«Идут туда, где опаснее»: в Приморье чаще всего пропадают мужчины

О нераскрытых случаях и сложных поисках – в эксклюзивном интервью РИА VladNews

3e916c50c22912adbe42756ea3b98128c9ccf6af.jpeg

457 человек были найдены в Приморье в прошлом году благодаря совместной работе добровольческого поискового отряда и полиции. Корреспонденту РИА VladNews удалось поговорить с руководителем ПРОО «ПримПоиск» Кристиной Вульферт и выяснить, кто чаще всего пропадает на территории региона, какие ощущения испытывают поисковики, когда находят «потеряшек» и с какими сложностями волонтеры вынуждены сталкиваться ежедневно.

Как давно волонтерско-добровольческая организация «ПримПоиск» занимается поиском пропавших людей?

–  «ПримПоиск» появился в феврале 2013 года после трагического поиска маленькой девочки Анастасии в г. Уссурийск. Тогда мы еще назывались «Поиск пропавших детей – Приморский край», и основным направлением у нас был поиск детей. Но позже, когда стали обращаться за помощью в поисках взрослых людей, мы решили сократить название до ПримПоиска. Тем не менее, на наших эмблемах в память о нашей истории так и осталась надпись: «Поиск пропавших детей – Приморский край», но с припиской с нынешним названием.

Сколько людей пропало в 2023 году? И сколько было найдено?

–  В 2023 году к нам пришло 695 заявок. 457 человек были найдены живыми или мертвыми. Кроме этого, были и другие категории заявок, например, 119 человек были найдены во время сбора информации. В основном, это те случаи, когда к примеру детки задержались после школы, а родители забили тревогу. И ведь так правильно делать, лучше сразу отреагировать, чем потерять драгоценное время. Были и обратные поиски, когда есть человек, который не может ничего сообщить о себе, а нам необходимо найти его родных и установить личность этого человека. Таких заявок было 15. Также были отказы. Отказали мы 26 раз по разным причинам, к примеру, искали должника, поступали ложные заявки, отказывались нам давать данные пропавшего или подавать заявление в полицию и т.п.

Пропавших больше или меньше по сравнению с предыдущим годом?

–  К счастью, это почти на 10 заявок меньше, чем в 2022 году. Тогда было чуть больше –  700 заявок.

Вообще откуда поступает информация о пропавших?

–  Мы буквально недавно подводили для себя некоторую статистику за несколько лет и примерно такие цифры получились: порядка 50 – 55 % заявки от полиции. Т.е. ПДН, уголовный розыск или БРНС подключают нас к розыску пропавших или установлению личности. На нашу горячую линию или наши соц. сети поступает 25-30% заявок от людей: это могут быть сами родственники или знакомые пропавших, а также просто неравнодушные люди, которые увидели информацию в пабликах или местных группах. 5-8 % к нам приходит от ЕДДС или ЦУКС – чаще это лесные заявки, где пропавший заблудился в лесу. В этом случае помощи просят родные или же сам потерявшийся, имеющий доступ к телефону. Ну и остальные заявки – это те, которые увидели наши ребята из отряда или же передали наши коллеги из других регионов.

Кто чаще всего пропадает: дети или взрослые? С чем это связано?

–  Опять же, по нашей статистике, пропадают чаще всего взрослые: их примерно 64 %, подростки 24 % и 12% детей до 12 лет. И кстати, если разделить по половому признаку, то чаще всё-таки пропадают мужчины (65-70%).

Насчет того, с чем это связано, на сто процентов точно ответить сложно, мы можем лишь предполагать. Что касается детей и подростков, то мальчишки чаще всего бесстрашны, любознательные и импульсивны в этом возрасте, а еще они чаще забывают «о времени и что, нужно сообщить, где он». Что касается мужчин, то они тоже порой, как дети, которые забывают сообщить, что они задерживаются, еще они бесстрашнее и самоувереннее женщин и обязательно «уйдут глубже в лес, туда, где опаснее». Ну а если, конечно же, говорить откровеннее, то именно мужчины чаще уходят отдохнуть на несколько дней, отключив телефоны: рыбалка, охота, да и просто «уходят в себя».

Как на корню пресечь уход ребенка из дома?

–  Нельзя это пресечь и не в коем случае нельзя «на корню пресекать». Общаться нужно с детьми, дружить, верить в них и доверять им, разговаривать, показывать на примерах, что может случится, если они вдруг пропадут, но не в стиле, что «их украдет дяденька и оторвет уши». Ведь вы любите ребенка, он самое дорогое, что у вас есть. Ему нужно объяснять, что ни с кем, кроме доверенных лиц нельзя уходить, что нужно предупреждать, что задержался или пришел в школу или выходит со школы. Только вы тоже так должны делать: опаздываете с работы – сообщите, уехали в другой город, доехав, сообщите, что добрались, что у вас все хорошо. Пришел ребенок со школы, сразу с порога поинтересуйтесь, как прошел день, что нового, а не начинайте ругать за двойки или порванные штаны. Штаны вы зашьете или купите новые, а вот ваши взаимоотношения не зашьёшь и новые не купишь.

Сколько осталось нераскрытых случаев за прошлый год?

– К сожалению, остались ненайденными 39 человек.

Какие ощущения испытывают поисковики, когда находят «потеряшек»?

– Поиск человека – это уже особенные эмоции: волнение, размышления о том, что могло случиться, и что можно сделать, и как помочь. Порой при затяжном поиске начинаешь привязываться к незнакомому человеку и его родным людям, в связи с чем появляются личные переживания. Мы не можем без эмоций, мы же люди. Да, со временем эмоции стараешься гасить в себе и подходить с холодной головой, но сердце ведь не можешь заставить взять и прекратить «биться чаще». Когда человек находится живой, конечно же, это радость. Если поиск выдался сложный и многодневный, и мы нашли человека живым, тут порой и до слез доходит и радостных криков, а если во время сбора нашли, то объятия, слезы и благодарности всем.
Описать это невозможно, каждый раз по-разному, но это салют какой-то внутри. Если же нашли погибшим – это боль, но в то же время опыт, который потом помогает, например, не совершать каких-то ошибок. Хуже всего не найти человека, потому что ты вроде сделал всё, а результата нет. А когда звонят родные и спрашивают, есть ли новости, а ты отвечаешь, что нет – это вдвойне больнее, порой как будто даже стыдно, хотя возможно твоей вины здесь и нет.

Если история закончилась трагически, какие дальнейшие действия «ПримПоиска»?

– А что мы можем сделать? Соболезнуем родным и делаем свою работу дальше. Стараемся переключиться на свою жизнь, родных и детей, сделать так, чтобы не уйти в депрессию. Кто-то берет дни, чтобы побыть вне отряда, вне поиска, чтобы просто пережить этот поиск. Кто-то специально берет сразу же заявку и выкладывается, чтобы было «найден, жив», чем перекрывает предыдущие эмоции. У каждого по-разному, но все из этого получают свой опыт.

Сложно ли совмещать такую волонтерскую деятельность с основной работой?

– Не могу ответить за всех, ведь занятость у поисковиков и роль в отряде самые разные. Кому-то легко и в принципе особо не занимает времени сделать репост ориентировки, а кто-то должен быть сутками на связи или выезжать на поиски или координировать их. Но каждый из ребят старается делать это в удобное для него время или старается его выкраивать. Порой ребята всю ночь ищут бабуличку с потерей памяти, грибника или туриста на Пидане, а утром не выспавшиеся бегут на работу. А в сезон лесных поисков могут вообще забыть, что такое полноценный сон. Но когда бессонная ночь приносит супер-результат, и ты выводишь человека из леса, то тебе уже всё равно, что ты не спал.

А что нужно сделать, чтобы попасть к вам в отряд? Какими личностными качествами должен обладать будущий поисковик?

–  Самое главное иметь желание помогать и быть полезным. Важно быть ответственным человеком и понимать, что поиск пропавшего человека – это далеко не романтика, а важная и порой сложная работа. На самом деле вступить в отряд – очень просто, достаточно заполнить анкету, которую можно найти в наших социальных сетях или написать на номер горячей линии, а также на любой номер из ориентировки.

Можете охарактеризовать команду. Сколько в ней добровольцев и что вас объединяет?

– Команда неравнодушных, но очень разных людей. Добровольцы у нас разные: начиная от возраста и заканчивая профессиями и семейным положением. У всех ребят разные характеры, разные взгляды и мнения, но они все какие-то невероятные. Возможно в обычной жизни они бы даже не общались, но в отряде они становятся родными. У нас всегда теплые встречи, много улыбок и объятий. Даже если они где-то повздорят друг с другом или их мнения в каком-то вопросе расходятся, то во время поисков все это забывается, и все становятся одной дружной командой. Нас больше 500 человек в крае, и к нам каждую неделю приходят крутые ребята.

А расскажете какую-нибудь интересную историю с поисков?

– Знаете, все думают, что для поиска человека необходимо обязательно выезжать куда-то в лес. На самом деле 70-80 % от успешного поиска зависят от правильной и грамотной работы с информацией. У нас есть «информационные координаторы» –  они осуществляют звонки родным, собирают информацию, делают ориентировки, репостят, собирают свидетельства, передают информацию полиции, и часто дают, исходя из собранной информации, какую-то задачу какому-то волонтеру, и тогда человек находится. У нас недавно была заявка на поиск человека из другого региона. Обратилась мама, которая сама поехала из Приморья в другой регион искать ребенка, и «нашла» информацию, что ее потеряшка может быть у нас. Мы подключились: распространяли ориентировку и старались добыть информацию, которая нам поможет. Человек пропал примерно пол месяца назад, информацию и камеры, которые еще держат запись найти сложно. Появилась информация, что «потеряшка» могла выйти из поезда в Уссурийске на ж/д вокзале. Мы отправили туда опытного координатора, чтобы просмотреть камеры. Здесь нам очень помогла дружба с уголовным розыском г. Уссурийска, они помогли нам во взаимодействии с транспортной полицией. А также для подстраховки отправили на опрос волонтера на ж/д вокзал Владивостока, параллельно мы распространяли ориентировку по всем населенным пунктам, где есть станции, а также подключили транспортную полицию г. Владивостока и попросили помощи у волонтеров при ЖД транспорте. Чуть позже из Уссурийска пришла информация, что из поезда человек не выходил. И следом пришла замечательная информация из Владивостока, что да, была такая, даже проживала и даже известна дата – 2 дня назад. Затем от полиции пришло подтверждение, что она писала заявление по причине утери паспорта. Тогда территория поиска максимальна сузилась, ведь изначально искали в двух регионах. Самое волнительное было, что «потеряшка» наша была дезориентирована, без денег и с неудовлетворительным состоянием здоровья. А еще не будем забывать про зиму и сопутствующий ей холод на улице. Казалось, были задействованы все в этом районе, осталось только найти. И человек нашелся, задержала полиция и до приезда мамы оставили потеряшку у себя. Поиск был сложный: было очень мало информации, немалый срок пропажи и погодные условия, но мы смогли. Все вместе, просто объединившись и обмениваясь оперативно информацией, нашли человека и вернули домой.

С какими сложностями вы сталкиваетесь ежедневно?

–  Самая большая сложность в поисковой деятельности – нехватка людей. Даже если нас будет 2 тысячи, я уверена, что людей всё равно будет не хватать. Ведь помимо основной трудовой деятельности существуют еще и другие обстоятельства: кто-то уехал в отпуск, кто-то по определенным причинам не может выходить в поиск, у кого-то заболел ребенок. Вот в удаленных районах совсем мало ребят, а пока туда доедешь… Поэтому людей всегда не хватает. Когда находишься в поиске человека, становится мало часов в сутках, порой на пути к цели мешает отсутствие камер или оперативного доступа к ним. Мы стараемся максимально помогать полиции, лишний раз их не дёргая, но без них нам не везде дают посмотреть камеры. Вместе мы выходим из сложных ситуаций, решаем вопросы максимально быстро. Поэтому и работа совместная приносит, как мне кажется, хорошие результаты.

Систематически каждый год из-за грибного сезона пропавших людей становится больше. Что посоветуете гражданам, отправляющимся в лес?

–  Тут все, казалось бы, просто, но вот проблема в том, что правила эти люди не соблюдают.

Всегда сообщайте родным и близким куда идете или едете в лес, и когда планируете вернуться. Идеально, если скидываете родственникам свои координаты. Не забывайте перед походом зарядить телефон и надеть яркую одежду. Обязательно берите с собой перекус, воду и спички. А если уж проблемы со здоровьем, то и таблетки прихватите, даже если просто пошли на часок.

Если вдруг поняли, что заблудились, остановитесь, позвоните по номеру 112 и сообщите об этом. Главное не поддавайтесь панике и оставайтесь на месте, так вас проще будет найти. А пока едут спасатели, грейтесь, если замерзли: разведите костер, делайте зарядки, отвечайте шумом на шум, криком на крик.

Актуальная тема

Сказка может быть настоящей

Побывали в резиденции рождественского деда

thumb_398307_news_xl_crop.jpeg
Другие материалы рубрики "Интервью"
6d91dd9f7252df47e0d6e06dbb5fa0fc5188778a.jpeg

Мэр Владивостока рассказал о своей семье: «Самое дорогое, что у меня есть»

О семейных традициях Константина Шестакова – в материале РИА VladNews

4fa655018d73378f320eaa38678dcf6021887e26.jpeg

Александр Шепс: «Подумай, брать ли подарок, который передают из рук в руки»

Один из сильнейших медиумов – в интервью РИА VladNews

ff9684b5de0d15f9cc46ba748c920e31adc7b2cf.jpeg

Приморский врач – об опасности ветрянки: «Последствия могут быть серьезные»

О заболевании, вакцинации, последствиях – в эксклюзивном интервью РИА VladNews