Дело Пушкарева: коротко о главном

Апелляция оставила в силе 15 лет для экс-мэра Владивостока

272991050c28827d3a2eae01c8ea8d305f0eb8c0.jpeg
Первая инстанция осудила на 15 лет колонии строгого режима бывшего мэра Владивостока Игоря Пушкарева по делу о взятке, злоупотреблении полномочиями и коммерческом подкупе. Московский городской суд признал приговор законным. Корреспондент «Право.ru» наблюдал за процессом в зале суда и готов рассказать много интересного, сообщает РИА VladNews со ссылкой на Право.ru.Дело Пушкарева: коротко о главном

Пушкарев родился в 1974 году, а в 1990-х начал заниматься бизнесом в Приморском крае. Был учредителем концерна «Парк Групп», возглавлял Первомайский судоремонтный и Новоспасский цементный заводы, а также ОАО «Спасскцемент». В 2001 году он стал депутатом Законодательного собрания Приморского края, где занимал пост вице-спикера. С 2004 по 2008 год Пушкарев был членом Совета Федерации от Приморского края, а уже в мае 2008 года его избрали главой администрации Владивостока. В 2013 году был избран на второй срок.

Ещё в 2010–2015 годах в отношении Пушкарева начали проводить оперативные мероприятия (в том числе наблюдение и прослушивание), но тогда следователи ФСБ и СКР несколько раз выносили постановления об отсутствии состава преступления в действиях Пушкарева. Тем не менее в середине 2016 года Пушкарева задержали, доставили в Москву и инкриминировали ему ч. 3 ст. 285, ч. 2 ст. 204 УК РФ (злоупотребление должностными полномочиями и коммерческий подкуп). Позднее к ним добавили ещё получение взятки по ч. 6 ст. 290 УК.

В апреле Тверской районный суд приговорил бывшего градоначальника к 15 годам колонии и удовлетворил гражданский иск на 143 млн руб. Суд прислушался к стороне обвинения и установил, что Пушкарев получал взятки от своей компании «Востокцемент», которую возглавлял Андрей Пушкарев, его брат (получил по делу восемь лет условно). За эти деньги он якобы способствовал победе «МУПВ «Дороги Владивостока» в тендерах на поставку материалов для дорожного строительства. А главе этого предприятия Андрею Лушникову (10 лет колонии по делу) Пушкарев, по версии следствия, платил за то, чтобы МУПВ покупало стройматериалы у принадлежащей Пушкареву компании «Востокцемент» по завышенным ценам.

Адвокаты Пушкарева настаивают, что обвинение некорректно интерпретирует факты незаконного предпринимательства экс-мэра. Перед тем как возглавить город, Пушкарев создал свою собственную бизнес-империю – крупнейшую в Приморье группу компаний по производству цемента и строительных материалов. После вступления в должность, вопреки закону, он не смог отказаться от управления собственным бизнесом. Защита уверена, что в действиях Пушкарева нет инкриминируемых ему преступлений, а на самом деле их нужно оценивать по ст. 289 «Незаконное участие в предпринимательской деятельности». Также защита утверждает, что действия Пушкарева не принесли МУПВ «Дороги Владивостока» и городскому бюджету никакого ущерба или вреда.

Процесс без сына

В самом начале апелляционного процесса Пушкарев ходатайствовал о допуске в качестве дополнительного защитника сына Павла, у которого есть высшее юридическое образование. При этом интересы экс-мэра в процессе на тот момент уже представляли сразу четыре адвоката – это Дмитрий Тугуши (КА Ковалев, Тугуши и Партнеры ), Александр Высоцкий, Алексей Поляков и Константин Третьяков. На вопрос судьи о том, зачем Пушкареву ещё один защитник, тот ответил: «Это профессиональные адвокаты, но совершенно мне чужие люди. Участие моего сына поможет мне консультироваться и принимать правильные решения». 

На это прокурор Александр Никифоров заметил, что Игорь Пушкарев «в полной мере» обеспечен правом на защиту и юридической помощью. К тому же прокурор заявил, что адвокат Высоцкий и его АБ «Высоцкий, Шейнин и партнеры» «достаточно тесно» связаны с семьей Пушкарева и выполняли жизненные и бытовые поручения экс-мэра еще до возбуждения уголовного дела. «Мы считаем, что в данном случае попытка сделать сына защитником – это попытка обойти ограничение на общение с родственниками», – подчеркнул прокурор. В итоге, несмотря на поддержку ходатайства адвокатами стороны защиты, судья решила его отклонить.

Отказала тройка судей под председательством Елены Ивановой и в ходатайствах о проведении трёх экспертиз: адвокат Андрея Пушкарева Дмитрий Коротенко просил назначить финансово-экономическую экспертизу, а Высоцкий – финансово-бухгалтерскую и строительно-финансовую экспертизу. Гособвинители Никифоров и Татьяна Минакова выступили против их проведения.

30 свидетелей, ошибки в протоколе

Адвокат Пушкарева Александр Высоцкий рассказал в суде о том, как он 10 апреля, на следующий день после вынесения приговора, подал заявление об ознакомлении с протоколом судебного заседания. Но ознакомиться с документом защитник смог только 18 июня. Спустя месяц после этого он подал замечания на 60 листах, из которых следовало, что показания 30 свидетелей и одного эксперта на 50–70% не отражены в протоколе судебного заседания. А замечания на протокол не рассмотрели, потому что судья перешёл «на повышение» в Мосгорсуд. 

«Закон, в частности ст. 11 Закона «О статусе судей», позволял судье довести это дело до конца. С моей точки зрения, судья обязан был своевременно уведомить нас о наличии протокола судебного заседания, потому что дата его изготовления – 12 апреля. Возникает вопрос, почему никто из адвокатов не был своевременно уведомлён? Закон обязывает», – заявил адвокат. По его словам, факт нерассмотрения замечаний на протокол является «безусловным основанием для отмены приговора».

После этого Высоцкий ходатайствовал о том, чтобы повторно допросить тех 30 свидетелей и одного эксперта, которые указаны в замечаниях. Среди них – специалисты Зеленский и Наумчик, которых допрашивали в первой инстанции. «Они находятся здесь, в суде, и мы бы хотели их допросить», – сказал Высоцкий. Он также попросил приобщить к материалам дела заключение специалиста, который ответил на два вопроса: были ли на аудиозаписи допроса свидетелей по уголовному делу признаки монтажа и соответствуют ли аудиозаписи содержанию протокола судебного разбирательства, имеющегося в деле.

«Данные документы положены в основу принятого решения, они исследовались, однако в протоколе судебного заседания факт исследования своего отражения не нашел», – так мотивировал ходатайство о дополнительном исследовании доказательств Никифоров. Высоцкий возразил: «Полагаю, что сторона обвинения пытается устранить дефекты протокола судебного заседания», – заявил адвокат Высоцкий. «Речь идёт не только о дефектах протокола, но о дефектах приговора, потому что в нём имеется ссылка на доказательства, которые не исследовались судом», – подчеркнул Денис Пучков, адвокат Андрея Лушникова. Но судьи удовлетворили ходатайство прокурора. При этом они согласились приобщить к делу и большую часть материалов, заявленных защитой.

Адвокатам отказали в повторном исследовании ряда доказательств и в ходатайстве о возвращении дела прокурору из-за нарушения права Лушникова на судебную защиту.

«Красная линия защиты» или взятка самому себе?

Дмитрий Тугуши попросил суд приобщить к материалам дела документы, которые уже были представлены адвокатом Третьяковым в первой инстанции 16 января 2019 года. «Они были приобщены, но их нет. Из дела они каким-то образом пропали. Эти материалы были в материалах уголовного дела», – объяснил Тугуши. В числе этих документов оказался и договор дарения Пушкаревым активов своей матери.

По словам адвоката, «красная линия защиты» состоит в том, что Пушкарев оставался бенефициарным владельцем бизнеса, он распоряжался деньгами, получаемыми от бизнеса. Тот же факт, что он передал долю в 70% во всей группе компаний «Парк Групп» и «Парк Актив» своей матери, Тугуши назвал «условно притворной сделкой», которая говорит о том, что это была номинальная передача. «Доли физически ходили в кругу семьи, они всегда оставались в кругу семьи», – пояснил защитник. Кроме того, приобщённые документы помогли продемонстрировать, что доля Пушкарева на момент дарения стоила «значительных денег».

Позиция о том, что Пушкарев продолжал управлять своим бизнесом после вступления в должность градоначальника, была основной в выступлениях всех защитников и самого экс-мэра. Именно Игорь Пушкарев, а не его брат Андрей принимал новых сотрудников на работу, проводил планёрки, согласовывал графики отпусков, решал вопросы отгрузки товара в кредит и многое другое, настаивала защита. 

И это, по мнению адвокатов и обвиняемого, доказывает, что в его действиях не было состава преступления о получении взятки. Аналогичное дело в 2012 году рассмотрел Верховный суд, напомнили защитники. Тогда ВС оставил в силе оправдательный приговор Колобову, именно потому что он остался бенефициарным владельцем бизнеса и не мог давать взятки самому себе.

«Мы не оспариваем факт управления Пушкаревым коммерческими предприятиями. Мы не отрицаем, что пользовались и вертолётом, и яхтами. Мы отрицаем, что это было взяткой», – подчеркнул Высоцкий. 

Пушкарев действовал в интересах своего бизнеса и самого себя, а сам себе человек не может давать взятку, ведь она предполагает как минимум наличие двух лиц.

Александр Высоцкий

«Почему я брал взятки у своего брата, а не у других предприятий? И когда я их брать начал – да когда они мне юридически принадлежали, даже не фактически! И следствие всё устраивает», – отмечал сам Пушкарев.

Откуда деньги? 

По словам Тугуши, первая инстанция не исследовала вопрос происхождения денег, которые вменяются Пушкареву в качестве взятки. В приговоре сказано, что средствами распоряжался Андрей Пушкарев, такой вывод суд сделал на основе показаний Черепановой и Эповой – двух свидетелей, пояснил адвокат. «Но они [свидетели] никогда не говорили, что деньги принадлежат Андрею Сергеевичу. Они говорили: да, получали распоряжения от него, но они не знали, чьи это деньги, они знали только, что это деньги семьи Пушкаревых, обратил внимание Тугуши. 

Именно Эпова в своих тетрадях, по словам адвоката, вела учёт денег, которые считаются взятками. Но в приговоре о бумагах ничего не сказано, подчеркнул адвокат.

«Пушкареву вменяют взятку, которая отражалась в тетради, но про тетради в приговоре ничего нет. А суд исследовал, какое происхождение у этих денежных средств?» – Дмитрий Тугуши. 

Вместе с тем, продолжил защитник, в этих тетрадях были две графы – расходы и доходы. В доходах значились дивиденды, которые мать бывшего мэра и его младший брат Владимир получили от «Парк Актива». 

«Согласно основному объективному доказательству, Пушкарев получил взятку из дивидендов, которые получили его родственники», – резюмировал Тугуши. По его словам, это нельзя квалифицировать как взятку. Дивиденды – это прибыль, с которой общество уже перечислило налоги, расплатилось с физлицами и выплатило её Пушкаревым, пояснил адвокат.

Один адвокат для потерпевшего и обвиняемого

В дополнительной апелляционной жалобе директора МУПВ «Дороги Владивостока» Андрея Лушникова содержалось указание на то, что его право на судебную защиту было нарушено. За этот аргумент ухватился адвокат Высоцкий: по его словам, эта жалоба имеет «самое непосредственное отношение» и к доказанности вины Пушкарева

Нарушение заключалось в том, что интересы Лушникова на определённом этапе процесса представлял адвокат Руслан Янченко, который раньше представлял интересы МУПВ «Дороги Владивостока». Янченко в ходе доследственной проверки принимал участие в досмотре места происшествия, а на протокол досмотра следователь сослался как на доказательство стороны обвинения. Высоцкий также указал на наличие в деле протокола осмотра документов, изъятых с участием Янченко. Эти документы, по словам защитника, были признаны доказательством вины осуждённых. «На момент уголовного дела Янченко не мог защищать Лушникова, но других адвокатов у него тогда не было», – объяснил Высоцкий.

По словам адвоката, документы, которые передавал Янченко следователям ФСБ, легли в основу уголовного дела. «Янченко оказывал помощь потерпевшей стороне, он не вправе был выступать защитником Лушникова, так как он, Янченко, мог оказаться психологически несвободным при отстаивании интересов Лушникова по уголовному делу. Один адвокат не может представлять и потерпевшего, и обвиняемого», – подчеркнул Высоцкий.

После Янченко в дело вступил адвокат Ковальчук, который ранее представлял интересы другого осуждённого – Андрея Пушкарева и одного из свидетелей по делу, рассказал защитник Пучков. По его словам, это стало ещё одним нарушением права на защиту Лушникова.

$40 млн в подарок Владивостоку

«Мне нужно было развивать МУП, только тогда у него появились долги перед «Востокцементом», – заявил сам экс-мэр. По его словам, когда он ещё не был мэром, его «Востокцемент», монополист в регионе, задолжал «Дорогам Владивостока» чуть больше 4000 руб. Когда он стал мэром, уже МУПВ было должно своим контрагентам 25 млн руб., но с предприятием «никто не хотел работать». «И чтобы он продолжил работать, я сказал, что нужно взять кредит. И мы начали кредитовать. И с момента, когда я избрался мэром, МУП становилось должно всё больше. Когда меня арестовали, МУП должно было 962 млн руб. Это такой выгодный бизнес? Нет», – рассказал бывший мэр.

Как заявил Пушкарев, он решил потратить «свои деньги, деньги своей семьи», чтобы привести город в порядок. В частности, чтобы провести саммит АТЭС-2012. И чтобы МУПВ работало, потому что без этого предприятия в городе некому было бы убирать снег, ведь ни у одной компании нет ни одной снегоуборочной машины. «После этого президент показывал мне большой палец, – подчеркнул он. – Владивосток стал совершенно другим городом. Посмотрите на него теперь, во что он превращается».

«Коммерческий подкуп должен был причинить предприятию ущерб. Но в итоге МУП только выиграло», – Игорь Пушкарев.

Абсурд ситуации по Пушкареву заключается в том, что он якобы «подкупал» Лушникова с 2012 за то, что его МУПВ начало покупать продукцию по цене даже дешевле рыночной. «Коммерческий подкуп должен был причинить предприятию ущерб. Но в итоге МУП только выиграло», – заявил Пушкарев. 

Так называемый подкуп в действительности являлся «чёрной» зарплатой Лушникова, настаивали адвокаты экс-главы МУПВ. По их словам, ещё при найме Лушникова Пушкарев обещал ему доплачивать из своих денег за ненормированный график и большой объём работы. 

Все эти действия не привели и к прибыли для «Востокцемента», потому что на момент задержания долг «Дорог Владивостока» перед компанией превысил 900 млн руб. «В приговоре суд должен был указать, какую прибыль получил «Востокцемент» благодаря моим действиям», – уверен бывший мэр, а без этого нельзя говорить и о составе преступления.

Последнее слово, вывод суда 

По словам Пушкарева, из 75 млн руб., вмененных ему в качестве взятки, 8 млн руб. ушло на избирательную кампанию, оставшиеся 67 млн руб. он потратил на содержание своей семьи за шесть лет. При этом, согласно документам, изъятым из «Востокцемента» в ходе обыска, на благотворительность менее чем за год бывший мэр потратил свыше 56 млн руб. «Я тратил на благотворительность больше, чем на себя. Это опровергает довод о наличии у меня корысти», – подчеркнул Пушкарев в своём последнем слове.

Он признался, что неправомерно управлял бизнесом, будучи главой города. Но пояснил суду, что делал это открыто. По его словам, все видели растущую задолженность МУПВ и понимали, что он на этом не зарабатывает. 

«Если «Востокцемент» получил от моих действий прибыль, отразите её в приговоре и осудите меня, а если нет – оправдайте», – закончил свою речь Пушкарев.

Суд удалился в совещательную комнату. Пробыв в ней менее часа, судьи Елена Иванова, Юлия Манеркина и Елена Лаврова вернулись в зал судебного заседания с определением. «Приговор Тверского районного суда Москвы оставить без изменения, апелляционную жалобу – без удовлетворения», – решил Мосгорсуд и удовлетворил ходатайство обвинения.

Другие материалы рубрики "Общество"
787ca73e73e1ed1054f40a9a9e8e4ccc0e9cf852.jpeg

Горожан приглашают в поход по Шаморовскому перевалу

Участников ждёт 12 километров маршрута средней сложности со спусками и подъемами

62978b6e8e88cdf371006cb039a1bc78c5a2c2ef.jpeg

Старшеклассников Владивостока знакомят с семейными ценностями

Цикл «Жизненные ориентиры» пока будет идти до конца первого учебного полугодия

5508f3b912737caa9d160dc1aea430f34a9e3366.jpeg

Пранкер Вован рассказал об уязвимости мессенджера Telegram

Тз-за возможности установить мессенджер на компьютер он стал удобной платформой для записи компрометирующих разговоров с политиками