Найдется ли в ДВФУ место для искусства

Владивосток - город портовый, транзитный, но интеллектуальный слой в нем есть. И его не только беречь  - развивать надо.

lb1324894987y.jpg

Сегодня единственный на Дальнем Востоке музей, где собраны подчас уникальные работы современных художников, скульпторов, фотохудожников со всего мира, вошел в состав Федерального университета. Но это, казалось бы,  знаковое событие не очень располагает к оптимизму. Судьба музея до сих пор туманна, считает Городний. 

- Расскажи немного предысторию галереи?

- В конце 80-х серьезно задумался, как дальше жить. Захотелось сделать что-то свое по-человечески, и вот мы с Сашей Долуда начали создавать галерею. Это было интересно. Сколотили огромную выставку из местных художников, скульпторов, фотографов, показали ее в Москве во Дворце Молодежи, - по тем временам лучшее место, круче, чем ЦДХ. Когда вернулись, создали общественный фонд  "Сотворчество", а позже, когда Долуда ушел в кинематограф, галерею Арт-Этаж. Но основная цель с самого начала, - создать во Владивостоке музей современного искусства.

Работала галарея, кто помнит, в ТЮЗе, потом в холле администрации края. В 2003 году с помощью тогдашнего ректора ДВГТУ Турмова Геннадия Петровича появилось вот это помещение на Фуникулере. Я сам думал, как здесь что расположить, обустроить, где что должно быть. До сих пор кто впервые сюда попадает - рот открывает от удивления. Когда на горизонте засветился федеральный университет с такими амбициями мощными, я даже воспрял как-то. Хоть на Русском острове, хоть на Де-Фризе, - лишь бы музей был, работал. 

- И как сейчас развивается ситуация?

- Ну, может, она и развивается, только я этого не вижу. Сегодня речь идет о проекте Объединенного научного музея на Русском. По сценарию здание музея выставляется на аукцион, а средства с продажи пойдут на оснащение второй очереди университета, но когда это будет?! После саммита начнется переезд, и здесь вопрос к руководству вуза, когда и куда выселяться. Я же говорю не только за себя. Меня люди спрашивают: "Что там у тебя, как дела?" . Художники интересуются в первую очередь: "будем ли мы здесь до того, как будет построено здание там?".

Этой весной на совещания с проректорами, сотрудниками музеев университета, шла речь о здании по ул. Пушкинской, 10 под объединенный музей ДВФУ. Летом планы изменились. Теперь ДВГТУ влился в ДВФУ, и я перешел туда как художественный музей. И замечательно! Там будет много продвинутой молодежи, преподавателей… Но в супер-кампусах на Русском сегодня я не вижу здания музейного. Может, на сайте ДВФУ надо поместить информацию о перспективах музеев и библиотек университета. Пока там пусто. Мне говорят: передавай фонды - а куда?! Я могу их передать по бумагам, но в фонде 500 работ. Их, конечно, можно где-то складировать, но это же не дрова, это живые вещи.

- Такой провокационный вопрос: а нужен ли вообще Музей современного искусства во Владивостоке?

- Везде нужно, а у нас - нет?! Мы новейший музей для молодежи, мы - музей не-антикварного искусства. По антиквариату у нас есть и Приморская картинная галерея, и музей Арсеньева. Современная ниша - не заполнена. У нас даже галереи, которых две с половиной, не могут охватить того, что может представить Владивосток, не говоря уже о том, что можно привезти и показать со стороны.

У меня, например, такой пласт культурный собран - современное искусство на рубеже 80-90-х годов. Такого ни в приморской картинной галерее, ни в Хабаровском музее нет. Я эти работы 20 лет собирал. В первую очередь это, конечно, дальневосточники, приморцы, но есть и шестидесятники-нонконформисты: Эрнст Неизвестный,  Шемякин, Кропивницкий, Оскар Рабин и другие. Скульптуры Солженицына, Сахарова еще при их жизни созданные. Мы их в Москву возили. Игнат Солженицын, когда к нам приезжал с концертами, был здесь, я ему показывал… Это же фундаментальные вещи, их не в чуланах держать надо – людям показывать.

У меня из фондов за год по несколько вставок проходит. Сегодня в Брюгге в Бельгии выставка, - там представлены работы из фонда музея. Недавно пакет пришел из Японии, открываю – офорт, лет пять назад человек выставлялся, я уже забыл, а он - помнил, вот такой приятный подгон.

- Это все можно сделать только в рамках Федерального университета?

- Мне по большому счету без разницы, какая форма собственности будет, пусть у нас там будет какой-нибудь местный Абрамович, пускай он будет частный, но только чтобы он был, стабильно функционировал. В цивилизованном мире каждый нормальный университет имеет свой музей современного искусства. Я сам работаю с музеями Колорадского университета, университетом штата Вашингтон, университетом города Вашингтон; с Саппоро, Токио, Нью-Дели, Сорбонной, музеем Йельского университета…

Да что далеко ходить, на другом берегу -  Ниигата, пожалуйста – музей. Тояма – музей города, а в 40 километрах музей префектуры. И все они – современного искусства. Прямо сейчас, когда мы здесь разговоры разговариваем, в Сеульском универе выставка идет с нашими молодыми художниками из Владивостока.

- А что вообще ты ждешь, что надо музею для полного счастья, на твой взгляд?

- Озабоченности какой-то властей. Мне бы хотелось, чтобы руководство университета как-то больше заботилось о нас, больше уделяло внимание нашей структуре. Много раз я приглашал и кого-то из ректората, да и самого ректора. Но вот уже год прошел, а он так и не был ни разу.

Хотел бы серьезный попечительский совет, который волнуется за работу музея, поддерживает... Одно дело, когда частная галерея себя радует, другое, когда на повестке - масштабные вещи. Здесь помощь со стороны нужна. А у меня даже штата нет! Нет, я могу взять штатную единицу на 5 тысяч рублей. Только моя "единица" - штучная: здесь найти специалиста – искусствоведа, культуролога по современному искусству - проблема. Мы-то в дыре находимся по-настоящему, в том числе и культурной. Отсюда люди бегут. И кто? - молодые, перспективные, те, для кого этот Музей и живет. А приезжают - гастарбайтеры?! Гастролеры-домушники?! Портовый город – город транзитный, но интеллектуальный слой в нем есть. И его не только беречь  - развивать надо.

В свое время полпред президента сюда заезжал, Сафонов, сказал - хорошее дело, готовьте документы, план, я все подготовил, ночи не спал; что сколько стоит, план, концепцию, все такое…  Отправил. Через два месяца звонок от помощника: ну, да дело хорошее, а на какие средства вы это делать будете? Это он меня спрашивает! Я ему примеры с Пермью привожу, губернатором тамошним и с "Лукойлом". Я ему говорю, вот пример в Перми, там года три назад Гельман соорудил из Речного вокзала, власти это дело поддерживают, там культура - одно из главных направлений развития. Там на конкурсе PermMuseumXX1, между прочим, одних архитектурных проектов со всего мира состязалось 19. Гуггенхайм в Бильбао отдыхает. 

Здесь, говорю, Газпром трубу через Сихотэ-Алинь тащит, - тигры разбегаются. "Мицубиси" в Японии современные музеи спонсируют. В общем, полпред скис, а потом вообще растворился, а вскоре вместо него другой возник, которого здесь только саммит интересует. 

Недавно президент Медведев призывал региональные власти и бизнес объединится в развитии проектов современного искусства. А у нас до сих пор  в законе о культуре положения о меценатстве нет. 

Недавно листок учета заполнял в отделе кадров ДВФУ для  Москвы. Так вот, среди таких забавных пунктов как "национальность" и "социальное происхождение", был один и вовсе экзотический – "участие в партизанских отрядах". Я написал, что "не участвовал".

Беседовал Сергей Нелюбин

Другие материалы рубрики "Интервью"
10811009-861851.jpg

Трагедия, изменившая и объединившая мир

1 декабря в прокат выйдет фильм-катастрофа Сарика Андерсяна «Землетрясение»

tkra.JPG

Монтаж главной новогодней ёлки начался во Владивостоке

28-метровая конструкция, украшенная шарами и гирляндами, предстанет во всей красе уже к середине декабря

cb4a2dfd503b54dc7a90e90186ab4a39.jpg

"Наши двери всегда открыты для талантливых специалистов", - Coca-Cola HBC Россия

HR-специалист компании рассказала ИА Приморье24 о ситуации на приморском рынке труда