустим, «Востокцемента» или свои личные. Нет ни одного документа вообще в уголовном деле, которое подтверждало бы, что Игорь Сергеевич на протяжении 5-летнего за ним наблюдения, санкционированного, кстати, судами Приморского края, вступал в какие-либо контакты и пользовался влиянием своим на вот эти структуры. Далее. Сами постановления судов, как я уже ответил, выносились в соответствии с законом и показывают, что судьи принимали решения и давали согласие на введение наблюдения за Пушкарёвым Игорем Сергеевичем. Таким образом, представленные материалы ничего не подтверждают. Документы, которые относятся к деятельности адвоката Шейнина, тоже не подтверждают какую-либо связь с Пушкарёвым Игорем Сергеевичем. Адвокат Шейнин встречался с представителем МУПВ «Дороги Владивостока», где вёл разговор о возможности продления договора на участие представителя этого предприятия в суде. Оно никак не подтверждает, ничем, так сказать, не указывает на какое-то влияние Пушкарёва Игоря Сергеевича. Что касается Определения Верховного суда от 4 июня 2019 года, то, как мы уже успели понять, это определение выносилось при наличии указаний на связь главы Марий Эл с органами судебной власти.

В данном случае ситуация другая. У нас нет никаких указаний на связь и влияние Пушкарёва Игоря Сергеевича на эти структуры, как я уже сказал. Поэтому эти документы не подтверждают, с моей точки зрения, доводы ходатайства, и в их приобщении полагаю необходимым отказать. 

Судья: Спасибо. Так, пожалуйста, Пушкарёв Андрей Сергеевич, ваше мнение? 

Пушкарёв Андрей Сергеевич: Поддерживаю адвоката.

Судья: Присаживайтесь. Так, Ксения Юрьевна, пожалуйста.

Адвокат Степаничева Ксения Юрьевна: Уважаемый суд, успев ознакомиться с теми материалами, которые нам были вручены в пятницу, (неразборчиво). Но тем не менее по существу тех документов, которые мы получили, это в основном результаты различных оперативно-разыскных мероприятий, которые проводились на протяжении нескольких лет фактически в отношении моего доверителя. Условно там три пакета документов. Первый пакет – это документы, которые были исследованы, передача полномочий единоличного исполнительного органа «Востокцемент». Второй пакет документов – это протоколы допроса различных лиц, которые занимают те или иные должности в управлении дорогами Приморского края и города Владивостока (неразборчиво). Полагаю, что в данных документах (очевидно, опять же результаты оперативно-разыскной деятельности) не содержится ни одного, собственно говоря, довода, который бы лег в обоснование того ходатайства, которое рассматривается в настоящем судебном заседании. Это первое. Второе – касательно Определения апелляционной коллегии Верховного суда от 4 июня 2019 года, которое мы также получили в пятницу. Изучив его и, собственно, ходатайство прокуратуры об изменении территориальной подсудности, изначально которое было подано в 2019 году и размещено в сети Интернет, можно прийти к выводу о том, что данное доказательство, во-первых, является неотносимым, поскольку то решение было принято при совершенно иных обстоятельствах. В ходатайстве указаны определённые факты, обосновывающие наличие знакомств бывшего главы Республики Марий Эл с различными представителями судейского сообщества той республики, в частности, Верховного суда. Помимо этого, трудоустройство родственников в аппарате процессуального суда. То есть были конкретные обстоятельства, которые, очевидно, были доказаны. В рамках рассмотрения этого дела были представлены некие документы, которые обосновывали это знакомство. И это то, на чём, собственно, зиждется позиция прокуратуры в том конкретном деле по изменению подсудности. Ещё хотелось бы отметить, что прокуратура просит сменить подсудность на любой другой регион, не обозначая, какой конкретно, то есть на любой. В итоге дело было рассмотрено в Нижегородском суде, то есть в ближайшем с точки зрения географического. Никак не обосновывалось, что это нужно рассматривать в каком-то конкретном суде, тем более Московском, как стоит, собственно, в нашей конкретной ситуации. Что касается оперативно-разыскной деятельности, как говорили мы уже в пятницу, в принципе, любые результаты оперативно-разыскных мероприятий применимы в доказывании по уголовному процессу. У нас речь всё-таки идёт о гражданском процессе. Второе – то, что удалось почерпнуть из этих документов, первое – это то, что был в итоге продлен договор на оказание юридических услуг с адвокатом Андрусенко. Это следует аж из пяти или шести документов, там несколько страниц посвящено конкретно освещению данного факта. Он, в общем-то, не имеет никакого отношения к тому ходатайству, которое мы сейчас рассматриваем, никоим образом не доказывая те обстоятельства, на которые прокуратура ссылается, то есть наличие знакомств и невозможность рассмотрения по подсудности того иска, который намеревается прокуратура заявить. Ну и, наконец, переписка между правоохранительными органами – это третий том, если можно так сказать, из того, что нам было представлено. Это переписка госуправления ФАС и договоры об исполнении функций единоличного исполнительного органа. Ну эти документы, в принципе, не имеют никакого отношения к настоящему делу. Поэтому очевидно, что в удовлетворении ходатайства о приобщении подобных документов (неразборчиво).

Судья: Спасибо. Дмитрий Владимирович? 

Адвокат Дмитрий Владимирович: Да. Уважаемый суд, продолжая правовой вопрос, который мы подняли на предыдущем судебном заседании, если мы правильно понимаем ходатайство прокуратуры, прокуратура говорит о неких экстраординарных обстоятельствах, которые позволяют по аналогии применять 35-ю статью УПК по толкованию 39-го постановления Конституционного суда. Значит, эти экстраординарные обстоятельства, если мы будет смотреть и Конституционный суд, и то, что пишет прокуратура, это что? Это возможность влиять на суд, то есть нарушение принципов беспристрастности суда. Мы рассчитывали, получая документы от прокуратуры, что эти доказательства появятся, прокуратура их откроет. То есть каким образом Игорь Сергеевич Пушкарёв может оказывать влияние, давление на суд, есть ли у него связи в этом судейском сообществе. И т.д. и т.п. Ну вообще ничего, уважаемый суд. Вот ноль. В материалах дела ни одного документа, подтверждающего это. Более того, мы бы даже согласились рассмотреть какие-то, не знаю, домыслы, предположения прокуратуры, что такие связи могут быть. Но их нет. Ни результаты ОРМ, ничего нет, никаких доказательств, подтверждающих хоть какую-то ангажированность судей Приморского края, нет, отсутствуют в материалах дела. Но это же финальный вопрос, по сути дела, для нашего заседания – есть ли экстраординарное обстоятельство или его нет? И если этого обстоятельства в принципе не существует, зачем тогда вообще рассматривать вопросы, связанные с аналогией права, закона, первого постановления Конституционного суда и т.д.? Уважаемый суд, вот второй момент, про который сказала моя коллега. Ведь действительно, мы подняли, посмотрели ходатайство прокуратуры, которое было по делу, связанному с Марий Эл. Но там прямо есть ссылка на это. Я могу, если позволите, просто абзац один зачитать. 

Судья: Я думаю, не стоит.

Адвокат Дмитрий Владимирович: Не стоит, да. Да, прокуратура предоставила доказательства. Я не знаю, насколько они были полно раскрыты в том судебном процессе, но хотя бы такие подозрения были, они были озвучены. Сейчас у нас встаёт представитель прокуратуры, он говорит о чём? Он говорит про адвокатов Приморского края, он говорит про следственные органы, про ещё что-то, причем это всё тоже не особо сильно подтверждается. Но в части того, что касается беспристрастности суда, ни одного доказательства не существует, и упоминания тоже не существует, уважаемый суд. Второй момент. Действительно, в том определении, в том постановлении, на которое ссылается прокуратура, было заявлено требование о передаче в любой другой суд. У нас Тверской суд, но я, уважаемый суд, хочу обратить внимание, что у меня один из доверителей – это акционерное общество «Теплоозёрский цементный завод». Оно находится в Еврейской автономной области. Еврейская автономная область находится непосредственно в соседнем регионе. Почему тогда, даже если суд придет к тому, что действительно нарушается принцип беспристрастности судей, действительно есть эти экстраординарные обстоятельства, действительно по аналогии можно применить постановление Конституционного суда, почему же тогда прокуратура не настаивает на том, чтобы передать это в соседний регион? Почему Тверской суд? А Тверской суд у нас тогда получается беспристрастный суд, который вынес в отношении Игоря Сергеевича не так давно приговор о лишении свободы сроком на 15 лет, это беспристрастный суд, вот именно в него должен поступить тогда гражданский иск о взыскании денежных средств. Ещё один момент, уважаемый суд. Мои доверители являются независимыми юридическими лицами. Я не знаю, как попали в том определении юридические лица, контролировал ли их Маркелов, и, видимо, контролировал, видимо, там находилось его имущество. Но к нашей ситуации это неприменимо. У нас самостоятельные юридические лица, которые и юридически, и фактически имеют совершенно других собственников. Они никаким образом с Игорем Сергеевичем Пушкарёвым не связаны. Почему тогда иск, почему мнение, скажем так, их лиц вообще не учитывается? Доказательств, подтверждающих то, что эти юридические лица связаны с Игорем Сергеевичем в настоящий момент, тоже нет. Поэтому, уважаемый суд, вот в части того, что представила прокуратура, не буду повторять коллег, там вообще ничего относимого к настоящему делу нет. В части приобщения определений мы также считаем, что его приобщать нельзя, потому что оно касается других совершенно обстоятельств дела, где были признаны экстраординарные обстоятельства. Поэтому в ходатайстве прокуратуры просим отказать в полном объёме. 

Судья: Спасибо. Татьяна Вячеславовна, пожалуйста, ваше мнение? 

Адвокат Строганова Татьяна Вячеславовна: Мы полагаем, что ходатайство о приобщении документов не подлежит удовлетворению, поскольку предметом настоящего спора является все-таки гражданский иск. И единственное обстоятельство, которое могло свидетельствовать об отсутствии беспристрастности, это какие-то связи именно с судейским сообществом. Те документы, которые представлены прокуратурой, они касаются тех материалов, которые были в рамках уголовного дела, то есть это следствие, это были проверки доследственные. И они могли бы действительно иметь место, если бы у нас был уголовный процесс, если бы имело какое-то отношение наличие таких обстоятельств. Однако в данном случае гражданское дело подлежит рассмотрению в соответствии с требованиями ГПК. И доказательств того, что имеются какие-то связи именно с судебными органами Приморского края, в данном случае не представлено. Это что касается процессуальных документов, связанных с уголовным делом. Значит, что касается определения Верховного суда, то хотелось бы также обратить внимание… Поддерживаю коллег, которые уже озвучили содержание ходатайства, которое было заявлено в том деле… То в данном случае следует обратить внимание, что по делу Маркелова руководители судейского сообщества как занимали свои должности, так и занимают по настоящий момент. То есть в нашем случае ситуация иная, у нас поменялось руководство как Приморского краевого суда, так и Советского районного суда, к подсудности которого относится настоящее дело. Это произошло в период с 2017-го по 2019 год, то есть в настоящее время всё руководство судебных органов, оно изменено. И, кроме того, не представлено никаких доказательств наличия какой-то заинтересованности либо каких-то контактов в отличие от дела Маркелова, где были конкретно такие обстоятельства. Это и родственники, и премирование производилось исходя из ходатайства, то есть были конкретные факты, которые могли свидетельствовать о необъективности суда в случае рассмотрения того гражданского иска. То есть в данном случае – по нашему делу – таких доказательств нет. И что касается опять же территориальности, то по делу Маркелова дело было передано в подсудность в соседний регион, граничащий непосредственно с республикой Марий Эл. А в нашем случае дело подлежит рассмотрению в городе Владивостоке, и просят передать в Москву. То есть это говорит о том, что имеется существенная транспортная удаленность, поскольку Дальневосточный регион находится достаточно далеко, и не всегда имеется возможность обеспечить, скажем так, явку представителей, доказательств и прочее. Поэтому полагаем, что в данном случае передача подсудности нарушает право на доступ к правосудию всех ответчиков по делу. Ну и опять же один из ответчиков действительно находится на территории Еврейской области, и имеется возможность, если уж на то пойдет, передать туда либо в соседний регион. Поэтому полагаю, что та судебная практика, на которую ссылается прокурор, она не имеет отношения, так как вынесена по иным фактическим обстоятельствам. Поэтому в удовлетворении ходатайства прошу отказать. 

Судья: Спасибо. (неразборчиво), пожалуйста, ваше мнение? 

Адвокат Кирилл Павлович: Уважаемый суд, я не готов высказаться по поводу содержания данных доказательств, по их взаимосвязи. Выскажусь только по поводу относимости, то есть вопрос приобщения, насколько я знаю, обусловлен статьей 39 ГПК, что суд принимает только те доказательства, которые имеют значение для рассмотрения и решения дела. Ознакомился с данными доказательствами. Сегодня также представлена в прокуратуру жалоба адвокатского бюро Шейнина генеральному прокурору. Из содержания всех документов я не увидел вот именно относимости, то есть как эти доказательства связаны со значимыми для данного дела обстоятельствами. Для данного дела обстоятельства значимые, насколько я полагаю, конечно, их определяет суд, это то, насколько могут ответчики вызывать обоснованные объективные сомнения беспристрастности всех судов Приморского края. Я ни одного доказательства там не увидел. Если все-таки они имеются, то прокуратура могла бы на них указать. Но я просто их не вижу, поэтому требование относимости не соблюдается. По поводу определения апелляционной коллегии Верховного суда, о которой многие говорят стороны, я не знаю, какие там были обстоятельства дела, к сожалению. Если дело аналогичное (нам представлено определение только апелляционной коллегии), то попросил бы прокуратуру тогда дополнительно представить определение первой инстанции и хотя бы написать позицию. 

То есть если это дело аналогичное, то в связи с чем? То есть, как я понимаю, сейчас у нас вырабатывается по сути практика судебная по очень значимому вопросу. И других примеров, как я понимаю, раньше вообще не было. Вот. Такая вот позиция. Поэтому в итоге прошу отказать только по принципу относимости. А по поводу содержания данных доказательств и их оценки в дальнейшем прошу предоставить время, чтобы написать письменную позицию мотивированную, всем разослать и подготовиться. Всё.

Судья: Понятно. Ходатайство представителя Генеральной прокуратуры о приобщении к материалам дела дополнительных материалов удовлетворяется. Оценка этим доказательствам будет дана при вынесении решения по ходатайству об изменении территориальной подсудности. Пожалуйста, другие ходатайства имеются? Тогда переходим к вопросу о возможности рассмотрения настоящего вопроса об изменении территориальной подсудности спора при данной явке. Возражения участников процесса против рассмотрения имеются?

Адвокат Кирилл Павлович: Ваша честь, нет, не имеется возражений. 

Судья: У других участников?

Прокурор: Нет, Ваша честь, никаких возражений.

Судья: У нас нет только Лушникова. Мы всё, что могли, сделали, как я считаю. Даже в пятницу мы направили последний пакет документов с возражениями, с дополнительными материалами, в том числе представленными заключениями специалистов, и материалами, которые у нас представлены представителями Генеральной прокуратуры 12 июля. Нет возражений? Тогда переходим к рассмотрению ходатайства по существу. Докладывается дело. Собственно, с ходатайством вы знакомы, поэтому достаточно коротко оглашу основные моменты. В Верховный суд РФ поступило ходатайство заместителя Генерального прокурора РФ Гриня об изменении территориальной подсудности спора по иску Генеральной прокуратуры Пушкарёвым, Лушникову, Спасскцементу, ДВ-Цементу, Дробильно-сортировочному заводу, Владивостокскому бутощебеночному заводу, Теплоозерскому цементному заводу и Спасскому комбинату асбестоцементных изделий о взыскании в доход РФ денежных средств. В обосновании ходатайства было указано то, что в соответствии с положениями статей 169, 235, 1102, 1105 ГК РФ, статей 10, 13, 14 ФЗ от 25 декабря 2008 года «О противодействии коррупции» Генеральной прокуратурой РФ был подготовлен иск к указанным выше физическим и юридическим лицам о солидарном взыскании 3 миллиардов 281 миллиона 41 тысячи 979 рублей 39 копеек как незаконно полученных по заключенным в 2008–2015 годах МУПВ «Дороги Владивостока» контрактам. Ссылаясь на положения пункта 4 части 2 статьи 33 ГПК РФ, заместитель Генерального прокурора РФ просит изменить территориальную подсудность данного спора, указывая на то, что ответчик Пушкарёв и его близкие родственники обладают широким кругом знакомств среди представителей судейского сообщества Приморского края, должностных лиц государственной власти, управления, правоохранительных, надзирающих органов, а также предпринимают активные попытки воспрепятствовать осуществлению правосудия с использованием подконтрольных им местных СМИ, что, по мнению прокуратуры, может поставить под сомнение объективность, непредвзятость, беспристрастность судей Приморского края при рассмотрении указанного искового заявления и вызовет сомнения объективности будущего судебного решения. Кроме того, в ходатайстве прокурора указано на то, что изложенные выше основания к изменению территориальной подсудности уже исследовались Верховным судом РФ при разрешении вопроса о передаче уголовного дела в отношении Пушкарёва, Пушкарёва и Лушникова для рассмотрения по существу в Тверской районный суд города Москвы. Постановлением Верховного суда РФ от 15 ноября 2017 года доводы Генеральной прокуратуры РФ о наличии оснований для изменения подсудности указанного уголовного дела были признаны обоснованными, ходатайство было удовлетворено, что, по мнению прокурора, подлежит учету при разрешении вопроса об изменении территориальной подсудности спора по исковому заявлению генеральной прокуратуры к Пушкарёвым, Лушникову и другим и свидетельствует о необходимости передачи искового материала в Тверской районный суд города Москвы для рассмотрения по существу.

Собственно, само ходатайство достаточно лаконичное, к нему приложено исковое заявление, и в трех томах были приложены материалы в обоснование необходимости изменения территориальной подсудности, а также были приложены копии материалов уголовного дела. В прошлом судебном заседании, точнее в судебном заседании от 12 июля, от представителя прокуратуры поступили ещё дополнительные материалы. Ну было решено о приобщении их к настоящим материалам и исследовании при рассмотрении данного ходатайства. 

Так, пожалуйста, Александр Петрович, слушаем вас. Прежде чем вы будете выступать (это, собственно, не только к вам просьба, это просьба ко всем участникам процесса, поскольку мы рассматриваем сугубо узкий вопрос, касающийся необходимости изменения территориальной подсудности), я бы хотел услышать от вас конкретные основания, почему не могут рассматривать суды Приморского края данное исковое заявление и почему вы просите передать данный спор непосредственно в Тверской районный суд города Москвы. Ну и ваше, конечно, правовое обоснование возможности вообще решения данного вопроса. 

Прокурор: Да, понятно, спасибо, Ваша честь. Уважаемый суд, заявленное заместителем Генерального прокурора РФ ходатайство об изменении территориальной подсудности искового заявления к Игорю Пушкарёву и другим ответчикам я поддерживаю, прошу его удовлетворить, направить данный иск и обосновывающие его материалы в Тверской районный суд города Москвы. Полагаю, что заявленное ходатайство является законным, обоснованным и мотивированным. Содержащиеся в представленных возражениях ответчиков утверждения о немотивированности и незаконности такого решения Генеральной прокуратуры, злоупотребление Генеральной прокуратурой своими полномочиями при вынесении обозначенного ходатайства и отсутствие законодательной базы для разрешения судом подобного вопроса являются голословными, несостоятельными и опровергаются по следующим основаниям. Согласно части 1 статьи 47 Конституции РФ подсудность дел судам определяется законом. Глава 3 ГПК устанавливает территориальную, договорную, альтернативную и исключительную подсудность передачи дела в другой суд. Установив общее правило подсудности, законодатель предусмотрел при этом обстоятельства, при которых участие судьи в рассмотрении дела, отнесенного к его подсудности, недопустимо в силу невозможности обеспечить объективность и беспристрастность суда. В соответствии с пунктом 4 части 2 статьи 33 ГПК суд передает дело на рассмотрение другого суда, если после отвода одного или нескольких судей либо по другим причинам замены судей рассмотрение дела в данном суде становится невозможным. Передача дела в этом случае осуществляется вышестоящему суду. Судам при принятии решения необходимо руководствоваться приведенными законом положениями, поскольку в противном случае может быть поставлена под сомнение объективность рассмотрения дела конкретным судом. При рассмотрении заявленного в Генеральной прокуратуре ходатайства необходимо учитывать, что Пушкарёв Игорь Сергеевич на протяжении многих лет занимал должность главы города Владивостока и в этой связи имел и до сих пор имеет влияние в городе и регионе в целом на руководство правоохранительных органов, в том числе и представителей судейского сообщества. Указанное обстоятельство может вызвать у общественности сомнения в объективности и беспристрастности судей Приморского края при рассмотрении иска в отношении Пушкарёва и других ответчиков, которые являются его близкими родственниками, доверенными лицами либо аффилированными организациями. Это поставит под сомнение легитимность будущего судебного решения и негативно скажется на уровне доверия граждан к правосудию. Приведенные мной доводы согласуются с решением Европейского суда по правам человека от 3 февраля 2011 года по делу (неразборчиво), согласно которому суд помимо субъективной беспристрастности должен быть объективно беспристрастен, то есть должен обеспечивать достаточные гарантии, исключающие всякое незаконное сомнение в этом отношении. В рамках критерия объективности учитываются факторы, которые могут вызвать сомнения в беспристрастности. При этом даже видимость может иметь значение. От этого зависит доверие, которое суд должен вызывать у людей, в первую очередь у сторон судебного разбирательства. В соответствии с правовыми позициями Конституционного суда РФ, изложенными в Постановлении от 9 ноября 2018 года, № 39П, которое приобщено к материалам, обосновывающим поданное ходатайство, при разрешении вопросов об изменении территориальной подсудности гражданского дела применима аналогия права, то есть истолкование статьи 35 УПК, допускающее передачу уголовного дела по подсудности в суд другой территориальной юрисдикции, обусловленную не субъективным настроем конкретных судей, а объективными обстоятельствами. 

Такие обстоятельства в первую очередь связаны с личностью обвиняемых, их авторитетом, служебным положением, властными полномочиями, которыми они обладали до начала производства по уголовному делу, а также с иными инструментами влияния, которые они могут сохранять на территории, подпадающей под юрисдикцию суда, которому подсудно конкретное дело. Всё это позволяет таким лицам воздействовать на общественное мнение, а также на деятельность государственных и общественных институтов на этой территории. По мнению Конституционного суда РФ, применение в гражданском праве аналогий при разрешении вопроса о передаче дела по территориальности в конечном итоге направлено исключительно на обеспечение публично-правовых интересов, надлежащего функционирования, защиты судебной власти и непротиворечия Конституции РФ. В целях обеспечения публично-правовых интересов надлежащего функционирования судебной власти решение о передаче дела в суд иной территориальной юрисдикции должно приниматься по обращению генерального прокурора либо его заместителя на высшем уровне судебной системы, то есть Верховным судом РФ. При этом должны соблюдаться гарантии справедливости, состязательности и обеспечиваться принцип доступности правосудия. Все озвученные мною положения также отражены в Определении апелляционной коллегии Верховного суда РФ от 4 июня 2019 года, которая рассмотрела жалобы бывшего президента, главы правительства Республики Марий Эл Маркелова и его представителей на решение судьи Верховного суда от 10 апреля текущего года о передаче по территориальности иска Генеральной прокуратуры к названным лицам в один из судов Нижнего Новгорода. В удовлетворении поданных жалоб было отказано. Что касается утверждения ответчиков о том, что они являются ненадлежащими ответчиками по иску, я категорически возражаю. Этот довод опровергается результатами проверок деятельности администрации города Владивостока, подведомственного ей муниципального предприятия «Дороги Владивостока», а также подконтрольной братьям Пушкарёвым группы компаний «Востокцемент». Такие проверки проводились с 2008-го по 2016 год центральным аппаратом ФСБ и региональным управлением ФСБ России, Следственным комитетом России, Управлением Федеральной антимонопольной службы по Приморскому краю, Контрольно-счётной палатой, прокуратурой и другими контролирующими органами и организациями. По итогам установлен и документально подтвержден картельный сговор между администрацией Владивостока, которую в указанный период времени возглавлял Игорь Пушкарёв, подведомственным органам местного самоуправления предприятием «Дороги Владивостока» в лице его бывшего директора Андрея Лушникова и группой компаний «Востокцемент», фактически руководимой Пушкарёвым Андреем, которые выступают ответчиками по настоящему иску. В названный период при непосредственном участии Игоря Пушкарёва были созданы условия для закупки строительных материалов для нужд муниципального органа исключительно у группы компаний «Востокцемент». Такая продукция закупалась по завышенным ценам. За оказание содействия аффилированным коммерческим организациям Игорь Пушкарёв на протяжении длительного времени получал незаконное вознаграждение в виде денег и оказания ему услуг за счёт средств группы компаний «Востокцемент», являясь при этом должностным лицом. В результате незаконных действий названных лиц подорван авторитет государственной власти и муниципальной службы, причинен ущерб бюджету РФ и муниципальному предприятию «Дороги Владивостока». О том, что предприятия, выступающие ответчиками по иску, находились под контролем братьев Пушкарёвых, свидетельствуют договоры о передаче полномочий по руководству этими предприятиями директору. 

Судья: Александр Петрович, извините, что я вас перебиваю, но мы не рассматриваем обоснование исковых требований. Мы рассматриваем, как я вам уже говорил, вопрос о том, есть ли основания для передачи территориальной подсудности настоящего дела.

Прокурор: Да-да-да, всё, я услышал, Ваша честь, да. Перейду к другому моменту. Значит, предъявляемое исковое заявление в соответствии со статьёй 29 ГПК подсудно Советскому районному суду города Владивостока. Вместе с тем имеются причины, при которых рассмотрение дела как в данном суде, так и в любом другом суде города Владивостока и Приморского края становится невозможным. В частности, Пушкарёв Игорь Сергеевич и его близкие родственники обладают широким кругом знакомств среди представителей судейского сообщества Приморского края, должностных лиц государственной власти и управления, правоохранительных и надзирающих органов. Ряд высокопоставленных сотрудников органов внутренних дел, трудоустроенных в подконтрольные семье Пушкарёвых коммерческие организации, целенаправленно были вовлечены в оказание услуг обвиняемому по преодолению конфликта с законом. При наличии очевидных сведений о совершенных Пушкарёвыми и Лушниковым коррупционных преступлениях должностными лицами МВД СК России по Приморскому краю продолжительное время не принимались предусмотренные законом меры по заключению названных лиц и привлечению их к ответственности.

Без расследования и сбора доказательств выносились длительное время незаконные решения об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Пушкарёвых и Лушникова за преступления, по которым они в настоящее время осуждены. Родственники Пушкарёвых предпринимают активные попытки воспрепятствовать осуществлению правосудия, в том числе с использованием подконтрольных им местных СМИ и созданного в сети Интернет так называемого сайта в поддержку Игоря Пушкарёва, который успешно функционирует на сегодня. В декабре 2018 года оперативной службой ФСБ зафиксирован факт неправомерной деятельности адвоката Шейнина в интересах Пушкарёва, который в ходе расследования по уголовному делу представлял его интересы, но по постановлению следователя этому адвокату был заявлен отвод. Данный факт связан с оказанием давления на гендиректора муниципального предприятия «Дороги Владивостока» Ворошилова с целью заявления им в ходе рассмотрения дела позиции об отсутствии ущерба для названного муниципального предприятия. Приведенные обстоятельства подтверждаются представленными ФСБ России результатами оперативно-разыскных мероприятий и могут поставить под сомнение объективность и беспристрастность судов Приморского края при рассмотрении искового заявления, оценены сторонами как не отвечающие принципу справедливости. Учитывая изложенное, Ваша честь, прошу удовлетворить заявленное заместителем Генерального прокурора РФ ходатайство об изменении территориальной подсудности искового заявления Пушкарёвым, Лушникову и другим ответчикам и передать его для рассмотрения по существу в Тверской районный суд города Москвы, который ранее рассматривал уголовное дело в отношении названных лиц. Спасибо. 

Судья: Скажите, пожалуйста, всё-таки в отношении судей Советского районного суда города Владивостока ну и Приморского краевого суда прокуратура располагает какими-либо конкретными сведениями о том, что на этих судей оказывалось давление со стороны Пушкарёва либо его близких родственников, знакомых и т.п. либо, что ещё хуже, что эти судьи каким-то образом заинтересованы в исходе рассмотрения спора по тому иску, который заявляет Генеральная прокуратура РФ? 

Прокурор: Ваша честь, применительно конкретно к судьям суда Советского района такими сведениями прокуратура не располагает. Вместе с тем прокуратура располагает оперативными данными ФСБ России о том, что в целом Игорь Пушкарёв и его близкие родственники имеют влияние на судейское сообщество как в городе Владивостоке, так и в целом среди судей Приморского края. Данные сведения содержатся в представленных в обоснование заявленного ходатайства материалах, в частности, в информации управления контрразведывательным обеспечением кредитно-финансовой сферы ФСБ России от 13 октября 2017 года за подписью заместителя руководителя данной службы Ткачёва. 

Судья: Хорошо. Давайте тогда… кстати, я не видел этого документа, на который вы ссылаетесь, в материалах вашего ходатайства.

Прокурор: Нет, он в обосновании иска. Ой, в обосновании ходатайства, в материалах должен быть. В томе третьем. 

Судья: Не могли бы нам сейчас страницы сказать?

Прокурор: 35–40. 

Судья: Это ходатайство? (неразборчиво).

Прокурор: Страница 3, 4, 5.

Судья: Всё, вижу, спасибо. Так, ладно, с районным судом города Владивостока мы с вами, на наш взгляд, разобрались, да. А что вы скажете по поводу территориального местонахождения Теплоозёрского цементного завода? Зарегистрировано данное юридическое лицо в Еврейской автономной области. И получается, что оно попадает под юрисдикцию, если я не ошибаюсь, (неразборчиво) районного суда Еврейской автономной области. Исходя из судебного состава того иска, который заявляется Генеральной прокуратурой, здесь альтернативная подсудность. Почему генеральный прокурор не может подать иск вот в названный суд Еврейской автономной области? Что там мешает осуществить правосудие по рассматриваемому спору? 

Прокурор: Ваша честь, заместителем генерального прокурора при разрешении вопроса о территориальности заявляемого иска в отношении Пушкарёва и других ответчиков был определен конкретный суд, а именно Тверской районный суд города Москвы. И эта позиция обосновывалась тем, что ранее в данный суд было передано уголовное дело в отношении названных лиц, которое было рассмотрено по существу, и названные лица были признаны виновными. Значит, вопрос о возможности рассмотрения искового заявления в отношении Пушкарёва и других ответчиков на территории Еврейской автономной области поэтому не рассматривался. 

Судья: То есть вы исходите из содержания того постановления, которое было принято Верховным судом по уголовному делу? При определении, при изменении территориальной подсудности.

Прокурор: Да, Ваша честь.

Судья: Тогда к вам будет такой вопрос. Скажите, пожалуйста, вот определение вынесено в 2018 году, на дворе 2019 год. На ваш взгляд, сохранилось то влияние Пушкарёва и его родственников, его семьи на правоохранительные органы в Приморском крае? И что, на ваш взгляд, об этом свидетельствует? Прошло достаточно много времени. Пушкарёв с 2016 года находится под стражей. 

Прокурор: Да, Ваша честь, я полагаю, что, значит, до настоящего времени в любом случае ситуация не изменилась. Пушкарёв, несмотря на то что он находится под стражей, в следственном изоляторе, через своих родственников, а также доверенных лиц имеет возможность оказать влияние на представителей судейского сообщества в Приморском крае, в целом на должностных лиц правоохранительного блока и других контролирующих и надзирающих органов данного региона. Поэтому позиция Генеральной прокуратуры однозначна: беспристрастное рассмотрение и вынесение справедливого решения по иску в отношении данных ответчиков на территории данного субъекта невозможны. 

Судья: Хорошо. Пожалуйста, вопросы участников процесса.

Адвокат Строганова Татьяна Вячеславовна: Да, у меня есть вопрос.

Судья: Пожалуйста. 

Адвокат Строганова Татьяна Вячеславовна: Скажите, пожалуйста, а вот даже по делу Маркелова вы ссылались на конкретные фамилии, приведены  (неразборчиво) представителей судейского сообщества. В данном случае вы можете назвать конкретно фамилии судей, которые, по вашему мнению, заинтересованы в рассмотрении…

Прокурор: Да, если вы были внимательны, я уже, собственно, озвучил эту позицию, отвечая… 

Адвокат Строганова Татьяна Вячеславовна: Я слышала только общие какие-то положения.

Прокурор: Вот как раз таки в целом идет речь о всем судейском сообществе на территории Приморского края, которому Генеральная прокуратура не может доверять в рассмотрении искового заявления.

Адвокат Строганова Татьяна Вячеславовна: То есть исключительно все судьи находятся в личных отношениях с самим Пушкарёвым, правильно?

Прокурор: Мы так считаем, да.

Адвокат Строганова Татьяна Вячеславовна: То есть все друзья-знакомые, и конкретно назвать какие-то лица вы не можете. У меня нет вопросов. 

Адвокат Кирилл Павлович: Ещё можно вопрос? Я хотел бы просто уточнить, суд уже задал этот вопрос. Я не очень понял правовую квалификацию, которую вы дали. Скажите, Еврейская автономная область… там нет элемента ангажированности суда, там ничего нет. Но при этом вы говорите, что в Еврейской автономной области тоже рассматриваться не может, потому что уголовное дело рассматривается Тверским районным судом. И на прямой вопрос суда, есть ли влияние, вы сказали: да, влияние уголовного дела на гражданский процесс есть. Я хочу задать вам уточняющий вопрос: объясните, пожалуйста, какую связь имеет уголовное дело с тем иском, который заявлен, в плане подсудности? Почему гражданский процесс должен зависеть от того уголовного дела, которое находится в Тверском суде? Могли бы конкретнее, пожалуйста?

Прокурор: Смотрите, смысл заключается в следующем. Прокурор при заявлении ходатайства об изменении территориальной подсудности – неважно, уголовного дела либо гражданского – вправе определить конкретный суд. В данном случае был определен Тверской районный суд города Москвы исходя из того, что ранее данным судом рассматривалось уголовное дело в отношении Пушкарёва и других лиц, которые являются ответчиками по настоящему иску. 

Адвокат Кирилл Павлович: Всё, ответ понятен, спасибо. 

Судья: Ещё вопросы? Спасибо, присаживайтесь, пожалуйста. Так, хотел бы услышать мнение участников процесса. Поскольку вы на равных представляете интересы и физических, и юридических лиц, в каком порядке вы хотели бы выступать? Нет? Тогда я буду назначать, да? Хорошо. Тогда, Владимир Петрович, не против, если с вас начнем? Пожалуйста, представитель общества с ограниченной ответственностью «ДВ-Цемент», АО «Спасский комбинат асбестоцементных изделий» Строганова Татьяна Вячеславовна. Слушаем вас. 

Адвокат Строганова Татьяна Вячеславовна: Мы полагаем, что заявленное ходатайство об изменении территориальной подсудности не подлежит удовлетворению в силу следующего. Мы полагаем, что в данном случае, поскольку всё-таки у нас гражданский процесс, а не уголовный, имеют место именно принципы судопроизводства. Исходя из положений статьи 45 ГПК прокурор имеет процессуальные права и обязанности истца по делу. То есть ни гражданский процесс, ни какие-то иные нормативные акты не предусматривают каких-то специальных полномочий прокурора, в том числе Генеральной прокуратуры, применительно к участию в гражданском процессе. Поэтому в данном случае мы считаем, что законом не предусмотрено в принципе право заявлять такое ходатайство, изначально сама постановка вопроса, она незаконна. В таком случае прокурор должен был обратиться в порядке статьи 33 в суд, который в силу закона 128 должен рассматривать дело по подсудности, и при наличии каких-то обстоятельств, препятствующих рассмотрению дела данным судом, уже тогда решался бы вопрос о передаче. То есть в данном случае, если опять же возвращаться к вопросу о применении аналогии права, то аналогия права применяется при наличии пробела в законодательстве, когда отношения не урегулированы. В данном случае четкий способ, каким образом нужно рассмотреть данный вопрос. То есть конкретно дело принимается к рассмотрению судом, заявляется ходатайство, принимается решение либо не принимается о передаче в иной судебный орган. В данном случае прокурор в обход установленного законом порядка напрямую обратился с ходатайством изменить подсудность. Мы полагаем, что в данном случае это является незаконным. Более того, это нарушает принцип равноправия сторон, поскольку (неразборчиво) прокурор имеет статус истца по делу и не должен наделяться какими-то приоритетами по отношению к иным участникам процесса. Опять же, если исходить из данной позиции, если сейчас прокурор может обращаться с таким ходатайством, то из этого следует, что любой иной истец, если, как он полагает, имеют место экстраординарные обстоятельства, также может обратиться в Верховный суд и изменить подсудность. Исходя из принципа равноправия сторон и статьи 45. Значит, применительно к статье 35 УПК, на которую ссылается прокурор, мы полагаем, что данная статья также в данном случае, равно как и правовая позиция Конституционного суда, здесь неприменима, поскольку всё-таки целью и задачей уголовного процесса являются совершенно иные задачи. И прокурор в уголовном процессе наделен совершенно иным процессуальным статусом. То есть подробно мы в письменных пояснениях свою позицию изложили, скажем так, не буду сейчас зачитывать постановление Конституционного суда, обращусь лишь к отдельным выдержкам. В частности, при разрешении дела, а именно при изменении территориальной подсудности, в уголовном деле было указано, что в данном случае передача дела была вызвана особым публичным правовым значением разрешения уголовно-правового конфликта. То есть и в том случае, когда существовала, например, угроза личной безопасности участников процесса либо иные были экстраординарные обстоятельства, и вот уже на основании этих моментов именно в уголовном процессе возможно изменение территориальной подсудности. Опять же, статья 35 УПК предусматривает в отдельных случаях возможность обращения генерального прокурора с соответствующим ходатайством в Верховный суд. И в данном случае Конституционный суд, он несколько расширил перечень оснований, при наличии которых возможно такое обращение. То есть в УПК прямо говорится о делах, связанных с терроризмом, но в данном случае этот перечень расширили и написали о том, что можно обращаться с таким ходатайством в иных экстраординарных ситуациях. Изначально в УПК есть такая статья, которая наделяет прокурора таким процессуальным правом. В ГПК такой статьи нет. И более того, весь смысл гражданско-процессуального законодательства строится на совершенно иных принципах, я ещё раз повторюсь, а именно процессуальное равенство сторон. Поэтому мы считаем, что в данном случае отсутствуют правовые основания для изменения территориальной подсудности, опять же, статья 33, которая предусматривает порядок и исключает возможность применения пункта 4 статьи 1 по аналогии права. 

Ну и что касается фактических обстоятельств, хотелось бы ещё раз обратить внимание, раз уж прокурор ссылается по аналогии на дело Маркелова, то есть по делу Маркелова в ходатайстве приведены конкретные факты, т.е. названы фамилии судей, с которыми были личные взаимоотношения, родственные связи, иные связи – не буду сейчас зачитывать ходатайство прокуратуры, оно прекрасно всем известно, я думаю. Да, то есть была конкретика, и были конкретные факты, которые могли ставить под сомнение беспристрастность суда. В данном случае прокурор на вопрос не привел ни одной конкретной ситуации, когда Пушкарёв либо члены его семьи именно обращались к представителям судейского сообщества, были личные контакты либо иное взаимодействие. Кроме того, хочу обратить внимание, что Игорь Сергеевич фактически прекратил свои полномочия в июне 2016 года, сейчас, слава богу, у нас 2019 год, то есть прошло уже 3 года. За это время во Владивостоке сменилось уже 2 главы администрации, т.е. у нас уже поменялся и губернатор дважды, опять же поменялись руководители всех силовых структур за этот период времени, поменялось руководство и краевого суда, и Советского суда, т.е. за 3 года произошли существенные изменения. И сейчас говорить о том, что семья Пушкарёва сохраняет какой-то административный ресурс, полагаю необоснованно и лишено каких-то конкретных доказательств. Ни одного доказательства не представлено. Те результаты, которые датированы 2014 годом, дата проверок, возможно, имели место быть применительно к уголовному процессу, но в данном случае у нас гражданский иск, и какие-то действия следственных и правоохранительных органов не имеют никакого отношения к рассмотрению вопроса подсудности именно в гражданском деле. Ну если опять же обращаться к конкретике, о том, что суды заинтересованы, хотелось бы обратить внимание, что уголовное дело, и я так полагаю, гражданский иск будет иметь отсылки к делу, которое было рассмотрено Арбитражным судом Приморского края, это дело № 512614515, это было обжалование решения Антимонопольной службы как раз по поставкам инертных материалов и выполнению работ по ремонту дорог. Обжаловалось решение, которым было признано нарушение статьи 16 «О защите конкуренции». И решение по данному делу было принято не в пользу администрации, не в пользу МУПВ «Дороги Владивостока», оно было вынесено в пользу УФАС. То есть данный факт сам по себе свидетельствует о том, что отсутствуют какие-то личные отношения или возможность влиять на принятие процессуальных решений именно по гражданским делам. Значит, поэтому мы считаем, что в данном случае создание такого прецедента в целом негативно скажется на последующей практике, поскольку мы считаем, что всё-таки здесь отсутствуют основания для такого голословного изменения подсудности при непредставлении конкретных обстоятельств, конкретных фактов взаимодействия ответчиков по делу и представителей судебной системы. Кроме того, по тем документам, на которые ссылается прокурор, хотелось бы обратить внимание, что МУПВ «Дороги Владивостока» по настоящему гражданскому иску вообще не является участником, не является ни истцом, ни ответчиком, и ссылаться на прослушивание, да, в данном случае не имеет отношения, поскольку это касалось исключительно МУПВ, а оно вообще не является у нас участником по делу и не присутствует ни в настоящем заседании, ни по иску, я так понимаю, тоже. Поэтому мы полагаем, что в удовлетворении ходатайства следует отказать в связи с его необоснованностью, отсутствием фактических доказательств, а также отсутствием правовых оснований. Ну и опять же, если всё-таки суд придёт к иным выводам, мы считаем, что имеется возможность передать дело в соседние регионы, это может быть и Хабаровск, это и Южно-Сахалинск, и Еврейская область в данном случае, там, где у нас один из ответчиков. И да, действительно, в соответствии со статьёй 128 ГПК нет необходимости менять подсудность, поскольку по закону возможно обращение по месту нахождения любого из ответчиков. Поэтому в удовлетворении ходатайства прошу отказать. 

Судья: Спасибо. Кстати, к вам будет маленький вопрос. Не совсем я понял вас, исходя из вашего выступления вы считаете, что вообще невозможно рассматривать ходатайство? Или всё-таки допускаете возможность его рассмотрения по существу? И в этом случае ваше отношение к заявленному ходатайству о прекращении производства по ходатайству прокурора?

Адвокат Строганова Татьяна Вячеславовна: Ну мы считаем, что вообще невозможно рассматривать ходатайство по делу, которое не принято в производство суда. В данном случае вопрос подлежит рассмотрению исходя из положений пункта 4 части 2 статьи 33, т.е. чтобы было принято в производство суда, и уже в этом случае подлежит рассмотрению вопрос о передаче его по подсудности. 

Судья: Ну а если мы с вами предположим такую экстраординарную ситуацию, когда у нас тот суд, которому подсудно дело, подсуден спор, в принципе не может рассматривать? Ну нет судей. 

Адвокат Строганова Татьяна Вячеславовна: Ну в принципе это мы можем рассмотреть в порядке 33, оно и говорит, что если суд принял дело, Советский суд, то выясняются вот эти ситуации экстраординарные 

Судья: А если, предположим, нет судей, ну погибли они в автокатастрофе… 

Адвокат Строганова Татьяна Вячеславовна: Ну это у вас гипотетический вывод, давайте все-таки основываться на фактических. У нас конкретно суд, и все судьи, слава богу, живы.

Судья: Хорошо, я понял вас, спасибо.

Адвокат Строганова Татьяна Вячеславовна: Я считаю, что тут подлежит принять 33. 

Судья: То есть без принятия иска в производство суда, изменение подсудности спора невозможно?

Адвокат Строганова Татьяна Вячеславовна: Мы считаем, что да.

Судья: Хорошо. Пожалуйста, кто следующий? 

Адвокат Поликарпов Владимир Петрович: Уважаемый суд, я полностью разделяю доводы, изложенные Татьяной Вячеславовной Строгановой, представителем ДВ-Цемента. Мы с ней вместе подписывали некоторые возражения, которые передавали в канцелярию суда. И также я поддерживаю те возражения, которые были переданы в суд и находятся в материалах дела. Дополнительно к тем возражениям я хотел бы сказать о следующем, что представитель истца ссылается на некие материалы оперативно-разыскной деятельности, из которых якобы усматривается влияние Пушкарёва и оказание его воздействия на суды, на органы следствия, прокуратуры и другие какие-то компетентные органы. Но я повторюсь, уже в начале нашего, так сказать, судебного заседания говорил о том, что эти материалы, которые представила прокуратура, они не подтверждают те обстоятельства, на которые ссылается представитель истца. Более того, с моей точки зрения, они опровергают их же доводы. Если взять и посмотреть детально, значит, у нас более 5 лет за Пушкарёвым Игорем Сергеевичем проводилось наблюдение органами ФСБ, прослушивание его телефонных переговоров и наблюдение визуальное за ним велось практически непрерывно. Несмотря на то что органы ФСБ усматривали в его действиях признаки наличия статьи 289 УК – это участие в предпринимательской деятельности лица, которому запрещена такая деятельность, значит, это преступление небольшой степени тяжести, 289-я статья. И суды не могли давать, по идее, санкции на прослушивание и наблюдение. Но тем не менее суды, которые, так сказать, находятся под влиянием Пушкарёва, давали, выносили постановления о проведении этих мероприятий на протяжении 5 лет, подчеркиваю. Значит, это, допустим, подтверждается рапортом, копией рапорта, которую сегодня мы передали, рапорта об обнаружении признаков преступления. Подписан этот рапорт старшим оперуполномоченным УФСБ России по Приморскому краю Кудревичем 3 октября 2014 года. То есть он писал, Кудревич, о том, что в действиях Пушкарёва Игоря Сергеевича усматриваются признаки статьи 289. Но тем не менее и таких рапортов несколько в материалах дела. Суды, как прокуратура говорит, ангажированные или находящиеся под воздействием, под влиянием Игоря Сергеевича, санкционировали тем не менее проведение за ним наблюдения и прослушивания. В течение 5 лет органы ФСБ не нашли ни одного факта контакта Игоря Сергеевича с судейским сообществом, с сообществом прокурорским и со следственными органами. Ни одного нет в материалах дела такого факта, который был бы задокументирован или в виде рапорта составлен, что Игорь Сергеевич с кем-то контактировал, с кем-то встречался, что-то обсуждал. Таких фактов нет. Поэтому те материалы, которые представлены в суд, они не подтверждают, они, напротив, опровергают те сведения, о которых говорит нам представитель истца. Далее, как уже моя коллега сказала, Татьяна Вячеславовна, за период с момента, когда Пушкарёв Игоря Сергеевич был задержан, арестован, прошло много времени, сменилось всё руководство во всех органах власти и силовых структур. Поэтому говорить о том, что он сейчас пользуется влиянием, на новых руководителей оказывает какое-то влияние, ну, это какие-то домыслы, голословные утверждения, которые не могут приниматься судом. 

Более того, у нас, значит, прокуратура говорит о том, что следователем выносились постановления об отказах в возбуждении уголовного дела по тем материалам, которые добывала ФСБ. Но эти решения-то принимались именно на том основании, что, хотя Игорь Сергеевич и участвовал в управлении бизнесом, ущерба никому не причинялось. Поэтому выносились такие постановления об отказе от возбуждения уголовного дела. Если, по логике прокурора, такие постановления являлись незаконными, то почему же у нас ни один из следователей не привлечен к дисциплинарной ответственности, не отстранен от занимаемой должности, не уволен, не подвержен каким-то другим санкциям? Следовательно, эти постановления были обоснованны и законны, что также опровергает доводы прокурора. Что касается, ну, про определение Верховного суда от 4 июня, уже говорилось о том, что там действительно были иные обстоятельства, которых нам прокурор в сегодняшнем судебном заседании не представил, поэтому то определение, оно вряд ли может иметь какое-то преюдициальное значение или как-то быть использовано в нашем судебном заседании при вынесении решения по данному ходатайству прокурора. Значит, прокурор в своём ходатайстве ссылался на два постановления Верховного суда. Это по делу 66КГ18-19 и по делу 32АПП7-4, в которых была изменена территориальная подсудность гражданских дел. Эти дела, на мой взгляд, также не имеют для нас какого-то показательного значения, поскольку там менялась территориальная подсудность по делам, которые уже находились в производствах судов, это во-первых. А во-вторых, по этим делам заявлялись отводы, которые были удовлетворены, поэтому была изменена территориальная подсудность. У нас ситуация другая. У нас дело не принято, и отвод по принятому делу не заявлен. То есть ситуация другая, и она не может являться для нас каким-то критерием, руководством к действию. По поводу Тверского районного суда города Москвы. Прокуратура считает, что единственный суд в РФ, который может объективно, беспристрастно и независимо рассмотреть данный гражданский иск, это Тверской районный суд города Москвы. В отношении этого суда могу сказать, как участник процесса по уголовному делу, что данный суд проявлял предвзятость к подсудимым. Я не вникаю, так сказать, и не хочу заострять внимание на оценке каких-то доказательств, просто маленький пример о том, что подсудимые предъявляли в суде заключения специалистов, таких было заключений несколько – ни одно из этих заключений не нашло отражения в приговоре суда. Выводы не изложены, просто указано, что суд им не доверяет, поскольку это частное мнение специалистов. Всё. То есть даже на этом примере небольшом, но характерном можно сказать, что суд был не совсем, скажем так, объективен к доводам защиты. Поэтому выбор этого суда я считаю вообще необоснованным и не подлежащим удовлетворению ни в коем случае. Ну и в завершение я хочу сказать, что в сегодняшнем судебном заседании прокурор не привел нам ни одного конкретного доказательства о наличии влияния семьи Пушкарёвых на судей Приморского края, и в целом, и в частности на судей Советского районного суда города Владивостока. Поэтому полагаю, что в удовлетворении заявленного ходатайства надлежит отказать. У меня всё.

Судья: Владимир Петрович, ваше мнение по ходатайству о прекращении?

Адвокат Поликарпов Владимир Петрович: Поддерживаю. 

Судья: Вы полагаете, что ходатайство нельзя рассматривать по существу? 

Адвокат Поликарпов Владимир Петрович: Полагаю, что нет оснований для рассмотрения такого ходатайства в данной ситуации, поскольку в Советском районе, слава богу, все судьи живы и здоровы. 

Судья: Спасибо, я понял. Присаживайтесь, пожалуйста. Так, Пушкарёв Андрей Сергеевич, ваше мнение по ходатайству? 

Пушкарёв Андрей Сергеевич: Ваша честь, (неразборчиво) на усмотрение представителя Генеральной прокуратуры, прозвучало, что были трудоустроены в тот период, когда я уже владел компанией, бывшие сотрудники правоохранительных органов. Хочу сказать, что под этими бывшими сотрудниками имеются в виду (неразборчиво), 10 лет назад бывший следователь, старший лейтенант, 24 года. Фамилия его Ломакин. То есть и уже три года нам говорят вот этот штамп – бывшие сотрудники правоохранительных органов. Значит, следующее прозвучало, что Игорь Сергеевич через своих родственников оказывает влияние на суды и правоохранительные органы и сегодня оказывает влияние через своих родственников. Ну под родственниками я имею в виду, конечно, прежде всего себя, потому что дети, жены-домохозяйки, родители, я думаю, не их имел в виду представитель прокуратуры. Я являюсь на данный момент пособником по уголовному делу с условным сроком. (Неразборчиво) являюсь инвалидом первой группы (неразборчиво) 3 года как уже нахожусь во Владивостоке, так сказать, под оперативным сопровождением органов ФЗ, потому, если бы я на кого-то там влиял (неразборчиво). Со своим старшим братом я общаюсь через официальный сервис (неразборчиво). Если бы там были какие-то факты, вы бы их тоже услышали. Поэтому я вообще в своей жизни ни с одним судьей, что называется, не был знаком никогда, кроме Тверского. Следующее, уже также сказали, что в Еврейской автономной области Теплоозёрский завод находится в Облучинском районе, Облучинский районный суд там есть. В городе Хабаровске, от города Хабаровска до него 3 часа езды на автомобиле, до этого района. В городе Хабаровске есть управление Генеральной прокуратуры в Дальневосточном федеральном округе с руководителем – заместителем Генерального прокурора. То есть я хочу сказать о том, что интересы истца там тоже есть кому представлять. Ну и последнее. Хочу сказать немножко в сторону: в то время, когда мы в Верховном суде участвуем в решении вопроса об изменении территориальной подсудности иска, прокуратура в полном взаимодействии со Следственным комитетом (неразборчиво) наложили аресты на банковские счета всех ответчиков, которые здесь участвуют, в этом процессе, на счета этих предприятий, тем самым парализовали их работу. Сделано это не в рамках иска, а в рамках уголовного дела, в котором нет ни подозреваемых, ни обвиняемых, есть только (неразборчиво). На этих предприятиях работают 5 тысяч человек. И уже несколько недель в Приморском крае и в других регионах имеет место большой общественный резонанс. Люди находятся под угрозой невыплаты заработной платы, а предприятия (неразборчиво). Поэтому если мы говорим о беспристрастности суда, то беспристрастность Тверского и Басманного судов города Москвы у нас на Дальнем Востоке, кроме улыбки и усмешки, ничего не вызывает. Всё, Ваша честь.

Судья: Скажите, пожалуйста, ваше мнение по вопросу о том, есть ли основания для прекращения производства по ходатайству обвинителя?

Пушкарёв Андрей Сергеевич: Я поддерживаю сказанное адвокатами.

Судья: Хорошо, присаживайтесь. Так, пожалуйста, представитель Пушкарёва Игоря Сергеевича Степаничева Ксения Юрьевна.

Адвокат Степаничева Ксения Юрьевна: Уважаемый суд, в отношении доводов ходатайства, заявленного заместителем Генерального прокурора РФ, об изменении территориальной подсудности по пока что незаявленному исковому заявлению в рамках гражданского процесса хотелось бы отметить кратко, что оно основано на трех доводах, в основном это доводы по существу того иска, который предлагается заявить, по доводам о невозможности рассмотрения дела по подсудности, то есть в Советском районном суде города Владивостока, и доводы о конкретных основаниях, почему вообще возможно и нужно в данном случае сменить территориальную подсудность.

Я бы хотела привести контраргументы дополнительно из тех доводов, которые прокуратурой заявлены. По существу иска кратко скажу. Как отметил уважаемый суд, да, в данном случае мы не рассматриваем данный иск, который будет заявлен, и это будет в рамках гражданского судопроизводства. Но тем не менее, поскольку прокуратура в своём ходатайстве указывает на то, что мой доверитель имел умысел, это указано именно в ходатайстве об изменении территориальной подсудности, имел умысел на то, чтобы обогатиться и взять, принять определенные взятки, то, что, собственно, не установлено вступившим в законную силу приговором суда, что в результате  сговора были выведены денежные средства на счета группы компаний «Востокцемент», что опять же факт ещё не установленный, и эти доводы, они указаны в ходатайстве о смене территориальной подсудности, эти конкретные доводы. Я, во-первых, хотела бы отметить, в том числе присутствующим членам семьи своего доверителя, что подобные доводы являются как минимум некорректными в данном ходатайстве. Во-первых, потому что у нас здесь присутствует виновность, поскольку приговор в данный момент находится в стадии апелляционного обжалования, то есть вина доверителя не установлена вступившим в законную силу приговором суда, то хотя бы уже по этой причине все эти обстоятельства и доводы, которые были приведены в обосновании ходатайства об изменении территориальной подсудности, их нельзя принимать во внимание,  во-вторых, они являются, ну, с этической точки зрения просто некорректными. Когда будет заявленный иск, доверитель предъявит свои возражения по данному иску, по каждому основанию. Что касается по существу, да, это невозможность рассмотрения проверяемого иска по подсудности, а именно в любом суде Приморского края, как это фигурировало в многочисленных материалах дела, Советском районном суде, в частности, ни одного доказательства ни в материалах, содержащихся сейчас в деле, ни в тех, которые были представлены в пятницу, не представлено, почему нельзя рассмотреть, неважно, в каком суде. А это более 30 судов. Я приобщала в своём письменном возражении порядка 35-36 судов. То есть это равнозначно тому, как заявление отвода всем судьям, всем составам всех судов Приморского края одномоментно, что, безусловно, является необоснованным абсолютно, и ни одного доказательства факта того, что они все были необъективны, небеспристрастны в рассмотрении данного искового заявления также представлено не было. Это, в общем-то, будет уже рассматриваться в рамках только гражданского судопроизводства. То, что было представлено, результаты оперативно-разыскных мероприятий, справки управления ФСБ, переписка, протоколы опросов – все эти документы, собственно, никакого отношения к заявленному сейчас требованию о смене территориальной подсудности в принципе не имеют. То есть речь идет опять же об относимости, потому что они ничего в данном случае не доказывают, не говоря уже о том, что результаты оперативно-разыскных мероприятий, в общем-то, не для ходатайства в гражданском процессе, в конце концов. По закону об оперативно-разыскной деятельности они должны быть использованы исключительно в уголовном процессе. Наконец, в-третьих, в просительной части, да, ссылается представитель, заместитель, точнее, генерального прокурора на то, что заявлено оно на основании части 2 статьи 33 ГПК, и зиждется эта позиция на Постановлении Конституционного суда РФ от 9 ноября 2018 года, собственно, о том, что в системе действующего уголовно-процессуального регулирования возможно изменить подсудность, если сохраняется фактическое влияние обвиняемого. Это цитата из данного постановления. У нас нет аргументов, которые бы подтвердили фактическое влияние обвиняемого. Это первое. И второе, это, собственно, то, что по аналогии закона применить любую норму и любое положение возможно, если пробел существует и если регулируются сходные правоотношения.

У нас нет сходных правоотношений, и отсутствует пробел. Поэтому ссылку на данное постановление считаем также неприменимой. В связи с этим просим отказать в удовлетворении ходатайства заместителя генерального прокурора об изменении территориальной подсудности искового заявления.

Судья: Спасибо. Ваше отношение к ходатайству о прекращении производства по данному вопросу? 

Адвокат Степаничева Ксения Юрьевна: Безусловно, я полагаю, что ходатайство о прекращении производства необходимо удовлетворить. 

Судья: Спасибо. Так, пожалуйста, Дмитрий Владимирович. 

Адвокат Дмитрий Владимирович: Да, уважаемый суд, я тогда, если позволите, начну сразу с этого вопроса о прекращении, того вопроса, который вы задали представителю ДВ-Цемента. У меня есть на него ответ прямой. Этот ответ предусмотрен в пункте 4 части 2 статьи 33 ГПК РФ, которая прямо нам говорит, что после отвода одного или нескольких судей либо, как указано, по другим причинам замены судей или рассмотрение дела в данном суде становится невозможным, передача дела осуществляется вышестоящему суду. ГПК прямо говорит, можно и по иным причинам, и в том числе, когда весь состав суда, как вы спрашивали, отсутствует, да, например. Можно, но – дело. И прямо об этом говорит эта статья. Только в рамках существующего дела. Должно быть возбуждено производство по делу. То, о чем мы говорим, применительно как раз к прекращению производства по данной жалобе.

Судья: Можно сразу вопрос?

Адвокат Дмитрий Владимирович: Да, конечно.

Судья: Суд может в любой момент задавать вопрос. Ну а кто будет возбуждать это дело, как вы предполагаете?

Адвокат Дмитрий Владимирович: Я думаю, вы можете возбудить это дело. Ну если вы сочтете нужным, вы можете принять.

Судья: В рамках оценки доводов о наличии оснований для изменения подсудности принять иск к производству, моему производству?

Адвокат Дмитрий Владимирович: Да, к вашему.

Судья: А потом его передать в другой суд?

Адвокат Дмитрий Владимирович: Да, уважаемый суд.

Судья: А не будет здесь, с вашей точки зрения, слишком сложной процессуальной конструкции? 

Адвокат Дмитрий Владимирович: Я в данном случае основываюсь только на позитивном праве, то есть, скажем так, на тех нормах, которые прописаны. Если я буквально толкую ГПК, я понимаю, что формально по ГПК вы можете принять этот иск к производству и в дальнейшем его передать, поскольку здесь указаны иные основания, которые прописаны. Но опять же основываясь на нормах ГПК 

Судья: Передавать на основании какой нормы мы с вами сможем?

Адвокат Дмитрий Владимирович: Я думаю, по этому же 4 пункту. Тут же написано: передают по иным основаниям. 

Судья: Если мы с вами допускаем возможность того, что это дело может быть принято Верховным судом к своему производству, то, значит, мы впоследствии должны сказать, что мы его неправомерно к своему производству приняли?

Адвокат Дмитрий Владимирович: Нет, уважаемый суд, я как раз хочу сказать следующее, что у меня не та позиция, что я вообще против всего. Я считаю, что те вопросы, которые поднимаются в судебной практике по поводу соблюдения принципа беспристрастности судей, они очень важны. Если законодатель, тут же надо будет законодателя для нас установить. Если законодатель для себя определял, что это важный принцип, его надо соблюдать, и исходя из этого принципа все вопросы по нему решает вышестоящий суд, он это прямо закрепляет. В УПК это закреплено. В ГПК мы можем сказать, что это в принципе тоже закреплено. Да, действительно, есть вопросы о том, как вы будете себя вести в дальнейшем, передавая это в нижестоящий суд. Но норму такую ГПК в 4-м пункте предусмотрел – вправе после принятия дела в вышестоящий суд по иным основаниям передать после принятия дела и с передачей дела. И только в таких формулировках, уважаемый суд. И более того, если мы уже исходим из той реформы, которая проводилась 28 ноября прошлого года в отношении ГПК, в отношении внесения как раз изменений непосредственно в 33-ю статью, которая была достаточно существенно переписана, ну, не написали там ничего другого,  о чем хотели написать. Хотя в тот момент, очевидно, уже было 39-е Конституционного суда, уже были внесены правки в 35-ю статью УПК, которые предусматривали этот пункт в 4-й части, который говорил, что, если есть нарушение принципа судейского беспристрастия, возможно поступать таким образом. Но законодатель применительно к ГПК себя здесь остановил и сказал: нет, ГПК – это Гражданско-процессуальный кодекс, регулирующий отношения между (неразборчиво) всё-таки вот в частной правовой сфере, а не в публично-правовой, как это делает УПК.

Поэтому, уважаемый суд, мы продолжаем настаивать на своём ходатайстве. 

Судья: Хорошо. 

Адвокат Дмитрий Владимирович: Просим прекратить. Я тогда постараюсь по тем пунктам, которые коллеги ещё не озвучивали, чтобы не повторять позицию, она у нас, в общем-то, сходная. Начну с первого момента, это по поводу экстраординарных обстоятельств. Уже установили, ну, мы, во всяком случае, считаем, что этот факт установлен – нет экстраординарных обстоятельств, не приводит их прокуратура. Те ссылки, которые они дали сейчас на материалы дела,  на страницу, там ничего нет, ну, ноль, всё равно ноль. Они дают какие-то ОРМ ФСБ, в которых даже  ничего не прописано про то, что кто-то на кого-то влиял, я имею в виду на судейское сообщество. Полное отсутствие доказательств по самому ключевому вопросу для того, чтобы изменить подсудность. Это экстраординарные обстоятельства. Я хотел бы обратить ваше внимание на какие-то доктринальные вещи, которые нам удалось, со своей стороны, узнать в том числе у экспертов, подчеркну, что, конечно, большинство правоведов и законодателей приходит к тому, что применение экстраординарных обстоятельств – это очень опасное, скажем так, занятие, потому что очень часто нарушаются два основных принципа – нарушается принцип правовой определенности, и нарушается принцип верховенства права. Это международные принципы, которые, в общем-то, закреплены, они находят подтверждение и в практике ЕСПЧ. И о чем говорят эти принципы? Принцип правовой определенности говорит о том, что каждый субъект гражданских правоотношений, он должен рассчитывать на определенные правовые последствия своего поведения; он должен понимать, как его поведение в том или ином виде будет ограничиваться или допускаться гражданским процессуальным законодательством. Согласно 47-й статье каждый имеет право на законно созданный компетентный суд. И в этом смысле все участники правоотношений, они должны руководствоваться той нормой, которая заключена в том числе в 33-й статье ГПК. Какое-либо толкование этой статьи вне рамок позитивного права должно быть очень серьезно обосновано. В данном случае это обоснование, как мы понимаем, по аналогии с экстраординарными обстоятельствами. Тогда приводите, пожалуйста, экстраординарные обстоятельства, причем подтвержденные экстраординарные обстоятельства. Принцип верховенства права – это явный принцип, который говорит также о том, что только то, что, по сути дела, написано на бумаге, только то, что закреплено в законе, в первую очередь имеет верховенство. Принцип верховенства закона. И уже после этого любые доктринальные, судебные и т.д. допущения, которые могут этот принцип ограничивать. Опять же, по поводу экстраординарных обстоятельств и других принципов. В судебной практике, в том числе Конституционным судом, были выведены критерии, скажем так, беспристрастности судей, на основании которых можно определить, может ли суд являться беспристрастным или не может. Это некий субъективный критерий и объективный. По субъективному критерию, естественно, презюмируется, что суд, он всегда беспристрастен. По объективному критерию – это некий набор определенных элементов, которые можно, скажем так, с помощью которых можно определить, а можно ли хоть каким-то образом, на основании объективных данных, допустить, что данный конкретно суд является беспристрастным или, наоборот, пристрастным. Нужно отметить, что вообще в мировой практике, ни в какой практике не существует такого института, как отвод суда всего региона. Так не бывает. Ну вот, во всяком случае, мы задавались вопросом со специалистами – такого ещё никто не видел. Суды, в том числе европейские суды, они всегда указывают, «обращайте, пожалуйста, внимание на конкретные обстоятельства, которые подтверждают пристрастность или беспристрастность того или иного судьи». Есть случаи, когда, грубо говоря, судья ведет судебное заседание, его супруга работает следователем, который ведет уголовное дело при всём при этом. Даже в этих случаях судьи говорят, смотрите на конкретные правоотношения. А есть ли действительно объективное влияние? Может ли оно быть оказано? Вот здесь объективный критерий, в нашем случае он вообще отсутствует. Ну нет его. То есть, если мы говорим: у нас субъективный критерий – некая презумпция «судья беспристрастен», ну тогда дайте объективный критерий какой-то, подтвердите. А у нас его нет.

По экстраординарности, уважаемый суд, наверное, всё. Я хотел бы по поводу ещё аналогии закона упомянуть и того, насколько допустимо применение 39-го постановления Конституционного суда. Вот коллеги уже упоминали, что вообще аналогия закона или аналогия права, они допустимы, по сути, при двух обстоятельствах. Первое обстоятельство – это наличие пробела в праве, которого у нас, на наш взгляд, здесь, очевидно, нет, этого пробела. А второе обстоятельство – это если сходные нормы регулируют сходные правоотношения. Здесь, конечно, не сходные правоотношения, потому что Конституционный суд говорит: публично-правовой интерес. 35-я статья УПК регулирует публично-правовые отношения, где прокурор наделен определенными совершенно полномочиями. Здесь гражданские, частно-правовые отношения. Я не зря задал представителю прокуратуры вопрос, а как они воспринимают переход именно в Тверской суд гражданского процесса по уголовному. Мне ответили, потому что прокурор может подать в любой суд. Вот так ведь представитель прокуратуры сказал? В любой суд. Тогда мы приходим к вопросу аналогии. Что хочет сделать прокуратура? Прокуратура хочет свои полномочия, которые у нее закреплены в 35-й статье УПК, которые закреплены полномочия в 45-й статье УПК, она хочет их аккуратненько также по процессуальной аналогии, у них есть такая формулировка в ходатайстве, «процессуальная аналогия», инкорпорировать в гражданский процесс. У нас тогда получился, что у нас принцип равноправия сторон в гражданском процессе его больше не будет. Всё. Потому что тогда вот оно, первое полномочие прокуратуры, которым исключительно этот орган у нас обладает. Только прокуратура, получается, может обратиться с ходатайством ни об альтернативной подсудности о какой-то другой, а вот хотим в любой суд – в любой суд подадим. Ну это же очевидное нарушение принципа равноправия сторон.

Судья: Ну а почему вы не допускаете, что прокуратура при наличии альтернативной подсудности просто выбрала суд Советский, да, города Владивостока, но считает, что там невозможно рассмотреть, и поэтому считает, что есть основания для изменения территориальной подсудности спора с указанием на рассмотрение его в другом суде?

Адвокат Дмитрий Владимирович: А почему так, ну, Еврейская автономная область, пожалуйста. Ну то есть, если по альтернативной подсудности, это был бы логичный, на мой взгляд, суд, абсолютно, уважаемый суд. То есть мы не можем здесь рассмотреть, мы здесь видим элементы влияния, ну, тогда давайте по альтернативе мы перейдем в Еврейскую автономную область. Я же задал этот вопрос. Я же именно поэтому этот вопрос задал. Я говорю: а почему? Мне прямо отвечают, потому что прокурор может подать в любой суд. Вот это есть нарушение принципа равноправия сторон и состязательности процесса. Нарушение вообще всех принципов, которые заложены, получается, в гражданское судопроизводство. Здесь вот ещё важный момент какой, я бы хотел обратить внимание, когда вносились, когда принималось определение Конституционного суда 39, оно же принималось в декабре 2018 года. При этом Верховный суд состоялся несколько раньше, он весной был. Но важно понимать, что изменения 35-й УПК, они были внесены ещё в 2017 году. То есть эта, скажем так, проблема, она интересовала законодателя длительное время, с тех пор, как вышло вот это постановление Конституционного суда № 9П ещё 1998 года, в котором отменили фактически 126-ю ГПК и 44-ю УПК, признали их несоответствующими Конституции именно в связи с тем, что они допускали изменение территориальной подсудности, своевольное, скажем так, в воспитательных целях процесса. Но этот вопрос волновал законодателя, но законодателя он волновал исключительно в публично-правовой сфере, в сфере УПК. Когда был Верховный суд, уже был проект для установления Государственной думы. После того как состоялся Конституционный суд, уже приняли поправки в 4-ю часть пункта 1. Это всё состоялось. Но в гражданско-процессуальной сфере эти нормы никогда не, ну, её не было никогда, даже вопроса такого не ставилось по смене территориальной подсудности по экстраординарным обстоятельствам. По поводу, кстати говоря, прокуратуры, опять же, насколько мы знаем, есть такой орган, называется Консультативный совет европейских прокуроров, сокращенно КСЕП. 

Это такой международный орган, объединяющий прокурорские, скажем так, прокуроров разных стран. У них есть свои конвенции, у них также свои нормативные документы. И вот этот КСЕП, он неоднократно говорил о том, что прокуратура в гражданском процессе не может обладать иными правами, чем другие участники гражданского процесса. Недопустимо это. В УПК – пожалуйста. Вы – сторона публичного обвинения, вы имеете определенные права, которые вам нужны. Но в гражданском процессе – только равноправие сторон. Я, уважаемый суд, наверное, чтобы не затягивать, подытожу просто на этом. Значит, мы не считаем, что допустимо рассматривать это ходатайство, мы считаем, что производство по данному ходатайству должно быть прекращено. Мы считаем, что здесь недопустима никакая аналогия, ни процессуальная аналогия, как говорит прокуратура, ни по аналогии закона или права. Здесь недопустимо применение аналогии, связанное с толкованием 45-й статьи в том виде, как это сделано в постановлении Конституционного суда № 39. Мы не видим здесь никаких пробелов в праве, не видим экстраординарных обстоятельств. Самое принципиально… то, скажем так, скажем, фундамент нашей правовой позиции состоит в следующем. Мы считаем, что прокуратура, ну, мы не можем сказать «ленится», но она не раскрывает все доказательства, которые обосновывали бы эту позицию. Доказательств, подтверждающих экстраординарные обстоятельства, ноль. Почему прокуратура не могла пойти. 

Судья: Вы считаете, они есть в наличии?

Адвокат Дмитрий Владимирович: Нет. Ну я их не вижу, вот их вообще нет. Вот то же самое, когда мы читаем ходатайство по Маркелову, ну, мы их видим. Мы хотя бы видим, что они их упоминают. То есть даже вот ну сочинили бы какую-то бумагу, ну придумали, да. Вот кто-то там, Иванов Иван Иванович, дал где-то показания и сказал, что вот на такого-то судью конкретно влияет. Ну нет ничего, вообще, совсем. И, конечно, считаем, что, если даже суд, опять же, не согласится с нашими доводами, то Еврейская автономная область уж точно никак у прокуратуры вызывать сомнений не может, потому что там просто она не фигурировала в рамках уголовного дела. Всё, уважаемый суд, спасибо.

Судья: Спасибо. Кирилл Павлович? 

Адвокат Кирилл Павлович: Я по порядку, по поводу прекращения производства по делу. Данное ходатайство я поддерживаю и поддерживаю то, что сказали другие представители. Я полагаю, что исходя из такой логики возбуждение производства по делу, я думаю, что его нельзя миновать. Здесь предложены варианты, что прокуратура должна куда предъявлять – в суд предъявлять иск, в Верховный суд, я думаю, возможно, логично здесь две посыла. Первое, что прокуратура заявляет об изменении территориальной подсудности исходя из исключительных обстоятельств. Она говорит, что я не могу подать иск по подсудности в силу исключительных обстоятельств, поэтому я обращаюсь в высшую судебную инстанцию. Дело в том, что прокурор вправе подать, ну, в данном случае истец, по своему выбору местонахождение любого из ответчиков. То есть да, здесь позитивное право, но право должно быть реализовано целесообразно и без злоупотреблений. То есть я полагаю, поскольку у прокурора есть право обратиться в компетентный суд, то он должен им воспользоваться, и он вправе здесь поэтому ссылаться на исключительные обстоятельства на стадии возбуждения дела. Если же предположить, что у нас бы не было здесь суда в Еврейской автономной области, то здесь, я полагаю, другой должен быть механизм, что заявитель говорит о том, что рассмотрение дела не может быть произведено беспристрастно. Но принятие иска в производство, оно, беспристрастность судов на это не влияет. То есть мы полагаем, что в любом случае у прокуратуры, даже исходя из теоретических предположений, иск должен был быть принят к производству. Почему возражение, вот, кажется, какая разница там, без возбуждения производства либо с возбуждением? Мы полагаем, вот правильно здесь коллега сказал, что норма позитивного права, статья 33, говорит о том, что дело должно быть передано, то есть оно должно быть возбуждено. 

То есть это означает, с одной стороны, (неразборчиво) волю истца, который определяет все элементы иска, в том числе основания, предмет, ответчиков. И он связывает себя этим обязательством, он не может его изменять. С другой стороны, суд, когда принимает к производству, он по меньшей мере решает, что это дело подлежит рассмотрению в исковом порядке, то есть что это дело вообще подведомственно судам общей юрисдикции. В частности, здесь, особенно компании. Если суд, к примеру, придет к выводу о том, что разделение требований возможно, то дела по компаниям пойдут в арбитражный суд. То есть минуя данную стадию, я полагаю, что вот эти вопросы, они не находят разрешения. Только вот поэтому поддерживаю ходатайство. И, с другой стороны, права прокуратуры не нарушаются, они вправе обратиться в районный суд и соблюсти порядок. По поводу по существу – по ходатайству о прекращении, на этом всё. Я полагаю, что и  прокуратура, и  стороны, они не совсем процессуальные оппоненты, преследуют одну и ту же цель – соблюдения законности в предстоящем гражданском процессе. Но каждый по-разному видит эту цель. Генеральная прокуратура убеждена, что все суды Приморского края предвзяты так или иначе, они в этом убеждены. Стороны-ответчики полагают, настаивают на том, что дело должно быть рассмотрено по подсудности, для того чтобы как раз был соблюден принцип законности. То есть прокурор говорит, что у общества будет индикатор, если дело будет рассматриваться в Приморском краевом суде или в Советском районном суде, то у общества будет мнение, что решение суда незаконно. Мы полагаем, наоборот, что, если необоснованная передача, дело по указанию прокуратуры в любой суд будет необоснованно передано, то это будет у общества вызывать сомнения в законности решения суда. Потому что есть правила, есть закон, и любое средство от любых сомнений в беспристрастности – это просто действия по закону. То есть в этом цель, в этом смысл, почему мы возражаем по существу. Полагаем, что это будет индикатор, тем более в высшую судебную инстанцию, индикатор в пользу законности. Согласно практике Европейского суда – я изучил правовое заключение профессора Кудрявцевой и изучил сами постановления Европейского суда, насколько смог. Из логики Европейского суда, как я понимаю, то есть это общепризнанная тенденция, которой привержен, старается соответствовать и Конституционный суд в своей позиции, и другие судебные инстанции. Он говорит о том, что толкование закона внутреннего, оно отнесено к компетенции национальных судов, безусловно. С другой стороны, оно должно быть всегда равным для всех. То есть принцип верховенства права. В данном случае в связи с этим я могу прийти к выводу о том, что не только прокурор, но и ответчик во всех исковых производствах смогут в будущем обращаться в Верховный суд и изменять подсудность по экстраординарным основаниям. Более того, я считаю важным, по каким обстоятельствам изменяется подсудность. То есть в настоящем случае Генеральная прокуратура не приводит конкретных обстоятельств, она вызывает, говорит о своих подозрениях, не подкрепленных доказательствами, и говорит, что теперь можно изменить подсудность. Я полагают, что все истцы по любым каким-то гражданским делам в будущем смогут ссылаться на такую позицию и говорить, что вот, как у нас в банкротстве, обоснованные сомнения, подозрения, и на этом всё. Я полагаю, это дестабилизирует и гражданский оборот, и нарушит принцип законности. По поводу доказательств. То есть здесь прокуратура, я полагаю, должна действовать в рамках Гражданско-процессуального кодекса в части доказательств и отвечать требованиям Гражданско-процессуального кодекса. В материалах дела имеется много результатов оперативно-разыскной деятельности. Согласно букве закона, то есть статье 11 ФЗ «О производстве», данные доказательства могут подтверждаться и предоставляться в уголовном процессе как доказательства, но в гражданском процессе быть представлены не могут. То есть, если представляется отчет, рапорт о результатах оперативно-разыскной деятельности, в гражданском процессе он должен быть подкреплен первичными данными. То есть если написано в рапорте, я установил то-то, то для сторон гражданского судопроизводства этого недостаточно. Необходимо представить протокол допроса лица, опроса, прослушки либо на чем основан вывод дознавателя.

В свою очередь, хочу отметить, что, изучив все результаты ОРД, все доказательства, которые есть и в трех томах, приложенных к материалам, и в 10 томах к уголовному делу, я полагаю, что ни одно из доказательств не относится к беспристрастности судьи. То есть мне даже не с чем спорить, я не могу даже предоставлять со стороны компании контрдоказательства, как-то опровергнуть, потому что я не вижу ни одного доказательства, на которое ссылается прокуратура, в подтверждение того, что может возникнуть сомнение в беспристрастности судьи. Я поддерживаю мнение коллег о том, что, как суд спрашивал, важен вопрос по поводу того, сохраняется или нет влияние кого-то из ответчиков. В частности, отметили коллеги, в объяснениях 12 июля и 8 июля, что изменился председатель краевого суда, председатель Советского районного суда, прокурор, губернатор, начальник следственных органов, и исполнительный руководитель следственного управления был уволен, также первый заместитель главы Владивостока  (неразборчиво) (01:46:17) уволен 17 сентября 2018 года. Избран новый мэр Владивостока. То есть с точки зрения объективных критериев все, на кого даже гипотетически мог влиять ответчик, хотя нет подобных сведений, они изменились. Ещё я хотел бы последнее сказать по поводу доводов прокуратуры о том, что, мол, в уголовном деле установлены же обстоятельства по поводу изменения подсудности. Я хочу отметить ту разницу, что, ну, во-первых, изменились все должности с момента того рассмотрения дела. А, во-вторых, в том ходатайстве по изменению уголовного дела, как и в этом, приводится, по сути, два факта. То, что были незаконные отказы в возбуждении уголовных дел. И то, что некоторые сотрудники правоохранительных органов были трудоустроены в компании «Востокцемент». Здесь очень кстати была позиция Андрея Сергеевича Пушкарёва о том, что этот факт имел единичный характер и других не было. Но я хотел сказать, что не оспаривают решение уголовного суда, что в уголовном деле должны отсутствовать сомнения по поводу беспристрастности, в том числе МВД и следствия. То есть, когда рассматривается уголовное дело, в нем предоставляются доказательства, собранные в рамках расследования. И, соответственно, я полагаю, что факт трудоустройства кого-то из следователей и отказы незаконные в возбуждении уголовного дела, они могли повлиять на законность доказательств в уголовном деле. То есть вот в уголовном деле важна беспристрастность и органов расследования, и суда. В настоящем деле органы предварительного расследования не имеют никакого отношения к гражданскому процессу. Я это хочу сказать к тому, что в рамках уголовного дела изменение подсудности было при иных обстоятельствах, иные значимые для дела факты. Вот. Извините, вот совсем последнее в правовом заключении по поводу экстраординарных оснований для изменения судей, вот на странице 24-25 приведены очень интересные дела Европейского суда, в частности, Европейский суд говорил, что, несмотря на наличие общественной критики в адрес судов, Европейский суд посчитал, что, поскольку заявитель не указывает на наличие серьезных нарушений, свидетельствующих о наличии убеждения судей, то статья 6 не нарушается. В отношении распространения критики в адрес конкретного суда в СМИ суд установил, что данное обстоятельство не свидетельствует о небеспристрастности судей. И тот факт, что член суда лично знаком даже с одним из свидетелей по делу, необязательно означает, что у него не будет предвзятых показаний в пользу этого лица (неразборчиво) (01:49:10). В каждом этом деле принятие решения носило характер, степень об отсутствии беспристрастности. Это дела Соединенного Королевства  (неразборчиво). Я хочу сказать, что, в частности практики Европейского суда, на которую ссылается по делу прокурор, в каждом конкретном случае объективное обстоятельство для беспристрастности судей рассматривается. Ну, они должны быть. То есть они должны быть не абстрактными. То есть должны быть представлены доводы, что какие-то обстоятельства об объективности. В связи с этим, если вот такие абстрактные подозрения прокуратуры, бездоказательные, в настоящем случае будут удовлетворены, это будет, во-первых, не соответствовать практике Европейского суда, во-вторых, даст индикатор обществу, (неразборчиво), на мой взгляд, личный, будут противоречить принципам закона.

Если доказательства представят конкретные, что какой-то судья небеспристрастен, естественно, оно, значит, будет, с этим не поспоришь. С ним можно будет опровергать, проверять достоверность, допустимость, но не более. Но этих доказательств нет. И, с другой стороны, у Генеральной прокуратуры в распоряжении, как я вижу, есть и средства Федеральной службы безопасности, всего Следственного комитета, то есть в рамках сбора доказательств более серьезной организации просто не существует. И то, что, обладая таким ресурсом, к делу ничего не представлено, я полагаю, это необходимо учитывать при рассмотрении ходатайства. Вот извините, что долго получилось. 

Судья: Спасибо. Кирилл Павлович, у меня к вам вопрос. Вы считаете, что передать спор, изменить территориальную подсудность спора возможно только по принятому производству. На ваш взгляд, каков алгоритм поведения в подаче искового заявления вот в том случае, если суд под любыми, легитимными, нелегитимными основаниями будет уклоняться от принятия, ну откажет в принятии к производству, будет возвращать, оставлять без рассмотрения. Что делать в этой ситуации, как вы считаете?

Адвокат Кирилл Павлович: Я думаю, что в такой ситуации истец будет вести себя добросовестно, и в такой ситуации будет действовать статья 33 ГПК. В такой ситуации истцу будет невозможно просто предъявить исковое дело и заявить его в производство. И если и Советский районный суд не примет в производство, откажет, не будет рассматривать, и суд Еврейской автономной области, то есть, получается, все суды будут просто не принимать иск к производству, в такой экстраординарной ситуации, я думаю, я даже не знаю, как в такой ситуации поступить. Может быть, действительно, в Верховный суд предъявлять иск. Здесь даже формально я не знаю, я не отвечу. 

Судья: Спасибо, присаживайтесь, пожалуйста. Так, все высказались, да? Хорошо. В каком порядке будем исследовать материалы, приложенные к ходатайству? Александр Петрович, вы на оглашении каких-то конкретных документов настаиваете в вашей правовой позиции? Или будем всё оглашать?

Прокурор: Нет, Ваша честь, я думаю, только некоторые документы, потому что, если мы всё будет озвучивать, это очень много времени займет. 

Судья: Тогда какие именно вас интересуют? Давайте так, ходатайство само об изменении территориальной подсудности, исковое заявление мы всем раздали. Есть необходимость оглашать?

Прокурор: Нет, Ваша честь.

Судья: Материалы, которые в трёх томах? И которые были приложены непосредственно к ходатайству? Мы уже дали возможность всем с ними ознакомиться. Поэтому поступим, наверное, таким образом. Давайте мы укажем то, что они нами исследованы, все документы, которые были предоставлены именно в самом ходатайстве, исковое заявление, письменные возражения на ходатайство об изменении территориальной подсудности, отзывы письменные, ходатайство о прекращении производства по ходатайству об изменении территориальной подсудности. Документы, которые были приобщены в сегодняшнем судебном заседании – речь идет о заключениях специалистов Юркова и Кудрявцевой. Дополнительные материалы, которые были предоставлены прокурором в обоснование заявленного ходатайства – это и постановления, которыми отказывалось в возбуждении уголовного дела, постановления об отмене в возбуждении уголовных дел, такие документы неоднократно выносились. 

Так, поручения, документы, связанные с поручением УФСБ России по Приморскому краю о проведении оперативно-разыскной деятельности УФСБ России. Постановление о предоставлении результатов ОРД, протоколы опросов. Так, документы, связанные с полномочиями исполнительных органов ответчиков, указанных в иске Генеральной прокуратуры. Определение апелляционной коллегии Верховного суда РФ от 4 июня 2019 года. Решение УФАС по Приморскому краю от 13 октября 2015 года. Это что у нас на 230 листах. Ну и сам материал, который был приложен к ходатайству заместителя генерального прокурора в 3-х томах. И копии материалов уголовного дела. Так, Александр Петрович, конкретно какие-то документы ещё следует огласить?

Прокурор: Конкретно, Ваша честь, уже документы, которые я озвучивал. Это информация Федеральной службы безопасности от 13 октября 2018 года, которая содержится на листах 35-40. Ну, я выделю, если позволите, буквально.

Судья: Хорошо, пожалуйста.

Прокурор: Да, зачитаю лист первый. Пушкарёв находился в должности главы Владивостока более 8 лет, в связи с чем имеет широкий круг знакомств среди должностных лиц, органов государственной власти различных уровней, сотрудников правоохранительных и надзирающих органов, а также представителей судейского сообщества. Подконтрольный Пушкарёву первый заместитель главы администрации  (неразборчиво), он в настоящее время, наверное, уволен, но вот, так или иначе, он является его доверенным лицом, по роду деятельности располагает личными связями с руководством Приморского краевого суда, арбитражных судов, расположенных на территории Приморского края, и способен влиять на принимаемые решения судебными органами региона. Так, по результатам проведенной проверки в 2015 году ФАС России возбудила дело административного правонарушения. Указанное решение администрация города Владивостока и «Востокцемент» обжаловали в Арбитражном суде Приморского края, по результатам которого их требования удовлетворены. ФАС России указанное решение обжаловала в Пятом арбитражном апелляционном суде. В дату апелляции, 10 октября 2016 года, данный суд постановил оставить без изменения решение арбитражного суда от 1 августа 2016 года, а апелляционную жалобу без удовлетворения. Вместе с тем 10 марта 2017 года Арбитражным судом Дальневосточного округа в порядке кассации было отменено решение Арбитражного суда Приморского края от 1 августа и постановление суда апелляционной инстанции, и направлено дело на новое рассмотрение в Арбитражный суд Приморского края. Для нового рассмотрения возвращённых в арбитражный суд материалов определен судья Калягин, который 9 августа 2017 года на основании заявления ФАС по Приморскому краю отведен от вышеуказанного дела в связи с направленностью его действий в интересах администрации города Владивостока. 3 октября 2017 года с учетом обстоятельств, указанных Арбитражным судом Дальневосточного округа, Арбитражным судом Приморского края вынесено решение по делу, в соответствии с которым решение ФАС признано незаконным и в удовлетворении исковых требований к администрации города Владивостока отказано. Это что касается этого документа. И, если позволите, буквально небольшой комментарий относительно высказываний всех ответчиков о применении статьи 33 ГПК о том, подлежит ли прекращению производство по заявленному ходатайству или нет. Значит, правила статьи 33 ГПК предназначены для передачи дела в пределах одного субъекта, а не для передачи дела в суд иного субъекта, что входит в компетенцию исключительно Верховного суда, который не обязан законом принимать данное дело к своему производству. У меня всё, Ваша честь. 

Судья: Скажите, пожалуйста, вот в этом документе, на который вы ссылаетесь, ФСБ России, речь идет о судебных органах, но приводятся факты, связанные с деятельностью арбитражного суда. По судам общей юрисдикции какая-то информация имеется у Генеральной прокуратуры о том, что они тоже как-то оказались под влиянием Пушкарёва и его близкого окружения?

Прокурор: В этой информации, да, действительно, в качестве примера приводятся действия судьи Арбитражного суда Приморского края и принятое им решение. Но изначально речь идет в целом о судейском сообществе в пределах данного региона. Поэтому я более детально конкретизировать данную информацию не могу, поскольку вообще не правомочен. Она представлена на уровне Генеральной прокуратуры. 

Судья: Понятно. 

Адвокат Дмитрий Владимирович: Можно комментарий дать, уважаемый суд?

Судья: Подождите. Всё у вас? Хорошо, присаживайтесь. Пожалуйста, слушаем вас. 

Адвокат Дмитрий Владимирович: Да, уважаемый суд, вот у нас уже, видите, на стадии исследования доказательств прокуратура решила зачитать основной документ. К сожалению, точнее, к счастью, он и единственный документ. Вот документ, по сути, как я его читаю, формулировка следующая, что какие-то адвокаты, по мнению ФСБ, имеют устойчивые контакты в органах прокуратуры и судебных инстанциях на территории Владивостока и Приморского края. Ну а какая вот применительно к Пушкарёву? Дальше идет… про Химич написано, которая занималась, ну, она уволена, насколько я понимаю, и нет, ну ни одного доказательства нет. Ну хорошо, ну это же Федеральная служба безопасности, это прокуратура. Ну проведите ПТПшку, возьмите обычный перехват, ну любой. Вы человека слушали 5 лет, 5 лет с утра до ночи вели прослушивание разговоров, вели следствие, сидели в судах. У вас нет ни одного доказательства, даже разговора какого-то.

Судья: Дмитрий Владимирович, давайте лучше обращаться к суду. 

Адвокат Дмитрий Владимирович: Уважаемый суд, не бывает так, не бывает. Я ещё раз говорю о том, что…

Судья: Ну вы об этом уже говорили. Мы вас услышали.

Адвокат Дмитрий Владимирович: Ноль. Просто меня возмутило то, что у нас на стадии исследования доказательств начали документы зачитывать, которые, по сути дела, правовую позицию должны подтверждать. Мне кажется, это не процессуально. 

Судья: Спасибо. Есть еще желающие выступить? 

Адвокат Кирилл Павлович: Если можно?

Судья: Пожалуйста.

Адвокат Кирилл Павлович: Я смотрю на данный документ, это, получается, письмо в Федеральную службу безопасности заместителя генерального прокурора. То есть по поводу формальной стороны данного документа – это письмо, сопровождение уголовного дела, установлено. Каким образом далее те факты, которые зачитаны, установлены, приличных доказательств не имеется. Более того, я ознакомился со всеми материалами оперативно-разыскной деятельности, которые были приложены и в 3 томах, и в 10. Там также про судейское сообщество не сказано ничего. Если прокурор может сослаться на обратное – их нет. То есть вот этот формальный комментарий и содержательный. И фамилии, которые здесь приводятся по поводу судов, здесь говорится про заявленный отвод в арбитражном суде в 2015-м или 2016 году, то есть три года назад. Судья отведен, дело рассмотрено в другом составе. Какой-либо предвзятости арбитражного суда, которая повлияла, нет. Ссылка на то, что адвокаты каким-то образом (неразборчиво)  в судебных инстанциях, тоже данное доказательство при исследовании, никаких конкретных доводов нет, не с чем даже спорить. И вот ссылка на первого заместителя администрации города Владивостока (неразборчиво), я видел возражение коллег 8 июля, что, да, первый заместитель уволен в сентябре 2018 года со своей должности. Таким образом, то есть при исследовании, данное доказательство ни по форме, ни по содержанию, я полагаю, оно не является основанием для того, чтобы сказать, что есть объективные сомнения для  (неразборчиво) 

Судья: Хорошо.

Адвокат Строганова Татьяна Вячеславовна: Можно, Ваша честь, по поводу данного документа? Значит, в данном документе имеется ссылка на то, что, как предполагает прокурор, имеют место связи с арбитражным судом, и ссылается на отвод судьи Калягина. 

Я на это дело ссылалась в своем выступлении, то есть это как раз таки обжалование решения. Хотелось бы обратить внимание, что изначальное процессуальное решение было не в пользу администрации, а в пользу как раз таки УФАС. И отвод судьи Калягина был заявлен только исключительно из-за того, что он приостановил производство по делу в связи с обжалованием в Верховном суде процессуального решения. То есть это совершенно обычная ситуация, то есть процессуальное решение, которое было принято судьей, никакой заинтересованности в данном случае  не носило. И Химич также, да, в настоящее время уволили из администрации, и никакого отношения к Игорю Сергеевичу не имеет она, как и к арбитражному суду. Кроме того, в настоящем деле у нас подсудность общей юрисдикции, а не арбитражного суда, и доказательств именно относительно суда общей юрисдикции в данном случае не имеется. 

Судья: Спасибо. Ещё выступающие будут? Тогда давайте обсудим вопрос о возможности закончить рассмотрение по существу ходатайства. Есть возражения у участников процесса? 

Все: Нет.

Судья: Всё, тогда переходим к прениям. Пожалуйста, представитель Генеральной прокуратуры. Поддерживаете ходатайство?

Прокурор: Да, Ваша честь. Я заявленное ходатайство заместителя генерального прокурора об изменении территориальной подсудности искового заявления в отношении Игоря Пушкарёва и других ответчиков поддерживаю в полном объеме. Прошу его удовлетворить, и направить само исковое заявление и обосновывающие его материалы в Тверской районный суд города Москвы для рассмотрения по существу. 

Судья: Пожалуйста. 

Адвокат Строганова Татьяна Вячеславовна: Я полагаю, что в удовлетворении ходатайства следует отказать, поскольку в данном случае таким ходатайством нарушается принцип равноправия сторон в гражданском процессе, поскольку прокурор у нас наделен процессуальным статусом истца. Я полагаю, недопустимо расширять круг его полномочий, поскольку задачи принципа гражданского процесса отличаются от уголовного. Поэтому я полагаю, что данное заявление является необоснованным. И что касается вопроса, который сегодня неоднократно обсуждался, что же делать в том случае, если, например, исковое заявление не принимается (неразборчиво). То есть можно это определение обжаловать. Кроме того, споры между судами о подсудности, они недопустимы в силу норм ГПК. Поэтому в данном случае есть конкретные процессуальные последствия в принятии таких решений. И кроме того, статья 33 пункт 4 части 2  говорит, как следует поступать в данной ситуации. То есть дело принимается в производство суда, заявляется ходатайство о невозможности его рассмотрения в связи с отводом основного состава суда либо с иными обстоятельствами, исключающими производство в данном суде. Соответственно, данное ходатайство разрешается вышестоящим судом, и дело либо передается, либо не передается в зависимости от фактических обстоятельств дела. Поэтому здесь отсутствует какой-либо пробел, и аналогия права в данном случае недопустима. Ну и опять же, хотела бы обратить внимание на то, что я считаю недопустимым произвольный выбор суда в данном случае. Если исходить из принципа доступности правосудия, то необходимо, если уже вопрос встает все-таки о передаче, передавать дело в субъекты, соседние с Приморским краем, поскольку иначе будет затруднительно осуществлять, скажем так, предоставление доказательств и явку представителей в данном случае. Просим учесть данные факты при вынесении определения по заявленному ходатайству. 

Судья: Спасибо. 

Адвокат Поликарпов Владимир Петрович: Поддерживаю мнение коллеги, Строгановой Татьяны Вячеславовны. Дополнительно хочу сказать, что прокуратурой, истцом не представлены материалы, свидетельствующие об оказании влияния или возможности оказания влияния со стороны Пушкарёва и других ответчиков, юридических лиц, на судей Приморского края и каких-то других компетентных органов. Напротив, те документы, которые представила прокуратура, она подтверждают и доказывают иное, что Пушкарёв Игорь Сергеевич в период нахождения его в должности главы города Владивостока ни разу не был вовлечен в оказание влияния или воздействия на судейское сообщество, на силовые структуры и т.п. Поэтому считаю, что у заявленного ходатайства нет оснований и подтверждений тем доводам, которые в нем изложены. Полагаю, что в удовлетворении данного ходатайства надлежит отказать. 

Судья: Спасибо. Пушкарёв, пожалуйста. 

Пушкарёв Андрей Сергеевич: Я поддерживаю сказанное моим адвокатом по принципу доступности правосудия. Хочу напомнить, что Владивосток в 9 часах лёта от Москвы на самолёте, 7 часов разницы. Билетов на три месяца вперед нет, только бизнес-класс по 200 тысяч рублей. То есть это тоже необходимо учесть. Спасибо.

Судья: Пожалуйста. 

Адвокат Дмитрий Владимирович: Да, уважаемый суд, вот вы нам всем дали высказаться сполна. Поэтому я повторяться не буду, но мне очень понравилась идея коллеги, который сказал, что, и это правда, это Конституционный суд отмечал, что задачами всё-таки судопроизводства  является в том числе поддержание авторитета и судебной власти, и государственной власти. Мне кажется, в этом смысле вот Тверской районный суд – это, наверное, худший вариант, который могла прокуратура придумать, потому что, если уж приходить к вопросу о том, что передавать, ну, не дело, а если передавать иск куда-то на рассмотрение, то, ну, конечно, это не может быть Тверской суд. Ну какое после этого, какие вопросы авторитета могут быть, если это тот суд, который вначале выносит обвинительный приговор и потом туда же в определенный гражданский процесс уходит рассмотрение гражданского дела. Наверное, это неправильно вот даже с точки зрения каких-то фундаментальных принципов, воспитательной роли, уважения к власти и т.д. Всё, Ваша честь.

Судья: Спасибо. Ксения Юрьевна, пожалуйста.

Адвокат Степаничева Ксения Юрьевна: Уважаемый суд, ну, собственно, поддерживаю то, что было сказано коллегами-ответчиками. Мы настаиваем на том, что в ходатайстве заместителя генерального прокурора об изменении территориальной подсудности должно быть отказано. (Неразборчиво). В результате прений, в рамках которых было исследовано дополнительное доказательство, тоже хотелось бы отметить, что ни в коем случае не подтверждает ни одного из тех доводов, которые заявлены в данном ходатайстве. И вообще (неразборчиво) в рамках другого дела. Поэтому данное доказательство остается неотносимым. Доказательства того, что суды всего Приморского края не могут рассмотреть гражданский иск прокуратуры, представлены не были. Поэтому (неразборчиво). Что касается изменения подсудности на основании постановления Конституционного суда, то, как уже было сказано тоже неоднократно, в силу того, что оснований для применения аналогии закона в данном случае нет. Спасибо.

Судья: Спасибо. Так, Кирилл Павлович. 

Адвокат Кирилл Павлович: Да, по результатам исследования доказательств я полагаю, что заявитель не выполнил предусмотренное статьей 56 ГПК бремя доказывания. Полагаю, что именно на истце лежит бремя доказывания тех обстоятельств, на которые он ссылается. Единственное доказательство, на которое дана ссылка, не отвечает требованиям формы доказательства, является перепиской, и в содержании не имеется никаких конкретных содержательных доводов по поводу сомнений в беспристрастности судей. Соответственно, у других сторон нет даже возможности опровергнуть данное доказательство. Ссылка по поводу отвода судьи, председательствующего в Арбитражном суде Приморского края, насколько я услышал, решение было вынесено против, получается, компаний и против Пушкарёва косвенно и прямо. То есть какой (неразборчиво) беспристрастности, во-первых, не было в данном случае, и во-вторых, не было никакого сомнения у общественности по поводу данного дела. То есть тот пример, когда объективно всё вынесено. То, что возникли малейшие сомнения у арбитражного суда, если возникли как раз таки в беспристрастности, отвод удовлетворен, то есть судебная система действует в соответствии с законом. И также по поводу доказательств, в целом ссылка на уголовное дело и на то, что аналогичный вопрос разрешен, они неотносимы, я не буду повторяться, в связи с тем, что здесь несопоставимые эпизоды по поводу органов предварительного расследования, здесь относится вопрос только исключительно к судейскому сообществу. И также по поводу доводов прокуратуры о том, что необходимо, как я понимаю, передать дело, просто потому, что надо. Просто потому, что передать. 

Этот подход не может соответствовать практике Европейского суда. В частности, было много дел, когда судьи Верховных судов со своими государственными спорами… Европейский суд сказал, что если имеется вопрос по имущественным последствиям и гражданско-правовым для ответчиков, то здесь применяются все гарантии Конвенции по поводу гражданских прав ответчика. То есть в настоящем случае тот факт, что Пушкарёв Игорь Сергеевич  бывший мэр, и тот факт, что заместитель генпрокурора ссылается на нормы антикоррупционных мер в своем иске, не должен менять ничего, потому что равным образом, согласно подходу Европейского суда, все подходы к спорам должны применяться одинаково. Вот. То есть, извините, что так долго, только тот факт, что он бывший мэр, не освобождает прокурора от доказывания фактов связи с судейским сообществом. 

Судья: Спасибо. Реплики будут? Тогда прошу закрыть заседание. Где-то час-полтора. 

Слушание 15 июля, часть 2

Судья: Оглашается определение Верховного суда РФ. Город Москва, 15 июля 2019 года. Верховный суд РФ в составе председательствующего Магина и секретаря  (неразборчиво)  рассмотрел в открытом судебном заседании ходатайство заместителя Генерального прокурора РФ Гриня об изменении территориальной подсудности спора по иску Генеральной прокуратуры РФ к Пушкарёву Игорю Сергеевичу, Пушкарёву Андрею Сергеевичу, Лушникову Андрею Вадимовичу, АО «Спасскцемент», ООО «ДВ-Цемент», АО «Дробильно-сортировочный завод», АО «Владивостокский бутощебеночный завод», АО «Теплоозёрский цементный завод», АО «Спасский комбинат асбестоцементных изделий» о взыскании в доход РФ денежных средств. Заслушав судью Верховного суда РФ Магина, объяснения представителя Генеральной прокуратуры РФ Трутникова, поддержавшего ходатайство об изменении территориальной подсудности спора, объяснения представителя Пушкарёва Степанищевой, представителя Пушкарёва Поликарпова, представителя АО «Спасскцемент», АО «Теплоозёрский цементный завод» Дугуши, (00:01:12), представителя ООО «ДВ-Цемент» и АО «Спасский комбинат асбестоцементных изделий» Строгановой, представителя АО «Дробильно-сортировочный завод», АО «Владивостокский бутощебеночный завод» Верховского, возражавших против изменения подсудности спора, Верховный суд РФ установил. В Верховный суд РФ поступило ходатайство заместителя Генерального прокурора РФ Гриня об изменении территориальной подсудности спора по иску Генеральной прокуратуры РФ к Пушкарёвым, Лушникову, АО «Спасскцемент», ООО «ДВ-Цемент», АО «Дробильно-сортировочный завод», АО «Владивостокский бутощебеночный завод», АО «Теплоозёрский цементный завод», АО «Спасский комбинат асбестоцементных изделий» о взыскании в доход РФ денежных средств. В обосновании ходатайства указано на то, что в соответствии с положениями статей 169, 235, 1102, 1105 ГК РФ, статей 10, 13, 14 ФЗ от 25 декабря 2008 года № 173-ФЗ «О противодействии коррупции» Генеральной прокуратурой РФ подготовлен иск к указанным выше физическим и юридическим лицам о солидарном взыскании 3 миллиардов 281 миллиона 41 тысячи 979,39 рубля, как незаконно полученных по заключенных в 2008 – 2015 годах с МУПВ «Дороги Владивостока» контрактам. Ссылаясь на положения пункта 4 части 2 статьи 33 ГПК РФ, заместитель Генерального прокурора РФ просит изменить территориальную подсудность данного спора, указывая на то, что ответчик Пушкарёв и его близкие родственники обладают широким кругом знакомств среди представителей судейского сообщества Приморского края, должностных лиц государственной власти и управления, правоохранительных и надзирающих органов. Ряд бывших сотрудников внутренних органов трудоустроен в подконтрольных Пушкарёву и членам его семьи коммерческих организациях, а также предпринимает активные попытки воспрепятствовать осуществлению правосудия с использованием подконтрольных им местных СМИ, что может поставить под сомнение объективность, непредвзятость и беспристрастность судей Приморского края при рассмотрении указанного искового заявления, вызвать сомнения в легитимности будущего судебного решения. Кроме того, в ходатайстве прокурора указано на то, что основания к изменению территориальной подсудности спора уже исследовались Верховным судом РФ при разрешении вопроса о передаче уголовного дела в отношении Пушкарёвых и Лушникова для рассмотрения по существу в Тверской районный суд города Москвы. Постановлением Верховного суда РФ от 15 ноября 2017 года доводы Генеральной прокуратуры РФ о необходимости изменения подсудности указанного уголовного дела были признаны обоснованными и поданное ходатайство удовлетворено, что, по мнению прокурора, подлежит учету при разрешении вопроса об изменении территориальной подсудности спора по исковому заявлению Генеральной прокуратуры РФ к Пушкарёвым, Лушникову, АО «Спасскцемент», ООО «ДВ-Цемент», АО «Дробильно-сортировочный завод», АО «Владивостокский бутощебеночный завод», АО «Теплоозёрский цементный завод», АО «Спасский комбинат асбестоцементных изделий» и свидетельствует о необходимости передачи искового материала в Тверской районный суд города Москвы для рассмотрения по существу. Изучив ходатайство заместителя Генерального прокурора РФ об изменении территориальной подсудности спора, заслушав объяснения участвующих в рассмотрении данного вопроса лиц, исследовав представленные материалы и поступившие письменные возражения от представителя Пушкарёва  Поликарпова, представителя ООО «ДВ-Цемент» и АО «Спасский комбинат асбестоцементных изделий» Строгановой, представителя АО «Дробильно-сортировочный завод», АО «Владивостокский бутощебеночный завод» Верховского, письменный отзыв представителя Пушкарёва  Степанищевой, представителя АО «Спасскцемент» и АО «Теплоозерский цементный завод» Дугуши, выслушав объяснения участвующих в деле лиц, Верховный суд РФ не усматривает оснований для изменения территориальной подсудности спора по иску Генеральной прокуратуры РФ вышеуказанным лицам по следующим основаниям.

Конституция РФ провозглашает человека, его права и свободы высшей ценностью, а признание соблюдения защиты прав и свобод человека и гражданина – обязанностью государства, гарантирует каждому судебную защиту его прав и свобод. Статья 2, статья 46 часть 1. При этом, конкретизируя гарантии права на судебную защиту, Конституция РФ устанавливает, что правосудие в РФ осуществляется только судом – статья 118 часть 1. Судьи независимы и подчиняются только Конституции РФ и ФЗ – статья 120 часть 1. И никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом, – статья 47 часть 1. Подсудность гражданских дел судам РФ определяется в соответствии с главой 3 ГПК РФ, устанавливающей подсудность гражданских дел мировым судьям, районным, военным и иным специализированным судам, Верховным судам республик, краевым, областным судам, судам городов федерального значения, судам автономных областей и округов, Верховному суду РФ, а также территориальную, договорную, альтернативную и исключительную меру подсудности, подсудность нескольких, связанных между собой, дел, а также передачу дел в другой суд. Установив общие правила подсудности, законодатель вместе с тем предусмотрел обстоятельства, при которых участие судьи в рассмотрении дела, отнесенного к его подсудности, недопустимо в силу невозможности обеспечить объективность и беспристрастность суда. Так, в соответствии с пунктом 1 части 3 статьи 16 ГПК РФ мировой судья, а также судья не может рассматривать дело и подлежит отводу, если он лично, прямо или косвенно, заинтересован в исходе дела либо имеются иные обстоятельства, вызывающие сомнения в его объективности и беспристрастности. Указанное обстоятельство является основанием для устранения судьи из процесса и, следовательно, для передачи дела другому судье, поскольку иное препятствовало бы реализации конституционного права граждан на защиту независимым и беспристрастным судом. Невозможность передачи дела другому судье в случае устранения судьи из процесса означало бы по существу отказ в правосудии. В Постановлении Конституционного суда РФ от 16 марта 1998 года № 9П по делу о проверке конституционности статей 44 УПК РСФСР, статьи 123 ГПК РСФСР в связи с жалобами ряда граждан прямо отмечено, что при определенных обстоятельствах, например, если иск в гражданском процессе предъявлен самому судье или самим судьей этого же суда, или если суд, в подсудность которого отнесено дело, по тем или иным причинам не функционирует, изменение подсудности именно вышестоящим судом не только допустимо, но и иногда  необходимо. По смыслу статей 20, 21, 33 ГПК РФ вопрос об устранении судьи из процесса в отводе всему составу суда, а также передачи дела на рассмотрение другого суда при невозможности рассмотрения спора судом, к подсудности которого отнесено дело, рассматривается соответствующим судом в открытом судебном заседании с исследованием необходимых обстоятельств и завершается вынесением судебного постановления, которое может быть обжаловано в установленном порядке. Исходя из указанных выше норм права территориальная подсудность гражданского дела может быть изменена, если после отвода одного или нескольких судей  либо по другим причинам  замена судей или рассмотрение дела в названном суде становятся невозможными. Передача дела в этом случае осуществляется вышестоящим судом. Пункт 4 часть 2 статьи 33 ГПК РФ. Возможность изменения территориальной подсудности спора служит одной из гарантий реализации принципа независимости и беспристрастности судей, поскольку в соответствии с положениями статьи 8 ГПК РФ судьи рассматривают и разрешают гражданские дела в условиях, исключающих постороннее на них воздействие. Любое вмешательство в деятельность судей по осуществлению правосудия запрещается и влечет за собой установленную законом ответственность. Таким образом, устанавливая правила территориальной подсудности в гражданском процессе, федеральный законодатель исходил не только из необходимости обеспечения доступности правосудия, но и из соблюдения личных интересов с тем, чтобы гарантировать объективность рассмотрения дела и, соответственно, способствовать повышению авторитета судебной власти, опирающейся на закон.

С учетом изложенного выше изменение территориальной подсудности гражданского дела по основаниям, предусмотренным пунктом 4 части 2 статьи 33 ГПК РФ, не может рассматриваться как препятствующее доступу к правосудию, и само по себе не свидетельствует о нарушении права на рассмотрение спора законно установленным, а не произвольно выбранным судом. То есть судом, осуществляющим правильное и своевременное разрешение гражданских дел, в том числе судом той же компетенции, хотя и другой территориальной юрисдикции. В судебной практике сложился определенный правовой режим изменения территориальной подсудности, не требующий заявления отводов к каждому из судей суда, в который поступило исковое заявление, и удовлетворения всех заявленных отводов. Достаточно в рамках критерия объективности определить, имеются ли доказуемые факты, свидетельствующие о наличии прямых или косвенных оснований для возникновения сомнений в беспристрастности судебного разбирательства в конкретном суде. Истолкование положений статьи 33 ГПК РФ как допускающей передачу дела по подсудности в суд  другой территориальной юрисдикции, в том числе действующий на территории другого субъекта РФ, обусловленный не субъективным настроем конкретных судей, а объективными обстоятельствами, связанными с личностью участников спора, их авторитетом, служебным положением, властными полномочиями, а также иными инструментами влияния, которые они могут сохранить на территории, попадающей под юрисдикцию суда, которому подсудно дело, что позволяет им воздействовать на общественное мнение, а также на деятельность государственных и общественных институтов на этой территории, направлено на обеспечение публично-правовых интересов надлежащего функционирования и защиту судебной власти и как таковое в принципиальном плане может противоречить Конституции РФ. Иной подход предполагал бы либо невозможность изменения территориальной подсудности спора, а следовательно, и его рассмотрения без обеспечения должной гарантии независимости и беспристрастности суда, либо изменения подсудности дела лишь после последовательного удовлетворения судом, которому оно подсудно, заявления об отводе судей этого суда, либо их заявлений о самоотводе, что, принимая во внимание значительное число судей в штате судов того же уровня на территории соответствующего субъекта РФ, не только приводило бы к несоблюдению в силу избыточности самой по себе процедуры процессуальной экономии, но и создавало бы препятствия для доступа к правосудию в разумный срок без неоправданной задержки, а в конечном счете к нарушению части 1 статьи 46 Конституции РФ. Таким образом, действующее гражданское процессуальное законодательство предусматривает возможность изменения вышестоящим судом территориальной подсудности спора в случае невозможности его рассмотрения в том суде, которому данный спор подсуден. С учетом изложенного выше Верховный суд РФ не усматривает оснований для удовлетворения ходатайства представителя АО «Спасскцемент» и АО «Теплоозёрский цементный завод» Дугуши о прекращении производства по рассмотрению ходатайства заместителя Генерального прокурора РФ об изменении территориальной подсудности спора. Разрешая ходатайство об изменении территориальной подсудности спора по иску Генеральной прокуратуры РФ к Пушкарёвым, Лушникову, АО «Спасскцемент», ООО «ДВ-Цемент», АО «Дробильно-сортировочный завод», АО «Владивостокский бутощебеночный завод», АО «Теплоозёрский цементный завод», АО «Спасский комбинат асбестоцементных изделий», Верховный суд РФ исходит из того, что с учетом субъектного состава лиц, которым предъявлены исковые требования, данный спор в соответствии с положениями статьи 28 ГПК РФ подсуден как Советскому районному суду города Владивостока, под юрисдикцию которого указанный спор попадает по месту жительства Пушкарёвых, Лушникова, а также по местонахождению АО «Спасскцемент», ООО «ДВ-Цемент», АО «Дробильно-сортировочный завод», АО «Владивостокский бутощебеночный завод», АО «Спасский комбинат асбестоцементных изделий», так и Облучинскому районному суду Еврейской автономной области по местонахождению АО «Теплоозёрский цементный завод». По общему правилу, установленному статьей 28 ГПК РФ, иск предъявляется в суд по месту жительства ответчика. Иск к организации предъявляется в суд по местонахождению организации. Согласно части 10 статьи 29 названного кодекса выбор между несколькими судами, которым подсудно дело, принадлежит истцу. Из приведенной процессуальной нормы следует, что право выбора суда, если дело подсудно нескольким судам, предоставлено истцу. Такое правовое регулирование является механизмом, направленным на создание наиболее оптимальных условий для разрешения споров в судебном порядке, и предоставляет истцу дополнительную гарантию судебной защиты его прав и законных интересов, а именно возможность выбора суда для обращения с иском.

Вместе с тем данное право истца не является абсолютным, поскольку наличие обстоятельств, свидетельствующих о невозможности рассмотрения спора в выбранном истцом суде, при отсутствии таковых при обращении в другой суд, которому данный спор также подсуден, не может являться основанием для заявления требования об изменении территориальной подсудности спора с целью его передачи и рассмотрения иного суда. В ходатайстве заместителя Генерального прокурора РФ и приложенных к нему материалах отсутствуют как указания на наличие каких-либо препятствий для рассмотрения вышеуказанного иска Генеральной прокуратуры в Облучинском районном суде в Еврейской автономной области, так и доказательства, подтверждающие наличие угрозы гарантии объективного и беспристрастного правосудия при рассмотрении данного спора в указанном суде, а также в любом другом суде указанного субъекта РФ, включая суд Еврейской автономной области. С учётом альтернативной подсудности иска позиция Генеральной прокуратуры РФ об изменении территориальной подсудности спора только ввиду невозможности рассмотрения его судами Приморского края является ошибочной. Кроме того, заявляя о невозможности рассмотрения указанного спора в Советском районном суде города Владивостока, заместитель Генерального прокурора РФ ссылается исключительно на обстоятельства, имеющие место при возбуждении и расследовании уголовного дела в отношении Пушкарёвых и Лушникова, то есть до 2017 года. При этом в рассматриваемом ходатайстве об изменении территориальной подсудности спора отсутствуют указания на конкретные факты того, что у Пушкарёва и членов его семьи по-прежнему сохраняется возможность воспрепятствовать осуществлению правосудия на территории Приморского края благодаря знакомству с представителями судейского сообщества, должностными лицами государственной власти и правоохранительными и надзирающими органами, а также с использованием подконтрольных ему местных СМИ. Содержащиеся в письменных возражениях и отзывах на ходатайство об изменении территориальной подсудности доводы представителя ответчиков о том, что Пушкарёв с 1 июня 2016 года, то есть на протяжении более трех лет не занимает каких-либо должностей в органах управления города Владивостока или Приморского края, всё это время находится под стражей, в отношении него Тверским районным судом города Москвы 9 апреля 2019 года постановлен обвинительный приговор с назначением наказания в виде лишения свободы, а также то, что за это время сменилось руководство МВД России по Приморскому краю, прокуратуры Приморского края, Приморского краевого суда, губернатор Приморского края, глава администрации города Владивостока и ряд других ключевых должностных лиц и сотрудников указанных и иных органов региона, не оправданны. Представленные в судебном заседании 12 июля 2019 года  для подтверждения доводов представителя Генеральной прокуратуры РФ Прудникова документы УФСБ России по Приморскому краю, составленные в декабре 2018 года и содержащие сведения о производстве оперативно-разыскных мероприятий по сбору и закреплению доказательств хищения денежных средств МУПВ «Дороги Владивостока», средств муниципального бюджета города Владивостока, относятся к обстоятельствам заключения МУПВ «Дороги Владивостока» с адвокатом Андрусенко договора на оказание юридических услуг, предметом которого являлось представление интересов данного юридического лица в органах государственной власти, правоохранительных органах и судах, в том числе в Тверском районном суде города Москвы при рассмотрении находящегося там уголовного дела по обвинению Пушкарёвых и Лушникова. Данные документы не содержат какой-либо объективной информации о том, что указанные в иске Генеральной прокуратуры РФ в качестве ответчиков лица могут повлиять на результаты рассмотрения данного спора либо имеются иные обстоятельства, вызывающие сомнения в объективности и беспристрастности судов Приморского края. Между тем об отсутствии возможности влиять на деятельность государственных и общественных институтов, общественное мнение на территории Приморского края свидетельствуют результаты рассмотрения Арбитражным судом Приморского края дела № А5126145/2013, судебные акты по которому вынесены в пользу Управления Федеральной антимонопольной службы по Приморскому краю, признавшего администрацию города Владивостока, ООО «Востокцемент», МУПВ «Дороги Владивостока» виновными в нарушении антимонопольного законодательства, а именно статьи 15 ФЗ «О защите конкуренции». Обстоятельства установлены Арбитражным судом Приморского края при рассмотрении указанного дела и положены в обоснование исковых требований Генеральной прокуратуры РФ вышеуказанным лицам, не подтверждают позицию прокурора о возможности Пушкарёва и его родственников влиять на осуществление правосудия в данном регионе. Исходя из изложенного Верховный суд РФ не усматривает оснований для удовлетворения ходатайства заместителя Генерального прокурора РФ об изменении территориальной подсудности заявленного спора и передачи его для рассмотрения по существу в Тверской районный суд города Москвы, поскольку не установлены никакие экстраординарные обстоятельства невозможности его рассмотрения судам, к подсудности которых спор отнесен в соответствии с требованиями гражданско-процессуального законодательства. 

В связи с отсутствием оснований для изменения территориальной подсудности спора и согласно положениям статьи 135 ГПК РФ исковое заявление Генеральной прокуратуры РФ к Пушкарёвым, Лушникову, АО «Спасскцемент», ООО «ДВ-Цемент», АО «Дробильно-сортировочный завод», АО «Владивостокский бутощебеночный завод», АО «Теплоозёрский цементный завод», АО «Спасский комбинат асбестоцементных изделий» о взыскании в доход РФ денежных средств подлежит возвращению заявителю с объяснением права на обращение в соответствующий районный суд по месту жительства или по месту нахождения ответчиков с учетом положений статьи 28 и 29 ГПК РФ. Руководствуясь пунктом 4 части 2 статьи 33, статьями 135, 224, 225 ГПК РФ, Верховный суд РФ определил: в удовлетворении ходатайства заместителя Генерального прокурора РФ Гриня об изменении территориальной подсудности спора по иску Генеральной прокуратуры РФ к Пушкарёву Игорю Сергеевичу, Пушкарёву Андрею Сергеевичу, Лушникову Андрею Вадимовичу, АО «Спасскцемент», ООО «ДВ-Цемент», АО «Дробильно-сортировочный завод», АО «Владивостокский бутощебеночный завод», АО «Теплоозёрский цементный завод», АО «Спасский комбинат асбестоцементных изделий» о взыскании в доход РФ денежных средств с подсудности Советскому районному суду города Владивостока на подсудность Тверскому районному суду города Москвы отказать. Исковое заявление Генеральной прокуратуры РФ к Пушкарёву Игорю Сергеевичу, Пушкарёву Андрею Сергеевичу, Лушникову Андрею Вадимовичу, АО «Спасскцемент», ООО «ДВ-Цемент», АО «Дробильно-сортировочный завод», АО «Владивостокский бутощебеночный завод», АО «Теплоозёрский цементный завод», АО «Спасский комбинат асбестоцементных изделий» о взыскании в доход РФ денежных средств и материалы к нему возвратить заявителю, разъяснить ему право на обращение с данным иском в соответствующий районный суд по месту жительства или нахождения ответчиков. Определение может быть обжаловано в апелляционную коллегию Верховного суда РФ в течение 15 дней со дня его вынесения. Также напоминаю участникам процесса о том, что у нас ведется протокол судебного заседания, с ним вы также можете ознакомиться и подать на него свои замечания. Определение понятно?

Все: Да.

Судья: Можете его получить, я думаю, в течение трех дней. И также, соответственно, где-то дней через пять можете прийти и ознакомиться с протоколом судебного заседания. Заседание объявляется закрытым. 

Другие материалы рубрики "Общество"
6c06c11e1e1c94779b0ee1e6382e75b0eb893684.jpeg

Большие деньги: сколько зарабатывает менеджер по развитию во Владивостоке

Коллеги в Санкт-Петербурге получают на 8 тысяч рублей больше

c0b52fc67267c802c4939fd63d86416db1853eb9.jpeg

В Роструде напомнили россиянам о длинных выходных

Три дня подряд можно будет отдохнуть в ноябре

2a07b69cc092b9824a8e613ec9b45da1142efb77.png

Дорожные службы Владивостока наводят порядок после дождя

Перекресток в районе стадиона "Динамо" ушел под воду